Искусство и творчество, воображение и вдохновение – социальная сеть для творческих людей Сталкер. Зона Творчества
СОЦИАЛЬНАЯ СЕТЬ ДЛЯ ТВОРЧЕСКИХ ЛЮДЕЙ
 

"Терминал"



"Терминал"

                                                                       ТЕРМИНАЛ
 
 
           Копать оставалось немного. И это радовало. Окинув взглядом оставшийся лоскут не выкопанной картошки, с только-только начинающей увядать зелёной ботвой, Иван перевернул ведро, стряхнул с него прилипшую землю, сел на него и аккуратно достав из мятой пачки грязными пальцами сигарету, не спеша закурил.
           Копал он сегодня один. Он вообще любил быть один. Высокий, худощавый, молчаливый и одинокий человек, с остатками ещё угадывающейся в нём интеллигентности, по прозвищу «Матрос». Кличка к нему приросла из-за его вылинявшей, замусоленной тельняшки, которую, как казалось, он никогда не снимал.
             Маячившая перед глазами цифра в 500 рублей и мешок картошки за работу, поднимали настроение, и на пару-тройку дней рисовали беспечную жизнь.
             - Хотя, что мне торопиться, до вечера успею! - подумал матрос. - Погода на редкость тёплая. Да и по слухам, простоит ещё минимум с неделю.
     Прищурив левый глаз от попавшего дыма, Иван посмотрел в сторону шоссе, на той стороне которого виднелась крыша нового кафе, недавно переделанного каким-то шустрым предпринимателем из старого, но ещё добротного, кирпичного склада. Было не так уж далеко, но он никак не мог прочитать название кафе, хотя на зрение никогда не жаловался. Подключив второй глаз и бегая по строчкам прописных букв взад-вперёд, Иван всё же догадался, что там было написано.
          - Хм! Уют-кафе «Терминал». Придумают же! И почему нельзя назвать каким-нибудь нормальным, нашим словом? Вот, если бы у меня было своё кафе, я бы его назвал, к примеру... э-э-э... я бы... - повертев в голове несколько вариантов и, так и не придумав ничего толкового, он бросил эту затею.
           - Пойти, что ли, сигарет купить? – он похлопал себя по карманам. - И кстати, там вроде варят настоящий кофе? - откуда-то снизу колыхнулись бывшие, интеллигентские нотки и, докатившись до горла, застряли комком.
           Из-под старого, тесового навеса, примыкающего к небольшому бревенчатому домику, вышла престарелая хозяйка. Она несла в руках наполненную чем-то стеклянную, литровую банку.
           - Сынок, возьми, попей! - позвала она его скрипучим голосом. - Жарко же сегодня! Я тебе морсу навела.
           -А, спасибо! Я потом! Поставь, мать, в тенёк, ага! – махнул он рукой.
           - Я сейчас приду! За сигаретами схожу. За сигаретами, говорю, схожу!
            Нащупав в кармане брюк мятые десятки, Иван встал и отряхнул штаны от пыли. Захватив по пути куртку, он пошёл мыть руки к висевшему по старинке уличному рукомойнику.
          - Да хрен с ними, с деньгами! Не всё же водку трескать с Петюней!- думал он, поглядывая в сторону трассы. Моментально возникший образ друга Пети с его крикливой женой-халдой, тут же поубавил настроение и желание делиться с ними заработанным.
          - То же выпить-то не дура! – подумал о ней матрос.  – Куда бы съехать от этих придурков? – невесело размышляя, он, не спеша перешёл через трассу на ту сторону.
          С виду небольшой, квадратный модуль кафе внутри оказался просторным, с высоким потолком помещением, оклеенным жёлто-золотистыми обоями и десятком столов, расставленных по периметру зала. За одним из них, в углу возле окна, сидела семья с двумя детьми, которые радостно щебетали о чём-то своём, и не спеша ели мороженое. В воздухе, действительно, здорово пахло свежесваренным кофе.
          Немного оробев от вида высоких табуретов возле барной стойки, Иван всё же взобрался на один из них и уставился на белый лист меню, заправленный в прозрачную, вертикальную подставку. За стойкой никого не было.
          - Так… Кофе... Чёрный кофе… Где он тут, блин! - глаза бегали по строчкам.
         - Зачем здесь это кафе, забрела в голову нечаянная мысль? Это же не город? - он пробежал взглядом по полкам. - Хоть и магистраль рядом, вряд ли здесь будет хорошая выручка, хотя…мне-то что, - подумал матрос, оглядывая попутно заведение.
          Из-за двери, которая находилась в паре метров от стойки, доносились приглушённые кухонные звуки.
          - Вам чего? - спросила вынырнувшая оттуда женщина с разносом вымытых чашек, и скользнула взглядом по его одежде.
          - Мне... э... мне кофе - чёрный, горячий с сахаром – протянул он. И пачку сигарет.
          - И всё?
          Иван утвердительно мотнул головой.
          Осторожно отхлебнув из непривычно маленькой чашки заветный напиток, он взял пачку но, сообразив, что курить здесь нельзя, положил её в нагрудный карман.
          Солнечный свет пробивался через лёгкие шторы и, смешиваясь с желтизной обоев, действовал умиротворяюще и по-домашнему действительно уютно.
          - Си-и-и-ммм! С-и-и-ммм! С-и-и-и-и-ммм! - рука с поднятой чашкой дрогнула и замерла в воздухе.
          - Что это? Откуда этот писк?
          Сигнал был такой высокой частоты, что невозможно было понять, откуда он исходил.       
          Матрос покрутил головой. Тишина.
          - Показалось.
          - Нет опять! Что такое? Что за звук? – сигнал шёл через равные промежутки времени.
          И тут голову вдруг, на несколько секунд как-будто стянуло обручем, и разом отпустив, разрядилось в ушах звоном и мерцанием в глазах.
          - Что за дела? - мотнув головой и поморгав, Иван поднял глаза. Совершенно неожиданно он увидел за полуоткрытой дверью совсем не кухню, а непонятный длинный коридор-тоннель, который никак не соизмерялся с размерами самого здания. Он уходил куда-то далеко, плавно загибаясь вправо.  
        - Может вам, ещ… - произнесла хозяйка и тут же осеклась, увидев изумлённые глаза посетителя.
        Проследив направление его взгляда, она постояла пару секунд, глядя на него что-то соображая, ойкнула и тут же исчезла. Выскочив за дверь, она дёрнула её за собой. Та хлопнула, но от удара  медленно открылась снова.
        В открывшемся взору коридоре не было видно ни окон, ни фонарей. Освещаемый равномерно светом, казалось, что светился сам воздух, мерцающим и пульсирующим в такт неведомому, невнятному гулу, тоннель был виден так далеко, насколько позволял видеть поворот.        
          - М-м-му! - Иван вздрогнул от внезапно замычавшего вибратора сотового телефона, который лежал на полочке буфета. Он огляделся. Всё остальное, вроде, было по-прежнему. Так же светило солнце за окнами, семья за столиком так же беззаботно разговаривала и ничего не замечала. Кофе в руке был похож… он отпил, - на кофе.
         Любопытство всё же взяло вверх и поборов чувство страха, Иван встал, поставил чашку, обошёл стойку и осторожно подошёл к проёму двери. Не переступая черты порога, он осторожно заглянул внутрь, но не успел ничего разглядеть. Неожиданно, так же пульсируя, свет погас. Перед глазами на несколько секунд повисла и растаяла картинка его собственных, неведомых ранее, как-будто закристаллизованых ощущений. В лицо дул лишь только лёгкий, тёплый сквозняк с незнакомым запахом, да ещё чувствовался этот почти не слышимый рокот-гул, ощущаемый телом.
Он посмотрел назад и, окинув взглядом кафе, попытался снова представить его размеры. Размеры никак не совпадали. Возникшее желание войти внутрь сдерживала только его собственная правая рука, намертво вцепившаяся в блестящую, дверную ручку.
        И тут, когда желание перейти черту созрело окончательно, послышались чьи-то приближающиеся шаги, причудливо отдаваемые коридорным эхом. Матрос отступил на шаг.
        - Привет! – в проёме из темноты появился незнакомец, обдав Ивана волной неведомого запаха.
        - Как вам наш кофе? –  спросил он и, улыбаясь, жестом руки пригласил Ивана пройти обратно за стойку.
        - Кофе? Какой кофе? – промямлил севшим голосом Иван, постепенно возвращаясь в реальность.
        - Ах, да! Кофе, да, хороший, давно не пил,…кх-кх… давно – он вернулся на своё место и медленно сделал глоток из своей маленькой чашки. Хотя казалось, что прошло много времени, кофе был по-прежнему горяч.
         - Погода-то, какая, а! – прищурился на солнечный свет бармен, пытаясь наладить общение. Кроме них в кафе уже никого не было.
        - Вы, уже закопали…тьфу, то есть выкопали картошку? – пара пронзительных глаз уставилась на Ивана.
        - Я? Да вот… копаем ещё. – Иван помолчал, соображая, что сказать и начал свой небольшой рассказ, привирая свою историю, так как своего огорода у него отродясь не было, между делом, разглядывая незнакомца.
         Незнакомец был примерно одного роста с ним. Где-то под метр восемьдесят. На голове красовалась совершенно непривычная для этой местности тюбетейка, или что-то вроде неё, фиолетового отлива, с орнаментом из красных, непонятных иероглифов по периметру. Радужка глаз была настолько темна, что зрачков почти не было видно, и сами глаза были расставлены шире обычного. Он даже напоминал какого-то актёра.
         Ни с того - ни с сего, вдруг навалилась усталость и стала предательски растекаться по всему телу. Захотелось спать.
         Они помолчали.
         - Пойду я, – сказал Иван, поставив пустую чашку. - Что за фигня? - подумал он, сползая с табурета. Добраться бы до дома.      
         - Всего доброго! Заходите ещё! – сказал бармен, неотрывно провожая его взглядом.
         - М-м… - мотнул головой Иван, и ставшими вдруг ватными ногами поплёлся к выходу, забыв рассчитаться за кофе и сигареты…
 
 
                                                                *   *   *  
 
       - Раечка!
Гулкое эхо понеслось по коридору, окрашенного непонятного цвета светлой краской.
       - Ра-а-я! – выходя из больничной палаты и запнувшись о швабру, прислонённую ко второй створке двери и заодно чуть не опрокинув ведро с водой, Анастасия Павловна - кастелянша местной железнодорожной больницы, громко и грозно позвала техничку.
       - Бегу, бегу, Анастасипална! – крикнула откуда-то девушка и через пару секунд уже стояла перед недовольной женщиной.
       - Рая! Ну, как так можно! Я, чуть себе синяк на ноге не поставила! – Ты, же видишь, я с бельём хожу – сбавила темп кастелянша.
       - Ой! Извините, Анастасия Павловна! Я больше так не буду! – по-детски ответила девушка и, глядя через её плечо, вытянув худую шею, с любопытством разглядывала нового пациента. Тот сидел у окна на краешке кровати и, держась рукой за никелированную спинку, разговаривал о чём-то с незнакомым врачом.        
       - Ой, как жалко! – тихонько протянула она, машинально оттягивая прилипшие к пальцам резиновые перчатки, глядя на Игоря. Так его временно назвали в больнице до выяснения личности. - А, как он к нам попал?
       - Да, как-как. Милиция, говорят, привела. Сидел утром на скамейке на перроне. Наряд шёл, хотели документы проверить, а у него ни документов, ничего нет. Только пакет с чем-то. И всё спрашивает: «Кто я, да, кто я»? Они его к себе. Там видят, действительно с парнем что-то не то. Чуть не плачет. И, ни имени своего, ни кто он такой, ни где живёт – совершенно не помнит. Вот, оттуда и попал к нам. А, куда ж, его ещё? Говорят, по телевизору сюжет скоро будет. Может, кто и узнает.
Обернувшись, Анастасия Павловна, посмотрела на Игоря и закрыла  локтем дверь.
       - А может и обманывает всех. Поди, от жены ушёл, а теперь и говорит, что ничего не помнит. Чего только не бывает!
       - Ну, зачем вы сразу так! – обиженно сказала девушка.
       - Эх, Раечка! Вот доживёшь до моих лет – поймёшь! – вздохнув, произнесла Анастасия Павловна и под тяжестью белья засеменила в свой кабинет.
Проводив её взглядом, Раечка взяла тряпку и плюхнула в ведро.
        - А, вот интересно! - подумала она. – Почему это по телевизору показывают, например,  как память потерять - так всё одни мужчины. А чтоб женщины память теряли –ни разу такого не слышала? – негромко рассмеялась своим мыслям Рая и, разнося по больничному коридору вездесущий запах хлорки, принялась за свою работу.
       
           
                                                               *   *   *  
 
       - Второй терминал! Второй терминал! Что у вас, там случилось? Что, у нас за всплески активности? – масса воздуха колыхнулась возле мониторов.
       - База, я второй! Да, нет! Всё нормально у нас. Просто пакеты где-то выпадают. Тестируем в заворот – соврал Нн-Дуг, состроив гримасу, потом отключился и добавил: - Всё энергию жалеете. Вон же её сколько! - покосился он на зависший рядом лунный кратер. Тёмно-зелёное от светофильтров солнце косыми лучами только подчеркивало его громадные размеры.
       - Так. Как-то надо отмазываться! – думал Нн-Дуг, прикидывая различные варианты.
       - Привет! Как оно? – за спиной бесшумно материализовался жизнерадостный сменщик. – Что такой невесёлый?
       - Да, мало хорошего! – и после паузы: - Представляешь, сегодня нарвались на одного уникума. Этот земной, услышал разностный в 35 Трег! К тому же у него низкий порог защиты, который ему сразу и пробило.
Рра-Пи удивлённо посмотрел на монитор. – Ну? Дай, гляну!
       - Смотри, - протянул Нн-Дуг и, не глядя, ткнул пальцем в воздухе.
Сменщик плюхнулся в соседнее кресло и с интересом уставился на голограмму.
       - Представляешь? И что мне, так не везёт? – сказал Нн-Дуг. - Вот, вот! Тормозни, видишь? Увеличь. Да, вот здесь – на мониторе застыла полупрозрачная картинка строения человеческого, внутреннего уха.
Повисла тишина. Лишь изредка взрыкивал корректор модуля станции информационного слежения за планетой.
       - Так, это… - сказал Рра-Пи, крутя пальцами в воздухе, разглядывая голограмму со всех сторон. – У него же, как это по-ихнему,.. нестандартные базилярные мембраны!
       - Да, ты что? – съязвил Нн-Дуг.
       - Видел? Ну, а что переживаешь? Такой один - на сто тысяч, да попадается. Слышат то,  что им не нужно!
       - Мда.…Вот и попался. Теперь, думаю,  слетела моя премия! Скажут, что не подготовили точку доступа должным образом, не учли все возможные последствия! Кому теперь что доказывать? Им, что ли? – ткнул он пальцем куда-то вверх. - Сколько раз подавали заявку? Где новое оборудование для снятия информации с подземной, магистральной оптики? А?! Ну, в самом деле, сколько же можно работать на этом «ломье»? –  разошёлся не на шутку Нн-Дуг.  - Нет же, стараются взять что-нибудь подешевле, из соседней галактики у Китарян. А те и так скоро нам на шею сядут. Разве у нас нет своих специалистов-разработчиков? Невероятно!  И при всём при том,  нас же заставляют еще, и экономить Энергию! Куда мы катимся? – сорванный головной убор с фиолетовым отливом полетел в угол.
       - Да что ты расшумелся, что ты бегаешь, сядь! Это же Система! Ничего тут не изменишь – вздохнув, сказал Рра-Пи  в образовавшуюся паузу. – Не бери в голову. Пока начальство «отрывается» на Перрихоре, можно маленько и нам расслабиться. Ты, кстати, бывал на Перрихоре?
       - Я то? Да я там, между прочим, родился! – сказал с гордостью Нн-Дуг,  потихоньку остывая.   - Правда, ещё до того как она стала планетой развлечений и отдыха.
       - Ну? Здорово! Может и мы, когда-нибудь сгоняем туда? – мечтательно произнёс Рра-Пи, покачиваясь в кресле.
       - Может быть, может быть – протянул задумчиво Нн-Дуг и добавил: - Я, тогда ещё совсем маленький был, когда отца перевели на флагман «Ин-Джеро» на пояс Плу-Ярды.
       - О, кстати! Ты, слышал последнюю новость? – сказал Рра-Пи.
       - Какую?
       - Пилоты с грузового барка на полпути к Плу-Ярде видели рядом с собой неопознанный объект! Он был просто огромен! Они пробовали уходить на другие уровни, но он всё время нагло висел рядом. У них, аж скорость упала! Говорят, это выглядело просто как насмешка над ними. Представляешь?
       - М-м-м.… Засекли?
       - Да, с Плу-Ярды засекли, но не поверили. Думали, что это типа блуждающие газы или что-то вроде, слишком уж здоровенный объект был. Он потом повисел-повисел и исчез. Вот и думай что хочешь... Похоже, не одни мы с Китарянами по галактикам шастаем, да и уровень не тот… Ладно, растворился бы ты отдыхать! – сказал после паузы сменщик и включил погасшие мониторы. – А с этим что? - на мониторе продолжала висеть застывшая картинка человека в тельняшке.
       - С ним? Да знаешь, как-то жалко его стало. Я немного потёр его ближние фенномы. Даже, если что и вспомнит – кто ему поверит? Да и не видел он, собственно, ничего.
       - Добрый ты, Нн-Дуг – сказал сменщик. – Ладушки. Хе-хе, замнём это дело!
Примерно с полвитка назад, у дежурного на соседнем терминале случай был. Опять не слышал? Ты где вообще, летаешь? Так вот, представь: 5 утра по Земному времени, самый там сон. И тут оказия. У улетевшего к Земле мини-модуля поверхностной разведки что-то случилось с Q-поглощением внешней обшивки. Он отклонился малость и грохнулся где-то прямо на краю жилого сектора. Ну, тот следом за ним в материю кинулся, значит, посмотреть что случилось, а тут прямо перед ним стоит земной, и рот раскрыл. Вроде и не было никого вокруг. Откуда он появился? Прокол, короче. Ну, он, шутник, возьми, да и спроси его: «Я на Тоярск, правильно лечу?» Смотрит, а земной-то сейчас сознание потеряет, ну и сам испугался, что у того фиксация в мозгах произойдёт. Взял он тут, да и очистил ему по-быстрому все фенномы ближней памяти… по самый барьер. Представляешь? Вот так.
       -Ну, и в чём проблема? – зевая и посмеиваясь, спросил Нн-Дуг.                                                 
       - Так он, того, переходы ему зацепил. От страха, поторопился видать – нахмурился Рра-Пи.
       - У-у-у! Да-а, дела! И что теперь?
       - Работают вроде, прислали спеца. Типа, психологом там. Вернут, конечно. Только сколько времени пройдёт на Земле? Ну а с дежурным – потихоньку замяли дело. Кому охота связываться. Ассоциация Защиты Земного Разума, то-сё, сам понимаешь. Короче, перевели его временно куда-то на платформу грунтоочистки и обогащения.
Они помолчали.
       - Ну ладно, слушай, я уже засыпаю, - сказал Нн-Дуг. - Ты уж, это… сам информацию упакуешь, ладно? Давай, удачного тебе дежурства! – и, протянув руку к тут же подлетевшему головному убору, плавно растаял в воздухе.
       - Угу, - ответил Рра-Пи и, повернувшись к мониторам, включил канал связи.
       - База, база. Я, Второй! У нас, без замечаний. В  ноль-ноль-восемьдесят-семь витка забирайте контейнер.
 
                                                                *   *   *  
 
       - Да, жарко сегодня. Иван выпрямился, снял куртку и повесил её на черенок воткнутых рядом в землю вил.
       - Ещё и мошкара эта донимает. Осень вроде на дворе и заморозок уже был, а вот не сдохла же! И ботвища эта картофельная! Почему не сохнет? Длинная вымахала, девать некуда! Ну, ничего, сегодня уже закончу копать. Осталось-то – маленький клочок. И расчёт! Хе-хе! - настроение тут же поднялось.
Достав из кармана куртки спички и прикурив последнюю сигарету, он сел на перевёрнутое ведро и смачно затянулся, глядя на деловито снующие по шоссе автомобили.
       - Эх! Сигареты закончились, где-то надо купить. А мне ещё мешки таскать. Может там есть? – глянул он через дорогу.
Обернувшись на шум, он увидел, как из-под навеса дома вышла хозяйка, неся в руках стеклянную литровую банку с морсом.
       - Сынок! – Иван замер на месте, лихорадочно вспоминая, что она сейчас дальше скажет.
       - Возьми, попей! – сказала та. - Жарко же сегодня! Я тебе морсу навела.
       - Точно! Это уже было!.. Вчера!.. Вчера?.. Почему вчера?.. Вчера мы, с Петькой никуда не ходили. Вроде дома были? - лихорадочно кружили мысли. - А когда?.. Дежа вю? – память откуда-то выудила забытое определение.  - Кафе! – резануло вспышкой в голове. Он подскочил на месте и посмотрел через дорогу. Кирпичный модуль стоял на своём месте, как обычно.
       - Ты, это, мать, ладно! – махнул он рукой. – Поставь, я сейчас! - сказал он хозяйке и, рванув к себе висевшую куртку, пошёл быстрым шагом напрямую к дороге, вспоминая по ходу, что с ним произошло.
Подойдя к дверям кафе, он в нерешительности потоптался, размышляя, заходить или нет.
       - Ладно! - набравшись храбрости, он зашёл внутрь.
Обстановка была та же. За столиками никого не было. Скучающая хозяйка сидела за стойкой и, разглядывая свои разрисованные ногти, слушала радио на музыкальном центре.
       - Слушаю, вас! – сказала она подошедшему к стойке Ивану, оценивая его одежду.
       - А мне… Мне пачку сигарет, вон тех, показал он грязным пальцем на полку и покосился на дверь за стойкой. Дверь была закрыта.
Потянувшись в карман за деньгами, он тут же сообразил. – А кофе у вас есть?
       - Есть, - слегка удивившись, сказала она. – Вам какой?
       - Чёрный, с сахаром – глухо, не узнавая свой голос, ответил  Иван. В горле от волнения пересохло.
Открыв дверь привычным движением, хозяйка пошла за чашкой. На кухне была… кухня! В углу виднелись две раковины для мытья посуды, ряд шкафов на стене, плита.
Ни какого длинного коридора.                                                                  
       - Что с вами? – спросила женщина уставившегося в одну точку посетителя и сама заглянула  обратно за дверь.
       - А? Нет… Ничего… Я кофе не буду! Вот, возьмите за сигареты.
 Быстро развернувшись, Иван зашагал к выходу.
Он вышел на улицу и, не заметив объехавшую его машину, пошёл к трассе.
       - Не-е! - протянул он себе под нос. Надо бросать пить! – невесело думал матрос, открывая на ходу пачку. – Блин! Так же ведь, и до психушки недалеко?! Не-не, надо что-то делать! Жизнь надо как-то менять! – голова пухла от хаоса мыслей. Вдруг, всё затихло и неожиданно появилась одна. - А что? Может и правда поджениться на Таньке? Дура она, правда, маленько, когда выпьет! Да я ведь, и сам не подарок. А что? Может и правда? А так,.. хоть… дом будет! Дел там, конечно, море, но, до зимы можно будет хатёнку успеть подлатать. Да  и сама она, бабёнка, ещё ничего. Надо обдумать, надо обдумать, - мысли потекли в одном направлении, обрастая и усиливаясь маленькими прозрениями. Внутри уже что-то изменилось, непонятно что, но что-то неуловимо изменилось. Обозначилось какое-то новое очертание, ещё неясное, но уже наполняющееся неким новым, жизненным смыслом. Настроение поднялось и на душе стало даже легче.
Перемахнув через шоссе обратной дорогой, он подошёл к ветхому забору и осторожно, чтобы его не завалить, перелез. Хозяйка стояла там же и, прикрывая глаза рукой от солнца, смотрела в его сторону. Он подошёл к ней.
       - Что, мать! Думала, убежал? Не-е, мать. Ты не бойся, я сказал, значит, сделаю! – он широко улыбнулся и снял куртку. – Эх-х, маманя-я! - пропел он, - всё будет хорошо!
 
                                                                *   *   * 
 
Стемнело. Отражаясь многочисленными искорками от света фонарей, снег похрустывал под ногами, и в морозном воздухе уже празднично пахло приближением Нового года.
       - Пойдём, пойдём! – сказала молодая женщина и потянула мужа за рукав пуховика.
       - Знаешь, а я забыл со всеми попрощаться, нехорошо как-то.
       - Ну, что теперь, возвращаться будем? Забыл он. Главное, что меня вспомнил! - звонко рассмеялась она и взяла его под руку. - А то, мы так с тобой на рейсовый автобус опоздаем! Всё, поехали домой.
       - Да, конечно, идём! Слушай, как я соскучился по твоим пирогам!
       - Ты, вспомнил?
       - Нет. Не знаю. Как-то так, само собой получилось.
      - Да! Тот врач же говорил, что так и будет. Как бы, маленькими озарениями! Главное, не пытаться через силу вспоминать. Ну, дома и стены помогут. Всё, пошли скорей… Ой, смотри! Что это?
Неяркая, красная точка мигающим пунктиром бесшумно пересекла небосвод и быстро скрылась за угасающим горизонтом…
 
 
Сергей Борисов
                                                                                            
 
 
 
 


Описание работы:
Фото из интернета - Сергей Миронов.


Голосование:
За - 2 Против - 0
Авторизуйтесь для голосования
Комментарии к работе
28.12.2014     23:06:23
mihsanych
рейтинг автора mihsanych (Михал Саныч)
Похоже инопланетяни тоже зависят от ПРЕМИЙ!!! хи хи!!!
29.12.2014     13:30:17
beresk
рейтинг автора beresk (Сергей)
Точно, Михал Саныч! И инопланетяне  у них тоже свои. Вобщем, всё как у людей. :)
Спасиб, что заглянул.
28.12.2014     18:47:21
Sugrob
рейтинг автора Sugrob (Дядя Снег)
Хороший рассказ! С удовольствием прочитал.
Буду ждать еще!!
28.12.2014     19:23:10
beresk
рейтинг автора beresk (Сергей)
Спасиб, Слава!  Ващет я более по музыке как-то. :) А тут, несколько лет назад грипповал, делать было нечего. Ну и пробовал потихоньку писать.
Есть ещё один рассказ. Тож фантастика. Как-нить выложу.
В Мы ВКонтакте
f Мы в Facebook
Сталкер Зона Творчества

Закрыть окно