Искусство и творчество, воображение и вдохновение – социальная сеть для творческих людей Сталкер. Зона Творчества
СОЦИАЛЬНАЯ СЕТЬ ДЛЯ ТВОРЧЕСКИХ ЛЮДЕЙ
 

КУРЬЕР



КУРЬЕР

                                                                             
Я насилу отыскал нужный дом. Шпараты не удосуживались вешать на стены таблички, ограничиваясь начальной буквой названия улицы, криво намалёванной где-то на уровне второго, а то и третьего этажа. За восемь часов мне порядком надоело мотаться по извилистым скользким улицам, подпрыгивать всякий раз, завидев цифру где-то под крышей и силясь разглядеть, что же там прикручено. Маленький свёрток был невеликой ношей, но восемь часов - это перебор. Было пасмурно, ветрено, то и дело принимался дождь. Я устал, замёрз и дико хотел есть.
 
У двери на грязной лохматой верёвке болталась каменная треснувшая колотушка, которой я и воспользовался... Тишина. Я постучал настойчивей. Гулкое эхо растворилось где-то за дверью и было проглочено безжизненной пустотой.  По всему выходило, что меня не ждали. Я долбанул колотушкой что было сил. Медленно отворилась дверь в квартире напротив, в проёме показался обрюзгший шпарат. Он что-то прошамкал. Видимо поинтересовался, что мне нужно. Я кивнул на дверь с колотушкой. Шпарат на секунду задумался, ушёл и вскоре вернулся с кусочком угля. Поразмыслив, он намалевал на стене рядом с дверью соседа закат (или восход) и нечто, напоминающее шпарата. Я так понял, он пытался донести до меня мысль, что мой клиент заявится домой только вечером (или – о, ужас! – утром). Не повезло, так не повезло! По правилам Межпланетной Службы Доставки я был обязан дождаться клиента или разыскать его любым не противоречащим закону способом и вручить посылку. Искать я никого не собирался – явится же мой шпарат когда-нибудь домой. Теперь ничего не оставалось, как примоститься где-нибудь поблизости и ждать клиента до посинения или голодного обморока.
 
Я примостился на лавочке у какого-то магазина на противоположной стороне улицы. С этой точки отлично просматривался и дом, и запертая дверь, в частности. «Мимо не проскочит», - подумалось мне. Я достал пачку сигарет и решил получить хоть какое-то удовольствие за весь неудачный день. Хорошо ещё, что здесь курить не возбранялось – спасибо землянам, заселившим Шпару (слово-то какое, господи!). На некоторых планетах меня бы за эту несчастную сигарету просто убили бы.
 
Вокруг меня вяло текла жизнь аборигенов. Этот захолустный район города, куда шпаратов оттёрли мои не на шутку расплодившиеся сопланетники, представлял собой типичное место обитания аборигенов на «фарах» («фара» это от английского «far» - далёкий). Фары – планеты, обжитые людьми, где аборигены вынуждены ютиться по окраинам городов. Типичная невесёлая картина подобных мест - нескончаемая грязь, бойкая торговля разным хламом вдоль дорог, плохо одетые дети, промышляющие мелким воровством, дикое пьянство, давно не видевшие ремонта дома. Абсолютно неотъемлемая часть подобных кварталов – лощёный страж порядка, важно разгуливающий туда-сюда по главной улице района. Землянин, разумеется.
 
Один из таких медленно, но уверенно двигался в мою сторону. После недавнего дождя улица напоминала загон для свиней - сплошное скользкое месиво. Это создавало определённые трудности в передвижении нехуденького землянина - страж то и дело высоко задирал ноги, стараясь ступать осторожно, чтоб не задеть комьями грязи безупречно чистые бежевые брюки. Поверьте, при его комплекции это было нелегко. Я невольно улыбнулся. Полицейский заметил мою усмешку и заторопился ко мне, даже наплевав на грязь.      
 
- Ваши документы! – страж нахмурился и, придав голосу особенную строгость, добавил: «И живей!»
- Пожалуйста! – я на этот счёт всегда спокоен – с моим пропуском курьера мне открыты двери там, где и короля-президента не пустят, и уж конечно он гарантирует мне право находиться в любой точке Вселенной. Предвкушая разочарование полицейского, я неспешно вынул из защитного бокса пропуск и ткнул ему под нос. Землянин прищурился, достал очки, перечитал ещё раз, придирчиво окинул меня взглядом.
 
- Адрес доставки! – потребовал сопланетник тоном, не терпящим возражений.
 
Я имел право ничего не говорить. И я, и он это отлично знали, поэтому такое настойчивое поведение меня слегка озадачивало. Тем не менее, адрес я назвал.
 
- Что в посылке?
 
Я был чётко проинструктирован, как вести себя в ответ на подобный вопрос - рука скользнула к поясу с оружием. В следующую секунду полицейский ударил меня кулаком в висок. Я отключился.
 
*****
 
Я пришёл в себя от того, что кто-то тряс меня за плечо и на чудовищной интерпретации английского просил открыть глаза. Открыл. Ветер разогнал остатки облаков, и только обшарпанные дома на фоне свеженького синего неба портили симпатичную мирную картинку инопланетного города. Надо мной нависал здоровенный шпарат. Ужасно болела голова. Я попытался нащупать оружие и посылку. Ни того ни другого под курткой не ощущалось. Чёрт! Полицейский! Он забрал у меня свёрток и оружие – в этом я не сомневался. Шпарат помог мне подняться.
 
- Сосед сказал, Вы – куриер. Куриер?
- Курьер, курьер, - кивнул я.
- Гаде пакет?
- Вот и я хотел бы узнать, «гаде» он. 
- Повторите, пожалуйста.
- Так, ничего. Назовите своё имя!
- Я – Тор. Пакет мой.
 
Я достал идентификатор, попросил протянуть руку и приложил к ладони. Адресат был опознан. Теперь предстояло самое трудное – объяснить, что посылки нет, и успокоить, что наша служба доставки обязательно всё исправит.
 
- Я вынужден Вам сообщить – ваш заказ не может быть исполнен сейчас. Меня ограбили.
 
В глазах Тора читалось: «Я ни черта не понял!» Я произнёс по складам:
 
- По-сыл-ки нет. Я ог-раб-лен.
 
Для пущей убедительности я показал, что чехол для посылки пуст и развёл руками. Я ожидал, что сейчас он взбеленится, начнёт на меня орать, но шпарат молча развернулся и пошёл прочь. Реакция была более чем удивительной. Я хотел объяснить, что наша компания в случае утраты доставляемого объекта незамедлительно приступает к поискам, как правило, успешным, но, похоже, мои объяснения его мало интересовали. Ну, раз адресату оправдания неинтересны, я решил для начала наведаться к своему кораблю и убедиться, что хоть с ним всё в порядке. А потом уже решить, как быть в столь плачевной ситуации.
 
Путь предстоял неблизкий – от этого захолустья до космодрома было приличное расстояние, которое нужно протопать на своих двоих. Погода снова испортилась – наползли тучи, заморосил дождь, аборигены, распихиваясь по конуркам, засуетились, как муравьи.
 
Настроение было препаршивейшим – ограблен,  промок, голоден. Но это не самое плохое. Хуже всего то, что - во-первых, с работой курьера можно попрощаться, во-вторых, придётся выплачивать ужасный долг детективам, которые будут разыскивать умыкнутую посылку, в-третьих ещё неизвестно, что бывает курьеру за утрату оружия, в-четвёртых... Да что, этого мало? К тому же я очень не вовремя оказался на «фаре» - сгустились сумерки. И дело было вовсе не в аборигенах – они-то, запуганные землянами, наверняка и не сунутся ко мне, а вот мои сопланетники... То есть, хорошо, если полицейский патруль решит, что я местный, но если заподозрит, что я с другой планеты (хуже всего, если с Земли) - мне несдобровать. Земляне-переселенцы и их потомки в большинстве своём нас, коренных землян, недолюбливают ужасно и стараются всячески унизить. Даже не знаю, как так сложилось. Может, из-за сложности возвращения на историческую родину в силу высокой цены полёта (на фары-то отправляют за счёт Земли, а вот обратный путь будьте добры оплатить сами). Или высокомерие появлялось – вот, мол, мы – миссионеры, способствуем распространению Человечества во Вселенной. Одним словом – стоило привлекать к себе поменьше внимания.
 
Сдуру доверившись карте, я забрёл на какую-то даже по местным меркам глухую улицу, причём обнаружил ошибку не сразу, а лишь почуяв дразнящие голодный желудок ароматы дешёвого жаркого. Я покрутил носом, надеясь определить, откуда доносится запах моего ужина. Поймал!
 
Через пару минут я уже сидел в закутке микроскопической забегаловки в ожидании заказа. Желудок так настойчиво требовал еды, что мне было решительно всё равно, кого зажарили в столь сомнительном заведении, лишь бы этим кем-то можно было его набить. И всё же я слегка содрогнулся, увидев на тарелке подгоревший труп синего шипастого жука немалых размеров. Приняв мою нахлынувшую брезгливость за растерянность от незнания правил поглощения этого блюда, официант ловко вскрыл панцирь насекомого, отломил один из торчащих шипов и в мгновение ока располосовал им  нежное мясо. Затем, не сбавляя темпа, свернул каждый пласт в тонкую трубочку, поокунал в густой остро пахнущий внеземными специями соус и веером выложил сразу ставшие аппетитными кусочки на порционную тарелку.
 
- Отведайте! – шпарат с улыбкой поклонился и скрылся за дверью поварской. Старомодное «отведайте» меня как-то сразу примирило с сомнительным деликатесом, и я бесстрашно закинул в рот два куска. М-м-м...... Божественно! Поверьте – вкуснее я ничего не пробовал! Я положил в рот ещё несколько кусков. Ещё и ещё. Запивал я это великолепие странным, однако приятным напитком, напоминавшим по вкусу морковь, лук и цитрусовые одновременно. Разумеется, питьё было безалкогольным – курьерам категорически запрещается употреблять наркотики и всяческую горячительную муть. Если честно, то курьерам нельзя дегустировать и любые яства планетарных кухонь, но положенный паёк так скуден, а кушать хочется так сильно, что при первых спазмах ты игнорируешь все инструкции и съедаешь, сколько позволяет твой кошелёк и голод.
Я оглянуться не успел, как от жука остался только панцирь. Но этого мне показалось мало. В ответ на просьбу о лучшем десерте мне принесли невесомое сооружение из прозрачных ягод, политое чёрным сиропом. Десерт тоже недолго ждал своей участи.
 
Утолив голод, я поспешил покинуть заведение. Мне следовало торопиться, потому что логотип Службы Доставки хоть и спасает от штрафа за просроченную стоянку, но не ограждает от неприятностей вроде «изъятого на нужды космопорта топлива» или «перемещения транспорта в более безопасное место». А мне в довершении ко всем неприятностям только этого и не хватало.
 
Одиноко торчащие фонари не делали улицы этого района более светлыми и комфортными, зато в полумраке я незамеченным проскользнул мимо двух патрулей и благополучно миновал пьяную человеческую компанию - с гоготом и несуразными выкриками люди перебегали от дома к дому, колотили в окна и двери, бросали в них камни и комья грязи. Увы, подобные «шалости» с аборигенами - одно из распространённых развлечений моих сопланетников. Подобное отношение к местным заканчивается, как правило, печально - жестоким убийством землянина, ни одного свидетеля которому полиции обнаружить не удаётся. Помню, однажды виновный всё же был задержан и на вопрос недоумевающего судьи «За что Вы убили человека?» ответил единственной фразой – «Война лучше насмешек». Именно после этого на всех фарах ввели патрулирование нищих кварталов аборигенов.  
 
Довольно скоро я очутился в «удавке» - человеческом бедном квартале, выросшем у населённых аборигенами окраин. «Удавкой» подобные места называли сами земляне – грязные улицы плотными кольцами душили респектабельные центры и прилежащие к ним благополучные районы.
 
Без приключений, увы, не обошлось... Сперва мне казалось, это рикошетирует эхо моих шагов. Но «эхо» сбилось с ритма и зачастило. Кто-то нагонял меня.
- Эй, земляк!
 
Я, не оборачиваясь, прибавил шаг. Но далеко уйти не удалось – грузный человек вырос передо мной, грубо схватил за плечи и прошипел: «Карту!».
 
Нет, читатель, верзила не заблудился - ему требовалась моя кредитка. Воры скорей всего издалека приметили мою мигающую нашивку курьера, поняли, что я приезжий, и обрадовались предстоящей наживе - все, кто в нашу мультипланетную эру перемещается в пространстве, для успешного существования своего должен обзавестись кредиткой (тонкая квадратная отлитая из бериллиевой бронзы она грелась в левом кармане моей рубашки). Счастливый обладатель многих тысяч грамм бериллия на счёте может беспрепятственно пользоваться всеми благами разумной вселенной.
 
Громила будто заведённый повторял «карту», «карту» и каждое слово подкреплял ударом в солнечное сплетение. Подоспевший помощник лупил меня в спину чем-то тяжёлым каждый раз, когда скручивало от боли в животе. Доведя меня до нужного тряпичного состояния, бандиты принялись шарить по многочисленным карманам моей одежды. Они были уже на пути к успеху, так что играй мы в игру «холодно-горячо», я мог бы уже с полным правом орать – «горю», но тут раздался резкий щелчок и хриплый окрик: «В сторону, ублюдки!». Кто-то два раза подряд выстрелил из темноты, и воры мигом удрали. Мой спаситель помог подняться.  
 
- Будешь? – он протянул мне ружьё – короткий как у обреза ствол - и кивнул в сторону убежавших.
 
Это его «будешь» прозвучало так буднично, словно он предлагал мне жвачку, а не догнать и прикончить обидчиков.  
 
- Нет, спасибо... Спасибо, что помогли.
- Ерунда! – человек равнодушно махнул рукой. Он сел на землю, положил рядом ружьё, достал пачку сигарет, вытянул зубами одну, лязгнул зажигалкой, с удовольствием затянулся.
- Держи!
 
Я не стал отказываться от сигареты и примостился рядом с незнакомцем. Некоторое время мы молча курили. Я хорошо разглядел человека – невысокий, крепкий, лет пятидесяти, движения неторопливые, но уверенные, одет просто, но прилично, сильный акцент, но слова подбирает правильно. Довольно приятный располагающий к себе тип.
 
- Я сегодня надумал прогуляться с ружьём, неприятностей поискать..., - человек счёл нужным объяснить своё неожиданное появление. – Хотелось пар выпустить.
- Спасибо ещё раз...
- Я бы не вступился за местного. А тут нашивку заметил... Ты нашивку закрывай чем-нибудь в следующий раз – места, ведь, неспокойные.
- Да как-то не подумал и по инструкции не положено.
- По инструкции... – усмехнулся незнакомец. – Если бы всё дело было только в инструкции, то её вбили бы в робота и послали вместо тебя. В нашей профессии ещё голова нужна.
- В нашей?! – изумился я.
- В нашей, в нашей. Иржи – бывший курьер Межпланетной Службы Доставки.
- Андрей.
 
Иржи кивнул – познакомились, мол. Его ладонь оказалась жилистой и тёплой, а рукопожатие неожиданно мягким. Иржи полез во внутренний карман куртки, выудил фляжку и предложил:
 
- Выпьем?
 
Я отрицательно замотал головой.
 
- Ах, ну да – инструкция! А я, пожалуй, хлебну. За знакомство!
 
Иржи сделал пару больших глотков, накрепко завинтил крышку и спрятал фляжку обратно. Тем не менее он не производил впечатления человека, нуждающегося в карманной фляжке. Судя по ставшими вдруг неловкими движениям, ситуация для него не была привычна.
 
- И давно ты так – по улицам с оружием?
- От меня сегодня жена ушла. Сказала на прощание, что я слишком правильный и делаю всё, как положено. Что с таким, как я, от скуки подохнешь. Вот я и решил почувствовать на собственной шкуре, а как это - быть неправильным.
- Наверное, это уж слишком – с ружьём...
- Для здешних обитателей нормально, поверь мне. Кстати, а ты почему своё оружие не применил? Это-то как раз по инструкции.      
- Нет его у меня. Украли...
- Как же так?
 
Я поведал Иржи свою историю. Он задумался, глотнул ещё из фляжки, положил ружьё на колени, тщательно протёр ствол и приклад носовым платком, и решительно поднялся, пряча оружие под куртку.
 
- Вот что, - вздохнул Иржи. – Твою «арбу» на космодроме мы навестим позже, а сейчас нанесём визит обделённому клиенту – нужно объяснить ситуацию. Потом направимся в полицейский участок искать твоего обидчика. Чего смеёшься?
- «Арба» - метко сказано.
- Я так понимаю, за последние пять лет наша контора не удосужилась обновить парк?
- Нет.
- Значит, летаем по-прежнему на старых добрых межпланетниках!
 
В остроумии Иржи не откажешь – никто из моих коллег не додумался обозвать арбами неуклюжие с огромными турбинами по бокам межпланетники, хотя эта кличка, действительно, так и просилась на язык, стоило на них взглянуть.
 
- Иржи, я думаю, меня обокрал полицейский.
- Скорей всего. Он наверняка проверил документы и обнаружил посылку. Ни твоё оружие, ни твой пакет ему не нужны – но, чтоб насолить тебе, вполне мог присвоить. Ты посмеялся над ним, вот он разозлился и прицепился к тебе. Не более того. Ладно, по дороге поразмышляем вплотную, как  вернуть твоё барахло.
- Не такое уж и барахло – навороченный навигатор.
- Ты откуда знаешь? Теперь курьерам раскрывают содержимое посылки?
- Нет. У меня почти такой же. А я, когда укладывал пакет, нечаянно зацепил его об дверцу – он как заорал по-кошачьи. Он так всегда включается и выключается – не спутать ни с чем.
- Хм, навигатор... Откуда такие деньги у бедного шпарата? И зачем он ему? Задумал он что-то.
 
По пути Иржи рассказал немного о своей жизни. Как поманили его сына на фару бесплатным жильём и хорошей работой. Найти себя не смог. Сломался. Потом и вовсе пропал куда-то. Иржи приехал искать. На поиски ушли средства, накопленные за всю жизнь, но результат  нулевой.
 
Однажды Иржи вызвали в полицию, высыпали перед ним на стол несколько монет, зажигалку, ручку, кольцо, напоследок положили короткоствольное ружьё и вручили карточку с номером секции в полу крематория для нищих, где покоилась урна с прахом – всё, что осталось от сына.
 
Не имея средств вернуться на Землю, Иржи метался по фаре, перебиваясь случайными заработками, пока не попал в этот город, где встретил одинокую состоятельную вдову. Землянку. Она надеялась с помощью Иржи скрасить одиночество и навести порядок в делах, но бывший курьер на это совершенно не годился. Дама, хоть и не получила ожидаемого, проявила великодушие и подарила Иржи их «семейное гнездо», удалившись с гордо поднятой головой в собственный особняк на берегу озера.
 
Мы шли тихо и быстро, стараясь привлекать поменьше внимания. Часа через два мы оказались у знакомой двери. Я потянулся к колотушке...
 
В ночном воздухе раздалось мяуканье. Его ни с чем нельзя было перепутать – эта были те самые звуки «из пакета». Сейчас она неслась из-за двери квартиры напротив жилища Тора.
 
- Да это же у соседа!
 
Мы обошли дом и осторожно заглянули в окно. Тор и его рыхлый сосед сидели за столиком. Оба, как школьники над диктантом, склонились над листом навигатора и старательно тыкали в него пальцами, на что тот отвечал им различными звуками.  Увлечённая делом парочка нас не заметила.
 
Мы вернулись к двери. Иржи покрепче схватился за ручку и рванул на себя.
 
- Здравствуйте! – рявкнул я шпаратам. Аборигены перепугались до невозможности – вскочили, заметались, принялись лопотать по-своему. Иржи силой усадил обоих на место и положил рядом с навигатором ружьё. Машина пискнула, заголосила котом, и экран погас. Иржи любовно погладил ствол, тусклый блеск которого ввёл шпаратов в настоящую оторопь, и принялся о чём-то их расспрашивать. Шпараты отвечали - то коротко и едва слышно, то принимались орать, перебивая друг друга. Иржи поднял руку – аборигены смолкли.
 
- Дело вот в чём, Андрей – эти мерзавцы сперва ни о чём дурном не помышляли. Когда сосед с тобой пообщался, любопытства ради хотел поглядеть, куда же ты отправишься ждать клиента. Он наблюдал всю картину, как полицейский ударил тебя, и ты отключился. Сосед решил от греха подальше забрать посылку, пока её не украл кто-нибудь. Вскоре явился Тор. Сосед вручил ему посылку, всё объяснил, и того осенило – почему бы не воспользоваться таким случаем. Этот тип понял – можно здорово сэкономить, ведь, и товар на месте и платить за доставку не нужно. Сосед его поддержал. Единственное, чего твой клиент опасался – ты всё видел. Вот он и вернулся к тебе, привёл в чувство и удостоверился, что всё в порядке – ты ничего не помнишь. Навигатор нужен не ему – он случайно разбил такой же у хозяина-землянина, в доме, где прибирается. Там же украл деньги, чтоб заказать новый.
 
- А оружие? Оружие где?
- Момент!
 
Иржи снова заполоскал с аборигенами. Сосед что-то буркнул, полез под кровать и выудил оттуда пистолет.
 
- Сказал, оружие прихватил из любопытства и ничего плохого не собирался делать.
 
- Очень тронут, - съязвил я.
 
Я подошёл к Тору, достал карту доставки и чуть ли не силой приложил его палец к экрану.
 
- Товар у Вас. Оплатите!
 
Переводчик не потребовался – Тор без звука достал деньги.
 
*****
 
Какое-то время спустя, уже на Земле я сам для себя оправдал шпарата – узнай хозяин о разбитом навигаторе, выгнал бы его, да ещё и долг повесил. Иржи со мной согласился – мы правильно поступили, когда не стали сдавать Тора полиции.
 
На Землю мы вернулись оба, хоть это и стоило половины счёта на моей карте (горючее во Вселенной стоит фантастически дорого). Теперь Иржи снова служит курьером. Когда новички спрашивают его, что самое важное в работе курьера, он подмигивает мне и отвечает:
 
- Никогда ни над кем не смейтесь. Правда, Андрей?
- Конечно, Иржи!
 
Мы теперь оба знаем, чего может стоить одна улыбка.                                  

Ольга Сатолес - Курьер.doc





Голосование:
За - 1 Против - 0
Авторизуйтесь для голосования
Комментарии к работе
Нет комментариев
В Мы ВКонтакте
f Мы в Facebook
Сталкер Зона Творчества

Закрыть окно