Искусство и творчество, воображение и вдохновение – социальная сеть для творческих людей Сталкер. Зона Творчества
СОЦИАЛЬНАЯ СЕТЬ ДЛЯ ТВОРЧЕСКИХ ЛЮДЕЙ
 

Теория познания (глава 13)





Глава 13.  Классификация
 
 
Газообразные вещества имеют приятный запах, или резкий неприятный запах, или не имеют запаха.  Тот или иной запах, воспринимаемый органом чувств,  является характерным признаком конкретного газа, то есть признаком, делающим один конкретный газ обособленным от другого конкретного газа. Несколько газов, имеющие похожий запах, можно объединить в один вид. Отбросив свойства, заключающихся в запахах, и некоторые другие свойства, можно мысленно создать обобщенное понятие (род) «газообразные вещества», имеющее широкий объем и объединяющий  все газы.  Объединяющее родовое понятие будет описывать отдельные малочисленные конкретные свойства газов, являющимися существенными,  но родовое понятие не будет включать в себя длинный список отброшенных несущественных свойств, присущий каждому газу и каждому виду газов. Родовое понятие будет менее конкретным, чем видовое понятие, и еще менее конкретным, чем конкретный газ. 
Человек при помощи глаз наблюдает за твердыми вещами, находящихся в воде, и обнаруживает их способность плавать на поверхности воды или погружаться в воду. На основе показаний органов чувств человек разделяет известные ему виды твердых вещей  на два рода — плавающих и тонущих.  Свойство плавать на поверхности воды отделяет один вид твердых вещей от другого вида, которому свойственно тонуть  в воде. Мысленно отсекая свойство плавать и тонуть, и другие свойства,  можно создать род «твердые вещи», и в этот род включаются  все твердые вещи, независимо от их видовых или индивидуальных свойств плавать или тонуть в воде. 
Различение между твердыми и газообразными веществами не вносится человеком в природу, а навязано человеку самой природой. При построении классификации нет нужды прибегать к помощи фантазий; весь материал, подвергаемый классификации, тесно связан с деятельностью органов чувств.
Жидкости бывают легковоспламеняющимися, трудно-воспламеняющимися, негорючими. После объединения конкретных жидкостей в виды «легковоспламеняющихся», «трудновоспламеняющихся», «негорючих» (после объединения объектов нижележащего уровня в элементы вышележащего уровня обобщения, на основании наличия сходных признаков у нижележащих объектов),  осуществляется  дальнейшее обобщение, и указанные виды  объединяются в род «жидкости».  При мысленном создании рода, человек не принимает во внимание видовые или индивидуальные признаки легкой воспламеняемости или невозможности горения. 
Невозможно провести эксперименты, подтверждающие вхождение бензина в род или класс легковоспламеняющихся жидкостей.
Индивидуальные, конкретные предметы, существующие объективно и обладающие множеством свойств, в процессе объединения в виды, роды, классы, превращаются в элементы, обладающими лишь свойствами, необходимыми для осуществления объединения (попутно происходит различение закономерного и случайного).  Элементы почти полностью тождественны друг другу, каждый элемент может быть представителем любого другого элемента.
Чем меньше признаков мысленно выдвигается на передний план, тем шире группа вещей, объединенных понятием.  Движение от многообразия к обобщающему единству завершается созданием наиболее широкой группы понятий — «материи», и это квалифицирующее понятие включает  в себя (посредством исключения отделяющих свойств)  классифицирующие роды  твердых веществ, жидкостей, газов, плазмы.  Конкретных вещей много, видов мало, родов и классов еще меньше.  Путь к всеобобщающему классу «материя» начинается с деятельности органов чувств, обнаруживающих различные запахи, плавание на воде вещей, воспламеняемость, и многие другие свойства. 
В.И.Ленин:  «Английский махист Пирсон, бешено воюющий с материализмом, говорит: «С научной точки зрения не может быть возражения против того, чтобы классифицировать известные более или менее постоянные группы чувственных восприятий, объединяя их вместе и называя материей»…  Здесь нет фигового листочка «элементов», и идеалист прямо протягивает руку агностику»(«Материализм и эмпириокритицизм», ПСС, т.18, с.148).  
Теоретическое понятие есть результат обработки чувственных данных. С помощью органов чувств человек исследует свойства вещей, посредством мысленного исключения отличающихся свойств,  создает виды вещей, роды, классы, и, работая субъективным мышлением, приходит к пониманию наивысшего класса, к которому применяется название  «материя».  Мыслительный класс понятий «материя» не существует, когда мыслящего человека еще нет или уже нет. Поэтому мыслительный класс в своем существовании зависит от мышления. 
Карл Пирсон показал, как от чувственных восприятий люди доходят до понимания наивысшего класса «материя»,  как мыслительный класс становится зависимым от  ощущений и мыслительной деятельности, и за это Ленин назвал Пирсона борцом против материалистического мировоззрения, согласно которому материя не зависит от ощущений и мыслительной деятельности.
Рихард Авенариус исследовал человеческие высказывания о внешнем или внутреннем мире, имея ввиду, что высказывания находятся в зависимости от понимания человеком внутреннего или внешнего мира. Высказывания об окружающем мире зависят от психических ощущений, психического мышления и иных объективных и субъективных факторов.  Карл Пирсон согласился с Рихардом Авенириусом в вопросе о зависимости, — от психического, —высказываний относительно физической материи, и это означает, что  Пирсон, вслед за Авенариусом, «отрицает бытие физического, независимого от психики»(В.И.Ленин, «Материализм и эмпириокритицизм», ПСС, т.18, с.148). Высказывания об окружающем мире имеют свойство, заключающееся в зависимости высказываний от психического, и В.И.Ленин перенес это свойство на физическую материю, и в итоге физическая материя приобрела свойство зависимости от психического. Что нужно делать для того, чтобы В.И.Ленин не переносил свойство, чтобы физическая материя утратила указанное свойство? Для этого нужно не говорить о том, что высказывания о физической материи зависят от психического. Разговоры о субъективности приводят к солипсизму, молчание о субъективности гарантирует отсутствие солипсизма.
9 февраля 1953 года ученый совет физического института Академии Наук СССР вынес и утвердил решение «О философских ошибках в трудах академика Л.И.Мандельштама». В частности, в решении сказано следующее: «Разбирая вопрос об установлении единиц длины (эталонов) в системах, двигающихся друг относительно друга, Л. И. Мандельштам сводит эту проблему к установлению ≪единого языка≫, и говорит: ≪Мы должны подобрать такой язык, чтобы эталон, измеренный из одной и из  другой  системы,  был одинаков≫ (стр. 223) или ≪Принцип относительности утверждает или предполагает большее — что я могу  выбрать язык, на котором явления в другой системе описывались бы так же, как и в первой≫(стр. 212). Такого рода высказывания, в которых установление объективных свойств явлений сводится к ≪выбору языка≫,  показывают ошибочные философские взгляды Л. И. Мандельштама на сущность и роль физики, так как  законы природы не зависят от тех или иных соглашений между учёными».
Л.И.Мандельштам говорил о том, что исследователи с помощью своего ума разрабатывают теоретические определения и математические формулы, приспосабливающиеся к природным явлениям. Исследователи совершают выбор между несколькими надуманными определениями и математическими формулами, чтобы подобрать (подобно подбору отмычки к замку) наиболее приспособленные к природным явлениям, чтобы удовлетворить свое желание на обладание определениями и формулами, адекватно описывающими природные явления. Сначала ученые соглашаются друг с другом по поводу выбора теоретических определений, потом при помощи практического критерия истинности проверяется адекватность выбранного. Критерий практики указывает на объективные стороны соглашения.  Философы-материалисты образца 1953 года нашли недостатки  в высказываниях Мандельштама, состоящие в том, что зависимость определений и формул от желаемого выбора (совершающегося через соглашение ученых) может привести к ошибочному мнению о зависимости законов природы от желаний исследователей.  Точка зрения Мандельштама о том, что познание законов природы осуществляется в условиях подбора определений и математических формул посредством выбора среди нескольких определений и формул, оказалась противоречащей материалистической философии, согласно которой существование природы и природных законов не зависит от выбора среди нескольких определений и математических формул.
Решение «О философских ошибках в трудах академика Л.И.Мандельштама» ученого совета физического института Академии Наук СССР имеет некоторое сходство с мнением В.И.Ленина относительно философских взглядов К.Пирсона. Карл Пирсон утверждал, что мысль движется от показаний органов чувств к пониманию наивысшего класса «материя», что ПОЗНАНИЕ ОКРУЖАЮЩЕГО МАТЕРИАЛЬНОГО МИРА, в том числе материи, находится в зависимости от мыслительной деятельности.  Ленин не согласился с точкой зрения Пирсона, так как из этой точки зрения вытекает вывод, противоречащий материализму, а именно, вывод о том, что СУЩЕСТВОВАНИЕ ОКРУЖАЮЩЕГО МАТЕРИАЛЬНОГО МИРА находится в зависимости от мыслительной деятельности.
Человеческое познание окружающего мира должно быть таково, чтобы не возникло подозрение в зависимости окружающего мира от познавательных способностей человека.  Подозрение провоцируется тем, что применяются человеческие познавательные способности. Будет лучше, когда познавательные способности не применяются.
Изречение «природные явления зависят от исследований, которым подвергаются природные явления» является идеалистическим и субъективистическим изречением.   Изречение «содержание учебников по естествознанию зависит от исследований, которым подвергалась природа перед созданием учебников» является преддверием идеалистического изречения. Чтобы не произошло соскальзывание естествоиспытателей в сторону идеализма, необходимо подвергать резкой критике и первое изречение, и второе изречение.
 
 
Взаимоотношение психического и материального оказывается перевернутым, как в камере-обскуре, когда материальное выставляется как подчиненное психическому, — так писал  Маркс в книге «Нищета философии».
Пирсон выразился в том смысле, что наивысший класс «материя» в своем существовании как класс внутри классификации, зависит от человеческой психики. Ленин пришел к выводу, что материальное Пирсон выставил как подчиненное психическому, и этим  Пирсон противопоставил себя Марксу.
Маркс писал о взаимоотношениях в природе. Пирсон писал о взаимоотношениях в науке. Ленин сопоставил несопоставимое, и указал на философскую ошибку Пирсона.
 
 
Определить вещь — это значит осознать, какими отличительными и объединяющими признаками обладает вещь, и к какому виду, роду, классу относится вещь. Если вещи дается имя, то этим констатируется факт наличия у вещи отличительных и объединяющих признаков, однако в момент наименования нет необходимости осознавать, какими конкретными отличительными и объединяющими признаками обладает вещь.  Имя – не свойство вещи, имя является абстракцией, присоединенной к вещи.  Можно взять в рассмотрение совокупность картофелин и этой совокупности дать обобщающее имя «картофель»; это имя будет обозначать механическую совокупность большого количества конкретных элементов, но множественность элементов не означает, что имя «картофель» является именем вида или рода (поскольку придание имени не сопровождается указанием на особенное, отличающее, объединяющее).
 
 
На страницах 325-330 книги «Материализм и эмпириокритицизм» написано о том, что реакционные поползновения порождаются самим прогрессом науки, и реакционные поползновения состоят в следующем.  Чрезмерное абстрагирование приводит к тому, что пошатнулось доверие к абстрактным научным постулатам.   Имеет место кажущееся удаление теорий от объективных фактов, что приводит к квалификации теорий как произвольных;    категории естествознания ученые сводят к простым рабочим гипотезам, которых нельзя считать достоверными.  Распространяется сомнение в существовании такой реальности, какая изображается теориями. 
В книге «Диалектика природы» Фридрих Энгельс не согласился с реалистичностью, приписываемой математическому понятию — корень из минус единицы.  Это понятие признано Энгельсом произвольным, недостойным доверия, условным символом, далеким от объективных фактов.  Энгельс рассматривал корень из минус единицы как общее представление, которому не соответствует ничего в материальном мире.  Реальность не такова, как она изображается математическим понятием «квадратный корень из минус единицы». По мнению Энгельса, указанное понятие имело более низкий статус, чем статус рабочей гипотезы. Получается, что Энгельс был захвачен реакционными поползновениями, и высказывал реакционные фразы.
«Кризис современной физики состоит в отступлении ее от прямого, решительного и бесповоротного признания объективной ценности ее теорий»(В.И.Ленин, «Материализм и эмпириокритицизм», ПСС, т.18, с.324).   Энгельс отказался признать объективную, онтологическую ценность математической теории, указывающей на реалистичность квадратного корня из минус единицы, и тем самым Энгельс положил начало кризису в науке.
(В  22-й главе «Субъективный аспект кризиса в науке» продолжается обсуждение роли Фридриха Энгельса в развязывании кризиса в науке.)
В книге «Святое семейство» Карл Маркс и Фридрих Энгельс высказали убежденность в том, что в природе нет материального объекта, точно соответствующего  классу понятий «плод вообще». (Мнение К.Маркса и Ф.Энгельса о «плоде вообще» излагается в следующей четырнадцатой главе «Потопление фактов в море измышлений».) Такое отношение к классам внутри классификации, соединялось с признанием приверженности к материализму Маркса и Энгельса.
Точно также относился к классам внутри классификации Кант — он отрицал существование в природе материальных объектов, точно соответствующих классу понятий «пространство вообще». Однако,  Кант считается противником материализма. Налицо двойные стандарты: Маркс, Энгельс, Кант одинаково признавали нереалистичными классы в классификации, но за такое действие Кант именуется противником материалистического мировоззрения, а Маркс и Энгельс считаются проводниками диалектического материализма.  Канту запрещено делать то, что позволительно делать Марксу и Энгельсу.
 
 
Фридрих Энгельс: «Сперва создают абстракции, отвлекая их от чувственных вещей, а затем желают познать их чувственно, желают видеть время и осязать пространство. Эмпирик до того втягивается в привычное ему эмпирическое познание, что воображает себя все еще находящимся в области чувственного познания даже тогда, когда он оперирует абстракциями» («Диалектика природы»).
Почему эмпирик желает познать чувственно? Потому что чувствование является критерием существования. Для признания объективно-материального существования необходимы доказательства; одним из доказательств является восприятие органами чувств. Эмпирик желает познать чувственно то, что является абстракцией (например, абстрактное пространство), но такой вид познания не происходит, и в связи с невозможностью чувственного познания эмпирик делает вывод: абстрактное пространство не существует.
Если пространство считается существующим и объективным, то должны быть перечислены доказательства, доказывающие материально-объективную сущность пространства. Однако Энгельсу неизвестны такие доказательства, и он молчит относительно того, каким образом можно раздобыть такие доказательства.
 
 
Людвиг Фейербах в диссертации «Об едином, универсальном, бесконечном разуме» писал, что любой человек обладает носом. «Но нос, как таковой, не существует; это — абстракция. Существуют лишь многие разнообразные носы...» По мнению Фейербаха, нос вообще является символом, обозначением не существующего в реальности.
Понятия «…только продукты развивающейся, организующейся, гармонизующейся и т. п. человеческой мысли? В этом и только в этом состоит основной гносеологический вопрос, разделяющий действительно коренные философские направления»(В.И.Ленин, «Материализм и эмпириокритицизм», ПСС, т.18, с. 182).
 Понятия внутри классификации — это только продукты развивающейся мысли, и примером такого пустого понятия является нос вообще, упомянутый Фейербахом. Философские направления разделяет основной гносеологический вопрос о значении понятия (пустое значение, или наполненное реальностью значение), и Фейербах выбрал идеалистическое направление: понятие является пустым и обозначает несуществующее.
Иногда люди говорят: «Произошло отравление в связи с употреблением плодово-ягодного вина».  С философской точки зрения, эта фраза абсурдна, поскольку в природе нет плодов и ягод, но есть конкретные кусты земляники, клубники, арбузов, дыни,  деревья груши, яблони, и др.   Из того, что у людей есть представление о плодах и ягодах, не следует, что вне людей имеются объективные плоды и ягоды.  Представление о плодах и ягодах не являются образом реальных плодов и ягод, потому что в природе нет плодов и ягод. Не все человеческие представления являются образами объективной реальности;  описание существующего предмета включает в себя то, что не существует.  Такой точки зрения придерживался Джордж Беркли. Когда Маркс и Энгельс заявили об отсутствии в природе «плода вообще», то Маркс и Энгельс согласились с точкой зрения Беркли о символичности классов.  В природе отсутствует многое из того, что присутствует в человеческих представлениях.
В.И.Ленин: «Мах спорит против Канта, отстаивая происхождение понятия пространства из опыта… Если понятие пространства берется нами из опыта, не будучи отражением объективной реальности вне нас, то теория Маха остается идеалистической»(«Материализм и эмпириокритицизм», ПСС, т.18, с.185).
Маркс и Энгельс утверждали, что «плод вообще» не реалистичен, хотя этот пустопорожний класс понятий создавался на основании показаний органов чувств, т.е. на основании опыта. В.И.Ленин безудержно стремился скомпрометировать тех философов, которые с уважением относились к религии и считались религиозными идеалистами, и компрометация достигалась приписыванием им таких взглядов, от которых они становились философскими идеалистами; Ленин приписывал настолько искаженные философские взгляды, что под эти философские взгляды подпадали Маркс и Энгельс; классы внутри классификации не считались Марксом и Энгельсом отражением объективной реальности (классы внутри классификации не рассказывают о конкретных предметах, из которых состоит объективная реальность), и такое отношение к классам именовалось Лениным идеалистическим отношением.  В.И.Ленин расширял количество аргументов против религиозных идеалистов, и расширение включило в себя Маркса и Энгельса.
По мнению В.И.Ленина, идеалисты и материалисты различаются отношением к классам внутри классификации — идеалисты считают классы не изображением объективной реальности, а материалисты считают классы изображением объективной реальности.  Половина всех цитат, приводимых в книге «Материализм и эмпириокритицизм» и квалифицированных Лениным как проявление борьбы против материализма, касались номиналистического вопроса об отсутствии в природе того, что есть в классификации. 
«Пирсон из себя выходит, воюя против понятия материи, как чего-то существующего…»(В.И.Ленин, «Материализм и эмпириокритицизм», ПСС, т.18, с.90).
На странице 250 Ленин цитирует высказывание Клейнпетера: «Не трудно найти источник нашей неудовлетворенности Гельмгольцем, если мы вспомним столь  ясные слова Маха. Ошибочное понимание слов: масса, сила и т. д. — вот чем грешит все рассуждение Гельмгольца. Ведь это же только понятия, продукты нашей фантазии, а вовсе не реальности, существующие вне мышления».  
Понятие «квадратный корень из минус единицы» считалось Энгельсом  символическим продуктом мышления, имеющим подмененное содержание — вместо реалистичного содержания это понятие имело внутри себя фантастическое содержание. Точка зрения Энгельса имела сходство с точкой зрения Маха и Пирсона, в аспекте фантастичности.
В книге «Философские тетради» на странице 330 В.И.Ленин писал, что возможно превращение, и притом незаметное, несознаваемое человеком превращение, абстрактного понятия, идеи — в фантазию. Чтобы исключить незаметность процесса превращения, П.Юшкевич громогласно говорил о превращении, и громогласность имела вид заявления об эмпириосимволах. Когда Ленин писал книгу «Материализм и эмпириокритицизм», то он раскритиковал Юшкевича за уклон в сторону идеализма, проявляемого в громогласном заявлении о фантастичности понятий, посредством обозначения понятий как эмпириосимволов;  но когда Ленин писал книгу «Философские тетради», то Ленин согласился с Юшкевичем по вопросу фантастичности некоторых понятий.
Эрнст Мах учил, что понятие о массе, понятие о силе, понятие о сохранении энергии, множество других понятий, начинаются с ощущений и проходят через процесс обобщения и создания видов, родов, классов.  Понятие о массе есть обобщенный мысленный символ ощущений (другими словами, истолкование ощущений приводит к понятию о массе). Понятие о силе есть обобщенный мысленный символ ощущений. Понятие о вещественном материальном теле есть обобщенный мысленный символ ощущений. Мах в конце девятнадцатого века не догадывался о том, что Ленин в 1908-1909 годах напишет книгу «Материализм и эмпириокритицизм», и поэтому Мах допустил оплошность — вместо словосочетания «понятие о массе» он неосторожно использовал слово «масса», вместо «понятие о силе» — «сила». У  Маха получилось, что масса, сила, тело есть обобщенный мысленный символ ощущений. Любопытно отменить, что на странице 48 книги «Материализм и эмпириокритицизм» В.И.Ленин привел цитату из сочинения Маха, в которой Мах не допустил оплошность: «…комплексов, которые обыкновенно называются телами…» В этой фразе Маха отсутствует отождествление ощущений и тел; ощущения подвергаются истолкованию и обобщению, и получившееся абстрактное символическое обобщение получает абстрактное имя «внешнее тело»; в данном случае Мах приравнял то, что Ленин считал нематериальным, к тому, что Ленин также считал нематериальным; приравнивание нематериального к нематериальному не является идеализмом.  Ленин обнаружил высказывание Маха «тела суть мысленные символы для комплекса ощущений»(с.249),  и сделал компрометирующий Маха вывод о том, что тела находятся там же, где находятся мысленные обобщения, т.е. в мозгу.  Ленин сделал еще один вывод: поскольку Мах подразумевает нахождение тел внутри головного мозга, то мировоззрение Эрнста Маха заключается в отрицании пребывания тел вне мозга. Мах допустил оплошность, и эта оплошность была использована Лениным для компрометации Маха и приписывания ему мнения о несуществовании тел вне мозга. 
Подобная неприятность произошла и с Богдановым. А.А.Богданов сделал промашку и написал «энергия — это понятие». Ленин сделал вывод, что понятие находится в головном мозгу, и там же находится энергия (поскольку понятие и энергия одно и то же, согласно фразе «энергия — это понятие»). Вне головного мозга нет понятий, и, поскольку понятие и энергия это одно и тоже, то вне головного мозга нет энергии,  согласно мировоззрению Богданова. Если бы Богданов написал «понятие об энергии» вместо «энергия — это понятие», то тогда у Ленина не было бы повода обвинить Богданова в отрицании существования энергии вне мозга.  От порядка слов зависит, будет ли человек солипсистом.
 
 
«То, что мы называем материей, есть  закономерная связь элементов («ощущений»)». Такова цитата из сочинений Маха, приведенная на странице 148 книги «Материализм и эмпириокритицизм».  В этой цитате Мах проявил осторожность, и «комплексы ощущений» приложил не к материи, а к словам, обозначающим материю. Психические слова производны от психических ощущений. Если обобщение психических ощущений приводит к психическим словам,  если психические слова ставятся в зависимость от психических ощущений, если слова находятся там же, где находятся ощущения, то материальное не отождествляется с ощущениями, и нет никакого идеализма. 
«…Мах забывает свою собственную теорию и, начиная говорить о различных вопросах физики, рассуждает попросту, без идеалистических выкрутас, т. е. материалистически. Все «комплексы ощущений» и вся эта берклианская премудрость летят прочь»(В.И.Ленин, «Материализм и эмпириокритицизм», ПСС, т.18, с.60). 
Что летит прочь? Летит прочь «тела есть комплексы ощущений». Что остается? Остается «слова о телах есть комплексы ощущений».
Мах не забывает свою собственную теорию — слова, которыми обозначаются окружающие предметы, имеют психический характер и эквивалентны психическим мыслям, основанным на психофизиологических комплексах ощущений. То, что мы при помощи слов называем миром, есть прежде всего слова.
«То, что мы называем миром, есть прежде всего есть продукт деятельности наших органов чувств.  Этот продукт, без сомнения, в большинстве случаев является последним звеном в цепи необходимых зависимостей, другой конец которой находится вне наших органов чувств»(из письма Маха к Валентинову, 1908 год).  «Наблюдение за другими людьми (или животными) приводит к убеждению, что чувственные возбуждения человека находятся в отношении зависимости с возбуждениями других людей (или животных), или иначе, что есть общий для всех физический мир…  Существование внешнего мира находит свое выражение в уравнениях между чувственными элементами, данными людям…  Все содержание нашего сознания слагается исключительно из возбуждений, исходящих из различных частей нашего тела, и эти возбуждения имеют своим источником или другие части тела, или то, что находится вне его»(Мах, «Об отношении физики к психологии», 1908 год). «Достаточно простейших фактов, чтобы принять существование мира, общего для всех других Я, кроме нашего собственного Я, каковые допущения оказываются равно полезными как в области теоретической, так и в области практической»(Мах, «Основные идеи моей естественнонаучной теории познания и отношение к ней моих современников», 1912 год).  «Научный опыт учит, что ощущение представляет собой конечное звено цельной цепи, тянущейся из окружающей среды в центральную нервную систему, и только в исключительных случаях это звено может выступить самостоятельно, без внешнего воздействия, создавая галлюцинации»,  «Представления суть образы фактов, психические последствия которых суть опять-таки образы последствий фактов»(Мах, «Познание и заблуждение», 1905 год).  «Форма представлений  не меняет ничего в фактах действительности»(Мах, «Принцип сохранения работы»).
 
 
Половина всех цитат, приводимых в книге «Материализм и эмпириокритицизм» и квалифицированных Лениным как злобно-клеветнические попытки опровержения материализма, касались номиналистического вопроса об отсутствии в природе того, что есть в классификации. Термин «феноменализм» В.И.Ленин приравнял к термину «номинализм», и получился следующий смысл термина «феноменализм» — имеющееся внутри класса в классификации (т.е. описание, имеющееся внутри классификации) не имеется в природе. Фейербах был «феноменалистом», поскольку он отрицал существование носа вообще. 
«Энгельс, разоблачая непоследовательного и путаного материалиста Дюринга, ловит его именно на том, что он толкует об изменении понятия времени (вопрос бесспорный для сколько-нибудь крупных современных философов самых различных философских направлений), увертываясь от ясного ответа на вопрос: реальны или идеальны пространство или время? суть ли наши относительные представления о пространстве и времени приближения к объективно-реальным формам бытия? Или это только продукты развивающейся, организующейся, гармонизующейся и т. п. человеческой мысли? В этом и только в этом состоит основной гносеологический вопрос, разделяющий действительно коренные философские направления...   Не в том дело, чтобы Энгельс отвергал и необходимость и научное значение исследований об изменении, о развитии наших понятий о времени и пространстве, — а в том, чтобы мы последовательно решали гносеологический вопрос, т. е. вопрос об источнике и значении всякого человеческого знания вообще»(В.И.Ленин, «Материализм и эмпириокритицизм», ПСС, т.18, с.182). 
По мнению Ленина, последовательное (т.е. не делающее уступки феноменализму) понимание гносеологического вопроса об источнике знания, требует произносить слова о том, что каждое общее понятие имеет объективный источник своего происхождения. Например,  в природе объективно существуют плод вообще, корень квадратный из минус единицы, четвертое или пятое пространственное измерение,  они реально воздействуют на человека, и у человека возникают соответствующие мысли.
Реальны или идеальны пространство и время? Зависит ли исследуемое от субъекта? Для выявления этого нужно проводить экспериментальные исследования. Евгений Дюринг не смог провести соответствующие эксперименты, и поэтому он уклонился от ясного ответа на вопрос. У  Дюринга не было обоснованного ответа на вопрос, и за это  Дюринг был назван половинчатым материалистом. В.И.Ленин имел убеждение, что правильное материалистическое решение гносеологического вопроса возможно без проведения экспериментальных исследований (для выявления реалистичности или нереалистичности).
«Одно дело вопрос о том, как именно при помощи различных органов чувств человек воспринимает пространство и как, путем долгого исторического развития, вырабатываются из этих восприятий абстрактные понятия пространства, — другое дело вопрос о том, соответствует ли этим восприятиям и этим понятиям человечества объективная реальность, независимая от человечества»,  «Существуют ли электроны, эфир и так далее вне человеческого сознания, как объективная реальность или нет? На этот вопрос естествоиспытатели так же без колебания должны будут ответить и отвечают постоянно: да»(В.И.Ленин, «Материализм и эмпириокритицизм», ПСС, т.18, с. 194, 276).  
Путем долгого исторического развития вырабатываются из восприятий яблок, груш, орехов, гороха, высоты, длины, глубины, широты, катодных лучей, абстрактные понятия о «плоде вообще», пространстве, электронах, эфире, и другие естественнонаучные абстрактные понятия.  По мнению Ленина, высказываемому без колебаний, в природе, вне человеческого сознания, существуют материальные объекты, для которых абстрактные понятия являются приблизительно точной копией, и безколебательное высказывание есть материалистическое мировоззрение. По мнению Маркса и Энгельса, вне человеческого сознания нет материального объекта, для которого абстракция «плод вообще» или абстракция «четвертое пространственное измерение» является приблизительно точной копией, и такой взгляд считался Марксом и Энгельсом материалистическим.  Ленин совершенно иначе понимал материалистическое мировоззрение, по сравнению с Марксом и Энгельсом.
В.И.Ленину нужно было доказать, что он является материалистом и он последовательно решает гносеологические вопросы, и поэтому Ленин дал понять, что каждому человеческому общему понятию точно соответствует материальный объект вне человека, и понятия внутри головы (являющиеся копией внешнего) появляются от воздействия материальных объектов, находящихся вне от головы и приблизительно-точно соответствующих понятию. Чтобы доказательство принадлежности к материализму стало более убедительным, Ленин подвергал бескомпромиссной критике тех ученых, которые отрицали существование в природе материальных объектов, в точности соответствующих классам внутри классификации.
При решении гносеологического вопроса о значении (с.23, 182, 270, 272) познания, В.И.Ленин руководствовался простой логикой: когда мышление отражает формы существования предметов, то отражение совершенно сходствует с предметами (с.383),  если физические представления внутри сознания становятся все более и более натуральными, то вне сознания существует реальность, верно отражаемая представлениями (с.331), если внутри сознания отражается общее, то вне сознания существует реально-общее.
Если рассмотреть отношение номиналистов к нереалистичности видов, родов, классов внутри классификации, и рассмотреть отношение Николая Коперника к геоцентрической системе Клавдия Птолемея имеет, то обнаружится сходство. Коперник имел феноменалистский или агностический подход, считая геоцентрическую концепцию возникшей не от воздействия со стороны материальных объектов, имеющих такую же форму, которую форму имеет представление Птолемея.
Феноменалистский или агностический подход к классам внутри классификации признает классы абстракциями без реальности, и с позиции такого подхода получается, что «…нет объективной (=ни от человека, ни от человечества не зависящей) реальности, отражаемой  понятиями…»(с.189).  В противоположность этому, материалистический подход признает классы реалистичными, т.е. признает материальное существование объектов, от воздействия которых возникают приблизительно-точные идеи, именуемые видами, родами, классами. Материализм признает объективно-материальные виды, объективно-материальные роды, объективно-материальные классы.
Во время написания книги «Материализм и эмпириокритицизм» В.И.Ленин доказывал свою принадлежность к материалистическому мировоззрению, и поэтому Ленин убеждал в неприемлемости того, что классы внутри классификации  выставляются как исключительно продукт человеческой мысли, как мыслительное образование, которому ничего не соответствует в материальном мире (в природе нет материальных объектов, для которых классы внутри классификации были бы приблизительной копией). Когда В.И.Ленин писал книгу «Философские тетради», то он не ставил перед собой идеологическую цель (доказать свою преданность материализму), и поэтому вышеуказанное было приемлемым для него; он признал, что общее не является существом, отдельным от мысли, и Ленин не признал правильность утверждения «общее (понятие) есть отдельное существо». 
«Идеализм первобытный: общее (понятие, идея) есть отдельное существо. Это кажется диким, чудовищно (вернее: ребячески) нелепым»(«Философские тетради», с.329).
Философские зигзаги Ленина вызывают оторопь. Беркли отрицал материальное существование общего, и в книге «Материализм и эмпириокритицизм» В.И.Ленин вел борьбу в защиту существования материально-копийного общего; но в книге «Философские тетради» выражено согласие с берклианством по вопросу о том, что общее не имеет материального существования.
 
 
Личинки комаров, бабочек, жуков-древоточцев, муравьи, осы, мухи-пестрокрылки поздней осень вырабатывают внутренними органами глицерин, и  происходит разбавление глицерином жидкости, находящихся внутри организма. Процентное содержание глицерина возрастает приблизительно до 20, и наличие такого количества глицерина снижает температуру кристаллизации внутренней жидкости до 12 градусов мороза. При температуре 11 градусов мороза внутри насекомых не образуются ледяные кристаллы, и тем самым выработка глицерина спасает насекомых от гибели, связанной с разрушением организмов кристаллами льда.
Общим свойством перечисленных насекомых является выработка глицерина перед наступлением заморозков, и наличие глицерина производит материальный эффект, заключающийся в понижении температуры образования ледяных кристаллов. Общее порождает материальный эффект.
Выработка глицерина происходит заблаговременно, при положительной температуре, когда температура еще не вызывает образование кристаллов и не угрожает жизни. Общее возникает до того, как появился первый конкретный кристалл после понижения температуры до 12 градусов мороза.   Общее появляется раньше, в текущем году, чем появляется первый материальный кристалл.  Общее предшествует материальному: даже,  общее является причиной материального.
Причина выживаемости большого количества насекомых при морозе — одна и та же (пребывание глицерина внутри организма).  Через факт  наличия глицерина можно создать род насекомых — «насекомые, вырабатывающие глицерин».
В отличие от обобщенного класса «плод вообще», глицерин рассматривается не как класс или род, а конкретная вещь, не утрачивающей своей реалистичности от того, что глицерин обнаруживается в различных живых организмах и является общим для них.  В книге «Философские тетради» В.И.Ленин рассмотрел вопрос о нереальности того, что изображается в классификации:  «Идеализм первобытный: общее (понятие) есть отдельное существо. Это кажется диким, чудовищно (вернее: ребячески) нелепым».  Глицерин является общим для некоторых живых организмов, и существует отдельно от личинок комаров, бабочек, жуков-древоточцев, муравьев, ос, мух-пестрокрылок.  Но поскольку глицерин не входит в классификацию живых организмов, то нелепость отсутствует.
Аристотель считал, что все объекты, а соответственно и их свойства, расположены в одном ряду по принципу общности  — самые общие свойства в центре мира, а менее общие по краям, наподобие возрастных колец дерева. Согласно Аристотелю, самые общие свойства являются формирующей причиной для менее общих свойств, и форма менее общих свойств производна от форм более общих свойств.  Находящиеся на периферии мира конкретные (частные) свойства порождены общим (классом, родом, видом).
Точка зрения Аристотеля находит свое обоснование в функционировании глицерина — общий глицерин материально воздействует на свойство конкретных насекомых выживать при низкой температуре, и при этом общий глицерин появляется внутри насекомых ранее, чем появляется первый материальный кристалл.  Тем не менее, точка зрения Аристотеля ошибочна — естествоиспытатели многократно выискивали в природе влияние более общего на менее общее, и такое влияние не обнаруживалось. Конкретная вещь существует вовсе не потому, что кто-то составил классификацию, внес в классификацию нечто более общее, обнаружил вхождение конкретной вещи в некоторый вид, род, класс.  Род, имя, или иное обобщенное не воздействует на органы чувств и поэтому материально не существуют; не существующее не может породить конкретную вещь.  Конкретная вещь входит в состав рода, но род не входит в состав вещи, следовательно, род не влияет на вещь.  Многие причины являются общими образованиями, но лишь изредка общее бывает причиной. Поэтому необходимо считать ошибочным мнение о том, что при любых условиях общее является причиной.
Общее, выявленное в ходе построения видов, родов, классов, не воздействует на человеческие органы чувств, не воздействующее на органы чувств не существует (постигаемое при помощи только психических абстракций не имеет материального существования и является абстрактно-психическим, и об этом вслед за Беркли говорили Буажире  и Гольбах), несуществующее не может воздействовать на конкретное, следовательно, общее не воздействует на конкретное (и конкретное не зависит от общего).   Номиналисты (в первую голову, Беркли) доказывали, что существование конкретных вещей не зависит от психических абстракций.  Такое воззрение является материалистичным, но Ленин не скупился на обвинения в идеализме. Исходя из того, что не воздействующее на органы чувств существует, Ленин квалифицировал воззрение Беркли как направленное против существующего.
Неизвестная вещь-в-себе, нуждающаяся в устранения своей неизвестности, воздействует на органы чувств, и создает искаженное представление о себе, считаемое действительным.  У разных людей образуются разные представления, и они считаются действительными, хотя различие указывает на недействительность.  Неизвестная вещь-в-себе более реальна, чем известное, но искаженное представление. Вещь-в-себе неизвестна, так как отличающееся от известного искаженного знания является неизвестным.  Явная глупость — считать, что представления безошибочны, что позади их имеются материальные прообразы, по содержанию идентичные представлениям. Искаженные представления подвергаются классификации, и создаются обобщенные (вид, род, класс, и т.д.) представления.   Виду, роду, классу приписывается свойство быть неискаженными.   Результат классификации  (вид, род, класс, и т.д.) не имеет материального существования. Умопостигаемая материальная вещь-в-себе и умопостигаемые вид, род, класс имеют некоторое сходство между собой, а именно, их постижение связано с размышлениями, и сходство провоцирует ложные мысли о том, что вид, род, класс имеют материальный характер и порождают материально-конкретное.
При построении классификации наблюдается обратное отношение объема и содержания — вид охватывает относительно небольшое количество конкретных вещей, и при этом вид имеет в себе большое количество свойств, характеризующих объединяемые вещи (другими словами, вид имеет в себе незначительное количество отличительных свойств). При переходе к роду, происходит расширение объединяемых конкретных вещей, и это обусловлено уменьшением (через отбрасывание) количества свойств, объединяющих вещи.  По мере усиления обобщения выявляется обеднение знания по содержанию конкретных свойств.
Такая закономерность, имеющая место при философско-логическом осмыслении, противоречит интересам ученых, работающих в естественных науках, так как подразумевается противоположная цель — исследователь должен добиваться как можно более высокой степени обобщения без потери конкретности и детализации.  Более того, в естественных науках наблюдается увеличение количества свойств в процессе обобщения (Д.И.Менделеев при помощи обобщения определил свойства еще неизвестных химических элементов, и тем самым качественно расширил знание; Д.Чедвик при помощи обобщения выявил два  ранее неизвестных свойства бериллия:  свойство бериллия превращаться в углерод, и свойство бериллия в процессе превращения в углерод испускать нейтроны).
Несколько десятков или сотен наблюдаемых фактов-следствий подводят под одну обобщенную причину; конкретные факты-следствия не отбрасываются, а рассматриваются наряду с обобщенной причиной.  (А.И.Герцен обвинил абстрактно-мыслящих натуралистов в том, что с их подачи конкретное отбрасывается и в понимании  гибнет эмпирический предмет; являются только свойства общего характера, потом вводятся какие-то посторонние агенты, например, магнетизм; даже бедную теплоту попробовали олицетворить и свести к теплотвору.)
Познавательные способности переводят конкретное в абстрактно-обобщенное.  Мышление делает обобщение более богатым, по сравнению с конкретно-эмпирическим, обобщение становятся  глубже, вернее, полнее. В обобщенной абстракции восстанавливается все богатство конкретного. Но глубина, верность, полнота обнаруживаются только после практической проверки. До практической проверки неизвестно, стала ли абстракции глубже или мельче, имеется ли мнимое в абстракции.  Вопрос о том, обладает ли обобщение глубиной или ложностью, —  вовсе не вопрос теории, а практический вопрос ©.
 
 
В ходе химической реакции происходит выпадение осадка, изменение цвета реагирующих веществ и их температуры, вещества становятся более плотными или более рыхлыми.  Указанные процессы Георг Штель рассматривал как следствие воздействия того, что именовалось флогистоном.  Флогистону приписывалось свойство быть причиной уплотнения веществ и других химических явлений. Когда Штель составлял в своем уме представление о флогистоне, то происходило ли выискивание общего между конкретными наблюдаемыми явлениями — выпадением осадка, изменением цвета реагирующих веществ и их температуры,  уплотнением и разрыхлением веществ? Нет, общее не выискивалось.  Причины настолько сильно отличаются от следствий, что никакое мысленное манипулирование реальными следствиями не может напрямую указать причину.
 
 
На страницах 325-330 книги «Материализм и эмпириокритицизм» написано о том, что реакционные поползновения порождаются самим прогрессом науки, и реакционные поползновения состоят в следующем.  Чрезмерное абстрагирование приводит к тому, что пошатнулось доверие к абстрактным научным постулатам.   Имеет место кажущееся удаление теорий от объективных фактов, что приводит к квалификации теорий как произвольных;  категории естествознания ученые сводят к простым рабочим гипотезам, которых нельзя считать достоверными.  Распространяется сомнение в существовании такой реальности, какая изображается теориями. 
Слова о том, что чрезмерное абстрагирование имеет следствием расшатывание доверия к научным постулатам, имеющим абстрактный характер, вероятнее всего, подразумевают формулы Максвелла. В 1862 году Джеймс Максвелл опубликовал книгу с несколько десятками формулами, связывающие между собой свойства магнитных сил, свойства электрических сил, свойства оптических процессов. На протяжении двадцати шести лет формулы Максвелла не подвергались практической проверке, и в этот промежуток времени многие ученые не доверяли чрезмерно абстрактным формулам Максвелла, и это недоверие вылилось на страницы многих книг и статей в научных журналах. Ленину было известно о недоверии, и также было известно о подтверждении формул Максвелла в 1888 году.  Ленин с легкостью сделал вывод, что недоверие (в период до практического подтверждения абстрактных формул) было необоснованным (недоверие не обосновано, потому что недоверчивое отношение к абстракциям противоречит правильному пониманию соотношения абсолютной истины, относительной истины, объективной истины).  В.И.Ленин требовал диалектического понимания: недоверие к практически необоснованному является неприемлемым, поскольку проходит время и со временем появляется практическое обоснование; необходимо верить в правильность необоснованного. Ленин не сдавал экзамен по формулам Максвелла, и у Ленина не появлялось чувство непонимания этих формул, чувство отдаленности формул Максвелла от реальных фактов.  Ленин не знал формул более сложных, чем формулы Ньютона, не испытывал чувство непонимания по отношению к этим простым формулам, и поэтому выраженное в научных статьях и книгах чувство сомнения, вызванное непониманием тех или иных формул, тех или иных абстрактных научных принципов, было квалифицированно Лениным как злоумышленное умаление науки в угоду поповщине.  Чтобы защитить науку, Ленин подверг резкой критике сомневающихся в реалистичности чрезмерно абстрактных формул и принципов, отдаленных от наблюдаемых фактов, не проверенных фактами. 
Формулы Ньютона тесно связаны с объективной реальностью и поэтому реалистичны. Формулы Максвелла чрезвычайно слабо связаны с объективной реальностью и поэтому формулы выглядят нереалистично (символично). Каждый человек способен, в случае возникновения сомнений, проверить правильность формул Ньютона, но проверить формулы Максвелла могут только избранные, приравненные к Нобелевским лауреатам. Герц проверил формулы Максвелла, и за это получил Нобелевскую премию.




Голосование:
За - 1 Против - 0
Авторизуйтесь для голосования
Комментарии к работе
Нет комментариев
В Мы ВКонтакте
f Мы в Facebook
Сталкер Зона Творчества

Закрыть окно