Искусство и творчество, воображение и вдохновение – социальная сеть для творческих людей Сталкер. Зона Творчества
СОЦИАЛЬНАЯ СЕТЬ ДЛЯ ТВОРЧЕСКИХ ЛЮДЕЙ
 

АПРЕЛЬСКАЯ ПРОГУЛКА



АПРЕЛЬСКАЯ ПРОГУЛКА

     Это было на редкость радостное утро - конец апреля, теплое солнце, ласковый ветер, новорожденные клейкие листочки,  подсыхающие лужи и неожиданный свободный день. В придачу впереди ждали двое выходных, которые я собиралась провести весьма  плодотворно, то есть - ничего не делать.
 
Я выскочила на прогулку с  Тузом – моей добродушной лохматой дворнягой. Туз принялся ошалело носиться по двору, а я стояла на пригорке, подставив лицо ослепительным лучам, и жмурилась от удовольствия. Наш дом расположился в конце улицы, плавно стекающей к реке, и открывался отличный вид на перемигивающуюся бликами воду и нескончаемые поля на противоположном берегу.
 
Я наслаждалась весной,  свободой, безмятежностью, рекой и лаем моего друга. Внезапно лай превратился в истерический. Я  открыла глаза и едва не хлопнулась на землю - передо мной стоял незнакомец. Вид у него был еще тот - обнаженное тело прикрывал балахон из полупрозрачной ткани, с которого потоками стекала вода, короткие проволочки волос  торчали,  будто  через них пропустили ток. Лет ему, наверное, было тридцать  - тридцать пять не больше, хотя в возрасте, по правде говоря, я разбираюсь слабо. В довольно мелких, но правильных  чертах  лица  читалось что-то знакомое. Я пригляделась и напрягла память.  О,  кошмар!  Да это же я! И, пока я переваривала увиденное, меня  ждал  новый шок. Мужчина беззастенчиво рассмотрел меня с ног до  головы,  и  его тело начало мало-помалу принимать женский облик -  увеличилась грудь, расширились бедра, улеглись волосы,  и  ноги  стали стройнее. Мне показалось, что я теряю сознание.
 
- Ты, трансформер, - в ужасе заорала я, - пялься на собаку! Причем тут я?
Незнакомец тем временем удовлетворенно оглядел себя,  и показал куда-то в сторону реки.
- Ты что - Ихтиандр? Ну, так, ныряй обратно! Не хватало  еще,  чтоб  меня застали с голым мужиком!
 
Его лицо приняло болезненное выражение непонимания. Было заметно, что мужчина силился уловить смысл моих слов, но у него  ничего не получалось.
- То ли идиот, то ли иностранец, - подумалось мне.
Он снова указал в сторону реки, подскочил ко мне и довольно решительно схватил за локоть. Страх мой перед ним внезапно совершенно улетучился.
- Эй! Отпусти! Чего ты хочешь? Чтоб я утопилась, что  ли?  Стой тут! - я вырвалась и выразительно ткнула жестом в землю у его ног. - И  жди меня.
 
Я окликнула Туза и помчалась, что есть духу домой, чтоб  принести  ему какую-нибудь одежду.
 
Меня всю жизнь учили, что людям в беде нужно помогать, а этот парень явно нуждался в помощи, в этом я не сомневалась. На бандита он не был похож, скорее на того, кого бандиты ограбили. А что касается этих превращений с телом... Ну, могло же мне это померещиться?
 
Я обнаружила в глубине шкафа пожилую рубашку и старый костюм, который  папа  жутко не любил и только рад был бы его пропаже. Я запихала Туза в свою комнату и побежала обратно, надеясь, что незнакомец не превратился в забор или лавочку за время моего отсутствия.
 
Нет, не превратился. Незнакомец стоял на  том  же месте, хотя постоянно вертел головой, будто ждал кого-то. К моей радости его черты лица перестали походить на мои, и  фигура  приняла  нормальные мужские очертания.
 
- Держи, - я протянула костюм. Он растерянно таращился на меня.
- Do you speak English? Sprechen Sie Deutsch? Vous parlez français? – хотя про французский я спросила зря, я его все равно не знала. Мужчина продолжал напряженно молчать и стоял, не шевелясь. Пришлось помочь ему – я стянула с него этот кулек, пыхтя и отворачиваясь от голого тела, натянула брюки, с трудом надела рубашку и пиджак. Он все время стоял, как бревно.
 
- А тебе идет! – я решилась на комплимент. – Костюмчик, правда, слегка помялся, но не в твоем положении привередничать.
 
Облачившись в костюм, он выглядел как обычный землянин, кроме... Черт! Туфли! Как я могла забыть про туфли? Я снова удрала домой искать носки и обувь.
 
Наконец, с гардеробом было покончено.
- Ну, мне пора! – я помахала незнакомцу и поспешила домой. 
 
Не тут-то было – он отправился вслед за мной.
 
- Я же сказала, мне пора! – но мужчина, похоже, не понимал ни слова. – Да откуда же ты взялся на мою голову? Куда тебе нужно?
 
Мужчина молчал.
 
- Зовут-то хоть тебя как?
 
Тишина. Внезапно незнакомец снова меня вцепился в мой локоть и поволок прочь со двора.
 
- Эй! Стой! Сумасшедший! – я вспомнила, что во время похищения советуют падать на землю и с размаху села на прохладный асфальт. За окном глухо лаял Туз, подпрыгивал, силясь меня разглядеть. Незнакомец сел рядом со мной и ткнул пальцем в сторону автомобильного шума. Там были люди, оживленная улица, машины, цивилизация, в общем. Я решила, что пришелец прав – нам нужно отправиться именно туда.
 
Очутившись на центральной улице, незнакомец вцепился в мою ладонь и зашагал к центру. Мимо нас проносились автомобили, спешили люди, но мужчина уставился прямо перед собой и шел к одному ему ведомой цели. Я попыталась вырвать руку, но он лишь сильнее сжал ее. Я чувствовала, что он просто боится выпустить ее и остаться в одиночестве.
 
- Скажи хоть имя свое.
 
Незнакомец молчал.
 
- Можно, я буду называть тебя Макс?
 
Все то же сосредоточенное молчание.
 
- Молчание – знак согласия. Значит, можно.
 
Солнце припекало по-летнему. Захотелось пить. Двигаться в неизвестном направлении да еще и молча мне скоро надоело.
 
- Давай, зайдем в кафе.
Даже не обернулся. Я дернула его за руку – он остановился, взглянул на меня. Я кивнула в сторону кафешки и потянула за собой. Он, чуть помедлив, послушно последовал за мной. Я пыталась усадить «Макса» за столик в дальнем углу – не вышло – он упрямо возвращался к столику у окна. Там и разместились. Я взяла нам по соку и по мороженому. Макс ни к чему не притронулся, хотя я усиленно показывала, как это делается. В итоге мне пришлось проглотить обе порции. Мой приятель все время, пока я поглощала пищу, ерзал, будто сидел на иголках, озирался по сторонам, выглядывал в окно. После сладкого еще больше захотелось пить, я отошла купить минералки.
 
Когда я вернулась, Макса за столиком не было. Я  бросилась на улицу и успела заметить мелькнувшую на повороте фигуру. Нагнала.
 
- Ну, чего ты? Устал ждать?
 
Приятель ничего не ответил и продолжал двигаться к одному ему известной цели.  Оглядывался он ежеминутно. Вдруг он застыл, глаза в ужасе расширились, взгляд остекленел. Я оглянулась, но ничего потрясающего не увидела. Макс за рукав вытащил меня на проезжую часть.
 
- Сумасшедший! Мы же попадем под колеса! – я оттянула нас к обочине. Потом схватила за шиворот, принялась трясти его и заорала:
- Ну, можешь ты сказать, наконец, что с тобой случилось? Куда мы «летим»?
 
Остекленелый взгляд Макса не выражал ничего. Я плюнула с досады и отпустила. Он зашагал дальше вдоль обочины. Я за ним. Навязался на мою голову!
 
Теперь и я оборачивалась вместе с ним, чтоб понять причину его испуга, но кроме обычных людей никого не видела. 
 
Часа через два мне все окончательно надоело. Я остановилась.
 
- Я никуда больше с тобой не пойду, - закричала я, не узнав  своего голоса. Незнакомец оглянулся, и его взгляд снова застыл. И тут я увидела их...
 
Трудно сказать, что именно так пугало в их облике, но я сразу поняла, от кого бежит незнакомец. Двое бледных очень худых человека, с такой прозрачной кожей, что казалось, можно сквозь нее разглядеть скелет. От этой мысли становилось еще более жутко. Они не торопились, но двигались в довольно быстром темпе. Их лица ничего не выражали, будто лица вовсе лишены мышц, но взгляды были прикованы к нам. Не возникало сомнения – стоит им нас догнать и произойдет нечто ужасное и непоправимое. Лед ужаса застрял комом у меня в глотке. Макс потащил меня за собой.
 
- Ты должен им денег?
 
Молчание.
 
- Чем ты им мешаешь? Они хотят тебя убить?
 
Макс не отвечал. Я разозлилась, выдернула руку: «Я больше никуда с тобой не пойду!»
 
К нам подошли двое милиционеров, молодой и постарше. Представились.
 
- Ваши документы! – потребовал младший. 
- Э-э. У нас... У меня... нет документов, - краем глаза я увидела, что «бледные» будто растаяли.  
 
Макс молча смотрел куда-то мимо милиционеров.
 
- Это мой друг. Он немой. У него тоже нет документов. Мы просто гуляли, - затараторила я.
- Взрослый у тебя друг, - осуждающе произнес старший и недобро посмотрел на нас обоих. На его лице было написано, что он не верит ни единому моему слову, а уж молчанию Макса тем более. И вдруг у старшего сработала рация.  Он что-то буркнул антенне и бросил младшему «Идем!». Младший еще пару раз оглянулся в нашу сторону. Я облегченно вздохнула и гневно посмотрела на Макса. Тот выглядел, как человек, которого ведут на казнь. Мне стало его жаль.
 
- Ну, если бы ты хоть что-то мне рассказал, я могла бы помочь... 
 
Я почувствовала, как мне в затылок выдохнули холодом - «бледные» появились так же внезапно, как исчезли. Мы помчались. Не помню, куда мы бежали…
 
Когда я поняла, что дальше двигаться не смогу, мы были в частном секторе. Одно-двухэтажные домики теснились по обе стороны не мощеной улицы, глухо переговаривались собаки, двое детей рылись в пыли возле ворот одного дома. Небо заволокло тучами. 
 
- Давай отдохнем! – взмолилась я.
 
Макс словно понял, усадил на шаткую лавочку, приколоченную к пню возле старой вишни, хотя он совершенно не выглядел уставшим. Зато я едва могла говорить и сидела, уперевшись руками в лавку, чтоб не упасть.
 
- Ты так и будешь молчать? Хоть промычи что-нибудь или нарисуй палочкой на земле.
 
Макс опустил голову и глядел куда-то под ноги. Дети у ворот притихли и с опаской поглядывали на нас.
 
- Да-а, что же, интересно, ты натворил? Кто эти двое? Мстить они тебе собираются, или денег ты им должен? Кто виноват? Ты или они? И что они хотят сделать? Мне кажется, убить нас...
 
Вдруг его ладонь легла на мою. Я от неожиданности онемела, так нежно у него это получилось.  Я посмотрела на него. Он поднял голову и совершенно осознанно посмотрел мне в глаза, и мне показалось, что он в этот момент постарался увидеть мои мысли. Несколько мгновений мы смотрели друг на друга. Потом Макс снова сник. А я все сидела, украдкой смотрела на Макса, ждала дальнейших действий. Но ничего не произошло. Посидели...
 
Он резко встал, так что я чуть не свалилась, прижал меня порывисто к себе, подержал так секунду, оттолкнул, вышел на середину пыльной улицы, приложил ладонь к губам и издал какой-то звук. В ту же секунду небо задрожало, зарябил, расплылся воздух, поднялся крошечный смерч, и над Максом зависла какая-то труба.
 
- Макс!
Он посмотрел на меня, едва заметно кивнул, подпрыгнул и исчез в жерле трубы. Воздух вновь заколыхался, загудел, труба взметнулась вверх, и разом все стихло. Потрясенные дети уставились в белое безжизненное небо.   
 
Я знала, что никому никогда не расскажу про эту странную встречу. Да и что я могла рассказать? Что какой-то незнакомец убегал от преследователей? Зачем ему нужна была я? Наверное, в моем присутствии они не напали бы на него. Он стремился к какому-то порталу, где его должны были подобрать, и я помогла ему добраться живым. Что стало с преследователями? Бродят ли они по нашей Земле или улетели вслед за Максом?
 
Ночью, уже лежа в постели, приходя в себя после происшедшего, я почувствовала, как печет ладонь, к которой прикасался Макс. Я взглянула на нее.
 
Готова, поклясться! Проступая бледной картинкой сквозь кожу, мне улыбался Макс.

Ольга Сатолес - Апрельская прогулка.doc





Голосование:
За - 0 Против - 0
Авторизуйтесь для голосования
Комментарии к работе
Нет комментариев
В Мы ВКонтакте
f Мы в Facebook
Сталкер Зона Творчества

Закрыть окно