Искусство и творчество, воображение и вдохновение – социальная сеть для творческих людей Сталкер. Зона Творчества
СОЦИАЛЬНАЯ СЕТЬ ДЛЯ ТВОРЧЕСКИХ ЛЮДЕЙ
 

Теория познания (глава 2)





Глава 2.  Плеханов против Канта
 
 
Георгий Валентинович Плеханов в последние годы девятнадцатого века обвинял философа восемнадцатого века Иммануила Канта в противоречивости: с одной стороны, Кант признавал, что объективно существуют вещи-в-себе и их воздействие вызывает ощущения, с другой стороны, Кант называл вещи-в-себе недоступными для органов чувств.
Однако здесь нет противоречия. Витамины воздействовали на физиологические процессы в организме Джеймса Кука, но не воздействовали на органы чувств Кука (Джеймс Кук не мог увидеть и пощупать пальцами витамины, не мог обонять запах витаминов, витамины были неуловимы для органов чувств Кука).  Имеющиеся физиологические процессы свидетельствовали о нормальном протекании физиологических процессов, об отсутствии цинги, и давали ощущение здоровья.  Недоступность витаминов для органов чувств Кука не противоречит  воздействию витаминов в направлении не появления симптомов цинги и восприятию органами чувств отсутствия симптомов цинги.  Органами чувств Кук воспринимал следствие (наличие или отсутствие симптомов цинги), но не воспринимал причину, приводящую к следствию. Невидимое оставило следы, видимые Куком.  Во время воздействия неизвестной причины перед взором человека предстает следствие, и после изучения следствия оно становиться хорошо известным, хотя причина продолжает оставаться неизвестной.  В случае с витаминами причина стала известна через 4 столетия после массового применения следствия.  Причине нет нужды быть воспринимаемой, для того, чтобы причина вызывала обнаруживаемое (и поддающееся подробному описанию) следствие.
Любой объект, воздействующий на органы чувств,  состоит из двух частей — из свойств, оказывающих воздействия, и из свойств, временно или постоянно не оказывающих воздействие.  Вещь-в-себе состоит из причины и следствия. Сначала вещь-в-себе погружается в человеческую практику той частью, которая является следствием, и люди обнаруживают следствие, не зная причину (например, обнаруживают предотвращение цинги употреблением цитрусов). Потом вещь-в-себе погружается в человеческую практику той частью, которая является причиной, и людям становиться известной причина (например, узнают о витаминах).  В одном случае люди видят вещь-в-себе в образе цинги и не видят вещь-в-себе в образе отсутствия витаминов, в другом случае люди видят вещь-в-себе в обоих образах.
Г.В. Плеханов пишет, что гносеологическая схоластика кантианства основана на ошибочном противопоставлении неизвестности вещи-в-себе и известности результата действия на людей вещей-в-себе.
Здесь нет никакой ошибки, никакого схоластического противопоставления. Кант был приколистом (как, впрочем, и сочинитель тысячестраничных анекдотов Гегель, приколовшийся материализацией психического знания.  Во времена Христиана Эйкмана  витамины находились в зародышевом состоянии, имели неопределенную форму, и поэтому представление Христиана Эйкмана о витаминах имело неопределенную форму.  В последующие годы витамины развивались,  стали взрослыми, приобрели более конкретные формы, и поэтому представление Казимира  Функа о витаминах имело более конкретную форму, по сравнению с представлением Христиана Эйкмана.  Различие представления Функа от представления Эйкмана объясняется тем, что в историческую  эпоху Казимира Функа витамины отличались от  витаминов в эпоху Эйкмана.  Человеческое познание выражает развивающуюся дифференциацию вещей.   Гегель описывал закономерности, обнаруженные внутри процесса построения познания, но этим закономерностям Гегель дал ложное имя закономерностей внутри процесса построения Вселенной), но Плеханов не понял прикол: под невидимым Плеханов подразумевал физически невидимое, а Кант имел ввиду психически неосознаваемое.
До того, как Исаак Ньютон сделал научное открытие о пропорциональности гравитационной силы квадрату расстояния, люди имели совершенно иное представление. В доньютоновскую эпоху люди опускались с пружинными весами на дно глубоких колодцев и измеряли вес предметов; с этими же весами и предметами люди поднимались на вершины гор и производили измерение веса; сравнение веса показывало, что вес на разных высотах одинаков, и что притяжение предметов к земле не зависит от расстояния между предметами и глубинными слоями земли. Практическое исследование веса предметов в разных условиях (на вершинах гор и на дне колодцев) обусловило появление представления о том, что гравитационная сила не зависит от расстояния.          
  Ньютон установил физические параметры Земли, Луны, расстояние между Луной и Землей, скорость вращения Луны вокруг Земли, рассчитал величину центробежной силы, действующую на Луну и стремящуюся отдалить Луну от Земли, и сделал абстрактное обобщение относительно гравитационного притяжения (которое по величине должно быть равным центробежной силе). Ньютон считал, что выведенное из физических параметров обобщенное представление «гравитационное притяжение» есть вне Ньютона существующая сущность, сущность кругового движения Луны вокруг Земли, а также сущность характеристик падающих предметов. Ньютон представил в своей голове образ того, что не было известно как результат деятельности органов чувств. Многие ученые поставили под сомнению формулу гравитационного притяжения, поскольку формула не соответствовала показаниям органов чувств — имеющиеся у людей органы чувств не способны уловить усиление или ослабление гравитации пропорционально квадрату расстояния, показания органов чувств свидетельствовали об отсутствии зависимости между расстоянием и силой гравитации (на высокой горе вещи не становились легче, чем на дне  глубоком колодце). Сущность (квадратичная зависимость гравитационной силы земного притяжения) совершенно отлична от ее проявления в ощущениях людей (отсутствие зависимости силы земного притяжения от расстояния между глубинными слоями земли и притягиваемыми предметами).     
Ньютон определил, что гравитационная сила зависит от расстояния. На людей (на вестибулярный аппарат, воспринимающий гравитацию, и также на пружинные или гиревые весы, т.е. техническое устройство для обнаружения веса) действовала гравитация, пропорциональная квадрату расстояния, но она вложилась в субъективные человеческие ощущения в форме, совершенно отличающейся от формы действительного существования, а именно, в форме отсутствия зависимости между силой гравитации и расстоянием.  В доньютоновскую эпоху люди наблюдали за падением предметов, на которые воздействует гравитационное притяжение, пропорциональное квадрату расстояния, но люди осознавали независимость притяжения от расстояния.  Люди имели мнимое представление о зависимости между величиной гравитационной силы и расстоянием. Люди не могли уловить объективную зависимость.
Кант нисколько не виноват в том, что когда-то (до рождения Канта и Ньютона) людям была неизвестна зависимость притяжения от расстояния, и результатом действия на людей зависимой от расстояния гравитации являлось осознаваемая людьми независимость гравитации от расстояния.   Кант не виноват в том, что органы чувств создали принципиальную грань, т.е. создали существенное различие между существующим и ощущаемым.
Звезды неподвижны. Земля вращается вокруг своей оси. Люди смотрели на звезды и видели, что звезды вращаются вокруг Земли (с периодом вращения 24 часа).  Люди не знали, что движение звезд является иллюзорным из-за вращения Земли. Получается следующее: неподвижные звезды воздействовали на зрение людей, и результатом этого воздействия являлось восприятие движения звезд.  Известно движение звезд, и это известное  есть последствие неизвестной неподвижности звезд.  Неподвижность, невидимая людьми,  оставляла видимое впечатление движущегося. Кант противопоставлял воздействие неизвестного (неосознаваемого) и известный (осознаваемый) результат воздействия, и в этом противопоставлении нет ничего кощунственного.  Кант не заслужил того, чтобы Плеханов обвинял его в ошибке.  
В книге «Материализм и эмпириокритицизм» на странице 209 процитированы слова Людвига Фейербаха, в связи с критикой «противоречивой» кантианской теории познания: у Канта вещь-в-себе есть истинная вещь, но предметы чувств не есть истинная вещь.
Земля вращается вокруг Солнца — это истинная вещь (объективная реальность). В докоперниковскую эпоху органы чувств сообщали людям, что Солнце вращается вокруг Земли, — но это не истинная вещь, это искаженное представление об объективной реальности. Предметом чувств ошибочно считалось вращение Солнца вокруг Земли.  Не истинен предмет чувств в виде вращения Солнца вокруг Земли. Философия Канта правильно отображает в себе человеческие ошибки.
Карл Маркс в произведении «Критика Готской программы» написал о том, что Лассаль пропагандировал догмы буржуазной политэкономии, и вслед за буржуазными экономистами принимал видимость за сущность дела. Этими словами Маркс выразил согласие с философией Канта, составной частью которой является разделение знания на видимость и сущность, и часто встречающаяся путаница между видимостью и сущностью. Видимость — вращение Солнца вокруг Земли. Сущность — вращение Земли вокруг Солнца.
Плеханов имел убеждение, что фраза «чувственно-не-воспринимаемое воздействует на людей таким образом, что у людей появляются чувственные восприятия» (другие варианты фразы: ощущения вызывает то, что не вызывает ощущения; неощущаемый субстрат ощущений) является фразой, характерной для субъективных идеалистов. Если это так, то все врачи и фармакологи, занимавшиеся проблемой цинги до открытия витаминов, должны считаться субъективными идеалистами.
Рентгеновские лучи недоступны для органов чувств, но облучение человеческого тела рентгеновскими лучами вызывает воспаление кожи (и болезненные ощущения). Невидимое оставляет видимые следы.  Такой эффект был обнаружен в 1896-1897 годах, и американские физики Хокс и Додд посвятили этому эффекту несколько докладов. Чтобы удостовериться в этом эффекте, Элиу Томсон закрыл свою руку свинцовым экраном, кроме мизинца, и облучал руку рентгеновскими лучами. Защищенная свинцом часть руки осталась здоровой, а на мизинце образовалось воспаление, потребовавшее лечения на протяжении нескольких лет. 
Хокс, Додд, Элиу создали в своих головах представление о том, что необнаружимо органами чувств.
Радиоактивное излучение и рентгеновские лучи в больших дозах причиняют людям ощутимые страдания, хотя радиоактивное и рентгеновское излучение не воспринимается органами чувств.  Если согласится с Плехановым, то тогда все рентгенологи, все исследователи радиоактивности, а также все хорошо образованные люди, должны считаться идеалистами.
Люди смотрели на звезды и в головах людей появилось знание о том, что звезды вращаются вокруг Земли, с периодом вращения 24 часа.  У людей в докоперниковскую эпоху не было ощущения и не было знания, что Земля вращается вокруг своей оси с периодом 24 часа.  Чувственно-не-воспринимаемое (вращение Земли вокруг своей оси) воздействовало на людей таким образом, что у людей появилось ощущение того, что звезды вращаются вокруг Земли.
Высказывание «чувственно-не-воспринимаемое воздействует на людей таким образом, что у людей появляются чувственные восприятия» можно подвергнуть незначительному перефразированию, и тогда получится легкопонимаемое и бесспорное изречение: «чувственно-не-воспринимаемое воздействует на людей таким образом, что у людей появляется знание».
В 1600 году Уильям Гильберт создал в своей голове знание о том, что у Земли имеются магнитные линии, хотя магнитные линии оставались чувственно-не-воспринимамыми, так как Гильберт не обладал органом чувств, реагирующего на магнитные линии. Чувственно-не-воспринимаемые магнитные линии воздействовали на Гильберта таким образом, что у него появилось знание о магнитных линиях.
 «Петцольду известна только та идеалистическая гносеология, согласно которой знание, основывающееся на ощущениях, не есть настоящее знание, так как оно будто бы не открывает истинной природы вещей»(Г.В.Плеханов, «Трусливый идеализм»). 
Ощущения показывали, что звезды вращаются вокруг Земли с периодом 24 часа, и на этом основании сформировалась геоцентрическая картина Вселенной. И это было не настоящее знание, перед людьми в докоперниковскую эпоху не открылась истинная природа Вселенной.
Представим ведро, сделанное из очень легкого материала (например, из тонкого полиэтилена); представим, что мы опустили ведро в озеро (реку, ванну, море) и вытащили вверх ведро с водой. Своими руками мы почувствуем, что ведро тяжелое, что вода имеет вес. Потом опустим ведро с водой обратно в озеро. Ведро, сделанное из легкого материала, содержащее в себе воду, полностью погруженное в воду, ничего не весит. Об этом сообщают мышцы рук, которые без напряжения удерживают ведро. Вода, находящаяся в воде, не имеет веса. Или все-таки имеет?   Естествоиспытатели долго колебались в выборе ответа, и в середине семнадцатого века сошлись на том, что вода, находящаяся в воде, имеет вес, и воздух, находящийся в воздухе, имеет вес.   Органы чувств сообщают, что веса нет, и такое сообщение не открывает истинной природы воды и воздуха. В борьбе между Плехановым и Петцольдом победа досталась Петцольду. Ощущаемое противоречит мыслимому, и предпочтение отдается мыслимому.  Если очень кратко выразить содержание феноменализма, то получиться следующее: вещи воздействовали на людей, но у людей не появлялось представление, адекватное вещам, а появлялось представление, не адекватное воздействующим вещам. Источник знаний – искаженные ощущения.
Камень падает на землю, водяной пар всплывает вверх, и в старину думали, что закон тяжести, действующий в камне, не действует на водяной пар. Теперь известно, что оба эти движения, происходящие по противоположным направлениям (падение камня вниз на землю и поднятие пара вверх от земли),  происходят от одной причины, по одному закону природы. Теперь известно, что сила притяжения, вообще стремящая тела двигаться вниз, проявляется при известных обстоятельствах так, что заставляет некоторые тела подниматься вверх. Органы чувств сообщают: водяной пар поднимается вверх. Мышление создает в себе самом представление о том, что противоречит показаниям органов чувств, и мыслительное представление сообщает: причиной поднятия пара вверх является сила, направленная вниз. Осознаваемое людьми исключение из общего правила (общее правило таково, что предметы притягиваются к земле, но пар не притягивается к земле) является иллюзией, так как на самом деле на пар действует сила земного притяжения.  Критика материалиста Плеханова по адресу идеалиста Петцольда несостоятельна.
Сущность не существует в восприятии. Существующее в восприятии (не действие земного притяжения на пар, отсутствие зависимости силы земного притяжения от расстояния между землей и предметом, вращение звезд и Солнца вокруг Земли, отсутствие веса у воздуха, находящегося в воздухе, т.е. отсутствие атмосферного давления) — не есть сущность.
Отрицание кантианства и признание материализма, пишет Г.В. Плеханов, состоит в утверждении о чувственном восприятии того, что при воздействии на людей вызывает чувственные восприятия.  
Микробы, бактерии, вирусы и прочая мелкая живность не воспринимается людьми при помощи глаз, и тем не менее разнообразная мелкая живность вызывает у людей ощущения (повышение температуры, головокружение, ломота в суставах, мышечная слабость, головная боль, затемненное сознание, раздражение в горле и чихание, тошнота, кожный зуд, и другие симптомы, перечисленные в медицинских справочниках). Нужно быть отчаянным человеком, чтобы сказать, что материалист Локк или материалист Гольбах видели микробы и бактерии, когда эти материалисты болели и испытывали болезненные ощущения (признание материализма состоит в утверждении о восприятии глазами микробов, которые при размножении внутри Локка или Гольбаха вызывает болезненные ощущения). Материалист обязан видеть вирусы, в условиях отсутствия микроскопов, чтобы подтвердить свою принадлежность к материализму, а вот идеалистическая кантианская философия освобождает идеалистов от обязанности видеть вирусы.
В 1546 году вышла в свет книга «О контагии, контагиозных болезнях и лечении» итальянского врача и астронома Джироламо Фракасторо. В книге рассказывается о том, что организм больного человека выделяет в окружающее пространство «семена заразы», которые имеют свойства, характерные для живых существ, и посредством размножения увеличивают свою численность. Согласно  учению Фракасторо, существуют три способа передачи болезнетворной силы: при непосредственном соприкосновении с больным человеком, через зараженные предметы, и по воздуху на расстоянии. Притом Фракасторо полагал, что на расстоянии передаются не все болезни, а через соприкосновение – все, в том числе оспа, чума, малярия, корь. 
Фракасторо не обладал микроскопом, и не мог увидеть микроорганизмы, названные им «семенами заразы» (микроскоп изобретен через 130 лет после опубликования книги «О контагии, контагиозных болезнях и лечении»). Фракасторо был сторонником кантианских взглядов (точнее говоря, наоборот, Кант был сторонником фракасторовских взглядов), и полагалось,  что невидимые  глазом микроорганизмы заставляют  существовать чувственно-воспринимаемые симптомы  оспы, кори, чумы, малярии и других болезней. 
Опровержение Плехановым фракасторо-кантианских взглядов, согласно которым люди не видят то, что недоступно органам чувств («семена заразы», рентгеновское излучение, слабое магнитное поле), но недоступное органам чувств своими последствиями воздействует на людей или используется людьми («семена заразы» размножаются внутри людей, вызывая болезненные ощущения, воспаление кожи от воздействия рентгеновских лучей, при помощи компаса люди способны установить направление на север, юг, запад, восток), закончилось поражением Плеханова.
С одной стороны, Георгий Валентинович Плеханов был умным философом, с другой стороны, Плеханов счел необходимым применить демагогию с целью компрометации философских взглядов Канта и Петцольда. Сработанное  Плехановым мировоззрение не выглядело как топорная работа, и  тонкая демагогия Плеханова оказалась малозаметной.  Г.В.Плеханов критиковал идеалистическую фракасторо-кантианскую философию, и поскольку в начале двадцатого века  80% населения страны было неграмотным, то эта критика выглядела убедительной. В начале двадцать первого века, когда четверть населения имеет высшее образование, Плеханов перестал быть убедительным.
 
 
17 августа 1884 года Карл Маркс написал письмо, адресованное Лиону Филипсу, и в письме были упомянуты «отвратительные физико-метафизические бредни, вроде «скрытой теплоты» (не хуже «невидимого света»), электрического «флюида» и тому подобных  средств, служащих для того, чтобы вовремя вставить словечко там, где не хватает мыслей».
Ультрафиолетовые лучи активируют синтез пигмента меланина, расположенного в поверхностных слоях кожи, и увеличение количества меланина делает кожу более темной. Кроме появления красивого загара, ультрафиолетовые лучи способствуют выработке организмом витамина Д. Однако если на кожу воздействуют высокие дозы ультрафиолетовых лучей, то наблюдаются отрицательные последствия — кожа теряет эластичность, ухудшается иммунитет, возникают кожные заболевания.  Кожа изменяется под воздействием ультрафиолетовых лучей, и поэтому может играть роль индикатора ультрафиолетовых лучей. Но глаза не могут быть индикатором, так как глаза не видят ультрафиолетовых лучей. 
Ныне, спустя 130 лет,  половина школьников знает, что существует невидимый свет, и он подразделяется на разновидности: инфракрасные лучи, ультрафиолетовые лучи, рентгеновские лучи, радиоволны, излучаемые радиостанциями.  Современным школьникам и их родителям трудно понять, над чем иронизировал Карл Маркс, когда говорил о бреднях относительно невидимого света.
Григорий Плеханов сделал вид, что ему неизвестно воздействие ультрафиолетового цвета на кожу и невосприятие ультрафиолетового цвета глазами, и такой демагогический прием был нужен Плеханову для опровержения философского учения Канта, согласно которому невидимое (неосознаваемое) создает видимый эффект, и видимое существенно отличается от невидимого.
 
 
Иммануил Кант озвучил три  проблемы — во-первых, причина создает следствие, попадающееся на глаза человеку, но причина скрывает саму себя от человека (до поры до времени причина неуловима); во-вторых, попадающееся на глаза человеку следствие в значительной степени отличается от причины (стрелка компаса — это не магнитная линия, подъем пара вверх — это не сила земного притяжения, лихорадка при малярии — это не малярийный микроорганизм), в-третьих, существующее надевает на себя карнавальную маску и выдает себя за иное.
«Истина  скрывается  под  личиной  своей  противоположности»(слова Дицгена цитируются по книге В.И.Ленина «Философские тетради», ПСС, т.29, с.369).
Кант: «Представляемый объект со свойствами, припи­сываемыми ему… нигде не встречается, да и не может встретиться, так как именно наши субъективные качества опреде­ляют форму его как проявления»(Иммануил Кант, Сочинения   в   шести  томах,  т. З,  стр. 146).     В доньютоновскую эпоху люди представляли, что яблоки падаю вниз с одинаковой скоростью в разных местах — на вершине горы и на дне глубокого колодца. Представляемые яблоки с таким свойством нигде не встречаются, да и не могут встретиться, так как человеческое качество состоит в приписывании силе земного притяжения отсутствие зависимости от расстояния между яблоками и земной поверхностью (человек дает силе земного притяжения закон о том, что сила земного притяжения не зависит от расстояния, но сила земного притяжения не такова, как она представляется человеку, закон земного притяжения не таков, каков закон, приписываемый людьми земному притяжению).  Зависимость скрывается под личиной своей противоположности, под личиной независимости.
Органы чувств во многих случаях передают в мозг правдивую информацию об окружающем мире; когда органы чувств не работают, то вместо них вступает в работу мышление, не способное обеспечить правдивую информацию.  Люди представляют в своем мышлении магнитные линии, идущие вдоль поверхности Земли от северного магнитного полюса к южному магнитному полюсу, но органы чувств оставляют без внимания магнитные линии, органы чувств не встречаются с магнитными линиями, хотя магнитные линии пронзают человека и его органы чувств; поскольку показания органов чувств не сообщают о форме магнитных линий, то субъективное мышление с присущими ему субъективными качествами берет на себя функцию сообщать самому себе о форме и другую подробную информацию относительно магнитных линий. Субъективистическое представление о форме магнитных линий подвергается проверке на соответствие действительности.  Но пока проверка не осуществлена, представление остается субъективистическим.
Когда люди смотрят на компас, то они не видят сущность (магнитное поле), а видят последствия сущности (реакцию стрелки компаса на магнитные линии, идущие от полюса к полюсу). Показываемое органами чувств не есть сущность, если магнитные линии считать сущностью функционирования компаса.
Когда-то люди осознавали, что стрелка компаса направлена на созвездие Малой Медведицы. Уильям Гильберт был убежден, что действительный мир не таков, каким его осознают люди, что стрелка компаса направлена вовсе не на созвездие Малой Медведицы.
Чувственно-воспринимаемый материал, представляющий собой показания органов чувств относительно не влияния расстояния на силу земного притяжения, вращения звезд вокруг Земли, отсутствия веса у воздуха, находящегося в воздухе (т.е. отсутствия атмосферного давления), неподдатливость некоторых веществ силе земного притяжения, в конечном счете оказался ложным, иллюзорным. Силой ума произошло осознание того, что действительный мир не таков, как он изображается органами чувств (осознано, что в действительности Земля вращается вокруг оси, проходящей через центр планеты, сила земного притяжения зависит от расстояния, обратно пропорционально квадрату расстояния,  и т.д.). Слабая связь между действительным миром и показаниями органов чувств может быть названа независимостью показаний органов чувств от действительности.  «Сущности мира, становящиеся известными через умопостижение, независимы от  чувственно-воспринимаемого материала»(И.Кант).
«Сущности мира, становящиеся известными…»  Иммануил Кант признавал познаваемость сущностей.
Карл Маркс: «Научные истины всегда парадоксальны, если судить на основании повседневного опыта, который улавливает лишь обманчивую видимость вещей». Карл Маркс поддержал мысль Уильяма Гильберта и Имманиула Канта, что чувственно-воспринимаемый материал в некоторых случаях представляет собой обманчивую видимость.
Карл Маркс: «До какой степени старая форма средства производства господствует вначале над его новой формой, показывает даже самое поверхностное сравнение современного парового ткацкого станка со старым, современных приспособлений для дутья на чугунолитейных заводах — с первоначальным немощным механическим воспроизведением обыкновенного кузнечного меха и, быть может, убедительнее, чем все остальное, — первый локомотив, сделанный до изобретения теперешних локомотивов: у него было в сущности две ноги, которые он попеременно поднимал,  как лошадь» («Капитал»).
При движении вагонеток с железными колесами по железным рельсам обнаружилось, что сила, способная сдвинуть с места и поддерживать движение вагонетки, может иметь незначительную величину. То есть рельсовый путь оказывает меньшее сопротивление движению транспортного средства, чем обычная грунтовая дорога с её неровностями. Но так как законы сцепления колёс с рельсами были очень мало изучены, изобретателям показалось, что гладкие железные колёса самодвижущейся повозки, приводимые во вращение паровым двигателем,  непременно будут проскальзывать на гладких железных рельсах, т. е. крутиться на одном и том же месте, и локомотив не сможет увлечь за собой тяжело груженые вагонетки.  Малое сопротивление трению на смазанной маслом оси колеса мысленно переносилось на трение обода колеса локомотива.  У локомотива мало колес, а у вагонеток много колес, сопротивляющихся движению, а для преодоления сопротивления колес нужно иметь такое же количество колес у локомотива.  Исходя из такого представления, строители первых паровозов снабжали их специальными приспособлениями.  Локомотивы  Брунтона (1813 год) и Гордона (1824 год) получили «ноги» потому, что инженеры того времени не могли представить возможности передвижения на гладких колесах без подталкивания.  В локомотиве Брунтона поршневой шток соединялся с механизмом, подражавшим движению ног лошади, и механизм упирался в землю и отталкивался, помогая колесам приводит в движение локомотив.  Конструкторы Блекетт, Хадлей, Стефенсон провели ряд экспериментов и на их основе доказали, что в точке соприкосновения рельсов и ведущих колес паровозов имеется высокий коэффициент трения, и нет необходимости использовать «ноги».  Колеса прицепленных вагонеток с грузом имеют высокий коэффициент трения о рельсы (пропорционально количеству колес), однако локомотиву нет необходимости преодолевать это трение.  Необходимо преодолеть трение, находящееся в смазанных маслом осях колес, а это трение имеет меньшую величину, чем трение локомотивных колес об рельсы.
В книге «Материализм и эмпириокритицизм», в параграфе «С какой стороны подходил Н.Г.Чернышевский к критике кантианства?», В.И.Ленин процитировал слова Николая Гавриловича  Чернышевского, не согласного с  взглядом Канта на роль мышления в научном познании.  Н.Г.Чернышевский так описал взгляд Канта: «…мышления, влагающего весь материал знаний в формы совершенно различные от форм действительного существования…»(с.383)
Правильность взгляда Канта доказана первыми строителями паровозов.  Брунтон и Гордон имели представление о том, что сцепление гладких колёс локомотива с гладкими рельсами недостаточно для передвижения тяжело груженных вагонеток, своими колесами цепляющимися за рельсы, и поэтому паровозы должны быть оборудованы «ногами», посредством которых локомотив отталкивается от земли и продвигается по рельсам вместе с вагонетками. Знание о соотношении низкого коэффициенте трения в колесах сравнительно легкого локомотива и высокого коэффициента трения в колесах тяжело груженных вагонеток, имевшееся в мышлении  Брунтона  и Гордона, было СОВЕРШЕННО РАЗЛИЧНО от действительного положения дел. Брунтон и Гордон имели мнимое представление о трении колес локомотива и трении множества колес вагонеток.      
В своей философской книге «Материализм и эмпириокритицизм» на странице 158 В.И. Ленин привел высказывание Людвига Фейербаха, из которого следует, что Фейербах соглашался с кантианским мировоззрением относительно мыслительных форм, совершенно различных от форм действительного существования. «Отрицается тождество мысли и бытия, отрицается, что порядок и т. д. существуют в природе именно так, как в голове или в чувстве человека».

002 Плеханов против Канта.docx



Описание работы:
Вторая глава книжки о философии


Голосование:
За - 1 Против - 0
Авторизуйтесь для голосования
Комментарии к работе
Нет комментариев
В Мы ВКонтакте
f Мы в Facebook
Сталкер Зона Творчества

Закрыть окно