Искусство и творчество, воображение и вдохновение – социальная сеть для творческих людей Сталкер. Зона Творчества
СОЦИАЛЬНАЯ СЕТЬ ДЛЯ ТВОРЧЕСКИХ ЛЮДЕЙ
 

В СТАРОМ ПАРКЕ



В  СТАРОМ  ПАРКЕ

      
                                                                         
Кил вдохнул прохладный воздух, прикрыл глаза, задержал  на  секунду дыхание и с облегчением сделал  выдох.  Согревая  руки  в карманах, он стоял посреди парка, уже отведавшего вкус осени, и вслушивался в тишину пасмурного утра. В его сознании  расцветала музыка. То затихала, то ревела, то струилась, перекликаясь с пеньем птиц и шелестом листвы. Звуки цеплялись друг  за  друга, сталкивались и кружили, сплетаясь в  мелодии.  Такой  прогулкой Кил начинал каждый день, даже тогда, когда ему  удавалось продать какому-нибудь "композитору" свежие  ноты и расслабиться. Кил приучил себя работать ежедневно.
 
* * * * *
 
Заболела учительница, и последний урок в школе отменили.  Когда  Солала пришла, мать, как ни странно, уже была дома. Солала  рухнула в кресло, включила  телевизор  и  приготовилась выслушать очередной нравоучительный монолог матери. Но на этот раз  вместо нотаций Солале огласили приговор: так как ее отметки по  математике оставляют желать лучшего, ей придется ежедневно  заниматься с репетитором. С сегодняшнего дня! Так, пока  учительница не оставит мысль упечь Солалу в класс для отстающих.
 
Когда дверь за матерью захлопнулась, Солала, глотая слезы,  уставилась в экран. Броская заставка объявила  новости.  И  сразу потрясающее сообщение - в городе стали бесследно пропадать  ровесницы Солалы. Солала хотела было рассказать об этом  маме  в надежде, что та передумает насчет дополнительных занятий, но затормозила.
- Ну и пусть, обиженно подумала Солала.- Вот пропаду -  узнает, как издеваться над собственной дочерью. И вообще,  подумаешь  -  какие-то дуры заблудились по дороге домой. Мне то что.
Солала считала себя очень храброй.
 
* * * * *
 
Сказать, что Солале не хотелось идти - не сказать ничего. Она с  трудом заставляла себя переставлять ноги. Шаг. Еще. Ее утешало  только то, что учительница жила в старой облезлой высотке, путь к которой извивался через таинственный своей стариной  и  запущенностью парк.
 
Доковыляв до середины парка, Солала  бросила  рюкзак  прямо  на землю и села на него. Затрещали  раздавленные  рюкзаком  ветки. Солала хотела по привычке закурить, но  передумала  -  надо  же когда-нибудь и свежим воздухом подышать - и включила плеер.
 
* * * * *
 
Губы незнакомца шевелились. Солала сняла наушники.
- Гуляете? - переспросил мужчина.
- Вроде того, - Солала, потрясенная столь  вежливым  обращением взрослого человека к тринадцатилетней девчонке,  с  трудом,  но подобрала приличные слова.
- А знаете, музыку можно услышать и другим способом,  без  этих приспособлений, - мужчина кивнул на плеер.  Солала  с  любопытством  посмотрела на незнакомца.
- Все вокруг источает музыку! - он улыбнулся и  развел  руками, будто хотел обнять весь парк.
- Можно? - и, не дожидаясь разрешения, пристроился рядом с  Солалой. Ей понравился запах, исходящий от незнакомца -  ее  окутал пряный аромат корицы.
- Кил! - он протянул руку.
- Солала!
Неожиданно мужчина едва коснулся губами протянутой в ответ  ладони.
- Очень приятно.
Солала смущенно улыбнулась. А ее  так  трудно  было  чем-нибудь смутить.
- Послушайте, Солала - вот ветер толкнул листья,  а  вот  ветка коснулась другой, захрустела под ногами земля. Попробуйте услышать все эти звуки разом и поймете,  как  крепко  они  сплетены  друг с другом в удивительную мелодию. Закройте глаза,  задержите дыхание и прислушайтесь. Закройте!
Солала послушно опустила веки.
- Расслабьтесь! Растворитесь!
Солала от напряжения даже зажмурилась...
- Не могу, - обреченно проронила она.
- Ничего, не переживайте! Попробуйте; дома, на улице, в школе - на уроке. Хотите, чтоб когда-нибудь из этой коробки - Кил  кивнул на плеер - зазвучала Ваша музыка?
- Угу, - завороженно  согласилась  Солала.
- Ну вот и учитесь у мира вокруг. Тренируйтесь,  и  все  обязательно получится. Еще уши будете затыкать, кричать, трясти  головой, чтоб музыка не донимала.
- А Вы - музыкант?
- Вроде того, - пожал плечами Кил. - Я подслушиваю музыку и записываю ее. Будто проникаю в чьи-то мысли.
- Вы - знаменитый?
Кил усмехнулся:
- Скажем так - я широко известен в слишком узких кругах. В  более широкие меня не пускает отсутствие характера, и, как  следствие, денег и связей.- Кил посмотрел на часы и  вдруг  заторопился:
- Ну, мне пора. - Он помог подняться Солале, отряхнул ее рюкзак.
- Встретимся завтра. В то же время, на том же месте. Удобно?
- Да,- кивнула Солала.- Не опаздывайте.
- Постараюсь, - Кил помахал рукой новой знакомой и  скоро  растворился среди деревьев.
 
* * * * *
 
Каждый день они находили время друг для друга. И ровно  в  два, когда Кил подходил размеренными шагами к их дереву, он  обнаруживал там Солалу, уже по  меньшей  мере  полчаса  мерзнущей  на осеннем ветру. Вскоре накидывание тяжелого пропитанного запахами корицы и леса пальто на худенькие плечи превратилось  в  ритуал.
 
По-прежнему придерживаясь уважительного "Вы", они  разговаривали, хохотали, обменивались впечатлениями от увиденного и  услышанного. Она могла спросить, хорошо ли  продаются  ноты,  а  он  поинтересоваться делами в школе, но ни один, ни другой не превращал это в основную  тему  для  разговора,  как  поступали  остальные. Они - абсолютно разные - дополняли и поддерживали друг друга - большей частью отрицательный опыт Кила  помогал  Солале ориентироваться в сложной жизни подростка, а  щенячий  азарт  и бьющие через край эмоции Солалы разжигали в Киле зверское желание жить и рождали фантастические мелодии.
 
Сперва Кил был Солале просто любопытен, потом прочно  поселился в ее мыслях, затем Солала начала лелеять мысль, что  и  она  не  выходит у него из головы, и в конце-концов  дошло  до  того,  что она стала бороться за каждую секунду, проведенную с Килом, стараясь скопить их побольше к тому моменту, когда равнодушный ветер времени их разлучит. Теперь Солала  старалась  не  упустить любую возможность придти - примчаться пораньше; вдруг  Кил  уже на месте. Она изо всех сил старалась оттянуть  время  прощания,  чем порой сердила рационального Кила, хотя он тоже невероятно  привязался к девчонке.
 
Постепенно они приблизились к той черте, за которой  либо  навсегда расстаются, либо на всю жизнь  остаются  вместе;  однажды утром на одном из скучнейших уроков раскатисто загрохотала  музыка.  Солала  начала  оглядываться,  недоумевая,  почему    ее школьные товарищи не вскакивают в изумлении со своих мест, чтоб обнаружить источник шума. И тут она поняла, что музыка только в ее голове, как и предрекал Кил, и никуда от нее  не  скроешься, не повернешь выключатель. Мелодия струилась с потолка, стен, от парт, коричневой доски с уравнениями, учебников, ручек, ранцев, перешептывающихся школьников, даже из глотки не  умолкающей  ни  на минуту математички. Музыка, музыка, музыка...
 
Кил, проснувшись в то же утро, понял, что не доживет  до  конца дня, если не услышит звука голоса своей... Он и сам еще не  понимал, какую роль играет в его  жизни  Солала.  Не  допытываясь ответа на этот вопрос, Кил бросился к пианино, чтоб  вдохнуть  в мелодию голос Солалы. И когда получилось, он отчаянно  пожалел, что не может примчаться к своей девчонке прямо сейчас и  исполнить для нее музыку ее голоса и слов. 
 
* * * * *
 
"Труп убитой девочки обнаружен на окраине старейшего парка  нашего города. Мать утверждает, что с руки дочери пропали часы."
 
* * * * *
 
Он пришел раньше, чем договаривались, невероятно обрадовал этим  Солалу и сходу выпалил:
- Пойдемте ко мне.
- Сейчас? - Солала опешила от неожиданного поворота  событий  и почувствовала, как ее прошила молния радости.
- Конечно! В нашем распоряжении три часа.
 
- Так Вы живете зде-есь?! - протянула Солала, увидев,  что  они приближаются к учительской высотке.
- Ну, до престижного района, конечно, далеко... - начал  оправдываться Кил.
- Да нет, я не об этом.
- А о чем?
- Нет, ничего....
- Так, если что - Вы моя племянница. Хорошо? -  поставил  условие Кил.
- Тогда уж  правдоподобней  прикинуться  внучкой,  -  беззлобно уточнила Солала.
Кил в ответ на колкость промолчал.
 
Солала вздохнула с облегчением только тогда, когда  дребезжащий лифт остановился на последнем этаже, и Кил повернул ключ  входной двери.
- Почему вы все время озираетесь по сторонам?
- Я просто осматриваюсь.
- Ну, не буду мешать - осматривайтесь. Я сейчас приду.
Вскоре с кухни раздался милый проголодавшемуся желудку звук передвигаемой посуды, и в комнату поплыл аромат яичницы и жареных овощей.
 
Единственная комната была просторной, достаточно светлой  и  на удивление неухоженной - будто в брошенном доме. Потертый диван, два разномастных кресла, утыканный книгами шкаф, в  углу  древний телевизор, на  котором  стопочкой  чистые  листы,  облезлая краска на полу, облупленная оконная рама, стекло  не  протирали со дня построения дома, выцветшие шторы, на серых  давным-давно  побеленных стенах - картины в массивных потемневших от  времени рамах. И единственный островок порядка -  рабочее  место  Кила; пианино, рядом на столе синтезатор, компьютер, магнитофон, диски, аккуратно сложенные ноты. Солала посидела на диване, покрутилась на стуле у пианино,  перебрала  диски  в  надежде  найти что-нибудь современное, бесцеремонно порылась в  письмах,  горкой вываленных на диван. Вошедший в комнату  Кил с  дымящимися тарелками застал Солалу задумчиво вытирающей подоконник. В  качестве тряпки она использовала носок Кила, забытый им на  спинке кресла.
- Прошу! - Кил раскладывал вилки.
- Мы будем есть на полу?! - взвизгнула от радости Солала.
- На кухне не протолкнуться. Извините, я не подумал о гостях.
- Да мне нравится, - Солала уселась, скрестив ноги и тут же накинулась на еду. Некоторое время оба молчали, набив рты.
- Ну как? - к Килу к первому вернулась речь.
- Вкусно! - Солала почти доела и запивала еду разбавленным  пивом.
Когда все было съедено, Солала принялась собирать посуду.
- Я и сам могу.
Солала отрицательно помотала головой. Скоро на кухне  зазвенела посуда, полилась вода.
- Пока все цело, но убрать бы не мешало, - раздался голос  девчонки.
- Я пригласил Вас не как домработницу.
- А я и убираю не как домработница.
- Я заметил, - Кил бесшумно возник за спиной своей  гостьи.  Он усмехнулся, наблюдая, как Солала ковыряет вилкой нагар на  сковородке.
- Ну давайте хоть помогу, - Кил закатал рукава и принял из  рук  Солалы сковородку. Через полчаса показались очертания  кухонного стола, а через час гора грязной посуды растаяла.
 
- Ну, чем бы Вас развлечь? Музыка? Книги? Телевизор?
- Музыка. Ваша.
- Тогда я Вам сыграю. Нет, не Вам, а для Вас. Я написал это Вам сегодня утром, - Кил выдвинул на середину комнаты кресло и бросил в него диванные подушки.
- Прошу.
Солала забралась в кресло с ногами и затихла  в  ожидании. Кил помассировал пальцы, ладони, перебрал ноты. Наконец, сел за инструмент. На мгновенье кончики пальцев застыли над клавишами и вдруг врезались в них, затанцевали, замелькали, высекая  звуки.
Солала любовалась Килом,  его  отточенными  движениями,  прямой осанкой. И чарующая, зовущая вдаль музыка. Прочь от дома, приятелей, родителей, школы...
 
Музыка стихла, Кил замер. Повернулся к Солале,  вопросительно   посмотрел на нее. Она молча подняла вверх  большой палец.
- Это лучшая похвала в моей жизни, - улыбнулся Кил.  -  Честное  слово.
- Мне никто никогда ничего не посвящал, и никто для меня никогда не играл...
- Могу доставлять Вам это удовольствие каждый день.
- Здорово!... А можно и мне научиться играть? Ну, не так  хорошо, конечно.
- Разумеется. И не так, а лучше. Гораздо  лучше.  Если  начнете учиться сейчас, через несколько лет Вы достигните больших успехов. И сможете меня превзойти.
Глаза Солалы загорелись.
- Приходите ко мне каждый день.
- А как же парк? - встревожилась Солала.
- Парк – само собой. Парк - в силе. Прогулки не  отменяются.  А  потом музыка. Идет?
- Угу! - заулыбалась Солала и вдруг взглянула на часы:
- Ой, мне давно пора.
 
Они почти бегом покинули парк и расстались там, где природа уступала место цивилизации. Кил смотрел, как Солала уходит, слека подпрыгивающей походкой. Дождался, пока она повернулась,  и, прежде чем  скрыться в переулке, помахала рукой.
 
* * * * *
 
К тому времени, когда послышались осторожные  и  тем  не  менее стремительные шаги Кила, Солале казалось, что она доживает последние минуты на этом ледяном ветру.
- Извините! - ее друг был взволнован и, как показалось  Солале, чем-то расстроен.
- Д-да  н-нич-чего...
 Кил набросил пальто на Солалу. И тут она заметила, что его  самого трясет, как в лихорадке.
- Вы заболели? - с тревогой спросила Солала. -  Может  наденете    пальто?
Кил покачал головой, взял девчонку под руку и повел по  привычному маршруту. Почти всю дорогу Кил молчал, говорил нервно, отвечал зачастую невпопад. Когда пришли домой, постоянно впадал в прострацию и вскоре выпроводил Солалу.
- Надеюсь, Вы и сами доберетесь.
 
* * * * *
 
Бесследно пропала подруга Солалы, с которой они вместе учились. Никто ничего не знал о ней. Никто не  видел "последний раз".
 
* * * * *
 
Неделю спустя Солала встретила Кила в слезах. Девочку из  класса нашли мертвой. Кил обнял Солалу, попытался утешить.  Прогулка не пошла ей на пользу. Солала то и дело принималась плакать.
И Кил скоро проводил ее, как всегда до ворот парка.
 
* * * * *
 
Солала не пришла ни на следующий день,  ни  после.  Через  пять дней, ночью, едва Килу удалось сомкнуть глаза, в дверь  настойчиво постучали - в нищем квартале свет по ночам отключали в целях экономии. Еще постучали. Еще. На  дверь  обрушились  удары, наверняка колотили ногами. Кил опрометью бросился к двери, распахнул... Солала! Юркнула в коридор, захлопнула дверь.  Повисла на шее Кила. Он обнял ее дрожащую. Прижал к себе.
- Я так соскучилась.
- Я тоже.
- Мама в тот день, когда мы виделись  последний  раз,  была  на собрании. Ну, по поводу подружки. Вот математичка ей и сказала, что я не ходила ни на одно занятие. Мама встречает меня  теперь после школы.
- Так это я сбил тебя с толку?
- Повтори еще раз "тебя".
- Те-бя. Я виноват?
Кил почувствовал движение воздуха, в лицо дунуло приятно пахнущим ветерком - Солала помахала головой.
- Духи мамы?
- Мои. С той подружкой и покупали, - прошептала  Солала  и  тихонько  заплакала.  Кил  погладил  по  голове,  плечам. Рука скользнула ниже. Он ощутил теплую кожу Солалы на своей  щеке  и порадовался, что хоть утром, но все же побрился. Девчонка  прижалась сильней и вдруг поцеловала Кила. Он замер. Затих.  Испугал Солалу, что рассердился. Но  тут  же  сжал  ее,  стиснул  в объятьях, заставив задохнуться от восторженного страха,  и  начал целовать, медленно и тщательно.  Губы,  глаза,  щеки,  нос,  шея, плечи, руки, затылок. И Солала неумело, но с каждой минутой все  уверенней,  лихорадочно  вспоминая  подобные  сцены  в фильмах, отвечала Килу.
 
* * * * *
 
 За окном начинало светлеть. Кил выскользнул из-под одеяла осторожно, чтоб не разбудить  Солалу раньше времени. Сел за пианино.  Тихонько заиграл.
 
Он почувствовал руки Солалы на плечах. Потом она подсела,  подхватила мелодию.
- Я всю жизнь хочу с тобой гулять по парку, пить чай и играть в  четыре руки.
- Я тоже. Кстати, ты стала здорово играть! - Кил ощутил, что Солала улыбнулась.
 
* * * * *
 
Не обсуждая происшедшее, они позавтракали так  буднично,  будто делали это вдвоем всю жизнь. Болтали за столом о разных вещах. Солала оделась, и Кил привычно пошел ее провожать. Руки Солалы озябли, она сунула правую в карман Кила  погреться.  Нащупала что-то твердое. Вытащила.
- Ух! Часы?! - удивление, вызванное появлением часов  в  утреннем парке, сменилось вдруг странной тревогой.
- Такие часы были на подружке, которую убили.
- Просто похожи...
- Те были с подарочной надписью от приятеля,  она  все  хвасталась, всем ее показывала, - Солала перевернула часы. - Моей девушке... - Солала внезапно отскочила от  друга,  будто ее окатили кипятком, и попятилась.
- Постой, девочка моя, я нашел их в этом  парке,  -  губы  Кила    задрожали, он сделал шаг к Солале.
- Не подходи! - взвизгнула та. - Я не верю тебе!
- Послушай, Солала, ...
- Заткнись! Это ты убил ее! Их всех убил ты! Ты!  -  прокричала Солала и вдруг замолчала.
 
Несколько секунд оба напряженно смотрели друг на друга.  Неожиданно девчонка сорвалась с места и помчалась к  воротам  парка, набирая скорость. Кил кинулся за ней. Солала,  видимо,  услышав погоню, прибавила ходу. Почти у ворот Кил сделал рывок и  ухватил Солалу за край куртки. Прижал к каменному забору. Та не издала ни звука, только тяжело дышала и  плакала,  глядя  куда-то мимо Кила. Слезы дрожали на ресницах, скатывались  по  щекам  и падали на джинсовую куртку. Кил сжал  ладонями  лицо  девчонки, принялся ошалело целовать, прижал к себе, уткнулся лицом в  воротничок ее куртки. Оба задергались в рыданиях. Затихли.
 
- Можно, я объясню? - прошептал Кил, не поднимая головы.
- Не хочу слушать, - Солала стояла побледневшая. - Мне пора домой. Хорошо, сегодня воскресенье - мама спит долго, не  заметит моего отсутствия. Надеюсь, не заметит.
- Солала, клянусь, этого больше не будет. И почти не было с тех пор, как я понял, что люблю тебя.
- Почти, - усмехнулась Солала. - Ну да, самую малость  угробил,  чуть-чуть.
- Не бросай меня, я даю слово - теперь  все  будет  по-другому. Веришь? - Кил сжал до боли плечи Солалы,  но  та,  понурившись, промолчала.
- Я пойду, отпусти.
- Последняя просьба, Солала - если ты меня  любишь  и  поймешь, что не можешь без меня, приходи завтра после школы, к  двум,  к нашему дереву. Обещаешь?
- Да,- едва проронила Солала и, не оглядываясь, перебежала  дорогу, устремилась вверх по еще спящей улице.
- Я буду ждать, - в отчаяньи прокричал  ей  вслед Кил.
 
* * * * *
 
Было на редкость тепло. Солнце подглядывало  за  Землей  сквозь свинцовые тучи. Килу казалось, что стоит невыносимая  жара,  он даже пальто снял. А, может, это от волнения его кидало в жар  - вот уже четыре часа от назначенного срока в любом  шорохе  парка Килу чудились знакомые шаги. Он уже смотрел  на  подрагивающий циферблат через каждые три минуты. Его то трясло с  отчаянной силой, то все внутри сковывал лед при мысли, что он  никогда не дождется свою девчонку. В тысячный раз за этот  день  Кил давал себе зарок оставить кровавую привычку, в сотый раз  отдавал полжизни  за  возможность  прожить  оставшуюся  с  Солалой.
Только с ней. Ему больше не нужны были  мертвецы,  чтоб  почувствовать превосходство - теперь для  самоутверждения  достаточно было того, что он любит и любим.
 
Хлынул ливень, подул неожиданно резкий ветер, и  Кил  обреченно подумал, что теперь-то уж Солала точно не придет. Но вот - какой-то шелест. То ли вода ударяет  по  опавшим  листьям, то ли капли хлопают по останкам листвы на деревьях.  Нет, такой звук может издавать лишь один предмет в мире. Кроссовки Солалы, целующие землю. Отличные,  самые  прекрасные  на  свете кроссовки. И, похоже, они что есть духу мчали свою хозяйку.
 
Увидев Кила, Солала приостановилась и подошла к нему спокойным шагом, как и положено было, по ее мнению, повзрослевшему от горя человеку. Но, не выдержав, встрепенулась, повисла у него  на шее. Так они и стояли, пока не слились окончательно с дождем. И необходимо было срочно идти домой, чтоб  отпаивать  друг  друга  чаем, выспаться, а потом играть до рассвета в четыре руки.   

Ольга Сатурн - В старом парке.doc





Голосование:
За - 0 Против - 0
Авторизуйтесь для голосования
Комментарии к работе
26.02.2015     11:39:29
Sugrob
рейтинг автора Sugrob (Дядя Снег)
Довольно интересное произведение....неожиданная концовка...Вот только красивое начало сильно затмил финал. Довольно все спорно получилось. Хотя написано очень хорошим литературным языком.
26.02.2015     14:21:19
satoles
рейтинг автора satoles (Ольга)
Спасибо Вам большое! С замечаниями согласна.
В Мы ВКонтакте
f Мы в Facebook
Сталкер Зона Творчества

Закрыть окно