Искусство и творчество, воображение и вдохновение – социальная сеть для творческих людей Сталкер. Зона Творчества
СОЦИАЛЬНАЯ СЕТЬ ДЛЯ ТВОРЧЕСКИХ ЛЮДЕЙ
 

Всадник избавлений.





Всадник избавлений.
 Чтобы понять явления и события окружающего бытия глубже и реалистичнее нужно обрести новое соответствующее этому, видение. На всё нужно смотреть с двух сторон, чтобы могло сложиться объёмное, полноценное видение. Именно поэтому мои произведения входящие в этот альбом, творятся с двух позиций, с позиции поэтического эквивалента, и с позиции эквивалента прозаического. Новое же видение, возникает в момент интеграции этих двух эквивалентов восприятия в сознании человека, осуществляется процесс подобный процессу, происходящему в недрах Божества, где Отец, Сын и Дух Святой – едино, как одно целое существо, осуществляет творение новой действительности Своего существования. Так что этот альбом можно вполне назвать ещё и Альбомом триединого взгляда, взгляда выводящего человека на новый уровень осознания себя, как творца осуществляющего творение новой реальности.


 
Поэтический эквивалент.

Уже туманная дорога обретала 
Чуть ощутимые сознанью очертанья 
Ночь холодом и тьмой проистекала 
В пейзаж эпохи смысла исчезанья. 
И я смотрел в безудержные очи 
Своих не воплотившихся деяний, 
Минуя свод предвиденных пророчеств, 
Я стал звездой сжигая строй влияний, 
Оказываемых на меня потоком 
Внедрённых в разум шатких осязаний. 
И я смеялся над пугливым роком, 
Бежавшим от реальных воздаяний 
За поиск, за божественность, за бездну, 
Вобравшую в себя всего меня. 
Нет, нет, я больше к «жизни» не воскресну 
Я ухожу туда, где нет уж «я». 
Где нет всех этих глупых представлений, 
О том чего никак нельзя понять 
О, милосердный всадник избавлений 
Лишь одному тебе могу я внять. 
Чтоб потерять тропу интерпретаций 
Терзающих сомненьем скоротечным 
Теперь во свете дней вне всех простраций 
Я вижу, как они не безупречны. 
Я вижу, как надуманы они, 
Я вижу иллюзорность их строений, 
Я вижу, как горят во тьме огни, 
Влекущие сильнее всех влечений.
11.01.12г.



Прозаический эквивалент.

Переосмысливая смысл физической смерти, начинаешь соотносить её со смертью психологической, которую человек переживает перед моментом своего второго, духовного рождения (библейское – рождение свыше). Многие глубинные ощущения, моменты осознавания – и в том, и в другом случае всегда похожи, и часто силою веры переживающих их людей, почти полностью заменяют друг друга, способствуя появлению людей с новой судьбой, выходящей за пределы цикла шаблонного перерождения.

В этот раз, это была зимняя ночь. Я находился у не замерзающей реки, туман от которой окутывал мост, пролегающий над нею. Всё изменялось в колеблющемся мареве почти экстатического осознания и ночь, своим холодом и темнотой делала всё более и более реалистичным переживание процесса умирания. Мне стали видны нереализованные варианты этой моей судьбы, горящие где-то на самых окраинах пространства моего осознания. Мне стали видны предсказанные некогда, кем-то, предопределения зиявшие чёрными дырами готовыми поглотить всю мою сущность.

Но внутреннее пламя взорвалось во мне вспышкой сверхновой звезды, сжигая в своём термоядерном котле все потоки чужих кармических влияний и обгорающий ум, являющийся творцом пространства моего осознания, избавленный от тотального влияния моего вещественного зрения, стал совсем по другому воспринимать своё существование. Ум до этого творивший окружающую реальность, так как ему удобно, подчиняясь лишь врождённой двойственности, теперь перешёл под главенство сердечного разумения и признал своим владыкой глубинного Созерцателя отрешённо смотрящего на этот внешний мир.

Реальность, более реальная, чем реальность обыденная, словно немотивированный ветер свободы гнала детерменизм прочь. Бесконечный поиск истины, безначальная бесконечность процесса осознания и собственная непостижимость (божественность) – стали главными основаниями моего нового естества. И нирвана накрыла меня своим избавлением от «себя» и от колеса сансарических реинкарнаций.

Первым проявлением свободы, стала свобода от ограничивающих меня попыток моего «я» познать бытие, не поддающееся никакому познанию. И смерть, которая умертвила «меня», оказалась на самом деле всадником – не страха исчезновения, а всадником избавления от этого страха. Именно Он, проявившийся во мне как Созерцатель, видящий всё со стороны и дающий мне такую же возможность смотреть на всё со стороны вместе с Ним, позволил мне по настоящему, внимать Ему «слыша» его «голос» и «видя» Его действия.      

Благодаря Его «слышанию» и «видению», я стал понемногу сходить с пути привычных интерпретаций событий, на основе которых «я» строило восприятие этого обыденного и скучного мира. В свою очередь, с постепенным исчезновением этих интерпретаций, я стал создавать новые, лишённые сомнений – которые раньше просто пожирали меня изнутри, быстро и беспощадно. Но теперь вынырнув из этого состояния оцепенения и полусна разума, я наконец-то стал различать, насколько искажённы и уродливо перекошены, были эти ложные интерпретации и сомнения. Ранее они казались мне настолько безупречными для построения окружающей реальности, что я ни в коей мере не мог себе даже представить, как это можно делать при помощи чего-то иного, более лёгкого, насыщенного таинством существования и радостного.

Вся ложь выдумок моего ума и сквозная иллюзорность связанных с ними представлений, открылась мне в полной мере, и тогда я стал как настоящие огни во тьме непознанного. Огни, одним из которых был Я – истинный, интегрированный в Единую Сверхличность. Огни, которые отныне стали для меня желаннее всего на свете, лишая одурманивающей силы даже блеск вожделений и любые другие влечения, имевшие своим источником моё «я».
31.01.12г.      




Голосование:
За - 0 Против - 0
Авторизуйтесь для голосования
Комментарии к работе
Нет комментариев
В Мы ВКонтакте
f Мы в Facebook
Сталкер Зона Творчества

Закрыть окно