Искусство и творчество, воображение и вдохновение – социальная сеть для творческих людей Сталкер. Зона Творчества
СОЦИАЛЬНАЯ СЕТЬ ДЛЯ ТВОРЧЕСКИХ ЛЮДЕЙ
 

VII. Свобода совести в опасности



VII. Свобода совести в опасности

В настоящее время протестанты куда более благосклонно относятся к Римско-католической церкви, чем в прежние годы. В тех странах, где не происходит подъема католичества и паписты занимают примирительную позицию, чтобы укрепить свои позиции, все чаще можно наблюдать растущее безразличие к тем доктринам, которые разделяют протестантские церкви и папскую иерархию. Все шире распространяется убеждение в том, что в конце концов наши разногласия по основным вопросам не так уж велики, как ранее казалось, и что незначительная уступка с нашей стороны будет способствовать лучшему взаимопониманию с Римом. Было время, когда протестанты дорожили свободой совести, завоеванной столь дорогой ценой. Они внушали своим детям отвращение к папству и согласие с Римом расценивали как предательство Бога. Теперь же высказываются совершенно другие мнения.
Поборники папства заявляют, что церковь была оклеветана, и протестантский мир склонен согласиться с этим. Многие утверждают, что несправедливо судить о нынешней церкви по тем мерзостям и нелепостям, которыми знаменовалось ее правление во времена невежества и мрака. Они оправдывают ее ужасную жестокость варварскими нравами той эпохи, подчеркивая, что влияние современной цивилизации изменило отношение церкви ко многим вещам.
Неужели люди забыли, что эта высокомерная власть на протяжении восьми веков претендовала на непогрешимость? Эти притязания, от которых паписты и не думали отказываться, были подтверждены в девятнадцатом веке с еще большей определенностью, чем прежде. Поскольку Рим утверждает, что «церковь никогда не заблуждалась и, согласно Писанию, никогда не будет заблуждаться»346, то как она может отречься от принципов, которыми руководствовалась в прошлые века?
Папская церковь никогда не откажется от притязаний на непогрешимость. Она продолжает считать правильными все происходившие в прошлом гонения на несогласных с ее догмами, и, если представится такая возможность, разве не повторит она те же самые действия? Пусть только светские правительства устранят введенные ограничения и возвратят Риму прежнюю власть — сразу же возобновятся прежние гонения и тирания.
Известный писатель так говорит об отношении папской иерархии к свободе совести и об опасности, грозящей в первую очередь Соединенным Штатам в случае успеха папской политики:
«Многие склонны приписывать страх перед Римско-католической церковью в Соединенных Штатах фанатизму или ребячеству. Они не видят в характере и установках католичества ничего враждебного нашим институтам свободы и не находят в росте этой церкви ничего дурного. Давайте сравним некоторые основополагающие принципы нашего государства с принципами католической церкви.»
«Конституция Соединенных Штатов гарантирует свободу совести. Нет ничего более ценного и фундаментального. Папа Пий IX в своей энциклике от 15 августа 1854 года заявил: „Абсурдные и ошибочные доктрины или бредовые учения, защищающие свободу совести, являются самой опасной ересью. Это чума, которой более всего прочего следует страшиться в государстве“. Тот же самый папа в энциклике от 8 декабря 1864 года предал анафеме „тех, кто отстаивает свободу совести и религии“, а также „всех, кто считает, что церковь не должна применять силу’”.
«Примирительный тон Рима в Соединенных Штатах не свидетельствует о перемене настроений в папстве. Католическая церковь проявляет терпимость там, где она беспомощна. Вот что говорит епископ ОКоннор: „Мы безропотно терпим свободу религии до тех пор, пока не удастся заменить ее на противоположный принцип без ущерба для католического мира...“ Архиепископ Сент-Луиса однажды сказал: „Ересь и неверие — это преступление; и в христианских странах, таких, например, как Италия и Испания, где все граждане — католики и где католическая религия является важной частью законодательства, оно наказывается, как и любые другие преступления...“»
«Каждый кардинал, архиепископ и епископ католической церкви дают клятву верности папе, в которой есть такие слова: „Я обязуюсь всеми силами гнать и преследовать еретиков, раскольников и не покоряющихся нашему господину (папе) или его преемникам“»347.
Конечно, в Римско-католической церкви есть и настоящие христиане. Тысячи людей, принадлежащих к этой церкви, служат Богу согласно тому свету, который они имеют. Им не разрешают свободно изучать Слово Божье, и потому им неведома истина348. Они никогда не видели разницы между чистосердечным служением Богу и простым исполнением формальностей и обрядов. Господь участливо смотрит на этих людей, воспитанных в мнимой вере, не насыщающей душу. Он обязательно попытается рассеять лучами света густую тьму, окружающую их. Он откроет им истину, как она есть, — в Иисусе, и многие из них присоединятся к Его народу.
Но католическое мировоззрение и сегодня точно так же несовместимо с Евангелием Христа, как и в прежние времена. Протестантские церкви находятся в кромешной тьме, иначе они различили бы знамения времени. Католическая церковь имеет далеко идущие планы и методы работы. Используются все средства для расширения ее влияния и усиления ее власти, идет подготовка к ожесточенной и решительной борьбе за восстановление всемирного владычества, подразумевающей возобновление гонений и уничтожение всех достижений протестантизма. Католичество наступает по всему фронту. Посмотрите на рост ее церквей и часовен в протестантских странах. Посмотрите, какой популярностью пользуются ее колледжи и семинарии в Америке, находящейся в основном под покровительством протестантов. Посмотрите на рост обрядности в Англии, где участились случаи перехода в католическую церковь. Это должно пробудить тревогу у всех, кто дорожит чистыми принципами Евангелия.
Протестанты сближаются с папством и защищают его; они идут на такие уступки и соглашения, которые вызывают удивление даже у самих католиков и которые они и сами не могут понять. Люди закрывают глаза на истинный характер католицизма и на те опасности, которые угрожают им в случае его владычества. Народ должен пробудиться, чтобы сопротивляться наступлению этого в высшей степени опасного врага гражданской и религиозной свободы.
Многие протестанты считают католическую религию непривлекательной, а ее служения — скучными и бессодержательными церемониями. Но они ошибаются. Хотя католицизм и основывается на лжи, но грубой и непривлекательной эту ложь не назовешь. Религиозные служения римской церкви представляют собой в высшей степени впечатляющие церемонии. Величественность и торжественность ее обрядов производят глубокое впечатление на чувства людей, убаюкивая их разум и совесть. Великолепные храмы, торжественные процессии, сверкающие золотом алтари, украшенные драгоценностями гробницы, картины, написанные гениальными художниками, мраморные изваяния, непревзойденная музыка — все это пробуждает чувство прекрасного. Глубокие, сладостные звуки органа, смешиваясь с голосами поющих, разносятся под величественными сводами храмов, наполняя сердца присутствующих чувством благоговения и святости, никого не оставляя равнодушным.
Это внешнее великолепие, блеск и церемонии, которые представляют собой лишь издевательство над чаяниями удрученной грехами души, с очевидностью свидетельствуют о внутреннем разложении. Религия Христа не нуждается в том, чтобы ее облекали в такие пышные одеяния. В свете, исходящем от креста, истинное христианство предстает таким чистым и исполненным любви, что никакие внешние украшения не могут увеличить его истинную ценность. Красота святости, кроткий и молчаливый дух — вот что ценно пред Богом.
Внешний блеск еще не говорит о чистых и возвышенных помыслах. Высокое понимание искусства, тончайший, изысканный вкус — все это зачастую соседствует с чувственностью и распущенностью. Часто сатана прибегает к таким средствам, чтобы заставить людей пренебречь потребностями души, забыть о будущем, о вечной жизни, отвернуться от своего вечного Помощника и жить только для этого мира.
Невозрожденное сердце способно увлечься внешними формами религии. Величие и церемонии служения католической церкви обладают обольстительной, колдовской силой, соблазнившей уже многих. И люди начинают смотреть на Римско-католическую церковь как на врата рая. Только те, кто твердо обосновался на фундаменте истины и чье сердце обновлено Духом Божьим, недосягаемы для ее влияния. Тысячи людей, которые не имеют практического личного знания Христа, примут внешний вид благочестия, но не его силу. Именно такая религия нравится многим.
Так как католическая церковь заявляет о своем праве прощать грехи, то приверженцы ее думают, что можно свободно грешить, а обряд исповеди, без которого церковь не дает прощения, тоже предоставляет свободу творить зло. Тот, кто, преклонив колени перед падшим человеком, открывает ему самые сокровенные помыслы и побуждения своего сердца, унижает таким путем свое человеческое достоинство и все благородные порывы души. Открывая свои грехи перед священником — грешным, заблуждающимся смертным, зачастую подверженным пьянству и разврату, человек снижает требовательность к себе и в результате оскверняется. Его представление о Боге сводится к подобию падшего человека, потому что священник выступает в роли представителя Бога. Эта унизительная исповедь одного человека перед другим и является тем таинственным источником, из которого проистекает значительная часть того зла, которое разлагает мир и подталкивает его к окончательной гибели. Однако тому, кто любит угождать себе, гораздо проще, приятнее и удобнее исповедовать свои грехи перед смертным человеком, чем открыть душу перед Богом. Для человеческой натуры гораздо проще принять епитимью, чем отказаться от греха. Человеку легче облечься во вретище, подвергнуть себя бичеванию и другим истязаниям, чем распять свои плотские страсти. Плотское сердце скорее готово нести тяжкое бремя, чем склониться под ярмо Христа.
Католическая и иудаистская церкви времен Первого пришествия Христа поразительно схожи. В то время как иудеи втайне попирали каждый принцип Закона Божьего, внешне они ревниво оберегали любое предписание, обременяя его множеством правил и традиций, которые делали повиновение закону мучительным и тягостным. И, подобно иудеям, говорившим о своем почтении перед законом, католики утверждают, что они благоговеют перед крестом. Они превозносят символ Христовых страданий и в то же время в своей жизни отрекаются от Того, Кто был распят на нем.
Паписты изображают кресты на своих церквах, алтарях и одеяниях. Повсюду можно увидеть знак креста. Везде крест внешне возвеличен и почитаем. Но учение Христа остается похороненным под грудой бессмысленных традиций, ложных толкований и жестких правил. Слова Спасителя, обращенные к фанатичным иудеям, еще более относятся к главам Римско-католической церкви: «Связывают бремена тяжелые и неудобоносимые и возлагают на плечи людям, а сами не хотят и перстом двинуть их» (Матфея 23:4). Добросовестных людей держат в постоянном ужасе перед гневом оскорбленного Бога, в то время как многие церковные иерархи живут в роскоши и предаются чувственным удовольствиям.
Поклонение изображениям и мощам, заступничество святых, возвеличивание папы — все это уловки сатаны, направленные на то, чтобы отвлечь народ от Бога и Его Сына. Пытаясь подтолкнуть людей к гибельной пропасти, он делает все возможное, чтобы отвратить их взоры от Того, Кто только и может спасти их. Он будет направлять их ко всему, что может подменить собой Того, Кто сказал: «Приидите ко Мне, все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас» (Матфея 11:28).
Сатана постоянно пытается в ложном свете представлять характер Бога, природу греха, вокруг чего, собственно говоря, и ведется великая борьба. Своими коварными наущениями он старается уменьшить ответственность людей перед Божественным законом и убедить их в праве на грех. И в то же самое время он внушает им ложное представление о Боге, так что они начинают бояться и ненавидеть Его, вместо того чтобы любить. Дьявол приписывает Творцу собственную жестокость. Она находит выражение в религиозных догматах и в форме поклонения. Таким образом люди духовно слепнут и сатана превращает их в своих союзников в войне против Бога. Извращенные понятия о Божественных свойствах привели язычников к уверенности в необходимости человеческих жертв для умилостивления божества, и под покровом разных форм идолопоклонничества была увековечена ужасная жестокость.
Римско-католическая церковь, соединившая в себе язычество и христианство и, подобно язычникам, искажающая характер Божий, прибегала к не менее отвратительной жестокости. Во дни папского владычества церковь навязывала свое вероучение с помощью орудий пыток. Тех, кто отказывался повиноваться ее требованиям, ожидал костер. Резня совершалась с таким размахом, что число погибших откроется только в день суда. Высокие чины церкви по наущению сатаны изобретали такие орудия пыток, которые причиняли их жертвам самые жесточайшие муки, но в то же время не лишали жизни. Адские, нечеловеческие пытки повторялись до тех пор, пока человек мог их выносить, а затем организм отказывался бороться, и мученик приветствовал смерть как долгожданное избавление.
Такая участь ожидала всех противников Рима. Над приверженцами его церкви свистел бич суровой дисциплины, изнурительных постов и всевозможных самоистязаний. Чтобы снискать благосклонность Неба, кающиеся грешники нарушали Закон Божий, попирая законы природы. Человека учили отказываться от всего, что сотворено Богом для радости и счастья. На церковных кладбищах похоронены миллионы людей, которые всю жизнь тщетно боролись со своими естественными наклонностями, привязанностями и чувством сострадания, лишь бы не вызвать негодования Бога каким-либо земным чувством. ВБ 569.3
Достаточно бросить только один взгляд на историю католицизма, чтобы понять хладнокровную жестокость сатаны, проявлявшуюся в течение целых столетий не среди тех, кто никогда не слыхал о Господе, но в самом сердце христианства и во всех его пределах. Посредством чудовищной системы обмана князь тьмы достиг своей цели, обесчестив Бога и доведя человечество до жалкого состояния. И если мы заметим, насколько он преуспел в умении замаскировать себя и действовать через руководителей церкви, тогда мы лучше поймем причины его величайшей ненависти к Библии. Если эту Книгу изучают, тогда открывается милосердие и любовь Божья; сразу становится ясно, что Он ни на кого не возлагает непосильной ноши. Все, что Он просит у человека, — это сокрушенное, кающееся сердце и кроткий, смиренный дух.
Христос Своим примером не учил людей запирать себя в монастырях, чтобы приготовиться к вечной жизни. Он никогда не учил, что человек должен подавлять в себе чувства любви и сострадания. Сердце Спасителя всегда было переполнено любовью. Чем больше человек приближается к моральному совершенству, тем тоньше он чувствует, тем острее его восприятие греха, и тем полнее проявляется его сочувствие к страждущему. Папа утверждает, что является наместником Христа на земле, но выдержит ли он сравнение с нашим Спасителем? Разве Христос бросал людей в темницу или отдавал кого-либо на мучения за то, что не оказали Ему почестей как Небесному Царю? Осудил ли Он на смерть тех, кто не пожелал принять Его? Когда однажды жители самарянского селения пренебрежительно отнеслись к Нему, исполненный негодования Иоанн воскликнул: «Господи! хочешь ли, мы скажем, чтобы огонь сошел с неба и истребил их, как и Илия сделал?» Но Иисус с состраданием посмотрел на Своего ученика и, упрекнув его в жестокости, сказал: «Ибо Сын Человеческий пришел не губить души человеческие, а спасать» (Луки 9:54, 56). Как же не похож Христос на Своего мнимого наместника!
Сегодня римская церковь выставляет перед миром красивый фасад, извиняясь за ужасы прошлых лет. Но хотя она и рядится в одежды христианства, суть ее остается прежней. Все принципы папства, существовавшие в период мрачного средневековья, существуют и ныне. Все учения, выработанные в средние века, живы и поныне. Пусть никто не обольщается. Папство, которому готовы протянуть руку протестанты наших дней, осталось тем же, каким оно было во времена Реформации, когда мужи Божьи с опасностью для жизни поднялись разоблачить его беззакония. Оно сохранило ту же гордыню и те же высокомерные притязания, какие вознесли его над всякой царской и государственной властью и побудили самонадеянно претендовать на права Господа. Дух, господствующий в нем сегодня, ничем не отличается от той жестокости и деспотизма, с какой оно попирало человеческую свободу и убивало святых Всевышнего.
Папство представляет собой именно то, что в пророчестве названо отступничеством последних дней (см. 2 Фессалоникийцам 2:3, 4). Политика папства весьма гибкая, оно стремится придать себе тот вид, который наилучшим образом будет способствовать осуществлению его целей, но под любой окраской хамелеона скрыта неизменная смертоносность змеиного яда. Паписты заявляют: «Не следует выполнять обещания, данные еретикам и лицам, подозреваемым в ереси»349. Должна ли эта власть, история которой в течение тысячелетий писалась кровью святых, считаться частью Церкви Христа?
В протестантских странах небезосновательно утверждают, что католицизм в наши дни не так резко отличается от протестантизма, как в прошлом. Да, действительно, изменения произошли, но не в папстве. Католицизм во многом смыкается с современным протестантизмом, но происходит это потому, что протестантизм слишком низко упал в сравнении со своими отцами-реформаторами.
Так как протестантские церкви стремились завоевать расположение мира, то ложное благодушие ослепило их. Они не понимают, почему нельзя по-доброму относиться ко всякому злу, и в результате они будут всякое добро почитать злом. Вместо того чтобы теперь отстаивать и защищать “веру, однажды преданную святым”, они извиняются перед Римом за все допущенные резкости и просят прощения за свой фанатизм.
Даже те, кто враждебно относится к католицизму, очень мало представляют себе всю опасность, которая заключена в его силе и влиянии. Многие люди настаивают на том, что интеллектуальная и нравственная тьма, преобладавшая во времена средневековья, благоприятствовала распространению церковных догм, предрассудков и церковного гнета. Но ныне, говорят они, рост образованности, культуры и либерализма в религиозных вопросах не позволит возродиться нетерпимости и тирании. Да и сама мысль о том, что в наш просвещенный век возможно такое, кажется смехотворной. Никто не может отрицать того, что наше поколение озарено великим светом в области науки, нравственности и религии. Со страниц Священного Слова Божьего на мир излились потоки небесного света. Но никогда не следует забывать: чем ярче сияет свет, тем непрогляднее тьма для тех, кто искажает и отвергает свет.
Если бы протестанты с молитвой погрузились в изучение Библии, то увидели бы настоящий характер папства и с отвращением отшатнулись от него, но многие столь уверены в своей мудрости, что не испытывают никакой потребности смиренно искать Бога, чтобы прийти к познанию истины. Хотя они и гордятся своей просвещенностью, но не знают ни Священного Писания, ни силы Божьей. Они стремятся только к тому, что успокаивает их совесть; им нравится все то, что требует меньше духовности и смирения. Они желают забыть о Боге, но делают вид, будто помнят о Нем. И папство самым наилучшим образом подходит для удовлетворения их чаяний. Оно отвечает на запросы двух категорий людей, из которых состоит почти весь мир: тех, кто надеется спастись через свои личные заслуги, и тех, кто верит, что будет спасен в своих грехах. В этом и заключается весь секрет популярности папства.
Как было показано, время глубокого невежества способствовало успешному развитию папства. Но вскоре обнаружится, что время величайшего просвещения равным образом будет ему благоприятствовать. В прошлые века, когда люди прозябали без Слова Божьего и без знания истины, они были слепы, и тысячи попадали в ловушку, не замечая, что на их пути расставлена сеть. И в нашем поколении многие ослеплены блеском человеческих измышлений, так называемым “лжеименным знанием”: они не видят расставленных перед ними сетей и легко запутываются в них, как если бы они были слепы. По замыслу Божьему, человек должен считать свои умственные силы даром Творца и посвящать их служению праведности и истине, но когда гордость и высокомерие побуждают людей превозносить собственные теории над Словом Божьим, тогда образованность может принести больше вреда, чем невежество. Таким образом, современная лженаука, подрывающая веру в Библию, весьма преуспеет в том, чтобы расчистить путь для принятия папства со всеми его привлекательными обрядами, так же как и в средние века невежество способствовало его возвеличиванию.
Стремясь обеспечить церковным учреждениям поддержку государственной власти в Соединенных Штатах, протестанты идут по следам католиков. Более того, они открывают папству возможность достичь в протестантской Америке господства, утраченного им в Старом Свете. Этому движению придает еще большее значение главная его цель, а именно: введение обязательного соблюдения воскресного дня — обычая, который своим происхождением обязан Риму и который католическая церковь считает символом своей власти. Именно дух папства — дух соглашательства с мирскими обычаями, почитания человеческих преданий выше заповедей Божьих — пронизывает протестантские церкви, побуждая их точно так же возвеличивать и почитать воскресный день, как это прежде делало папство.
Если читатель хочет понять, какие силы будут вовлечены в грядущую борьбу, то пусть обратит внимание на то, какими средствами пользовался Рим для достижения подобной же цели в прошлые столетия. И если ты, дорогой читатель, захочешь узнать, как католики и протестанты, объединившись, будут обращаться с теми, кто отвергает их догмы, то посмотри, как Рим относится к субботе и ее защитникам.
Королевские указы, вселенские соборы и церковные постановления, поддерживаемые светской властью, были теми ступенями, поднимаясь по которым этот языческий праздник достиг почетного положения в христианском мире. Первым публичным актом, закрепляющим обязательное соблюдение воскресенья, был закон, принятый Константином в 321 году. Этот указ требовал, чтобы городские жители отдыхали «в достопочтенный день солнца», впрочем земледельцам разрешалось заниматься полевыми работами. Хотя этот праздник и языческого происхождения, он был утвержден императором, формально принявшим христианство.
Однако императорского указа оказалось недостаточно, чтобы заменить Божественный авторитет, и вскоре римский епископ Евсевий, близкий друг и фаворит Константина, искавший благосклонности князей, принялся утверждать, что Сам Христос перенес субботу на воскресенье. Однако это положение не было подкреплено ни одним текстом из Священного Писания. Сам Евсевий невольно признает лживость своего утверждения и указывает на истинных авторов этого изменения. «Все, — говорит он, — что нужно было делать в субботу, мы переносим на день Господень»350. Но каким бы безосновательным ни был аргумент в пользу воскресного дня, он придал смелости людям попрать ногами субботу Господню. И все, кто стремился завоевать благосклонность мира, приняли популярный праздник.
По мере утверждения и укрепления папской власти увеличивалось и значение воскресного дня. Некоторое время люди занимались полевыми работами, когда не посещали церковь, но седьмой день всеми почитался как суббота. Однако постепенно происходили перемены. Совершавшим святое служение запрещалось выносить решения по каким-либо гражданским делам в воскресенье. Вскоре был издан закон, запрещающий людям всех сословий и званий заниматься какой-либо работой в этот день, и в случае нарушения его свободные граждане подвергались денежному штрафу, а рабы — бичеванию. Позже появился указ, согласно которому богатые лишались половины своего состояния за работу по воскресеньям, а если и при этом они продолжали упорствовать, тогда их ожидало рабство. Низшие сословия приговаривались к пожизненной ссылке.
Вымышленные чудеса также были пущены в ход. Среди прочего рассказывали о некоем земледельце, который, приготовляясь пахать поле в воскресный день, счищал с плуга комья земли железной пластиной. Эта пластина вонзилась ему в руку, и в течение двух лет невозможно было извлечь ее, и он, «к своему величайшему стыду», носил ее с собой 351.
Позже папа дал указание приходским священникам увещевать нарушителей воскресного покоя и убеждать их посещать церковь и молиться, чтобы не навлечь беды на себя и своих близких. Церковный собор выдвинул аргумент в пользу воскресенья, который впоследствии сделался популярен даже среди протестантов. Он заключался в том, что, поскольку людей, работающих по воскресеньям, поражает молния, этот день следует считать днем субботним. «Совершенно очевидно, — говорили прелаты, — что Господь негодует на тех, кто пренебрегает Его днем». Затем всех священников, служителей, монархов, князей и верующих призвали «приложить все усилия и старания к тому, чтобы вернуть этому дню подобающую ему честь и ради христианской веры с еще большей преданностью соблюдать его»352.
Но так как указов соборов оказалось недостаточно, то церковь обратилась за помощью к светской власти, результатом чего явился указ, вынуждавший народ под страхом наказания прекращать всякую работу по воскресным дням. На заседании римского синода были торжественно утверждены все выработанные решения. Они стали частью церковного закона и, подкрепленные гражданской властью, навязывались всему христианскому миру353.
Но все же отсутствие библейских доказательств в пользу празднования воскресного дня вызывало немало затруднений. Народ сомневался в праве своих наставников пренебречь ясно изложенным требованием Иеговы: «Седьмой день — суббота Господу Богу твоему» и требовать праздновать день солнца. Возникала необходимость как-то восполнить отсутствие библейских свидетельств. В конце XII столетия англиканские церкви посетил один ярый защитник воскресного дня. Но, встретив решительное сопротивление со стороны верных свидетелей истины и не достигнув никакого успеха, он на время оставил страну в поисках более убедительных доказательств. Вскоре он снова вернулся в Англию в надежде на удачу и добился больших успехов. Он привез с собой пергаментный свиток, якобы написанный Самим Господом, где содержалось повеление свято соблюдать воскресенье, а также страшные угрозы в адрес тех, кто откажется это делать. Об этом «драгоценном документе», который представлял собой не что иное, как гнусную подделку, говорилось, что он упал с неба и был найден в Иерусалиме на жертвеннике святого Симеона на Голгофе. Но в действительности эта ложь родилась в папском дворце в Риме. Папская иерархия во все века прибегала к мошенничеству и всевозможным подделкам, любыми средствами пытаясь упрочить свою власть и благосостояние церкви.
В свитке содержалось требование прекращать работу с девятого часа, т. е. с трех часов дня, в субботу до восхода солнца в понедельник. Необходимость соблюдать подобное требование обосновывалось многочисленными чудесными происшествиями. Например, сообщалось о том, как люди, работавшие после трех часов в субботу, были поражены параличом. Какой-то мельник, моловший зерно, якобы увидел, как вместо муки появилась кровь. При этом мельничные колеса остановились, несмотря на большой напор воды. Женщина, поставившая тесто в печь в воскресенье, вынула его сырым из раскаленной печи. Другая же, напротив, приготовила тесто, но увидев, что уже наступило воскресенье, отложила его до понедельника. На следующий день она обнаружила свой хлеб выпеченным Божественной силой и даже разрезанным на буханки. Кто-то, испекший хлеб в субботу после девятого часа, разломив буханку, увидел, что из нее потекла кровь. С помощью нелепых и суеверных фальсификаций защитники воскресного дня пытались доказать его святость354.
В Шотландии, как и в Англии, удалось добиться большего почтения к воскресному дню благодаря тому, что к нему была присоединена и часть древней субботы. Но время, которое считалось священным, менялось. Шотландским королем был издан декрет: «Священное время начинается с 12 часов пополудни в субботу, и никто не имеет права с этого момента до утра понедельника заниматься мирскими делами»355.
Но, несмотря на все усилия доказать святость воскресенья, сами паписты публично признавали Божественный авторитет субботы и человеческое происхождение нового праздника, пришедшего ей на смену. В XVI столетии папский совет заявил: «Все христиане должны помнить, что седьмой день был освящен Богом, и этот день чтили и соблюдали не только иудеи, но и все люди, которые служили Ему; хотя мы, христиане, и перенесли их субботу на Господень день»...356 Те, кто попрал ногами Божественный закон, не были в неведении относительно характера своей работы. Они вполне сознательно превознесли себя выше Бога.
Поразительной иллюстрацией отношения Рима к инакомыслящим являются длительные и кровавые преследования вальденсов, часть которых соблюдала субботу. Были и другие, поплатившиеся за свою верность четвертой заповеди. История церкви Эфиопии представляет в этом отношении особенный интерес. В период мрачного средневековья христиане Центральной Африки были потеряны из виду, забыты миром и на протяжении многих столетий пользовались свободой вероисповедания. Но в конце концов Рим узнал об их существовании и обманный путем вынудил императора Абиссинии признать папу наместником Христа. За этой уступкой последовал целый ряд других. Был издан указ, запрещающий празднование субботнего дня под угрозой самых жесточайших наказаний357. Но вскоре папский деспотизм перерос в такое непосильное иго, что африканцы решили свергнуть его. После ужасной борьбы они изгнали папистов из своих владений, и древняя вера вновь возродилась. Все верующие вновь обрели свободу, никогда не забывая того горького опыта, который преподала им деспотичная и фанатичная власть Рима. У них были основания радоваться тому, что они живут вдали от остального христианского мира.
Церкви в Африке соблюдали субботу так, как это делала и папская церковь до своего полного отступничества. Хотя они святили седьмой день согласно заповеди Божьей, они не работали и в воскресенье, сообразуясь при этом с постановлением церкви. Получив неограниченную власть, Рим попрал субботу Божью и вместо нее навязал свой день; однако африканские церкви, которым удавалось оставаться незамеченными около тысячи лет, не встали на путь отступничества. Попав под власть Рима, они были вынуждены заменить истинную субботу подделкой, но в скором времени, вернув утраченную независимость, вновь стали соблюдать четвертую заповедь.
Эти исторические факты прямо свидетельствуют о ненависти Рима к истинной субботе и ее защитникам и о тех средствах, которые он применяет для возвеличивания своего изобретения. Слово Божье учит, что события прошлого повторятся, когда католики и протестанты объединятся вместе, чтобы вознести воскресенье на должную высоту.
Пророчество (Откровение 13) говорит, что власть, представленная в виде зверя с рогами агнца, заставит «всю землю и живущих на ней» поклониться папству, которое представлено «зверем, подобным барсу». Зверь с агнчими рогами также скажет «живущим на земле, чтобы они сделали образ зверя», и затем прикажет всем «малым и великим, богатым и нищим, свободным и рабам” принять “начертание зверя” (см. Откровение 13:11—16). Мы уже доказали, что Соединенные Штаты представляют собой власть, символически представленную зверем с агнчими рогами, и это пророчество исполнится тогда, когда Соединенные Штаты издадут указ об обязательном соблюдении воскресного дня, который Рим считает особым знаком своей власти. Но не только США воздадут почести папству. Влияние Рима в тех странах, которые когда-либо признавали его власть, остается стойким. И пророчество предсказывает восстановление его власти: “И видел я, что одна из голов его как бы смертельно была ранена, но эта смертельная рана исцелела. И дивилась вся земля, следя за зверем” (Откровение 13:3). В 1798 году папству была нанесена смертельная рана, и это привело к его падению. Но, как дальше говорит пророк, “смертельная рана исцелела”, и весь мир изумлялся, следя за зверем. Павел определенно говорит, что “человек греха” будет действовать до Второго пришествия (см. 2 Фессалоникийцам 2:3—8). До самого последнего момента истории земли он будет обольщать людей. И пророк Иоанн говорит также, имея в виду папство: “И поклонятся ему все живущие на земле, которых имена не написаны в книге жизни у Агнца” (Откровение 13:8). И в Старом, и в Новом Свете соблюдение воскресного дня, учрежденного единственно авторитетом римской церкви, станет данью уважения и покорности папству.
С середины XIX столетия исследователи пророчества в США возвещают эту весть миру. Происходящие в настоящее время события показывают, что исполнение этого предсказания близко. Протестантские учители утверждают, что соблюдение воскресного дня подтверждено Божественным авторитетом, но не могут привести библейских доказательств, как и паписты, которые выдумывали всевозможные чудеса, чтобы подменить заповедь Божью. Вновь мы услышим о том, что суды Божьи ожидают всех нарушителей воскресенья: уже начали раздаваться подобные угрозы. Движение за обязательное празднование воскресного дня быстро набирает силу.
Проницательность и хитрость римской церкви достойны удивления. Предвидя ход событий, она терпеливо ожидает своего часа, наблюдая за тем, как протестантские церкви уже пошли ей навстречу, приняв лжесубботу, как постепенно они склоняются к тому, чтобы заставлять и других принять ее теми же средствами, какие католичество применяло в прошлые века. Отвергающие свет истины однажды еще обратятся за помощью к этой заявляющей о своей непогрешимости, самозванной власти, чтобы возвеличить ее же изобретение. Нетрудно предугадать, с какой готовностью римская церковь поспешит на помощь протестантам. Кто же лучше папских вождей умеет обращаться с теми, кто не повинуется церкви?
Римско-католическая церковь с ее многочисленными разветвлениями по всему миру образует огромнейшую организацию, находящуюся под контролем папского престола и служащую его интересам. Миллионы ее приверженцев на земном шаре приучены видеть в папе главу церкви, которому они обязаны хранить верность и повиноваться. Независимо от своей национальности и гражданства они должны превыше всего почитать церковь. Хотя они и могут приносить клятву верности той стране, где живут, обет повиновения Риму для них превыше всего, и он освобождает их от всяких обязательств, несовместимых с его интересами.
История свидетельствует, что римская церковь весьма искусно и настойчиво умела вмешиваться во внутренние дела народов и, укрепив позиции, начинала осуществлять свои намерения даже ценой гибели знатных вельмож и простолюдинов. В 1204 году папа Иннокентий III добился от Арагонского короля Петра II следующей необыкновенной клятвы: «Я, Петр, король Арагонии, обещаю быть всегда верным и послушным моему господину — папе Иннокентию, его католическим преемникам, римской церкви и клянусь сохранять свое королевство в послушании папе, защищая католическую веру и преследуя еретиков”358. Такая клятва как нельзя лучше согласуется с требованиями папы римского, считавшего себя “вправе низлагать императоров” и “освобождать подданных от клятвы верности перед своими неправедными правителями”359.
Не следует забывать и того, что Рим гордится своим постоянством. Принципы, которыми руководствовались Григорий VII и Иннокентий III, по-прежнему остаются принципами Римско-католической церкви. И если бы только она имела реальную власть, то с прежней энергией проводила бы их в жизнь, как это было в прошлом. Едва ли протестанты отдают себе отчет в том, что они совершают, планируя принять помощь Рима в вопросе возвеличивания воскресного дня. В то время как протестанты будут заняты осуществлением этой цели, Рим постарается восстановить свою прежнюю власть и утраченное господство. Как только церкви в США смогут использовать или же контролировать государственную власть, силой закона вводить религиозные обряды, одним словом, как только церковь и государство приобретут власть над совестью, Риму будет обеспечена победа в этой стране.
Слово Божье предупреждает о надвигающейся опасности, и если протестантский мир не обратит внимания на эти предостережения, то вскоре узнает, каковы истинные намерения римской церкви, но будет уже поздно. Католическая церковь незаметно набирает силу. Ее власть ощущается в законодательных собраниях, церквах и сердцах людей. Воздвигаются величественные и грандиозные здания, в тайных лабиринтах которых повторится кровавая история прошлого. Не вызывая никаких подозрений, незаметно католическая церковь упрочивает свои позиции, чтобы нанести окончательный удар, когда настанет решительный час борьбы. Все, что ей нужно, — это выгодная позиция, и можно сказать, что она уже ее заняла. Мы вскоре увидим и поймем, в чем состоят намерения и цели римско-католической иерархии. Верующего же в Слово Божье и повинующегося ему ожидают жестокие поношения и гонения.
 




Комментарии к работе
Нет комментариев
В Мы ВКонтакте
f Мы в Facebook
Сталкер Зона Творчества

Закрыть окно