Искусство и творчество, воображение и вдохновение – социальная сеть для творческих людей Сталкер. Зона Творчества
СОЦИАЛЬНАЯ СЕТЬ ДЛЯ ТВОРЧЕСКИХ ЛЮДЕЙ
 

Печальное Рождество



Печальное Рождество

Одинокая снежинка парила над занесенными домами, опустевшими улицами и темными дворами. Крепкий рождественский морозец ледяной хваткой сковал кристаллики ее тела, и подобно кузнецу трансформировал бесформенную влагу в причудливый зимний узор.
Снежинка смотрела наверх. Там, в суровой бесконечности небес, раскинулись во всем своем великолепии остроконечные звезды. Их тусклые седые лучи пронизывали темнеющий небосвод и осыпали холодными материнскими ласками крохотное тело снежинки. Эта странная космическая любовь придавала ей уверенности перед лицом неумолимо приближающейся земной тверди.
Внезапно легкий ветерок подхватил хрупкую фигурку и понес ее вдоль карниза. Она плавно проплыла мимо шеренги приветственно позвякивающих сосулек, двух нахохлившихся воробьев и, наконец, влетела сквозь широкую арку проема в уютный полумрак одной из квартир. Здесь ветер покинул снежинку, и она плавно опустилась на неровную поверхность комнаты.
Вдруг поверхность зашевелилась, и из-под известковой горки вылез пенопластовый снеговичок. Он неуклюже отряхнулся и, набрав в легкие пыльного воздуха, комично чихнул. Праздничная эйфория переполняла искусственное сердце новогодней игрушки. Ведь каждый год в канун Рождества, когда хозяева уходят на всенощную и забирают с собой маленького Алешу, игрушки  по всей квартире внезапно оживают. Это единственная ночь в году, когда каждая вещь в доме выходит из глубокого анабиоза, в котором пребывает в течение всего остального года, и начинает жить своей жизнью: общаться, обмениваться поздравлениями, строить планы на будущий год и, конечно же, загадывать желания.
Снеговик нетерпеливо окинул взглядом округу. Однако обозримая часть комнаты была мертвенно пуста. Ни единой игрушечной души… Лишь хмурая ночная мгла густела вокруг. Снеговик дождался, пока его глаза хоть немного свыкнутся с темнотой, и сделал шаг вперед. Под ногами что-то хрустнуло. Это был разбитый елочный шарик, припорошенный сухой пыльной пленкой.
Невдалеке справа что-то зашевелилось. «Помогите», - сдавленно прохрипел знакомый голос. «Неужели!?» - мелькнуло в голове у снеговика, и он опрометью бросился на звук.
- Снежок, это ты? – спросил из темноты голос.
Снежок!? Так в прошлом году назвал снеговика Алешка. Сомнений не оставалось - на пыльном полу лежал кто-то из игрушек…
- Морозко! – снеговик затанцевал вокруг краснощекого надувного деда мороза. – Как ты?
- Плохо, дружище, – снежок только сейчас заметил оплавленный кусок листового железа, застрявший у Морозко в районе поясницы. – Я, кажется, умираю…
- Что? Как же это… - праздничное настроение снеговика, словно ветром сдуло.  Он ошарашенно смотрел на жуткую рану Морозко и не верил своим глазам. Его наивное игрушечное сердце отказывалось вмещать в себя горе и ужас реального мира.
Тишину нарушил Морозко: – Снежок!
- А? – встрепенулся снеговик. – Морозко, что мне делать? Я… Я сбегаю за доктором! Он ведь, кажется, был в одном из наборов, который подарили Алешке на позапрошлое Рождество!
- Доктор не настоящий, – сдавлено улыбнулся дед мороз.
- Но ведь нужно же что-то делать!
Рана Морозко нещадно травила воздух. Плечи осунулись, брюшко постепенно втянулось, а ноги распластались по полу беспомощными тряпками.
- Придумал! – внезапно воскликнул Снежок. – Нужно загадать желание. Ведь сегодня Рождество, а на Рождество желания всегда сбываются!
- В этот раз все по-другому, - нахмурился дед мороз, – даже елка, и та потухла…
Снеговик только сейчас обратил внимание на елку. Ее исполинский силуэт возвышался над комнатой и уходил кронами под потолок. Елка, разукрашенная обычно веселыми огоньками гирлянд, сегодня действительно прибывала во мраке.
- Волшебство не приходит в дом, где нет ни одного праздничного огонька. Оно просто не находит дорогу во тьме, – на этих словах тускнеющий взгляд Морозко окончательно застыл.
- Морозко! Морозко, очнись! – снеговик тряс бездыханное тело друга за плечи. Но все было бесполезно. Морозко не отвечал.
Тогда Снежок поспешил к елке. Он надеялся найти в глубине массивных хвойных лап хотя бы один крохотный рождественский огонек. Но все попытки оказались напрасны. Тьма поглотила елку от корней до верхушки. И лишь тусклые отблески серебристого дождя слегка рассеивал мглу.
Однако елка не была безжизненна. Тихий шепот пузатых новогодних шаров, сдавленное хихиканье бумажных снежинок и едва уловимый перезвон колокольчиков доносились со всех сторон, погружая случайного путника в атмосферу сказочного зимнего леса. Очарованный Снежок даже забыл на мгновение о бедном Морозко. Однако жалобный лай, доносившийся со стороны одной из нижних веток, вернул снеговика к действительности.
Плюшевый щенок пытался дотянуться лапами до земли, но золотистая петля, пришитая к спине новогодней игрушки, прочно скрепляла его с веткой. Снежок приблизился и помог собачке спуститься.
- Спасибо, добрый снеговик! - пролаял щенок. – Меня зовут Татошка.
- Снежок. – Грустно представился снеговик.
- А почему ты бродишь в рождественскую ночь совсем один?
- Мой друг только что умер… - задумчиво ответил Снежок.
- Умер? – переспросил Татошка.
- Да, и я ищу рождественский огонек, чтобы загадать желание, и вернуть моего друга к жизни.
- Огоньки… В этом году я не видел ни одного из них. Но я знаю, кто нам поможет! – радостно взвизгнув, Татошка опрометью бросился к одному из золотистых шариков, висевшему чуть поодаль.
Шар испуганно отшатнулся, когда лохматое нечто вылетело на него из темноты. Но признав в нежданном госте Татошку, заметно расслабился.
- Уважаемый ННИ-28, - начал Татошка, - нам с моим другом очень нужна ваша помощь. Не могли бы вы спросить у госпожи Рождественской звезды, где нам искать рождественские огоньки?
Шар, расстроенный тем, что его оторвали от каких-то, по-видимому, очень важных размышлений, недовольно хмыкнул.
- Ну, пожалуйста! От этого зависит жизнь игрушки.
Шар еще раз хмыкнул. Но теперь степень недовольства заметно понизилась. ННИ-28 начал медленно поворачиваться вокруг своей оси, скручивая золотистую петлю, на которой он висел. Шар совершил с десяток поворотов, как вдруг что-то хрустнуло и его серебристое тело стремительно завертелось в обратную сторону. Елку сотрясла едва заметная дрожь.
- Это они так переговариваются, - пояснил снеговику Татошка. - Все шары на нашей елке из одного набора, поэтому понимают друг друга без слов.
- А что это за имя такое странное «ННИ-28»? – спросил Снежок.
- Я же и говорю, - откликнулся Татошка. - Набор новогодних игрушек, шар номер 28.
Минуту спустя елку вновь пробила судорога. По всей видимости, это был ответ Звезды. Татошка приблизился к шару и стал внимательно слушать нечленораздельное бормотание ННИ-28. Наконец, тот затих, и щенок вернулся к Снеговику.
- Ну, что он сказал? – нетерпеливо спросил Снежок.
- На елке рождественских огоньков нет. – ответил Татошка. - Но звезда сказала, что есть выход! Видишь ту белую дорожку?
Снежок посмотрел в направлении, указанном Татошкой, и действительно разглядел тоненький белесый ручеек, берущий свое начало прямо под елкой и утекающий в ночную тьму.
- Звезда говорит, - продолжил Татошка, - он покажет нам путь.
- Так что же мы стоим! – воскликнул снеговик и, стремительно направился к дорожке. Татошка последовал за ним.
 
***
 
Дорога пролегала через мрачные руины. Путь игрушкам то и дело преграждали огромные каменные валуны, обломки стен и перекрытий, искареженная и оплавленная металлическая рухлядь, а под ногами, будто снег, поскрипывала стеклянная крошка. Масштаб неизвестной катастрофы и без того поражал воображение, но появление в пустых оконных проемах бледно-желтого диска луны придало изуродованным развалинам квартиры нотки постапокалиптического шарма.
Снеговик и Татошка двигались очень тихо и стали вести себя еще осторожней, когда мертвенная тишина темных руин сменилась сперва загадочными шорохами, затем невнятным бормотанием. У Снежка возникло стойкое ощущение чужого присутствия. Казалось, будто из темноты бесконечных развалин за игрушками кто-то наблюдает. Страхи наших героев усилились, когда относительную тишину вспороли резкие звуки выстрелов и лязг металла. Где-то неподалеку разворачивалось нешуточное сражение, и Снежку совсем не хотелось принимать в нем участие. Увы, судьба распорядилась иначе. Через пару десятков сантиметров путь друзьям преградило нечто…
Перебирая шестернями причудливых механизмов и размахивая бритвенно острыми клинками, навстречу Снежку и Татошке вышла человекообразная тварь. Глаза ее горели дьявольскими огнями, а пластмассовые челюсти яростно скрежетали, издавая нечленораздельные звуки.
Снеговик и щенок застыли в нерешительности. Тем временем за их спинами появилась другая механическая бестия, и пути к отступлению оказались отрезаны. В темноте послышался шелест демонических крыльев, и в тусклом свете Луны блеснула лакированная рогатая голова.
- Так, так… - начал незнакомец. – Значит вы шпионы...
- Мы не шпионы! – попытался было возразить снеговик.
- Шпионы, шпионы – повторил голос. – А что мы делаем со шпионами, ребята?
Одна из бестий провела кинжалом по игрушечному горлу, повторив увиденный где-то расхожий жест.
- Постойте! – попытался возразить Снежок, но его грубо толкнули в спину.
Это один из пластмассовых монстров, недвусмысленно намекал на то, что снеговику теперь надо помалкивать и идти в указанном направлении.
Полчаса странствий по лабиринту запутанных тропинок среди унылых каменных громад и конвой из бестий вывел Снежка и Татошку на обширную площадку, усеянную ломом и битым стеклом. В центре этой обширной опушки постапокалиптического каменного леса пылал гигантский костер, вокруг которого столпились несколько десятков игрушек. Они бурно что-то обсуждали.
Оказавшись в трепещущем круге света, исходившем от грубого пламени костра, Снежок, наконец, разглядел своих жутких пленителей. Это были биониклы. В прошлом угрюмые, но довольно безобидные пластмассовые роботы. Их подарили Алешке года два назад и с тех пор эти странные порождения техногенного мира и мухи-цокотухи не обидели. Но теперь их лицевые маски, будто исказила ненависть, а красные фонарики, заменявшие им глаза, горели безумием. И это безумие витало теперь в самом воздухе. И чем ближе Снежок и Татошка подходили к толпе игрушек, тем сильнее оно ощущалось.
- Давайте сожжем их, как сожгли того отвратительного медведя! – кричала одна из черепашек-ниндзя.
- Нельзя. У них в плену человек-паук и трое трансформеров. – отвечал магистр Йода.
- Плевал я на паука и его трансформеров, - взревел Халк.
- Их нужно обменять.
- Кому это нужно?
Толпа разбушевалась… Внезапно по темному небу сопровождаемая пугающим шелестом скользнула тень, и на ближайший камень приземлился Бэтмен. Он обладал огромным размером и наголову превосходил всех остальных игрушек. Больше него был, пожалуй, только плюшевый медведь Косолапыч. Но Косолапыча, как и других отечественных игрушек, среди столпившихся вокруг костра заметно не было.
- Мы обмениваем пленных на паука и трансформеров, – безапелляционно заявил Бэтмен.
Халк и черепашка хотели было возразить. Но темный, демонический взгляд Бэтмена подкосил их уверенность, и они промолчали.
- Нам нужны солдаты! – заявил Бэтмен. – Эти русские слишком хорошо окопались в своих катакомбах. Поэтому я объявляю мобилизацию. Все игрушки, способные держать в руках, лапах или клешнях оружие, должны встать в строй.
Снежок заметил, как занервничали мастерившие что-то лего-человечки. Попятились от костра всевозможные игрушечные животные: динозавры, расшитые стразиками пони и angry birds…
 
 
***
Обмен пленными состоялся через пару часов в угрюмых недрах лабиринта, разделявшего противоборствующие стороны. Делегация из Снежка, Татошки и нескольких красноглазых бестий во главе с Бэтменом уверенно расплетала клубок извилистых, то и дело пересекающихся между собой проходов, пока не очутилась в узком горлышке каменистого ущелья.
В глаза ударил яркий свет прожектора, на фоне которого застыли несколько темных силуэтов: солдаты в форме Красной армии и связанный по рукам и ногам человек-паук. В сторонке грудой бесполезной пластмассы лежали деактивированные трансформеры.
Немного помедлив, Бэтмен пошел в направлении противника. Они разговаривали не долго, и уже через пару минут бестии передали нас солдатикам, а те, в свою очередь, отдали Бэтмену связанного человека-паука и стали медленно отходить назад.
- Кто такие? – спросил командир группы, когда враг скрылся за поворотом.
- Меня зовут Снежок, - ответил снеговик. – А это мой спутник Татошка.
- Что-то я вас не припомню. Откуда вы?
- Мы елочные игрушки. – Опередил снеговика щенок.
Солдатики заметно расслабились, и дальнейший разговор проходил уже в более дружелюбном ключе.
- Софрин, Алексей Иванович, – представился солдатик. – Я командир этой группы.
- Что здесь произошло? Почему игрушки воюют друг с другом? – задал Снежок уже давно интересовавший его вопрос. Солдаты же нахмурились, будто он задел их за живое.
«Видите ли, товарищ снеговик, – неуверенно начал Софрин, – из года в год, в канун Рождества, все игрушки пробуждались с ощущением праздника в искусственных сердцах. Вы, верно, помните, как переливалась огнями рождественская елка. Комната была чистой и нарядной, а в воздухе стоял приятный аромат хвои. Сквозь открытую форточку легкий ветерок доносил до игрушечных ушей тихий колокольный звон, и все наше существо, вторя праздничному благовесту, ликовало! В каждой черте окружавшей нас действительности чувствовался теплый праздничный уют…
Но на этот раз все было иначе. Очнувшись от сковывавшего нас анабиоза и выбравшись из коробки, мы обнаружили вместо привычного праздничного пейзажа суровые развалины. Наше представление о действительности рухнуло, а на его руинах обосновалось нечто темное и безобразное.
Импортных игрушек будто подменили. Они сразу начали обвинять нас во всем случившимся. Косолапыч попытался было их успокоить, но они напали на него. Тогда я понял, что оставаться там дальше слишком опасно и, собрав, кого смог, ушел в лабиринт. Позже мои бойцы передали мне, что Косолапыча и еще несколько отечественных игрушек спалили заживо в нашей родной коробке».
Софрин замолчал. Было видно, что последние слова дались ему нелегко.
- Ну, что ж, что было того уже не изменить, – спохватился командир. – Надо думать о будущем. А будущее у нас всех совсем не радужное… Скажите мне, товарищ Снежок, как вы с Татошкой оказались так далеко от елки?
- Мы следовали белой тропинке, пока на нас не напали бестии Бэтмена, – ответил Снеговик.
- Зачем?
- Звезда на елке сказала нам, что только так мы сможем вернуть волшебные огоньки, а вместе с ними вернется и само волшебство. Тогда я смогу загадать желание, и мой друг Морозко останется в живых…
- Понятно, - задумался Софрин, – что ничего не понятно… Ладно. Я знаю, куда ведет белая тропинка, поэтому помогу вам. Мы с ребятами выведем вас к этому месту, а сами пойдем дальше. У нас в тех краях есть еще одно незаконченное дело.
- Неужели! – воскликнул обрадованный снеговик. Он вновь поверил, что сможет добраться до цели.
Несколько часов скитаний по мертвенно тихому лабиринту привели группу к небольшой полянке, прижавшейся к отвесной стене. Снеговик понял, что они оказались на другом краю комнаты, где высокие белые стены, ее окружавшие, соприкасались с землей.
- Здесь и заканчивается ваша тропинка, – сказал Софрин, указывая на тоненькую белую полоску, протянувшуюся вдоль стены. – Желаю вам удачи!
- Спасибо, – едва успел промолвить снеговик, как группа солдатиков исчезла в темноте.
Снежок и Татошка, не желая терять ни минуты, направились к концу белой тропинки. Ее венчал странный рогатый предмет. Он выглядел монолитным, словно состоял из одного куска мрамора. Друзья внимательно осмотрели непонятную фигуру, но никаких следов волшебных огоньков не обнаружили. Снежок яростно ударил по бесполезной находке и разочарованный опустился на землю. «Неужели звезда обманула их? - спрашивал он себя, - неужели проделанный путь оказался напрасным?»
Ответы на немые вопросы снеговика пришли, откуда не ждали. Татошка, вызвавшийся обследовать пустынные окрестности, нашел неподалеку странные горизонтальные колодцы в стене. Визуально они были соизмеримы с загадочными рогами на найденном предмете. Поэтому внутри Снежка вновь зародился огонек надежды.
Обе необычные находки располагались едва ли в десяти сантиметрах друг от друга. Но эти десять сантиметров показались друзьям целым метром. Едва только Снежок поднял с земли рогатый предмет и попытался поднести его к колодцам, как игрушечные мускулы снеговика наполнились невообразимой тяжестью. Хотелось бросить космически тяжелый груз, но Снежок продолжал упорно двигаться к цели. Татошка заметил как тропинка, по которой шли игрушки, тоже пришла в движение, и теперь медленно ползла змееподобной массой за снеговиком.
Наконец, Снежок достиг колодцев и соединил с ними странную вещь. Как ни удивительно, но они идеально подошли друг другу. Снеговик с надеждой обернулся на елку. Но радость его была преждевременна. Хвойная красавица продолжала стоять без единого волшебного огонька. Это был конец!
Отгородившись от жестокой действительности, Снежок сидел, уткнувшись лицом в пенопластовые ладони. Его больше не интересовали события окружающего мира, и даже громкий лай Татошки не смог вывести снеговика из забытья.
Тем временем, грохоча пропеллерами, взмыли в небо два металлических истребителя с красными звездочками на крыльях. Это группа солдатиков под командованием лейтенанта Софрина выполнила свое секретное задание и добралась-таки до старых советских игрушек, долгое время пылившихся на балконе. Сквозь покореженные рамки стеклопакетов въехали в комнату зеленые советские танки, проскакала конница, прошла разношерстная пехота. Русские игрушки ринулись в бой, сминая порядки биониклов, разбирая по деталям лего-роботов и трансформеров. Трусливые куклы супергероев спасались бегством, прыгая сквозь пролом на улицу.
А за окном светало. Черная ночь неумолимо отступала под натиском кроваво-красных солнечных лучей, освобождая полоску чистого лазурного неба!






Голосование:
За - 0 Против - 0
Авторизуйтесь для голосования
Комментарии к работе
Нет комментариев
В Мы ВКонтакте
f Мы в Facebook
Сталкер Зона Творчества

Закрыть окно