Искусство и творчество, воображение и вдохновение – социальная сеть для творческих людей Сталкер. Зона Творчества
СОЦИАЛЬНАЯ СЕТЬ ДЛЯ ТВОРЧЕСКИХ ЛЮДЕЙ
 

1.1. Почему был допущен грех



1.1. Почему был допущен грех

«Бог есть любовь» (1 Иоанна 4:16). Его сущностью, Его законом является любовь. Она была всегда и будет жить вечно. Он есть «Высокий и Превознесенный, вечно Живущий», «пути Его — вечные», и Он не изменяется, ибо в Нем «нет изменения и ни тени перемены» (Исаии 57:15; Аввакума 3:6; Иакова 1:17).
Всякое проявление Его творческой силы является выражением безграничной любви. Владычество Божье включает в себя полноту благословений для всех сотворенных существ. Псалмопевец говорит:
«Крепка мышца Твоя, сильна рука Твоя, высока десница Твоя!
Правосудие и правота — основание престола Твоего;
Милость и истина предходят пред лицем Твоим.
Блажен народ, знающий трубный зов!
Они ходят во свете лица Твоего, Господи;
О имени Твоем радуются весь день,
И правдою Твоею возносятся.
Ибо Ты украшение силы их…
От Господа — щит наш,
И от Святого Израилева — царь наш».
(Псалтирь 88:14—19)
История великой борьбы между добром и злом, начиная с того времени, как она разгорелась на небе, и до окончательного подавления восстания и полного искоренения греха также является свидетельством Божьей неизменной любви.
Владыка Вселенной не был одинок в Своих благодеяниях. Рядом с Ним был Тот, Кто понимал Его намерения и мог разделять с Ним радость давать счастье всем сотворенным существам. «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог. Оно было в начале у Бога» (Иоанна 1:1, 2). Христос, Слово, единородный Божий, был одно с Вечным Отцом — един с Ним по природе, характеру и намерениям. Только Он один мог иметь доступ к советам и замыслам Бога. «И нарекут имя Ему: Чудный, Советник, Бог крепкий, Отец вечности, Князь мира» (Исаии 9:6). Его происхождение — «из начала, от дней вечных» (Михея 5:2). Сын Божий говорит о Себе: «Господь имел меня началом пути Своего, прежде созданий Своих, искони: „От века я помазана… когда полагал основания земли: тогда я была при Нем художницею, и была радостию всякий день, веселясь пред лицем Его во все время“» (Притчи 8:22—30).
Через Сына Своего Отец создал все небесные существа. «Ибо Им создано все… престолы ли, господства ли, начальства ли, власти ли, — все Им и для Него создано» (Колоссянам 1:16). Ангелы — служебные духи Божьи, окруженные сияющим светом, исходящим от лица Господа, спешат на быстрых крыльях исполнить Его волю. А повелевает ими Сын, Помазанник Божий, «будучи сияние славы и образ ипостаси Его и держа все словом силы Своей» (Евреям 1:3). «Престол славы, возвышенный от начала», был местом Его святилища (Иеремии 17:12); жезл правоты был жезлом царствия Его (Евреям 1:8). «Слава и величие пред лицем Его, сила и великолепие во святилище Его» (Псалтирь 95:6). «Милость и истина предходят пред лицем Твоим» (Псалтирь 88:15).
Правление Божье зиждется на законе любви, поэтому счастье всех разумных существ зависит от полного согласия с великими принципами праведности. Бог желает, чтобы все сотворенные Им существа служили Ему из любви, чтобы это служение было обусловлено пониманием Его характера. Он не испытывает никакой радости от вынужденного повиновения Себе. Каждому предоставлена свобода воли, чтобы люди могли добровольно служить Ему.
До тех пор, пока все сотворенные существа были преданы любви, во всей Божьей Вселенной царило совершенное согласие. Исполнение воли Творца приносило радость небесному воинству. В отражении Его славы и возвещении Его достоинств они находили высшее удовольствие. И поскольку Бога они любили превыше всего, то и друг к другу относились с искренним дружелюбием и бескорыстием. Ни один фальшивый звук не нарушал небесной гармонии. Но настала перемена в этом счастливом царстве. Некто злоупотребил свободой, дарованной Богом всем существам. Грех зародился в том, кто после Христа был возвеличен Богом превыше всех, кто обладал наивысшим могуществом и славой среди всех небожителей. Люцифер, «сын зари», «святой и непорочный», был первым среди осеняющих херувимов. Он находился рядом с великим Творцом, и непреходящие лучи славы, окружающие вечного Бога, озаряли его. «Так говорит Господь Бог: ты печать совершенства, полнота мудрости и венец красоты. Ты находился в Едеме, в саду Божием; твои одежды были украшены всякими драгоценными камнями… Ты был помазанным херувимом, чтоб осенять, и Я поставил тебя на то; ты был на святой горе Божией, ходил среди огнистых камней. Ты совершен был в путях твоих со дня сотворения твоего, доколе не нашлось в тебе беззакония» (Иезекииля 28:12—15).
Постепенно Люцифер начал вынашивать в себе стремление к самовозвышению. В Писании сказано: «От красоты твоей возгордилось сердце твое, от тщеславия твоего ты погубил мудрость твою» (Иезекииля 28:17). «Говорил в сердце своем: „…выше звезд Божиих вознесу престол мой… буду подобен Всевышнему“» (Исаии 14:13, 14). Несмотря на то, что слава, окружающая его, исходила от Бога, этот могущественный ангел начал смотреть на нее как на собственную. Недовольный своим положением, хотя он и был возвеличен превыше всех небожителей, Люцифер осмелился добиваться славы, подобающей только единому Творцу. Вместо того чтобы направлять любовь и верность всех небесных существ к Богу, он стремился заставить их преданно служить себе. Желая славы, которой Безграничный Господь окружил Своего Сына, этот князь ангелов домогался власти, принадлежащей только Христу.
Таким образом, было нарушено совершенное согласие, царившее на небе. Склонность Люцифера служить себе, а не Создателю встревожила небожителей, которые считали, что наивысшей славы достоин лишь Бог. В небесном совете ангелы уговаривали Люцифера. Сын Божий представил ему величие, благость и справедливость Творца, священную и неизменную природу Его закона. Сам Бог установил порядок на небесах — отступив от него, Люцифер обесчестил бы своего Творца и обрек себя на погибель. Но это предостережение, исполненное безграничной любви и сострадания, лишь еще больше ожесточило его. Люцифер позволил возобладать в себе чувству зависти ко Христу и стал действовать все более решительно.
Князь ангелов собирался оспорить верховную власть Сына Божьего, чтобы таким образом подвергнуть сомнению мудрость и любовь Творца. Для осуществления этого плана требовалось сосредоточить всю силу его незаурядного ума, который позволял ему занимать среди воинства Божьего одно из самых первых мест после Христа. Но Тот, Кто всем сотворенным Им существам дал свободу воли, не оставил ни одну душу беззащитной от запутывающих измышлений, посредством которых мятежник пытался оправдать себя. Прежде чем начнется великая борьба, всем предстояло получить ясное представление о воле Господа, Чья мудрость и благость являлись источником всей их радости.
Царь Вселенной собрал все небесные воинства, чтобы в их присутствии осветить истинное положение Его Сына и показать, как Его Сын связан со всеми сотворенными существами. Сын Божий вместе с Отцом восседал на Его престоле, их окружала слава Вечного и Сущего, Имеющего жизнь в Самом Себе. Вокруг престола находились бесчисленные множества святых ангелов, «тьмы тем и тысячи тысяч» (Откровение 5:11), ангелы, занимающие самое высокое положение как служители и подданные, ликовали в сиянии света, исходящего от присутствия Божества. Перед всеми собравшимися небожителями Царь Вселенной заявил, что никто, кроме Христа, Единородного от Отца, не может быть вполне посвящен в Его намерения и что Ему надлежит исполнить великие замыслы Господа. Сын Божий исполнил волю Отца при сотворении всех небесных воинств, и теперь они должны, благоговея, служить Ему и быть преданными Ему, равно как и Богу. Христос, как и прежде, должен был проявить Божественную силу при творении земли и ее жителей. Но Он искал не власти или самовозвышения вопреки плану Божьему, но славы Отцу и того, чтобы осуществить Его намерения, полные милосердия и любви.
Ангелы с радостью признали верховную власть Христа и пали пред Ним, преисполненные любви и обожания. Люцифер также склонился вместе с ними, но в его сердце происходила необычайно яростная борьба. Истина, справедливость и верность боролись с завистью и ревностью. Казалось, что на какое-то время он попал под влияние святых ангелов. Когда раздались мелодичные звуки хвалебных гимнов, подхваченных тысячами радостных голосов, злой дух, казалось, был побежден, невыразимая любовь охватила все его существо; его душа объединилась с безгрешными небожителями в восторженной любви и поклонении Отцу и Сыну. Но вот сердце его снова наполнилось гордыней от окружающей его славы. Возродилось стремление быть выше всех других, и зависть ко Христу вспыхнула с еще большей силой. Люцифер не оценил тех высоких почестей, которых он был удостоен как особого дара Божьего, и поэтому не испытывал никакой благодарности к своему Творцу. Обольщенный своими достоинствами и тем высоким положением, которое занимал, он страстно желал стать равным Богу. Его любило и почитало небесное воинство, ангелы с радостью исполняли его приказания. Он был облечен мудростью и славой больше, чем кто бы то ни было. Но все же Сын Божий, Который равен Отцу в силе и власти, был выше его. Христос участвовал в советах Своего Отца, в то время как Люциферу не были открыты замыслы Божьи. “Почему, спрашивал этот могущественный ангел, — Христос должен обладать верховной властью? Почему Его величают больше, чем меня?”
Лишив себя непосредственного присутствия Отца, Люцифер начал распространять дух недовольства среди ангелов. Он действовал с поразительной скрытностью, и некоторое время ему удавалось сохранять в тайне истинную цель своей деятельности под видом благоговения к Богу. Незаметно старался он вызвать недоверие к законам, управлявшим небесными существами, внушая, что законы, может быть, и необходимы для обитателей миров, но ангелы, будучи более высокоорганизованными существами, не нуждаются в подобных ограничениях, ибо могут руководствоваться во всех своих действиях собственной мудростью. Он убеждал их, что такие существа, как они, не могут обесчестить Бога, ибо их мысли святы, и заблуждаться им так же невозможно, как и Самому Богу. Возвеличение Сына Божьего наравне с Отцом изображалось как несправедливость по отношению к Люциферу, который, по его утверждению, также имел право на поклонение и честь. Он давал понять им, что если бы князю ангелов удалось добиться надлежащего ему высокого положения, тогда он смог бы сделать очень многое для небесного воинства, ибо его цель — свобода для всех. Но теперь наступал конец даже той свободе, которой они пользовались прежде, ибо над ними поставили всемогущего Властелина, перед авторитетом Которого должен был преклоняться каждый. Вот каким тонким обманом Люцифер добивался успеха в небесных обителях.
Положение Христа от начала оставалось неизменным. И только зависть Люцифера, кривотолки, распространяемые им, его желание быть равным Христу вызвали необходимость разъяснить всем небожителям истинное положение Сына Божьего. Но тем не менее многие из ангелов были ослеплены коварством Люцифера.
Пользуясь беззаветной преданностью и доверием любящих святых существ, находящихся в его распоряжении, Люцифер так искусно сеял среди них недоверие и недовольство, что истинная цель его оставалась неразгаданной. Люцифер представлял Божьи замыслы в ложном свете, неправильно истолковывая и извращая их, возбуждая разногласия и недовольство. Искусно выведывал он у окружающих их мысли и потом, при удобном случае, использовал эти сведения, чтобы доказать, будто и ангелы не вполне согласны с правлением Бога. Уверяя, что он полностью послушен воле Божьей, он настаивал на изменениях устава и законов неба, якобы необходимых для упрочения Божественного правления. Возбуждая ненависть к Закону Божьему и мало-помалу заражая своим недовольством подчиненных ангелов, Люцифер делал вид, что старается подавить всякий протест и примирить недовольных ангелов с небесным порядком. Тайно раздувая дух несогласия и мятежа, он в то же время с непревзойденным искусством убеждал окружающих в том, что его единственная цель — убедить всех быть верными, сохраняя согласие и мир.
Взлелеянный таким образом дух недовольства совершал свое губительное действие. Открытого восстания еще не было, но разногласия незаметно росли среди ангелов. Нашлись и такие, кто с благосклонностью прислушивался к нашептываниям Люцифера против правления Божьего. И хотя прежде они были совершенно согласны с порядком, который установил на небесах Господь, теперь, будучи недовольны, мучились при мысли о том, что не могут проникнуть в тайны Его неисследимых путей; им не нравилось и то, что Бог так возвеличил Христа. Теперь они были готовы поддержать и следующее требование Люцифера — стать по его полномочиям равным Сыну Божьему. Но ангелы, которые оставались верны и преданны, защищали мудрость и справедливые принципы правления Божьего. Они старались примирить этих непокорных существ с волей Всевышнего. Христос — Сын Божий. Он был един с Богом прежде сотворения ангелов и всегда находился одесную Отца. Его верховная власть, преисполненная благословений всем, находящимся под Его милостивым покровительством, прежде никогда не оспаривалась. До сего времени гармония неба не нарушалась ничем. Почему же теперь возникло разногласие? Ангелы, которые оставались непоколебимы, предвидели ужасные последствия возникших несогласий и горячо умоляли недовольных ангелов оставить свои намерения и преданно служить Богу.
С великим состраданием, присущим Его Божественному характеру, Бог долго терпел поступки Люцифера. Дух несогласия и недовольства никогда раньше не проявлялся на небе. Это было нечто новое — странное, необъяснимое, таинственное. Вначале и сам Люцифер не понимал подлинной природы своих чувств; некоторое время он опасался высказывать свое мнение и мысли, однако не приложил усилий к тому, чтобы избавиться от них. Он не предвидел, к чему это приведет. Чтобы убедить Люцифера в его заблуждении, было сделано все, на что только способны бесконечная любовь и мудрость. Беспричинность его недовольства, последствия его возмущения — все это было открыто ему. Люцифер понял, что он не прав. Он видел, что «праведен Господь во всех путях Своих и благ во всех делах Своих» (Псалтирь 144:17), что Божественные уставы справедливы и что он должен признать это перед всем небом. Если бы он это сделал, он спас бы себя и многих ангелов. В то время он еще не отвернулся полностью от Бога. Уже не будучи, как прежде, осеняющим херувимом, он снова был бы восстановлен в своих прежних правах, если бы пожелал возвратиться к Отцу, признав мудрость Создателя и выказав готовность занять место, указанное ему Богом. Настало время окончательного решения: он должен был или вполне подчиниться Божественной власти, или открыто вступить в борьбу. Он почти уже решил вернуться, но гордость не позволила ему сделать это. Признать перед всеми свою ошибку, назвать свои измышления ложными и всецело подчиниться власти, несправедливость которой он пытался доказать, — все это было, по его мнению, слишком большой жертвой для того, кто прежде занимал такое высокое положение.
С глубоким состраданием милосердный Творец пытался спасти Люцифера и его приверженцев из бездны греха, куда они были готовы упасть. Но Его сострадание было ложно истолковано. Люцифер расценивал долготерпение Божье как доказательство собственного превосходства, как знак того, что все же настанет время, когда Царь Вселенной согласится с его условиями. Он пытался убедить ангелов, что если они будут тверды в своей приверженности ему, то добьются желаемого. Люцифер, упорно отстаивая свои позиции, вступил теперь в великое противостояние с Творцом. Вот как получилось, что Люцифер, “осеняющий херувим”, причастник Божьей славы, страж Его трона, по причине греха стал сатаной, “противником” Господа и святых ангелов, губителем тех, кого Небо доверило его попечению.
С презрением отвергнув доказательства и просьбы верных Богу ангелов, Люцифер объявил их обманутыми рабами. Предпочтение, выраженное Христу, он назвал несправедливостью как по отношению к нему, так и по отношению ко всем обитателям неба, и заявил, что не намерен более сносить попрание их и своих прав, утверждая, что никогда не признает верховную власть Христа. Он был готов решительно претендовать на почести, не принадлежащие ему, и быть предводителем всех, кто хотел идти за ним. Тем, кто присоединится к нему, он пообещал новое и лучшее правление, при котором всякий будет наслаждаться свободой. Множество ангелов выразило намерение последовать за ним. Польщенный воодушевлением, с которым были приняты его призывы, он надеялся привлечь на свою сторону всех ангелов, чтобы уподобиться Самому Богу и властвовать над всеми небожителями.
Но и тогда верные ангелы уговаривали Люцифера и его приверженцев подчиниться Богу; они говорили о тех роковых последствиях, которые станут результатом непослушания. Они убеждали, что для Создателя не составляет никакой трудности сломить их дерзкое упорство и наказать достойным образом. Ни один ангел не мог бы успешно противодействовать Закону Божьему, который был свят так же, как и Сам Бог. Они предупреждали ангелов не прислушиваться к лживым доказательствам Люцифера. Они уговаривали его немедленно пойти вместе со своими приверженцами к Богу и раскаяться перед Ним в своих заблуждениях и исповедоваться в своем грехе: в том, что они стали оспаривать Его мудрость и власть.
Многие были склонны внять этим увещаниям, покаяться в своем недовольстве и вновь обрести благоволение Отца и Сына. Но у Люцифера был готов еще один обман. Могущественный смутьян заявил, что ангелы, разделяющие его воззрения, зашли слишком далеко и теперь им нет дороги назад; что он знаком с Божественным законом и знает, что Бог не захочет простить их. Он заявил, что все, желающие подчиниться авторитету Неба, будут лишены своего сана и почестей. Что касается его, то он никогда больше не признает верховной власти Христа. Единственное, что осталось ему и его сторонникам, говорил он, это защищать свою свободу и силой завладеть теми правами, которых им не желали предоставить добровольно.
Действительно, самому сатане было уже слишком поздно думать о покаянии, но с соблазненными им ангелами дело обстояло иначе. Сочувствие и горячие просьбы непадших ангелов открыли дверь надежды для заблудших. И если бы они вняли голосу предостережения, то смогли бы порвать сети сатаны, опутавшие их. Но гордость, любовь к своему повелителю, страстное желание неограниченной свободы настолько овладели ими, что они раз и навсегда отвергли голос Божественной любви и сострадания.
Бог разрешил сатане действовать до тех пор, пока дух недовольства не перерос в открытый бунт. Это было необходимо, чтобы его намерения и планы проявились в полной мере, чтобы их истинная природа и направленность обнаружились перед всеми. Люцифер, помазанный херувим, занимал высокое положение, он был горячо любим всеми небожителями и имел на них сильное влияние. Божье правление распространялось не только на жителей неба, но и на все сотворенные Им миры. И Люцифер пришел к заключению, что, поскольку ему удалось увлечь за собой небесных ангелов, он сможет покорить себе и все остальные миры. Весьма искусно он излагал свою точку зрения, не брезгуя никаким мошенничеством и измышлениями для достижения своей цели. Его способность обольщать была очень велика. Облекшись в мантию лжи, он получил некоторое преимущество. Все его действия были настолько замаскированы, что ангелы вначале не могли понять подлинной их сути. Пока это не обнаружилось явно, никто не мог понять злой природы его планов, и его недовольство не воспринималось как восстание. Даже верные ангелы не могли вполне понять его характер и последствия его действий.
Вначале Люцифер так искусно плел сети обольщения, что не вызывал никаких подозрений. Ангелов, которых ему не удавалось склонить на свою сторону, он обвинял в равнодушии к интересам небожителей. Он обвинил верных ангелов в тех делах, которые сам делал. Всевозможными аргументами сатана пытался посеять недоумение относительно намерений Божьих. Самые простые вещи он облекал покровом таинственности и ловко заставлял сомневаться в самых простых высказываниях Иеговы. Его высокое положение и то, что он был так тесно связан с Божественным правлением, придавало больший вес его измышлениям.
Господь мог использовать только такие средства, которые отвечали истине и праведности, а сатана применял методы, недопустимые для Бога, а именно лесть и обман. Сатана прилагал все усилия к тому, чтобы извращать Слово Божье и ложно истолковывать небесную систему правления, заявляя, что Бог несправедливо навязал Свои законы ангелам, что, требуя послушания и покорности от сотворенных Им существ, Он ищет только самовозвышения. Поэтому все небожители и обитатели других миров должны были убедиться в том, что Божье правление справедливо и закон Его совершенен. Сатана же пытался изобразить свою кровную заинтересованность в благополучии Вселенной. Поэтому истинный характер узурпатора и его подлинные намерения должны были открыться перед всеми. Необходимо было время, чтобы его злые деяния сами изобличили его.
В смуте, вызванной сатаной на небе, он обвинял Бога и принципы Его правления. Все зло, утверждал он, явилось следствием несовершенства Божественной власти. Поскольку Люцифер заявил, что его единственное желание — улучшить уставы Иеговы, Бог допустил, чтобы была раскрыта подлинная суть его требований и предполагаемых изменений в Божественном законе. Осудить сатану должны были его действия. В самом начале сатана утверждал, что не поднимает восстания. Поэтому вся Вселенная должна была увидеть разоблаченного обманщика.
Даже тогда, когда он был низвергнут с неба, Безграничная Мудрость не уничтожила его. Поскольку Бог может принять только служение, основанное на любви, преданность Ему сотворенных Им существ должна исходить из убежденности в Божественной справедливости и великодушии. Если бы Бог сразу уничтожил сатану, тогда небожители и обитатели других миров, не будучи готовыми осознать истинную природу греха и его последствий, могли бы не понять справедливости Божьей. В таком случае они служили бы Богу не из чувства любви, но из страха. Подобными методами нельзя было уничтожить влияние обманщика и рассеять дух восстания. Во имя благополучия всей Вселенной во все нескончаемые века Бог предоставил сатане возможность полностью раскрыть свои принципы, чтобы его обвинения против Божественной формы правления предстали перед всеми сотворенными существами в их истинном свете.
Восстание, поднятое сатаной на небе, должно было послужить уроком для всей Вселенной на все грядущие века, явиться вечным свидетельством подлинной природы греха и его ужасных последствий. Результаты господства сатаны и его влияния как на людей, так и на ангелов должны были показать те губительные плоды, которые принесло бы устранение Божественной власти. Это должно было свидетельствовать о том, что благополучие всех сотворенных Им существ обеспечивается Божьим правлением. Таким образом, ужасному восстанию на небе предстояло служить вечным предостережением для всех святых существ, ограждающим их от обмана относительно природы беззакония, от совершения греха и от возмездия за него.
Только Тот, Кто управляет всей Вселенной, знает конец от начала, перед Ним все тайны прошлого и будущего — словно раскрытая книга; Он, невзирая на горе, мрак и разрушения, причиненные грехом, видит осуществление Своих целей любви и благословения. Хотя «облако и мрак окрест Его», но «правда и суд — основание престола Его» (Псалтирь 96:2). Придет день, когда жители всей Вселенной, падшие и непадшие, поймут это. «Совершенны дела Его, и все пути Его праведны. Бог верен, и нет неправды в Нем; Он праведен и истинен» (Второзаконие 32:4).





Комментарии к работе
Нет комментариев
В Мы ВКонтакте
f Мы в Facebook
Сталкер Зона Творчества

Закрыть окно