Искусство и творчество, воображение и вдохновение – социальная сеть для творческих людей Сталкер. Зона Творчества
СОЦИАЛЬНАЯ СЕТЬ ДЛЯ ТВОРЧЕСКИХ ЛЮДЕЙ
 

Зодиак



Зодиак

       Все мы когда-нибудь «там» окажемся, и этого не изменить. По своей воле или по воле случая – момент двоякий, потому как иногда не знаешь, что из этого лучше... Но точно известно только одно: от Жизни убежать можно, от Смерти – никогда. И пока одни в страхе трясущимися руками пытаются спустить курок находящегося у виска пистолета, другие зубами и когтями, всеми силами пытаются ухватиться за тончайшую, почти порванную нить жизни.
      Исход не предрешён. И единственное, что остаётся делать, пока жизнь не покинула бренную оболочку, и в суженных зрачках не отразился скорбной красотой печальный лик Смерти, заботливо склонившейся над своим драгоценным мучеником, это бороться. Бороться за то, чтобы она не насильно тянула тебя в недра небытия, а, взяв за руку, проводила как доброго друга. Перед ней все равны. Именно это я заметила ещё во время жизни на Большой Земле: кладбище упокоит в своих чертогах любого, не зависимо от веры, профессии, интересов или образа жизни...
      Но пока не пришло время, нужно использовать возможность побывать на «празднике жизни» на все сто сорок шесть процентов; внутри бара «Шти» было полным полно народа. Миновав пост охраны, я зашла внутрь и задалась вопросом поиска свободного места. Дело нелёгкое, но что делать... На столики в конце зала я даже не посмотрела, ростовые стойки-столы тоже отпадали как потенциальное место остановки, а у барной стойки точно могло найтись одно местечко для посадки. Спрашиваете, почему это вдруг у барной стойки будет свободно? Да потому, что бармен – Червь – никогда не окажет себе в удовольствии послушать очередную байку.
      – Кто почтил визитом мою скромную забегаловку! – заметив меня, саркастично произнёс бармен. – Простите, не успели красную дорожку выстелить и чучело кровососа пока не готово в качестве презента!
      – Привет, – ответила я, садясь на стул. – Как это необдуманно с вашей стороны, герр Червь!
      – Ну так! – фыркнул он, попутно приняв заказ. – Есть сегодня что?
      – Немного, только сначала поесть нужно, – больше отмазаться мне было нечем, а есть хотелось.
      – Это завсегда, – пожал плечами Червь. – Пять минут...
      Он тут же развернулся на каблуках и скрылся за пологом висевшей над пустым проёмом пластиковой занавеси, что служила дверью между баром и кухней – небольшой комнаткой с несколькими плитами, раковиной, столом и холодильником. 
      «Пять минут, пять минут, – промурлыкала я, – это много или мало...»
      – За пять минут сгорел Помпеи... – вдруг раздался около меня чей-то тихий голос.
      Я не сразу поняла, откуда донеслось это дополнение и где сидел обладатель голоса, поэтому позволила себе беглым взглядом пробежать по окружающим меня сталкерам. Но результатов это не дало. И только позже я заметила сталкера, сидящего в трёх метрах от меня, практически напротив. Видимо, до этого его кто-то закрыл, пройдя мимо. Что ж, бывает...
      Пропустив мимо ушей это внезапное дополнение, я вновь повернулась в сторону кухни, ожидая появления бармена, но тот не спешил появляться. Тяжело вздохнув, я лёгким движением достала из кармана наладонник и, пробежавшись по интерфейсу, открыла карту. Прибор в моих руках тихо пикнул, выводя на экран результаты запроса. Теперь я могла прикинуть свой дальнейший маршрут. И пока я находилась в виртуальном мире своего ПДА, Червь в нашем, реальном мире принёс мне долгожданный обед и отвлёкся на посетителей.
      Не буду кривить душой, я искренне обрадовалась этому, потому что если уж этому барыге взбредёт в голову послушать байку, он ни перед чем не остановится и поесть точно не даст! Так что пусть разбирается с очередным кутилой, подошедшим за рюмкой водки, а я лучше тихонько посижу, а потом так же тихо уйду, если получится, конечно...
      – Плесни на три пальца, – услышала я уже знакомый голос.
      Теперь тот, кто несколькими минутами ранее сидел в нескольких метрах от меня, теперь стоял у стойки бара, пытаясь взгромоздиться на стул. Плохо у него это получалось... Видимо, он уже не первый раз принимает «на три пальца» и теперь решил переместиться от столика в прямой пункт раздачи, без посредников, так сказать.
      – Э, брат, – покачал головой Червь, наливая в стакан алкоголь, – а не хватит?
      На мгновение задержавшись, сталкер резко подался вперёд, вцепившись руками в барную стойку. Червь сделал шаг назад. Охранники тут же подсуетились, решив выставить буйного гостя за порог, но бармен жестом дал им понять, что это лишнее, всё в порядке.
      – Наливай... – прорычал незнакомец, звериным взглядом смерив бармена.
      Тот спокойно свернул пломбу на запечатанной бутылке водки и щедро плеснул в стакан горячительного напитка. Не дожидаясь, пока Червь уберёт руку, сталкер схватил стакан и залпом заглушил его. 
      – Ещё, – просипел он.
      Бармен повторил операцию.
      Тем временем мне удалось разглядеть на правом рукаве незнакомца шеврон группировки «Легион». Слыхала я про них, и мнение сложилось двоякое: поначалу мне казалось, что это группировка, способная дать отпор даже «Булату», но на деле всё оказалось совсем иначе. По ошибке и по незнанию я приняла фарс за инновации, неорганизованность за обособленность.
      Взяв стакан в руку, сталкер, сутулясь, склонился над ним.
      – Что случилось-то? – сухо спросил бармен. – Почему один?
      – Потому что... – буркнул легионер, осушив гранёный. 
      – Давай-ка ты, сталкер, дуй к себе на базу, – выдохнул Червь. – Чтоб командир не ругался...
      Незнакомец на мгновение умолк, казалось, он даже дышать перестал. Я насторожилась. Сталкер тем временем всё-таки подал признаки жизни: его тяжёлое дыхание, столь внезапно вырвавшееся из стянутой горечью груди, едва заметным шёпотом доносилось до моих ушей. Вдруг его тело ударила мелкая дрожь, постепенно перерастающая в сводящую мышцы конвульсирующую волну. 
      – Да что ты в этом понимаешь?! Нет больше ни командира, ни «Легиона», никого! – вскочив и впившись руками в барную стойку, возопил сталкер. – Один я остался! 
      – Тихо, тихо, – попытался осадить его бармен, повторно отозвав подоспевшую охрану, и налил страдальцу ещё один стакан. – На, выпей...
      Сталкер подумал, нависая над Червём, и вскоре отступил, вновь заняв своё место. 
      – Так это ваши всё в новостях мелькали? – тихо спросил бармен.
      Незнакомец, проведя рукой по коротким волосам, нехотя кивнул. 
      – Нас на той неделе ещё пятнадцать человек было, месяц назад – почти тридцать, а сейчас я один остался... – процедил легионер.
      – С кем же вы столкнулись, что вас всех положили так? – пожал плечами Червь.
      – Не с «кем», – пресёк сталкер, – а с «чем»...
      – В смысле? – не понял дополнения бармен.
      – В прямом смысле, – рыкнул легионер. – Тварь какая-то завелась в наших землях: идёт – не слышно, говорит – красиво, убивает – по-особенному. Каждому свою смерть выдумывает, словно сказку пишет... Пытались мы выследить эту мразь, да всё пустое, он словно из ниоткуда появляется и в никуда исчезает.
      Червь присвистнул.
      – А знаешь, какая фишка у него? – сощурившись, спросил незнакомец.
      – Какая? – спросил бармен.
      – Я не у тебя это спросил, – отрезал легионер. – А, Сказитель, слышишь меня?
      Я поперхнулась. Опустив ложку в тарелку, я медленно подняла голову, устремив взгляд на незнакомца. Тот, смотря исподлобья прямо на меня, сидел в ожидании ответа.
      – Ну, чего молчишь? Знаю ведь, что слышишь! – усмехнулся он. – Вот, право, баба в Зоне может только сказочки рассказывать!
      – Какая у него фишка? – в угоду его речам, спросила я.
      – А такая, – продолжил он. – Вот ты кто по знаку зодиака?
      Вопрос, конечно, скрывать не буду, меня обескуражил. Это произошло хотя бы потому, что мне всегда казалось, что подобную информацию, наравне с именем и воспоминаниями о прошлой жизни, надо держать подальше от Зоны.
      – Близнецы, – коротко ответила я.
      – Так вот, – кивнул он, – по сути, знаков немного, всего двенадцать, но каждый носитель уникален. Дело в том, что с каждым новым убийством, на месте преступления появлялись записки со странным содержанием, в каждой из которых была четырьмя строками описана будущая жертва, сроки исполнения и смерть, которая ей уготована. А жертвы проходили в порядке движения так называемых «зодиакальных домов», то есть Овен, Телец, Близнецы, Рак, Лев и так далее.
      Становилось ясно, что алкоголь уже сделал своё грязное дело, и теперь сознание сталкера было помутнено донельзя. Даже не смотря на то, что его речь по-прежнему оставалась понятной и мысли взаимосвязаны, глаза выдавали всю его подноготную. Но, знаете, его можно понять... Я не знаю, каково это, потерять всю группировку, но догадываюсь, что это сродни тому, что остаться сиротой.
      – Вот так эта тварь и действовала: вырезала по одному, проходя каждый знак, – дрожащим голосом произнёс он. – Я один остался... Только, вопрос, надолго ли?
      – Рыбы... – прошептала я, отведя взгляд.
      Незнакомец замолчал. Он запрокинул голову назад, глубоко вдохнув через нос, и приоткрыл рот, чтобы выпустить переработанный воздух. Он устал. Устал от понимания того, что его смерть – всего лишь вопрос времени, устал от ожидания визита неизвестного убийцы... И, наверно, нет ничего страшнее знать, когда и где; несомненно, в отличие от своих покойных товарищей, он имел честь лично прочитать роковые четыре строки, предопределяющее его дальнейшее существование.
      Бармен забрал у меня пустую тарелку и налил в стакан ещё чая. Незнакомец продолжал заливать тоску по группировке «Легион», а я достала свой наладонник, прочёсывая ленту новостей. Ничего интересного: «Д.О.Л.Г.» со «Свободой» опять сцепились, четыре вольника стали историей, покинув этот мир, мутанты по-прежнему охотились, а артефакты всё ещё хранили молчание в ожидании своего Искателя.
      Погрузившись в свои мысли, я и думать забыла о душещипательной истории неизвестного мне сталкера, об окружающей меня обстановке бара, и единственное, что волновало меня на данный момент, это слова старой, как сама Зона песни «Птицы»... И правда ведь, иногда так хочется крикнуть: «Я с вами, птицы, подождите!» и, раскрыв крылья, улететь подальше из этого ада на земле, вот только здесь ли этот ад?
      Народ приходил и уходил. Кого-то я вскоре смогу увидеть в другом баре, а кто-то отправляется в последний в своей жизни рейд. Может быть, это и есть Жизнь? Как бы то ни было, её течения остановить нельзя, и одно поколение сталкеров сменят другие – так будет всегда.
      – Не наливай ему больше, – донёсся до меня чей-то голос.
      Я подняла голову, отвлёкшись от ПДА, и увидела высокого человека в военной форме. Он обращался к бармену, который, пожав плечами, убрал под стол открытую бутылку и стакан, несколько секунд назад стоявший перед легионером. Но тот был слишком пьян, чтобы как-либо на это отреагировать.
      Ни слова не говоря, хмельной сталкер поднялся с места, и, еле передвигая ноги, направился к выходу. Но стоило ему сделать пару неуверенных шагов, ноги его подкосились, и он чуть было не упал, если бы не тот человек в военной форме, который вовремя подставил ему своё плечо. 
      Меня удивило столь внезапное проявление «сталкерской заботы», свалившееся на этого страдальца, словно манна небесная. Но, как бы то ни было, это было весьма кстати. Человек в форме повёл легионера на второй этаж, где по обыкновению своему находились гостевые комнаты – своего рода отель для заблудших душ. Я окинула взглядом помещение и остановилась на барной стойке: около меня лежал сложенный пополам листок. 
      «Салфетка, наверно, – подумала я. – Червь уберёт».
      В этот момент мой наладонник разразился негромкой вибрацией – оповещением из сети. Без задней мысли я открыла меню и, произведя необходимые действия, исходя из раздела «Опции», вышла в сеть. Слово держал Че: «19:37. Сталкер Грог. Причина смерти – кровопотеря». 
      Одновременно с этим сообщением, со второго этажа прибежала Нелька – горничная, что работала у Червя сравнительно давно. Она что-то кричала о номере, приоткрытой двери и луже крови...
      Я окаменела.
      Подавшись вперёд, я судорожно схватила листок, лежащий на поверхности барной стойки. Именно сейчас в меня вселился дикий страх о том, что может подуть внезапный сквозняк и листок просто-напросто сдует, или, может, Червь вдруг решит прибраться, всё одно – убереги Зона! Схватив листок, я развернула его и увидела лишь четыре строки:

В бегу времён лишь истина нетленна:
Поллукс и Кастор в небе не сойдутся.
Меня, Сказитель, встретишь непременно,
Дай только время – кровь твоя прольётся...






Голосование:
За - 2 Против - 0
Авторизуйтесь для голосования
Комментарии к работе
Нет комментариев
В Мы ВКонтакте
f Мы в Facebook
Сталкер Зона Творчества

Закрыть окно