Искусство и творчество, воображение и вдохновение – социальная сеть для творческих людей Сталкер. Зона Творчества
СОЦИАЛЬНАЯ СЕТЬ ДЛЯ ТВОРЧЕСКИХ ЛЮДЕЙ
 

В Сумерках Времен





Рождённый под падающей звездой
Наступила зима. В лесу стояла необычная тишина: вся живность разлетелась, разбежалась, уснула или делась ещё куда. Снег накрывал землю белым саваном. Природа умирала, чтобы весной получить новую жизнь. Вдали щебетала синица. Пахло морозом.
Лошадь грузно ступала по сугробам, неся на себе женщину в соболиной шубе. Когда достаточно близко подъехали к одинокому домику, лошадь заржала и встала на дыбы, не желая приближаться. Животные всегда чуют беду.
Женщина ловко соскочила с седла. Погладила лошадь по гриве. Животное встрепенулось и поскакало прочь вглубь леса.
 Женщина приблизилась к домику и постучала. Потом несколько секунд постояла, задумавшись, и потянула за ручку двери.
- Да-да, входи, Елизавета! Заходи, гостьей будешь дорогой! – раздался старушечий голос изнутри.
- Откуда Вы знаете, бабушка, что это я?
- Я многое знаю. От меня ничего не скроешь! – старуха как-то таинственно засмеялась, что у Елизаветы пошли мурашки по спине. – Угостить тебя травяным чаем? Или, может, настоечки?
- Чаю. Я не хочу пить крепких напитков.
Бабушка наполнила кипятком кружку, кинула туда по щепотке трав с каждого мешочка, что стояли в углу, а потом принесла на стол ещё и малинового варенья.
- Угощайся, дочка. Будешь гостьей дорогой. Ко мне, поди, не много кто заходит. Старая  я и не интересная вам, молодым.
Врёт старуха. Это Елизавета точно знала. Часто к ней заходят. Девушки, чтоб погадать на суженного, женщины постарше, чтоб приворот сотворить, мужчины, чтоб силушку мужскую вернуть. Почти все из деревни сюда хоть раз, да приходили. Погоду Параска предсказывала, а кто-то говорит, что она сама могла наколдовать дождь или солнце. Но Елизавета впервые здесь. Само собой, не от хорошей жизни.
- Я пришла к тебе…
- Не нужно, госпожа, рассказывать, - загадочно улыбнулась старуха, - Я всё и так знаю.
- Так поможешь в моём горе?
- Прости, но не могу. Хочешь, мужа твоего от пьянства вылечу – чарку никогда больше к губам не поднесёт?
- Пьёт, как проклятый. Но не за этим пришла я к тебе!
- Знаю. Но ребёнка не помогу тебе родить.
Елизавета опустила глаза. Который год она старается для любимого мужа? Если не будет наследника – то на этом их род прервётся! Да, уже от огромного имения осталась пара деревень и дом, который с трудом можно назвать графским замком. Пропил всё Элеслав. Прогулял. В карты проиграл. Она знала, что к девицам разным он заживает – и разве может она судить его? Ведь сама не может дать ему наследника. А у него уже есть несколько бастардов. Пускай. Она подарит ему ребёнка – и он снова будет верен только ей. Как в молодости.
- Помоги мне, Параска. Если я не рожу сына – не за чем мне бродить по белу свету!
- Все мы в руках Судьбы! Ты же сама это знаешь. Тебе суждено родить либо двоих детей, либо ни одного. Только если ты родишь их – знай, будет между ними ужасная вражда. Да такая, что перевернёт этот мир с ног на голову. Одному из твоих детей суждено стать величайшим из посланников Тьмы. Берегись забеременеть.
- Я хочу этого больше всего на свете! Прошу, бабушка! Я же помню, как ты ко мне была добра с самого детства!
- Нет.
- Тогда я приказываю тебе, как полноправная хозяйка этих земель!
- Прости, дочка, но не могу я тебе с этим помочь. Не могу.
Елизавета расплакалась и выскочила прочь из хижины. Лошадь сбежала, поэтому до замка пришлось идти пешком. Конечно, если её дом можно было назвать замком.
Под ногами скрипел снег. На сером зимнем небе трудно заметить, когда день отдаёт права вечеру.
За деревьями послышался топот копыт. Лошадь заржала. Елизавета обрадовалась – как во время её любимица решила вернуться.
Среди деревьев показалась чёрная лошадь с чёрным всадником. Не её гнедая любимица. Елизавета быстро спряталась за одним из дубов.
- Какая же я дура! Поехала сюда сама в такое неспокойное время!
Смутное время. Откуда-то с юга постоянно приходят кочевники. С других сторон соседи не прочь поживиться чужим добром. Объявленной войны нет вот уже несколько лет, но всё равно небольшие стычки и перепалки происходят почти ежедневно.
Чёрный всадник вдруг остановился всего в нескольких шагах от того места, где спряталась Елизавета. Казалось, что его лошадь принюхивается. Женщина чуть не вскрикнула, но потом зажала рот рукой, чтобы невольно не выдать себя.
Тем временем вечер полностью вступил во владение, подготавливая покои для хозяйки-ночи. Какое-то время стояла абсолютная тишина. Елизавета, было, подумала, что всадник на лошади ей просто привиделся. Она осторожно выглянула из-за дерева. Там стоял он. И он увидел её. Елизавета мигом бросилась в сторону родного селения. Конечно, вряд ли можно пешком обогнать лошадь, но не стоять же, в самом деле, в ожидании смерти или плена. Хотя, незнакомец мог пустить стрелу вдогонку. Но он этого не сделал. Вместо этого он прокричал ей вслед:
- Я не причиню тебе вреда! Остановись! Подожди, пожалуйста!
Елизавете хотелось бежать быстрее, когда она услышала этот зловещий скрипучий голос. Но она не могла ничего поделать с собой. Она остановилась, не в силах сделать больше ни единого шага. Незнакомец подъехал ближе. Потом спрыгнул с коня. Он подошёл к женщине и схватил её за подбородок, внимательно посмотрев в её глаза. Потом отпустил, и Елизавета сделал несколько шагов назад. Она отошла бы ещё дальше, но упёрлась спиной о ствол могучего дуба.
- Я смогу тебе помочь, - сказал всё тем же скрипучим неприятным голосом незнакомец, сняв чёрный капюшон. Елизавета увидела чёрные длинные усы. А в его тёмных ледяных глазах можно было утонуть.
- Что? – женщина не уловила смысл сказанного, так как была слишком напугана.
- Ты же хотела ребёнка?
Женщина хотела было сбежать, но незнакомец схватил её за руку.
- Не бойся. Говорю же, я не причиню тебе вреда. Ты хотела ребёнка от своего мужа. Я помогу тебе сделать ему такой подарок.
- Кто Вы? Как Вас зовут?
- Разве это имеет значение? Ты же хорошо знаешь, что настоящее имя не следует говорить кому попало. Можешь называть меня Хэллоном, если хочешь. Многие знают меня под этим именем. Но настоящее я вряд ли тебе открою когда-то.
Хэллон. «Чёрный Ворон» с древнего языка предков. Она слышала много об этом колдуне. Больше плохого, чем хорошего. Но ради ребёнка она готова была даже Искусителю душу продать, не то, что с колдуном пообщаться.
- Вы правда, сможете мне помочь?
- Да. Но за небольшую плату. У тебя родится два сына. Один раньше, другой через год или чуть больше. Ты отдашь мне старшего на обучение, когда ему исполнится пять лет.
- Вы мне дадите сына, а потом отберёте?
- Один останется при тебе навсегда. А старшего я заберу. Разве не справедливо? Маленькая услуга взамен моей?
Елизавета на несколько минут задумалась. А потом посмотрела в глаза человеку в чёрном.
- Я согласна!
Хэллон зловеще засмеялся. А потом снял с шеи хрустальный шар на цепочке и протянул украшение женщине.
- Не снимай его. Но помни – когда ребёнку будет пять – мы встретимся снова.
И растворился в воздухе, как будто и не было его здесь. Елизавета подумала, что примерещился ей колдун. Хотя в руке в качестве доказательства обратного лежал небольшой хрустальный шар на цепочке. Женщина одела украшение на шею и побрела в сторону дома.
Влад отправлялся на войну, поэтому последнюю ночь он решил провести в компании любимой жены. Да, он нередко не ночевал дома, обнимая других девушек. Но любил только Елизавету, как и в молодости. Да, бивал, куда без этого. Бьёт – значит любит, говорят простолюдины, и он придерживался того же мнения.
Каждая битва могла быть последней для воина. Поэтому эту ночь он решил провести именно с ней.
А наутро она проснулась в пустой кровати. Он уехал, и не стал будить её. Она горько расплакалась, что даже не попрощалась с ним.
Но потом лёгкая хандра уступила место великой радости – она почувствовала, что под сердцем появилось что-то новое. Там была жизнь. Пока ещё слишком маленькая, но уже жизнь. Не соврал колдун!
- Принесите лист бумаги и чернильницу! – приказала она слугам. Сказано – сделано.
«Любимый, я ношу под сердцем твоего сына. Прошу, береги себя, чтоб не оставить его сиротой»
Две строчки. Она не любила писать много. Но в этих нескольких словах вся она. Елизавета привязала к обученному голубю записку и вытолкнула птицу в окно.
Она проводила вечера возле окна, в ожидании, когда же он вернётся. Или хотя бы весточку с голубем пришлёт. Получил ли её послание? Или, может… Нет, об этом лучше не думать даже. Конечно же, жив, разве может быть иначе?
С полей начал сходить снег. Елизавета послала служанок, чтобы те собрали подснежников. Но сама от окна отходила, только чтобы поесть или изредка в сон погрузится.
Потом деревья начали покрываться зеленью. Природа оживала, как птица феникс из пепла в древних легендах предков. Наступило лето.
Однажды вдали послышался привычный рёв трубы.
Елизавета тут же выскочила и помчалась ему на встречу.
- Мы победили! Слышишь, любимая? Это победа! Разбили кочевников, как младенцев! Теперь не скоро сунуться в наши земли, чтоб им пусто стало!
- Молодцы! Победили! Я так рада тебя снова видеть. Моё солнце ясное!
Влад погладил её по животу, а потом нежно обнял.
Однажды люди собрались ночью на улице, воодушевлённо смотря на небо.
- Смотрите, звезда падает! Эльфийские короли решили в последний раз побывать в мире людей, прежде чем навсегда вернуться на родину.
Такая была легенда о падающих звёздах.
А на следующий день с утра шёл ливень, не прекращаясь. Елизавета почувствовала, что уже настало время.
- Скорее, зовите повитуху! Моя жена рожает!
Слуги носились взад и вперёд, пока в резиденцию виконта Корвелла не была доставлена местная знахарка. Ходили слухи, что она чем-то владела, некоторые говорили различные нелепицы про то, что она могла заклинать погоду. Все её боялись, но ни днём, ни ночью не было у неё отбоя от гостей: то девушка парня хочет приворожить, то мужчина на закате лет хочет вернуть себе силушку богатырскую, то вылечить кого, от чумы или от сглаза. Чума бушевала в то время везде, но благодаря стараниям старой ворожеи эту деревню обходила стороной.
На дворе бушевала буря, ливень перемежался градом, украшенный короной молний.
Старуха подошла к роженице и прогнала всех мужчин. Позвали хозяина дома ( замком это место было трудно назвать — отец виконта проиграл большую часть состояния в карты. Спасибо, хоть деревню не пропил и не проиграл!). Повитуха подняла ребёнка над головой и гордо сказала:
- Мальчик!
- Сын! У меня есть наследник! Сообщите эту радостную весть всем жителям поселения!
- Великая судьба ждёт этого ребёнка! - прохрипела старуха, поднимая вверх указательный палец. - Вчера пролетела падающая звезда, а сегодня гроза. Этот мальчик — Избранник Судьбы! Он сможет изменить этот неправильный мир.
Но схватки не прекращались. Не прошло и пяти минут, как старуха достала ещё одно красное беззащитное тельце маленького человечка.
- Двойня! У меня двойня! Слава Творцу!  - радости Влада Корвелла не было предела.
- Старшего я назову Агапом, а младшего – Лавром!
Вдруг глаза бабки Параски налились кровью.
- Пророчество сбывается! Всё именно так, как я и думала! Я же говорила тебе, Елизавета – не стремись родить ребёнка! А ты ослушалась – и теперь можешь накликать беду на всех людей.
На столе лежал остро заточенный нож. Старуха схватила его и понеслась к одному из младенцев. Её во время схватил Влад.
- Стража! Немедленно! Уведите её в темницу.
Ведьма извивалась, как змея, но это было бесполезно против дюжих стражников. В её сторону полетело несколько арбалетных болтов, но ударились о стену. Её несколько раз ударили мечами. Несколько капель крови упало на пол. Тогда ведьма превратилась в чёрную кошку и выпрыгнула через открытое окно.
Влад поставил возле комнаты детей стражников, которые никогда не покидали поста. Так и стали жить дальше. Мальчики игрались друг с другом. А родители души в них не чаяли и не могли нарадоваться.
Но однажды в дверь кто-то постучал. Отперли – а за дверью стоял человек в чёрном капюшоне. Елизавета обомлела. Она и забыла о старом договоре.
- Я пришёл за вашим ребёнком! – скрипучим голосом мужчина. – За старшим, конечно же!
- Да кто ты такой! – воскликнул  Влад.
- Твоя жена обещала мне старшего сына, когда ему исполнится пять.
Елизавета опустила голову и горько разрыдалась.
- Это правда? – спросил её Влад. Она не смогла ничего сказать, только кивнула головой.
- Ладно, потом разберёмся с твоими тайнами. Стража, уведите этого наглеца прочь из моего дома!
Вдруг погасли все свечи, и в комнате воцарилась кромешная темнота. А когда разожгли, Влад увидел стражников мирно спящими на полу.
- Агапа нет на месте! – истошно закричала одна из служанок.
Влад послал погоню по следам злодея. Но поиски были тщетны. Это был последний раз, когда они видели старшего сына. Одного из рождённых под падающей звездой.
НаставникКогда тебе пять лет, то мир кажется огромным и безгранично добрым. Родителя простят тебе любую шалость и дадут всё, что захочешь, хоть конфету, хоть звездочку с неба. А ты можешь обидеться на любую мелочь, дуться, пока не исполнят твои мечты.
Но не позавидуешь тем, кого лишают детства. Но суровые времена иногда требуют огромных жертв.
Агап рос капризным ребёнком. Родители в нём души не чаяли, давали всё, что он захочет, стоило только посмотреть больше секунды на предмет вожделения. И сотни слуг, которые всегда следили, чтобы слюнка не дай Творец не потекла! Он заснул в любимой тёплой мягкой постели…
…И проснулся здесь. Хоть царила кромешная тьма, но он, открыв только глаза, сразу понял, что это сырое место, вызывающее беспричинное отвращение, не могло быть его домом. Где-то вдали капала вода. Кап – потом несколько мгновений передышки – кап – и снова тишина.
- Мам! Пап! Тётя Майя? – позвал он в темноту.
- Тише ты! – раздался голос девчонки где-то совсем рядом. – А то их сейчас разбудишь. Они будут в плохом настроении.
- Кто – они? О чём ты?
- Т-ссс! – Агап почувствовал, что кто-то закрыл ему рот маленькой ручкой. – Молчи! – шептала девочка. А то плохо будет.
- Так кто – они?
- Лучше тебе этого не знать. Плохие люди. Очень плохие люди. Как тебя зовут?
- Меня Агапом. А тебя?
- Кристина.
- А где мы? Как я тут оказался?
- Если бы я только знала. Несколько дней назад я заснула у себя дома – а потом проснулась здесь. Больше я ничего не знаю.
- И я… Я к маме хочу. И к папе. И к братику моему. И к тёте Майе. Она строгая, но она меня любит. Правда-правда. Я это точно знаю. Хочу-у-у к мамочке! – Агап довольно-таки громко разрыдался.
- Ты чего, нюня! – послышался мальчишеский голос. – Ты совсем с ума свихнулся? Сейчас же ты их разбудишь – и они прямо сюда придут. Они же не будут разбираться, кто затеял шум.
- К маааа-мочке! – не унимался Агап. К его рту кто-то поднёс ладонь. Но было уже поздно. За дверь послышались шаги. Потом к замочной скважине провернулся ключ. И в комнате появился карлик, несущий в правой руке свечу.
- Вы совсем с ума сошли? – сказал он противным скрипучим голосом. – Вы же разбудите Хозяина!
Агап огляделся и увидел просторную комнату из грубо отделанного камня. Дети сидели и лежали прямо на голом каменном полу. В комнате было только одно окно, и то было недосягаемо высоко. Без решёток – но и это особенно не радовало. На лицах детей застыл каменный ужас. Наверно, много они натерпелись за то время, пока находились в этом страшном заточении.
Тут за дверью послышались шаги – и карлик, казалось, стал ещё ниже, и вот-вот провалится под землю.
- Хозяин… Простите! – прошептал он, когда в комнату вошёл высокий мужчина в чёрном плаще. Он скинул капюшон – и из его чёрных глаз, казалось, повеяло холодом. У Агапа пошли мурашки по коже. У него были чёрные длинные усы и чёрные, как смоль, волосы. Но тут он неожиданно добродушно засмеялся.
- Плехан! Чего ты так испугался-то? Я сегодня в добром духе – и разве может быть иначе? Как долго я ждал этого момента – сегодня все в сборе. Все, кого я хотел видеть - все уже здесь. Все мои ученики.
- Хочу к маме! Хочу домой! – снова запел старую песню Агап. Пара мальчишек, что были ближе всех, посмотрели на него с нескрываемым презрением. Даже карлик поднял глаза и посмотрел на него, а потом на того, кого называли Хозяином.
- Теперь это ваш дом. На долгое время вы здесь. Пока не вырастете. Тут хорошо. Вы привыкнете.
Казалось, здоровяк читал мысли Агапа.
- Нет, конечно. Вы не будете жить здесь всегда. Я придумаю, что сделать, чтобы вы не сбежали – и переселю вас в большие комнаты. С кроватями. Вам понравится. Вот посмотрите, - и снова от души засмеялся.
Врёт. Дети очень хорошо чувствуют ложь. Они безгранично верят родителям и всем, кто приходит в гости к маме или папе. Но ложь незнакомцев они различают лучше, чем мудрые взрослые.
- Ладно, Плехан, пошли отсюда. Не мешай деткам спать.
Они закрыли дверь, и стало снова неуютно-темно. Возле его кровати всегда горела свеча – он боялся засыпать без света. Тётя Майя приходила посреди ночи, чтоб зажечь ещё одну свечу. И всегда целовала его в лоб.
«Не мешай деткам спать» Заснёшь тут! И вода снова – кап-кап-кап. Кап.
- Хорошее у него имя. Плехан. Чётко выбрано – плешь на пол головы, и ещё маленький, не намного выше нас, - послышался из темноты голос Кристины.
- Ага! – сказал Агап, и упёрся головой в подушку.
- Спи, нюня! – сказал кто-то рядом.
- Заткнись! А то схлопотаешь! – сказала вдруг Кристина. И в комнате воцарилась тишина.
С первыми лучами солнца в комнату зашёл Плехан. Он вкатил поднос, на котором были нагромождены деревянные миски. Раздав каждому завтрак, коротышка испарился.
Агап с поднял ложку и с отвращением наблюдал, как противная каша с жижей стекает назад в миску.
- Ты ешь, - сказала Кристина. – Мы все так сначала смотрели на кашу. Но потом пару раз у нас отобрали завтрак. Потом и обед. Несколько дней поголодаешь – и будешь уплетать, как миленький.
Агап с трудом запихнул ложку с отвратительным содержимым в рот, и чуть было не выплюнул назад.
А потом вспомнил еду, которую готовила тётя Майя. Картошечка в горшочке с горошком и мясом индюка. И пирог с вишней без косточек. Вам же тоже служанка вкусно готовит? Иногда, когда отец уезжал на войну с кочевниками, мать тоже пыталась что-то приготовить. Но не так вкусно, как тётя Майя.
Агап съел только половину миски, когда в комнату снова зашёл карлик и забрал у всех посуду. У кого пустую, а у кого с содержимым. Один мальчик упёрся. Он хотел доесть до конца. Но получил ложкой по лбу.
- Нечего мешкать! – зарычал на него Плехан.
Потом их повели по длинным каменным коридорам, и ввели в просторную серую комнату со множеством деревянных столов. Везде также было сыро и холодно. Когда все расселись, в комнату вошёл мужчина с чёрными усами.
- Кто Вы? – спросил Агап.
- Я с этого дня твой отец, твоя мать и ещё твой Творец. А сам считай меня, кем хочешь.
- Я не это имел ввиду. Как Вас зовут?
- Хочешь, называй меня Хозяином, как этот, - мужчина с презрением поглядел на Плехана, - но я хочу воспитать из вас равных мне. Настоящего имени я не открою, даже не просите. Можете звать меня Хэллоном. Это обозначает Ночная Тень. На древнем языке предков. Вы тоже должны забыть имена. Настоящие имена – это оружие, которым может воспользоваться любой демон или колдун против вас. Тебя будут звать Мастеллом, - Хэллон указал на того, задиристого, - Предвестником Бури. Ты будешь Лиделлоной, Следящей Во Тьме, - Хозяин посмотрел на Кристину. Агапа он назвал последним. – А тебя я назову Антимоником. Против Света. Ты – моя главная надежда, ребёнок, рождённый под падающей звездой. По идее, ты Избранник Судьбы. Тебя ждёт великое будущее.
- Избранный нюня, - закричал Мастелл, и ребятня захохотала. Тень Хэллона вдруг выросла в размерах. Он сделал резкое движение рукой, и мальчик слетел со стула и взлетел в воздух. Какая-то невидимая сила не давала ему упасть. А потом колдун опустил руку – и мальчик упал.
- Надеюсь, намекать дважды не потребуется? – тихо сказал Хэллон. – Вы отныне семья. У вас будут другие враги – не переживайте, врагов я всегда найду. Но между собой никогда драться не стоит.
Когда занятия закончились, Агап подошёл к Кристине.
- Не нравится мне это место. И занятия эти странные не нравятся. Отсюда нужно бежать – и чем быстрее, тем лучше.
- А кому оно нравится, нюня? – вмешался в разговор Мастелл. – Если есть идеи, не нужно скрывать. У меня тоже руки чешутся.
Агап заговорщически оглядел всех присутствовавших. Как оказалось, на него направлено несколько десятков глаз.
Когда в каменном замке погасли все огни, из одного окна скинули длинную верёвку до земли. По ней спустился то ли ребёнок, то ли карлик. Потом ещё один. и ещё.
- Быстрее! Времени очень мало! – командовал Агап. Когда спускалась Кристина, он подал ей руку.
- Спасибо, Аг… Антимоник, - стоявшие уже на земле ребята навострили уши, в надежде услышать настоящее имя. Они ещё не знали, какая сила в нём заключена, но уже стремились неосознанно к власти.
- Не за что, Лиделлона.
Они пробежались немного, и лиственный лес накрыл их завесой. Хотя ощущение, что кто-то постоянно смотрит из-за каждого дерева, не пропадало ни разу.
Тут из-за деревьев выбежала целая толпа мужчин. Дети бросились в рассыпную. Но через несколько минут все были связаны и спина к спине.
- Так-так! – сказал один из мужчин, размахивая кинжалом. Он посмотрел на Кристину. – За девку мы получим двойную награду. И этих на Невольничьем рынке купят. Вельзувийцы никогда не скупятся! Будем год пировать-жировать! – разбойник зловеще захохотал. Они развели костёр. У каждого в руке была откупоренная бутылка. Все пьяны и беззаботно веселы. Один из злодеев осушил до дна вино, или что там было внутри, и разбил стекляшку о землю.
- Эх, гуляй душа, гуляй разбойничьЯ,
Будь земля моя – раз она ничья
В животе бурлит горькое вино,
В голове мутит – это всё оно!
Разбойники пели песни, пили, пока, наконец, не упали, обессиленные. Тут из леса выскользнула тень. Агап присмотрелся внимательнее, и смог рассмотреть рой мух. Откуда мухи зимой?
Но над ответом долго не пришлось думать. Насекомые собрались в человека, и ребята уставились на Хэллона. Колдун достал из-за ворота неизменно чёрного плаща кинжал и перерезал глотки каждого из бандитов по очереди. А потом повернулся к детям.
- Больше никогда не вздумайте убегать от меня. Плехан будет наказан за то, что недоглядел. Хотя, Антимоником я доволен. Я наблюдал за вами всё это время – ведь именно Антимоник был вашим лидером? Я в нём не ошибся. Но лидеров наказывают первыми. Этому я тебя научу, дружок.
***
- Нет, Хозяин, прошу Вас! Умоляю! Я буду впредь внимательнее!
- Впредь не будет такого. В этом ты прав, - Хэллон разразился адским смехом. Плехан стоял коленями на снегу. Голый и жалкий. Колдун поманил пальцем Агапа и протянул ему кинжал.
- Мой слуга провинился. Я не буду наказывать вас за побег – я хочу воспитать из вас равных мне. Но его жалкая смерть, каковой была и жизни, будет на вашей совести. Особенно на твоей, Антимоник, так как это ты подговорил других сбежать.
Агап мотал головой. Тогда Хэллон схватил его за руку, и сам направил кинжал в грудь Плехана. Карлика дети не любили. Но Агап не хотел его смерти. Он всё шептал, что это Хэллон, это не он сделал. Но когда колдун разжал руку, окровавленный кинжал был зажат в руке пятилетнего мальчика.
Так Агап попрощался с детством. И так появился Антимоник (Против Света)


Описание работы:
Скажите,как добрые дети могут становиться на путь зла?


Голосование:
За - 0 Против - 0
Авторизуйтесь для голосования
Комментарии к работе
Нет комментариев
В Мы ВКонтакте
f Мы в Facebook
Сталкер Зона Творчества

Закрыть окно