Искусство и творчество, воображение и вдохновение – социальная сеть для творческих людей Сталкер. Зона Творчества
СОЦИАЛЬНАЯ СЕТЬ ДЛЯ ТВОРЧЕСКИХ ЛЮДЕЙ
 

Стихотворное Евангелие. Главы I - IX



Стихотворное Евангелие. Главы I - IX

 от Луки, от Иоанна, от Матфея, от Марка 

Моим родителям, 
Владимиру Петровичу 
и Алевтине Васильевне, 
посвящаю. 





Как многие имеют дерзость, 
Забыв, на чем основан свет, 
Превозносить одну лишь мерзость 
И Божий отвергать Завет, 

То рассудилось мне в покое, 
Достопочтенный Феофил, 
Излить Евангелье такое, 
Чтоб ярче Бог Себя явил. 

В начале, братья, было Слово, 
До совершения всего; 
Оно одно - всему основа, 
Всё началось через Него, 

Оно из одного лишь слога, 
Но все слова вместил тот слог. 
И было Слово то - у Бога, 
И было Слово это - Бог. 

Однажды Слова в мир спустилось, 
Когда пробил урочный час, 
И в Сына Божия вместилось, 
И стало плотию средь нас. 

К Марии, Деве Непорочной, 
Был послан Ангел Гавриил 
С великой новостью и срочной. 
Войдя, он Деве говорил: 

"Возрадуйся, Благая Дева! 
Ты Богу ныне угодишь: 
От Духа примешь Ты во чрево 
И Сына Господа родишь. 

Иисусом назовешь Его Ты, 
Он будет царствовать вовек. 
Пред Ним преклонятся народы 
И всякий смертный человек". 

Мария молвила: "Сегодня 
Иная эра настаёт. 
Ну что же, Я Раба Господня, 
Да слово сбудется твоё". 

В то время Август повелитель 
Затеял перепись людей, 
И в край, где жил его родитель, 
Всяк отправлялся Иудей. 

Так и Марии муж, Иосиф, 
Чей род к Давиду восходил, 
Град Вифлеем, дела отбросив, 
С Женой своею посетил. 

Когда ж пришли они, то время 
Ей наступило там родить. 
Никто, однако, в Вифлееме 
Не захотел их приютить. 

Накрыла полночь мир покровом, 
Уснули взрослые с детьми, 
И звери поделились кровом 
С двумя усталыми людьми. 

Была морозна и пустынна 
Та ночь в Израильской дали, 
И родила Мария Сына, 
Спасителя всея Земли. 

Неподалёку, в поле чистом, 
Хранили пастухи стада. 
Вдруг с неба камнем золотистым 
Большая яркая звезда 

Средь них упала. Ужаснулись, 
Как никогда в былые дни, 
Когда лицом к лицу столкнулись 
С небесным Ангелом они. 

Сказал им Ангел: "Не пугайтесь, 
Пришёл я радость возвестить. 
Во град Давидов отправляйтесь, 
Жена успела там родить 

Во хлеве Божьего ребёнка, 
Мессию, Господа Христа. 
И вот вам знак: сейчас в пелёнках 
Он спит в кормушке для скота". 

И войско Ангелов спустилось 
С небес, и прогремел их хор: 
"Господь явил Свою к вам милость, 
Он на нее силён и скор, 

Он только зло карает строго, 
Он беды прогоняет прочь. 
Мир на земле, и слава Богу, 
И радость людям в эту ночь!" 

Когда ж певцы сии безгрешны 
На небо взмыли от земли, 
То пастухи, придя поспешно, 
Младенца во яслях нашли 

И всё виденье возвестили 
Тотчас родителям Его, 
Которые не пропустили 
Из речи этой ничего. 

В восьмой же день от дня рождения 
Младенец отнесён был в храм 
Для обрезанья, нареченья, 
Как заповедал Авраам. 

Был пальчик дёснами искусан, 
И слёзы капали из глаз, 
И нарекли Его Иисусом, 
Как предвещал Господень глас. 

Когда ж минуло очищенье, 
В Ерусалим пришли они, 
Чтоб совершилось посвященье, 
Как Бог назначил искони. 

В то время жил в Ерусалиме 
Благочестивый Симеон. 
Устами Божьими святыми 
Он был однажды извещён, 

Что век его не без причины 
Так долог, и причина та, 
Что не увидит он кончины, 
Доколе не узрит Христа. 

По вдохновенью, с чутким сердцем, 
Во храм явился Симеон. 
Вошли родители с Младенцем, 
И повстречался с ними он. 

И, взяв из рук Марии Чадо, 
Он волю дал скупым слезам, 
Воскликнул: "Вот моя награда!", 
Прославил Бога и сказал: 

"Владыка, ныне отпускаешь 
Раба по слову Твоему, 
Обетованье исполняешь, 
И я свидетель здесь тому. 

Вот Тот, Кто послан ко спасенью 
И к славе нации Твоей, 
Кто светом будет к просвещенью 
Заблудших Божиих детей. 

И многие падут и встанут 
Через Него до дней конца, 
И пререкаться не устанут, 
И обнажат свои сердца. 

И в Назарете Галилейском 
Младенец в мудрости возрос, 
И в тридцать лет стихом Библейским 
Стал мир учить Иисус Христос. 


II 


Был голос Божий к Иоанну 
Во дни Тиберия царя. 
Он проходил по Иордану 
В воде крещение творя, 

И фарисеям при народе, 
Отвне стекавшемся туда, 
Сказал: "Змеиное отродье! 
Как вы избегнете суда? 

Сочтя себя детьми завета, 
Вы льститесь славой прежних дней, 
Но может Бог в ответ на это 
Детей воздвигнуть из камней. 

По плоду древо познаётся, 
Покайтесь, чтобы жизнь сберечь! 
Кому добро не удаётся, 
Того, срубив, швыряют в печь! 

Когда увидишь - рядом нищий 
В нужде терзается, скорбя, 
С ним поделись одеждой лишней, 
И Бог помилует тебя. 

И тот, кто пищей обладает, 
Пусть то же делает всегда. 
Спасите тех, кто голодает, 
И не потерпите стыда". 

Когда же люди вопросили, 
Не Иоанн ли сам - Христос, 
Он отвечал: "В Христовой силе 
И есть ответ на ваш вопрос. 

Я вас крещу водой и словом, 
Он крестит Духом и огнём. 
Мое крещенье не дало вам 
Того, что вы найдёте в Нём". 

Когда же Сам Иисус явился 
Принять крещенье от него, 
То Иоанн душой смутился, 
Сказав: "Не стою я того. 

Я должен быть крещён Тобою, 
Не мне крестить Тебя, поверь!" 
Иисус сказал: "Оставь пустое", - 
И в небесах отверзлась дверь, 

И Дух полётом голубиным 
Спустился с неба на Него, 
И Бог сказал: "Не спорьте с Сыном, 
Его люблю, как никого". 

Затем Иисус, влекомый Духом, 
Ушел и пустыню для поста, 
И сатана, узнав то слухом, 
В сии последовал места. 

Когда же срок поста кончался, 
Иисус телесно изнемог. 
И между ними завязался 
Немаловажный диалог. 

И дьявол молвил: "Если вера 
В Тебе сильна, что проку в ней? 
Не лучше ль было бы, к примеру, 
Хлебов наделать из камней?" 

Иисус ответил: "Господином 
Мы видим Бога одного. 
Не хлебом живы мы единым, 
Но всяким, словом от Него". 

Тогда диавол, взяв Иисуса, 
На крышу храма с Ним взлетел, 
Сказав: "Не вижу в том искуса, 
Когда б Ты спрыгнуть вниз хотел. 

Гласит Писанье, что ногою 
Ты не преткнёшься о гранит, 
Что тело плотское нагое 
Всяк Ангел Божий сохранит". 

Иисус сказал: "Любое слово 
Превратно можно толковать, 
Но покарает Бог любого, 
Кто будет власть себе давать 

Гневить Его поступком глупым 
И своеволием своим. 
И станет тело хладным трупом, 
И восскорбит душа над ним". 

Вторично будучи осмеян, 
Лукавый вновь сплетает сеть, 
Сказав: "Земную власть имея, 
Как много мог бы Ты успеть! 

И Ты владыкой наречёшься 
В любом краю, в любой стране, 
Когда от Бога отречёшься 
И, пав, поклонишься Ты мне". 

Иисус сказал: "Сие дерзанье 
Вполне достойно сатаны. 
Лишь Богу, учит нас Писанье, 
Мы одному служить должны. 

А потому - уйди и скройся, 
И без тебя Мой путь тяжёл. 
В аду бесчестием умойся!" 
И дьявол молча отошёл. 

И в силе духа возвратился 
Иисус на родину Свою, 
И добрый слух распространился 
О Нём повсюду в том краю. 

И в Назарете, в синагогу 
Войдя, прочёл Он древний стих: 
"Господь послал Меня в дорогу, 
Чтоб отверзать глаза слепых, 

Дарить измученным свободу, 
Скорбящих сердцем исцелять, 
Во благо нищему народу 
Их души к Богу направлять". 

Вослед за этими словами 
Усилился Иисуса глас: 
"Исполнить слышанное вами 
Велел Господь Мне в этот час". 

И разъярилась синагога, 
И был Он гневно осуждён: 
"Он говорит, что Он от Бога, 
А Сам от плотника рождён!" 

Иисус сказал: "О скалы бьётся 
Морской напрасно водоём. 
Так никогда не признается 
Пророк в отечестве своём". 


III 


Ходил Иисус по Галилее 
И к покаянью призывал, 
И, духом, за людей болея, 
Любому помощь подавал. 

И Он избрал Себе двенадцать. 
Апостолов-учеников, 
И имена их стали знаться 
Средь всех наречий и веков: 

Пётр, Иоанн, Андрей, Иаков, 
Матфей, Филипп, Варфоломей, 
Иуда, с ними одинаков 
В святой безгрешности своей, 

Другой Иаков, сын Алфеев, 
И Симон, прозванный Зилот, 
Фома. И с ними, царь злодеев, 
Иуда был Искариот. 

Взойдя же на гору однажды, 
Учитель начал речь Свою: 
"Блаженны те, кто ныне страждут, 
Они утешатся в раю. 


Когда смиряешь гордый нрав ты, 
То будешь Ангелам сродни. 
Блаженны алчущие правды, 
Вполне насытятся они. 

И славу Божию увидят, 
Кто сердцем чист остался тут. 
И те, кто ближних не обидят, 
У Бога милость обретут. 

Блаженны вы, когда вас будут 
Гнать и позорить за Меня. 
На небесах не позабудут 
Того, кто веру сохранял. 

Пророков с Божьими словами 
Не так ли гнали прежде вас? 
Награда ваша будет с вами, 
Когда придет к тому свой час. 

Светите миру ярким светом, 
Наденьте святости венец, 
Чтоб люди видели при этом, 
Как благ Небесный ваш Отец. 

Все заповеди соблюдайте, 
Стремясь священство превзойти, 
И ни одной не нарушайте, 
Чтоб Царство Божье обрести. 

Ни убивать, ни мстить не смейте, 
Скажу вам более того: 
И в мыслях гнева не имейте 
Теперь на брата своего. 

Спеши с соперником мириться 
До совершения суда, 
Чтоб не попасть Тебе в темницу 
И не раскаяться тогда. 

Впредь непорочными ходите 
В делах и помыслах своих. 
В грех через женщин не впадите, 
Взирая с похотью на них. 

Пусть вас сомнения не гложут, 
И не страшитесь ничего. 
Коль глаз в тебе соблазны множит, 
То вырви у себя его! 

Ничем на свете не клянитесь, 
Слова да будут: "нет" и "да", 
А многословья сторонитесь, 
Оно от дьявола всегда. 

Врагов своих благословляйте, 
Забудьте злой закон людской. 
Ударившему - подставляйте 
Своё лицо другой щекой 

У вас просящим - в дар дарите, 
Не будьте глухи к их мольбе, 
И людям только то творите, 
Что вы желаете себе. 

Не раздражайте Бога крайне, 
Пуская о себе молву. 
Пусть будет милостыня втайне, 
И Бог воздаст вам наяву. 

Молясь, не смейте лицемерить 
И выставляться напоказ. 
Все нужды, можете поверить, 
Отец ваш знает прежде вас. 

Насущный хлеб, одежда с кровом, 
Всё будет к сроку вам дано. 
Не увлекайтесь лишним словом, 
А говорите лишь одно: 

Отец Благой, Отец небесный! 
Да имя святится Твоё! 
Твоею волею чудесной 
Да прийдет Царствие Твоё! 

Прости нам наши согрешенья 
И от лукавого храни. 
Твои да славятся свершенья 
И сила во века и дни! 

Своих соседей не судите, 
И вас никто не обвинит, 
И если вы людей простите, 
То и Всевышний вас простит. 

Земных сокровищ не стяжайте, 
Здесь воры рыщут и крадут; 
На небе клады собирайте, 
Они вовек не пропадут, 

И ту ещё изжить вам надо 
Привычку вредную сполна: 
Искать соринку в глазе брата, 
Не видя в собственном - бревна. 

Свой жемчуг свиньям не швыряйте, 
Они не чуют в нем красы, 
И псам святынь не доверяйте, 
Чтоб вас не растерзали псы. 

Украсьте добрыми плодами 
Мной сотворённый в мире труд. 
Входите тесными вратами, 
Они к спасению ведут. 

И, чтобы стали вы блаженны. 
Имейте веру наконец! 
Дерзайте, будьте совершенны, 
Как совершенен Бог Отец!" 

Когда ж сошел Иисус с горы той, 
То изумленно люд притих, 
Дивяся мудрости, сокрытой 
В Его словах, и силе их. 


IV 


Он шёл, народом окружённый, 
Благословенья раздавал, 
Но вот явился прокажённый 
И, поклонясь, Ему сказал: 

"Учитель, счисть с меня заразу, 
Тебе бы это удалось". 
Иисус сказал одну лишь фразу: 
"Хочу, очистись!" - и сбылось. 

В Капернауме Римский воин 
Уже спешит к Нему с мольбой: 
"Учитель, пусть я недостоин, 
Чтоб Ты в мой дом ступил ногой, 

Но мой слуга жестоко страждет. 
Болезнь Ты можешь победить 
Лишь словом. Он его и жаждет, 
И нет нужды к нему ходить". 

Иисус сказал: "Такую веру 
Не часто встретишь средь людей. 
Сию заимствуйте манеру, 
Ведь он, заметьте, не Еврей. 

И говорю вам: в Божье Царство 
Придут подобные ему, 
А Иудеев за коварство 
Во внешнюю извергнут тьму". 

А сотнику сказал: "Добро вам 
По вере вашей Бог воздаст". 
И стал слуга его здоровым 
В тот самый день, в тот самый час. 

И в тот же вечер бесноватых 
Он исцелил, и всех больных. 
Нечистых духов, виноватых 
В их хворях, Он изгнал из них. 

Сказал один, Иисусом званный: 
"Позволь отца похоронить. 
Потом я буду неустанно 
Повсюду за тобой ходить". 

Иисус ответил: "Медны трубы 
Тебя зовут, внемли же им! 
Пусть мертвецов хоронят трупы, 
Живые - служат пусть живым!" 

Войдя же в лодку в тот же вечер, 
Он на корме ее заснул. 
И тут внезапно шквальный ветер 
На море яростно подул, 

И буря, мачту выгибая, 
Водою, лодку залила. 
Вскричали люди, погибая: 
"Господь, яви Свои дела!" 

И, встав, смирил Он ветр и волны 
Одним лишь словом, и сказал: 
"Зачем вы были страхом полны? 
Ведь Я пример вам указал, 


Какому следовать должны вы: 
Тот сотник, будь он здесь средь вас, 
Сказал бы вам, что все вы живы 
Останетесь в сей грозный час". 

Они же меж собой дивились: 
"Непостижимо то уму, 
Что волны страшные смирились 
И подчинилися Ему". 

Когда же, пересекши море, 
Сошел на берег Он, Ему 
Шёл человек навстречу вскоре, 
Весьма опасный, потому 

Что был нечистым околдован 
И бесов легион в нём жил. 
Он цепи рвал, бывая скован, 
И обитал среди могил. 

И легион чертей взмолился: 
"Иисус; напрасно нас не мучь! 
Уж Ты бы лучше согласился 
Швырнуть нас в море с этих круч. 

Другой нам милости не надо, 
Ведь мы не Божии Сыны". 
И бесы те, в свиное стадо 
Войдя, низверглись с крутизны. 

А было стадо то - большое, 
Числом в две тысячи голов. 
И одержимый, чьей душою 
Владели бесы, стал здоров. 

Затем в Свой град Он прибыл снова 
И стал для немощных врачом. 
И принесли к Нему больного, 
Разбитого параличом. 

Взревело человечье стадо, 
Когда с поднятием руки 
Иисус сказал больному: "Чадо! 
Твои прощаются грехи". 

Вскричали книжники: "Прощает 
Грехи лишь только Бог один!" 
Иисус в ответ им возвещает: 
"Отныне властен в том и Сын!" - 

И говорит больному: "Встань же, 
Возьми постель и в дом иди! 
Беды, с которой жил ты раньше, 
Уже не будет впереди". 

И подчинилася природа, 
Недуг тяжелый вмиг исчез. 
И все сказали: " Мы от рода 
Таких не видели чудес!" 

Придя же к мытарю Матфею, 
В его Он доме возлежал. 
Про то узнали фарисеи, 
Меж ними ропот пробежал. 

Иисус сказал им: "Не здоровым 
Целитель нужен, а больным. 
Не место здесь словам суровым, 
Коль Бог являет милость к ним". 

Тут Иаир священник входит 
И в ноги падает к Нему, 
И молвит: "Дочь моя отходит. 
Не дай исполниться тому!" 

Когда ж пришли к нему, то видят, 
Что все рыдают и вопят: 
"К нам избавитель уж не прийдет, 
Она скончалась!" - говорят. 

И безутешен стал родитель, 
И сам заплакал тут навзрыд. 
Но говорит ему Учитель: 
"Не бойся, верь: она лишь спит". 

Тогда Его подняли на смех, 
Забыв про жалобный свой вой, 
Но Он велел тотчас изгнать всех 
И вывел к ним её живой. 

И Он ходил среди селений, 
Везде Евангелью уча. 
И всяк, искавший исцелений, 
Немедля помощь получал. 

И, видя толпы человечьи, 
Лишённые поводыря, 
Что были как стада овечьи, 
Он сокрушался, говоря: 

"Сколь ни старайся, всё ж ничтожен 
Твой вклад в гигантский этот труд. 
Как много тут работы, Боже, 
Как мало делателей тут!" 





Законоведа Никодима 
Приняв, Он стал ему твердить: 
"Сначала плоть людей родила, 
Теперь же должно возродить 

Святым вас Духом, и нетленье 
Дано вам будет, ибо плоть 
Обречена на разрушенье, 
А дух бессмертен, как Господь. 

Дух Божий, где захочет, веет, 
И всяк, кто должен стать святым, 
И удивиться не успеет, 
Как обладаем будет Им". 

Тут Никодим спросил: "Как может 
Всё это с человеком быть?" 
Иисус сказал: "Сомненья гложут 
Тебя, не в сипах ты вместить 

Простого знания земного, 
Сочтя его за чудеса. 
Как средь невежества такого 
Мне речь вести про небеса? 

Никто из вас не небе не был, 
Хоть всяк на небо и пенял, 
А Я для вас спустился с неба. 
Чтоб вы поверили в Меня. 

Мне будет в раны сталь продета, 
И вознесусь Я от земли, 
Затем, чтоб вы чрез веру эту 
Дар жизни вечной обрели. 

На муку в мире сем убогом 
Я рай небесный поменял. 
К вам для того Я послан Богом, 
Чтоб вы спаслись через Меня. 

Христианин судим не будет 
Ввиду отсутствия вины, 
А атеистов Бог осудит, 
Они уже осуждены, 

За то, что по теченью плыли 
И покорялись власти зла, 
И больше света возлюбили 
Тьму, что скрывает их дела". 

Прибыв в Самарию однажды 
И отослав учеников, 
Он Самарянке рёк: "Я жажду. 
Дай сделать несколько глотков". 

Она достала из колодца 
Воды, а дух огнём горит: 
"Как правоверным Он зовётся, 
А с басурманкой говорит?" 

Иисус сказал: "Когда б ты знала 
Кто ныне просит: дай Мне пить, 
То ты б живой воды взалкала, 
Чтоб всю нужду в воде забыть". 

Она ответила: "Израиль 
Здесь воду пил и счастлив был". 
Иисус сказал: "И так изранил 
Свой дух и угасил свой пыл. 

И всякий, пьющий вашу воду, 
Возжаждет снова, оттого, 
Что извратили вы природу 
Закона Божьего всего. 

Господь есть дух, и поклоняться 
Ему мы в духе и должны, 
Не за химерами гоняться, 
А быть лишь истине верны". 

Сказала женщина: "Я знаю, 
Что нам Христос доставит весть". 
Иисус сказал: " Вот весть благая: 
Мессия этот Я и есть". 

Апостолы, придя, дивились. 
Увидев с женщиной Его, 
И перед Ним остановились, 
Но не сказали ничего. 

Тогда, призвав их, говорит Он: 
"Дерзайте, дети, пробил час! 
Вещать на кровлях о сокрытом 
Я ныне посылаю вас. 

Благую Весть провозглашайте 
О воздаянии в раю, 
Врачуйте, мёртвых воскрешайте, 
Вам власть над бесами даю. 

Пусть мир охватится пожаром, 
Моё учение приняв. 
Дарите людям то, что даром 
Вы получили от Меня. 

Как овцы средь волков идите, 
Уча холопа и царя, 
И мудрость змеев превзойдите, 
Над миром птицами паря. 

Не бойтесь тех, кто убивает 
Одно лишь тело, а Того 
Страшитесь, Кто повелевает 
Душою, более всего". 

В то время Иоанн Креститель 
Уж был в темницу заключён, 
Поскольку Ирод, злой правитель, 
Им был прилюдно обличён 

За то, что жил с Иродиадой, 
Женою брата своего. 
Пророк грозил царю расплатой, 
Закон не дозволял того. 

Когда же вскоре день рожденья 
Царь отмечал очередной, 
Себе велел он наслажденье 
Доставить пляской огневой. 

И угодила Саломея 
Женолюбивому царю, 
И он изрёк, на ложе млея: 
"Тебе полцарства я дарю!" 

Тогда, спрося Иродиаду, 
Свою бессовестную мать, 
Девица выбрала в награду 
Себе главу пророка дать. 

И Иоанна обезглавил 
В темницу посланный гонец. 
Себя же Ирод обесславил, 
И страшен был его конец. 

Иисус же говорил к народу, 
Когда остался одинок: 
"Средь грешного людского рода 
Не восставал такой пророк, 

Как Иоанн. Скажу вам честно: 
В миру он был весьма велик, 
Но меньший в Царствии Небесном 
Затмит его священный лик. 

И входят в Царство то поныне 
Все те, кто трудятся всерьез, 
С тех пор, как Иоанн в пустыне 
Глас вопиющего вознёс. 

Но говорили Иоанну: 
Не пьёт, не ест, выходит, бес, 
А Мне сказали: сыту, пьяну 
Не след Посланцу быть небес. 

Тебя же славлю, Правый Отче, 
Что так разумно сотворил, 
Что мудрецам закрыл Ты очи, 
А юным мудрость отворил. 

Вам говорю, ко Мне придите, 
Все утомлённые душой, 
Мое учение примите, 
И Я доставлю вам покой. 

Навек запомните основу 
Всего ученья Моего: 
Вам к Богу нет пути иного, 
Как через Сына одного". 


VI 


Ученики тогда вернулись 
И весть Иисусу принесли, 
Сколь многие душой проснулись 
И к вере истинной пришли. 

Иисус спросил: "А кем считает 
Меня Израильский народ?" 
"Кто за пророка почитает, 
А кто Крестителем зовёт", - 

Они Иисусу отвечали. 
"А ваше мненье каково? 
Вы сами - кем Меня признали 
И посчитали за кого?" - 

Спросил Иисус. И Пётр ответил: 
"Ты Божий Сын, и Ты - Христос". 
Иисус сказал: "Блажен и светел 
Ты, Симон, ибо произнёс 

Не от себя ты это слово, 
А Бог открыл тебе его, 
Чтоб ты отрёкся от былого 
Служенья ради своего. 

И ныне пред учениками 
Скажу тебе лишь одному: 
В Моей ты Церкви - первый камень, 
Опора зданию всему". 

И было, что к Нему немого 
Слепца однажды привели. 
Когда же речь и зренье снова 
Тому вернул Он, то смогли 

Ему сие в вину поставить, 
Не уловив Его в словах. 
Привыкло фарисейство править 
Единолично во церквах 

И так то дело извернуло, 
Христа желая превозмочь, 
Что, дескать, силой вельзевула 
Он бесов изгоняет прочь. 

Иисус же, видя их лукавство, 
Сказал им: "Разве устоит 
То царство, где самоуправство 
И беззаконие царит? 

И если бес погонит беса, 
То что же будет с сатаной? 
Какая мрачная завеса 
Над их опустится страной! 

Вам говорю кто не со Мною: 
Вы расточаете себя. 
И будет вашей то виною, 
Вы в ней раскаетесь, скорбя. 

Кто добр - не делает иного, 
В нем злое пламя не горит, 
От злого - слова ждите злого, 
Он доброго не говорит. 

Но помни, всякий говорящий, 
И знай, крамольная молва: 
Наступит час, и пред Судящим 
За все ответите слова!" 

"Яви нам чудо, и сомнений 
Не будет!" - молвят хитрецы. 
Но Он ответил им: "Знамений 
Прелюбодеи и лжецы 

Всегда желают. Ожидает 
Лишь огорченье таковых. 
Кто о знамениях мечтает, 
Тот не заслуживает их". 

В тот самый день, у моря сидя, 
Иисус до времени молчал. 
Народ же при себе увидя, 
Его Он притчей поучал: 

"Вот, вышел некий земледелец 
Зерном засеять свой надел, 
Но в силу всяческих безделиц 
Посев тот вскоре поредел. 

Какое пало при дороге 
Зерно, то птицы унесли, 
Остаток - вытоптали ноги, 
И зерна эти не взошли. 

А то зерно, что в камни пало, 
Укорениться не смогло, 
Иное - в тернии пропало 
И тоже всходов не дало. 

И только то зерно сторично 
Вознаградит жнеца за труд, 
Которое в земле отличной 
Легло. Богатый соберут 

Там Урожай. Имея уши, 
Извольте вникнуть в речь Мою! 
Я вам спасаю ваши души, 
Чтоб оказались вы в раю. 

Чтоб пробудить бездумно спящих, 
Я смысл раскрой притчи сей: 
Тот сеятель есть Говорящий 
Благое Слово средь людей. 

Зерно, что пало при дороге, 
Суть те, кто разумом скудны. 
У них любую мысль о Боге 
Крадут усилья сатаны. 

Зерно, которое упало 
На камни, это те из вас, 
Кто верят иногда и мало 
И отрекутся в трудный час 

Другие - Слово принимают, 
Но тем сгубляется их плод, 
Что мир богатством называет, 
А притча тернием зовёт. 

И только тех благословенно 
Для Бога имя, кто поймёт 
И примет Слово совершенно, 
И плод стократный принесёт. 

Но знайте, что лукавый тоже 
Посеял в мире семена, 
Те, что на плевелы похожи. 
А участь плевелов одна: 

Жнецы их с корнем вырывают, 
Чтоб бросить в огненную печь, 
И в муках там они сгорают, 
Где плач, тоска и злая речь. 

А праведники воссияют, 
Как звёзды, в Царствии Творца. 
Меня кто слышит, да дерзает 
Подобного достичь конца. 

Ничто на свете не сравнится 
С Небесным Царством. Верьте Мне, 
Что малая его крупица 
Дороже всех златых монет 

И самых редкостных жемчужин, 
И человек, тот клад найдя, 
Поймёт, что мир ему не нужен, 
С восторгом к небу восходя". 

Когда же вечер опустился, 
То говорят ученики: 
"Учитель, лучше бы простился 
С народом Ты, ведь далеки 

Отсюда сёла их, и нечем 
Нам накормить их. Пусть идут, 
Им дома ужин обеспечен, 
А здесь его не подадут". 

Иисус сказал им: "Вы дадите 
Им есть, отсюда не сходя". 
Они ответили: "Учитель, 
Ты, видно, молвил то, шутя. 

На эти тысячи народа 
Здесь пять хлебов и рыбы две". 
Но Он сказал им: "Вся природа 
Подвластна Богу. На траве 

Пусть люди лягут". Взяв же пищу, 
Сказал, пред тем, как им отдать: 
"Кто правды Божьей в мире ищет, 
Вовек не будет голодать". 

И вдоволь всем еды досталось 
Из рук Его учеников, 
И после трапезы осталось 
Двенадцать коробов кусков. 

Ученикам велел пуститься 
На лодке в море Он, а Сам 
Взошёл на гору помолиться 
И долго оставался там. 

Меж тем на море шторм поднялся, 
В тревоге путники, и вот 
Над морем призрак показался, 
Идущий к ним по верху вод. 

Они вскричали от испуга, 
Смятенья больше не тая, 
Но глас Учителя и Друга 
Сказал: "Не бойтесь, это Я". 

Тут Пётр решил Его проверить, 
В себе все страхи истребя, 
И крикнул: "Дай тогда измерить 
Шагами воду до Тебя!" 

Иисус ответил: "Коль решился, 
Теперь же можешь приступать". 
И Пётр пошёл, но усомнился 
И тут же начал утопать. 

Иисус сказал, поднявши вскоре 
Его простёртою рукой: 
"Когда б ты верил, это горе 
Не приключилось бы с тобой. 

Вам говорю: имея веру, 
Возможно гору своротить, 
В минуту вылечить холеру, 
Не то что по морю ходить". 

В тот миг и волны перестали 
Вздыматься, стих и ветра вой. 
И Сыном Божиим признали 
Тогда Апостолы Его. 


VII 


Быв фарисеем приглашённый, 
Возлёг Он в доме у него, 
И, плач услышав приглушённый; 
Узрел виновницу того. 

Ему слезами обливала 
Младая женщина ступни 
И волосами отирала; 
Когда же высохли они, 

Тогда она сосуд достала, 
С которым шла Его встречать, 
И драгоценным миром стала 
Иисусу ноги умащать. 

Тут фарисея мысль тревожит: 
"Какой, скажите, Он пророк, 
Когда Он грешницу не может 
Прогнать, сидящую у ног?" 

Иисус решил здесь притчу вставить: 
"С вас не взыщу я впредь долгов", - 
Сказал один заимодавец, 
Двоих имея должников. 

Долг одного был больше долга 
Другого ровно в десять раз. 
Скажи, подумавши недолго, 
Кто из прощённых в этот час 

Сильней хозяина возлюбит?" 
- Какому больше прощено. 
- Вот потому свой сук тот рубит, 
Кто о грехах своих давно 

Не вспоминает, и уверен 
Надменно в святости своей. 
Грех таковых как раз - безмерен. 
И говорит девице сей: 

"Раз возлюбить ты так сумела, 
Дела твои не столь плохи. 
Иди, Мария, к людям смело, 
Тебе прощаются грехи". 

Здесь фарисеи стали злиться: 
"Да кто Он, чтоб грехи прощать?" 
Иисус им дал угомониться, 
Чтоб притчу новую начать: 

"У старика два сына было, 
Был младший - с детства сорванец, 
Его свобода всё манила. 
Однажды он оказал: "Отец! 

Изволь мне выдать часть наследства, 
Тобой обещанную мне. 
Я поживу на эти средства 
В заморской сказочной стране". 

Отец не отказал герою, 
И тот покинул отчий дом, 
Жил на чужбине и, не скрою, 
Весьма распутничал при том. 

Когда же отчее наследство 
Он без остатка промотал, 
То вспомнил розовое детство: 
Великий голод там настал. 

И он нанялся свинопасом 
И о свиных мечтал кормах, 
И молвил: "У отца запасов 
Довольно. У него в рабах 

Я впредь питаться буду хлебом, 
Когда скажу ему при всех: 
"Отец! Я согрешил пред небом, 
Прости и ты мой тяжкий грех!" 

И отрок с горькими слезами 
Пришёл на родину свою: 
"Отец! Я, грешник, перед вами 
В немом отчаяньи стою. 

Меня уж сыном не зовите..." 
Но тот вскричал: "Молчи, молчи!", 
Велел работникам: "Бегите, 
На стол несите калачи, 

Задайте пир, чтоб мир качнулся, 
Чтоб месяц путь свой изменил! 
Мой сын живым ко мне вернулся! 
А я его похоронил... " 

Тут старший сын, пришедши с поля 
И видя сытный тот обед, 
Сказал отцу: "Твоей я воле 
Служу покорно столько лет, 

И ты друзьям моим козлёнка 
Не заколол, а этот мот, 
Едва вернулся, уж телёнка 
Себе оттяпал без хлопот!" 

Отец сказал: "Со мной всегда ты, 
И всем владеем мы вдвоём, 
Но в жизни есть такие даты, 
Когда мы Богу песнь поём 

За то, что нас не оставляет 
Он без благих Своих чудес 
И даже трупы оживляет. 
Твой брат был мёртв, и вот - воскрес". 

Но фарисеи не унялись 
И говорят: "Зачем, Святой, 
Твои друзья не постеснялись 
Рук не умыть перед едой?" 

Иисус сказал: "Предлог вам нужен, 
Чтоб обстановку обострить. 
Скоблите чашу вы снаружи, 
Но нечиста она внутри. 

Что примет человек устами, 
Попавши в чрево, после вон 
Извергнется. Поймите сами, 
Не осквернится этим он. 

И только тем сквернятся люди, 
Что исторгается из уст. 
В убийстве, в краже, в ссоре, в блуде 
К устам исход бывает чувств. 

А вам, вожди, одно лишь слово 
Скажу, чтоб речь закончить тут: 
Когда слепой ведёт слепого, 
То оба в яму упадут". 

Поздней, оставшись со Своими 
Учениками, Он сказал: 
"Придёт пора, в Ерусалиме 
Мне наплюют они в глаза 

И, к древу пригвоздив, повесят. 
Но скорби не продлится срок, 
И в третий день средь вас воскреснет 
Убитый подлостью Пророк. 

И чтобы в сердце вам злодейство 
Не заползло в земные дни, 
Друзья, страшитесь фарисейства, 
Вовек не будьте, как они. 

Пускай подлец всем миром правит, 
В нём обитая, как в раю, 
Какой он выкуп предоставит 
За душу чёрную свою, 

Когда конец его настанет, 
И приведут его на суд, 
И перед Господом предстанет 
Всё, им содеянное тут? 

Сказал я это, чтоб испугом 
Вы не сломились. Я умру, 
Но все получат по заслугам 
За совершённое в миру. 

И здесь такие есть меж вами, 
Кто, не пройдя сквозь смертный миг, 
Земными разглядят глазами 
Мой царственный небесный лик. 


VIII 


Дней через шесть, проснувшись рано, 
Он, подозвав к Себе Петра, 
Иакова и Иоанна, 
Сказал: "В дорогу нам пора". 

Взойдя на гору, Он молился, 
И вдруг блеснул пред ними блик, 
И вид его переменился, 
И стал Христа светиться лик 

Ярчайшим светом; воссияла 
Великолепьем неземным 
Его одежда. И стояло 
Два древних мужа рядом с Ним. 

То были Моисей с Ильёю, 
И Пётр сказал: "Учитель, здесь 
Так хорошо нам быть с Тобою, 
Что не хотим иных чудес. 

Для вас три кущи мы раскинем..." 
Тут глас с небес прервал его, 
И Бог сказал: "Не спорьте с Сыном, 
Его люблю, как никого". 

Ученики на лица пали 
От страха голоса того. 
Когда ж, открывши очи, встали, 
То зрят Иисуса одного. 

"Не разглашайте это чудо, 
Его лишь в памяти храня, 
До срока, как распят Я буду 
И через три воскресну дня", - 

Так Он сказал. Они ж спросили: 
"А как понять загадку ту, 
Что должен был, как говорили, 
Илья предшествовать Христу?" 

Он отвечал: "И вам не лгали, 
Илья и вправду приходил, 
Но подданные не узнали, 
А царь главу ему срубил". 

Когда сказал им так Учитель, 
Смогли прочесть они меж строк, 
Что это Иоанн Креститель, 
Казнённый Иродом пророк. 

Спустя немного, приступили 
Опять к Нему ученики 
И так Иисуса вопросили: 
"Сомненья наши нелегки: 

Кто в Божьем Царстве будет главным?" 
Тогда Иисус дитя призвал 
Улыбкою и жестом плавным, 
Средь них поставил и сказал: 

"Кто к чистой вере обратится 
В прелюбодейном сем краю, 
Кто как ребёнок умалится, 
Тот возвеличится в раю. 

А если кто себе на горе 
Дитя такое соблазнит, 
Того бы лучше бросить в море, 
И да навеки поглотит 

Его пучина! Пусть опасны 
Все искушенья наших дней, 
Как ни страшны в миру соблазны, 
Расплата всё-таки страшней. 

Но если брат тебя обидит, 
Полтыщи раз ему прости. 
Тому, кто брата ненавидит, 
Небесный рай не обрести ". 

При сём сказал: "Правитель некий 
Решил со слуг взыскать долги. 
И вспомнил он о человеке, 
Чьи займы были велики, 

Да так, что долг его составил 
Большую груду серебра. 
И царь платить его заставил, 
Давно, мол, подошла пора. 

Но тот взмолился: "Не имею 
Я серебра, чтоб заплатить!" 
Тут царь сказал: "В тюрьму злодея. 
Его ж семью - с торгов пустить!" 

Должник пал в ноги: "Повелитель, 
Моя вина, не так страшна!" 
Умилосердился правитель 
И долг простил ему сполна. 

Царю тот раб казался беден, 
Но у него товарищ был, 
Которому пригоршню меди 
В былое время он ссудил. 

Как только, упросив владыку, 
Злой раб тот вышел на простор, 
То к должнику с ножом к кадыку 
Пристал жестокий кредитор: 

"Мне принцип мой всего дороже, 
И я своё с тебя возьму!" 
Друг умолял его, но всё же 
Мерзавцем брошен был в тюрьму. 

Узнав об этом, повелитель 
Призвал злодея и сказал: 
"Ещё сегодня, злой мучитель, 
Ты на коленях умолял 

Меня о милости, и сразу 
Ты получил её. И вдруг 
По твоему уже приказу 
В темницу брошен твой же друг? 

Иди ж вослед ему в оковах 
И знай, противник доброты, 
Что всех жестоких и суровых 
Ждут тюрьмы, цепи и кнуты". 

Так при кончине века будет, 
И Я вам послан предвещать, 
Что и Всевышний тех осудит, 
Кто не научится прощать". 

И Он дошёл до Иудеи 
Из Галилейской стороны. 
И приступили фарисеи, 
К Иисусу зависти полны, 

И говорят: "Перед Тобою 
Мы в восхищеньи третий год. 
Но что Ты скажешь на такое: 
Сколь позволителен развод?" 

Иисус ответил: "Фарисеи, 
Мне в том загадка не видна. 
Ведь сказано у Моисея, 
Что будут двое плоть одна. 

И всем, кто развестись мечтает, 
Одно пристало отвечать: 
Что Бог на небе сочетает, 
Не человеку разлучать". 

Тут подошёл богатый малый 
И говорит: "Равви благой! 
Что в мире мне творить пристало, 
Чтоб в рай ступить своей ногой?" 

Иисус сказал: "Лишь Бога только 
Благим мы можем называть. 
А чтобы в рай войти, изволь-ка 
Сии законы соблюдать: 

Не убивай; добра чужого 
Не домогайся; не блуди; 
Не клевещи на ближних словом; 
Отца и матерь свято чти; 

И в Божье Царство смело вступишь, 
И примут там тебя, любя, 
Когда ты ближнего возлюбишь, 
Как любишь самого себя. 

Но все сие не состоится, 
Ты это к сведенью прими, 
Коль не захочешь ты делиться 
Богатством с нищими людьми. 

Раздай имение и следуй 
За Мной без суетных забот, 
И славу Божию наследуй". 
Но отошёл с печалью тот. 

Иисус воскликнул: "Святотатство, 
Когда богатый входит в храм! 
Нельзя и Богу, и богатству, 
Двум столь различным господам 

Служить одним и тем же духом, 
А потому скорее, знай, 
Пройдёт верблюд игольным ухом, 
Чем попадёт богатый в рай!" 


IX 


Сказал и притчу: "Лазарь нищий 
У врат богатого лежал, 
Мечтая напитаться пищей, 
Какую тот не доедал. 

Пришла пора, скончались оба, 
И Лазарь был на небо взят, 
А дух богатого из гроба 
Был в тот же час низвержен в ад. 

Из ада глядя, он увидел 
Вдруг Авраама и того, 
Которого не раз обидел 
И презирал, как никого. 

И он взмолился: "Аврааме! 
Я так к страданьям не привык, 
А в этой раскалённой яме 
Мой весь потрескался язык. 

Пошли же Лазаря с водою, 
Мне б охладить язык чуток, 
И я смирился бы с бедою". 
Но Авраам сказал: "Сынок, 

В миру ты только веселился 
Весь век, а Лазарь - лишь страдал. 
Теперь же Божий суд свершился 
И час возмездия настал. 

А сверх всего того, меж нами 
Такая пропасть пролегла, 
Что пересечь её крылами 
Ничья душа бы не смогла". 

Богач сказал: "Да не откажет 
Мне Лазарь в малости такой: 
Пусть он родне моей расскажет, 
Как в аде мучусь я с тоской". 

И был ответ ему: "Имеют 
Живые Библию всегда, 
И коль прочесть её сумеют, 
Не попадут к тебе туда". 

Богач сказал: "В скрижалях стёртых 
Не признаёт уж мир закон, 
Но если б кто воскрес из мёртвых, 
То убедил бы многих он". 

Но Авраам в ответ заметил: 
"Коль Божье слово мир не чтит, 
То Лазарь, воскрешённый в свете, 
Навряд ли многих убедит". 

Тут Пётр сказал: "Оставив всё, мы 
Пошли с Тобой. Чего ж нам ждать?" 
"Все, кто оставит семьи, домы 
И будут за Меня страдать, 

Получат во сто крат в сём веке, 
Где так тяжёл сомнений груз, 
А после смерти в вечной неге 
Пребудут", - отвечал Иисус 

И продолжал: "Хозяин дома 
Решил работников найти, 
Чтоб в винограднике знакомом 
Всё подравнять и подмести. 

И поутру, когда не ранил 
Ещё жестокий зной поля, 
Хозяин тот рабочих нанял, 
Им по динарию суля. 

С полуденным нещадным жаром, 
Он вновь работников призвал: 
"Идите, будете недаром 
Трудиться", - людям он сказал. 

Спустя же время, вновь выходит 
Хозяин, и к себе зовёт 
Всех тех, кто за день не находит 
Работы у других господ. 

Когда же вечер опустился, 
Хозяин прежде тех призвал, 
Кто меньше всех в тот день трудился, 
И по динарию им дал. 

И ту же плату получили 
С полудня нанятые им. 
Но первые из званых были 
Уверены, что только к ним 

Хозяин будет щедр особо, 
И, получив не больше тех, 
Один сказал из них: "До гроба 
Мы не забудем этот грех! 

Здесь целый день мы спину гнули, 
А ты сравнял в оплате нас 
С работниками, что тянули 
Ту лямку лишь последний час!" 

Хозяин молвил: "Иль не волен 
Я заплатить им, как хочу? 
Возьми своё и будь доволен, 
Я как условились плачу". 

Вот так и первые у Бога 
Уступят арьергарду честь, 
Поскольку званых в мире много, 
А избранных недолго счесть". 

В одном селении Он сразу 
Десятком встречен был больных, 
Что умоляли от проказы 
Освободить скорее их. 

Он рёк: "К священникам пойдите 
И, как велел вам Моисей, 
Их указанья соблюдите, 
Чтоб избежать болезни сей. 

Они отправились убоги 
И стали здравы через час. 
Один же, возвратившись, в ноги 
Иисусу пал, и, много раз 

Прославив Бога, удалился, 
И это Самарянин был. 
Иисус же только подивился: 
"Иноплеменник не забыл 

Прославить Господа, а эти 
Ушли, спасибо не сказав. 
Как злы бывают Божьи дети, 
Когда имеют гордый нрав! 

Их благодарность будет взвесить 
Нетрудно, если захотим. 
Ведь излечилось целых десять, 
А возвратился лишь один". 
 


Описание работы:
Полное поэтическое переложение Евангельской истории. Октябрь-декабрь 1996 г. Саратов, Россия.


Голосование:
За - 0 Против - 0
Авторизуйтесь для голосования
Комментарии к работе
Нет комментариев
В Мы ВКонтакте
f Мы в Facebook
Сталкер Зона Творчества

Закрыть окно