Искусство и творчество, воображение и вдохновение – социальная сеть для творческих людей Сталкер. Зона Творчества
СОЦИАЛЬНАЯ СЕТЬ ДЛЯ ТВОРЧЕСКИХ ЛЮДЕЙ
 

Кн. 3. гл 63. ПЕРВЫЕ НОЖИ.



Кн. 3. гл 63. ПЕРВЫЕ НОЖИ.

ПЕРВЫЕ НОЖИ.

Я посмотрел на него, в этот момент Стоун был похож на какого то воина с опасным, огненным оружием в своих сильных руках...

Оглядевшись, я увидел, что на лес, пока мы возились с нашим первым ножом, стали опускаться вечерние сумерки. Время за этим интересным и волнующим занятием для меня пролетело незаметно.

Что то мы долго провозились- тихо сказал я и сел на камни, почувствовав усталость в своих затёкших от бесконечного стояния ногах.

Ливан сел рядом и сказал- это первый нож, поэтому так провозились. Думаю, что потом дело пойдёт быстрей...

Не успел он договорить, как со стороны озера, из меркнущей в сумерках лесной тишины, раздались вопли Стоуна. Я сначала напугался, ведь я Стоуна таким ещё никогда не видел и не слышал.

Он бежал к нам, в одной, опущенной, левой руке он держал полоску металла, а в другой, в правой, над своей головой чем то тёмным крутил в воздухе.

Он довольным подбежал к нам. Оказалось, он, остудив металл в воде, сам отломал закалённый нож от остальной полосы и довольный нашей работой, бежал к нам с ним, махая им над своей головой.

Он протянул нож Ливану и сам устало сел рядом с нами, восстанавливая своё дыхание после своего бега и крика.

Я посмотрел в руки Ливану, что то на подобии ножа с округлым и плоским носиком, слегка изогнутым в толстую сторону лезвия, крутил он в своих руках. Толстая, круглая массивная ручка и довольно длинное изогнутое и достаточно острое лезвие..

На Лёсинхо посмотри- Ливан положил мне в руки ещё тёплый нож.

Он был тяжёлым, но гораздо удобнее и прочнее наших пластиковых ножей. Его приятно было держать за не широкую, округлую рукоятку в руке. Моя рука, прямо так и очень хотела его крепко держать в своём, сильно зажатом кулаке. Я встал и взяв, рядом валяющуюся ветку, толщиной с мой палец, лёгким ударом ножа её разрубил.

Нормально!- крикнул я.

Что ещё нужно этому ножу?- спросил Ливан, вопросительно глядя на меня и улыбаясь.

Не знаю...- озадаченно ответил я.

Ему нужна доводка!- подсказал мне Ливан- его осталось окончательно наточить и всё...

Ладно, пошли ужинать- сказал Ливан и мы довольные, взяв свои сумки, в сгущающихся сумерках отправились к своему лагерю.

Наш шалаш тоже был цел и невредим, раздвинув брёвна, мы положили в него сумки и довольные своими успехами, стали собирать хворост для своего ночного костра.

Разогрев на костре мясо, я первый раз, за столько времени, стал нарезать его не пластиковым, а новым металлическим ножом.

Мужчины в свете костра смотрели как я это делаю, но потом не выдержав, каждый сам попробовал им резать наше разогретое на костре мясо.

Ещё чуть туповат -сказал довольный Ливан и добавил, но для первого раза пойдёт, тем более, мы не специалисты.

У нас было очень хорошее настроение, естественно с нашим новым ножом, мы потом отправились спать в просторный и надёжный шалаш...

Перед тем, как мной полностью завладел тягучий сон, я вспомнил за свою любимую женщину и слегка улыбнувшись в темноте, пожелал её сладких снов...

Последующие два дня, мы занимались тем же самым. Ливан с утра вычищал печь и трещину между расколотыми глыбами, в которую провалилось много золы от угля, но шевеля в трещине длинной веткой, постепенно ему удавалось это сделать. Мелкая зола просыпалась из двух нижних отверстий, сделанных Стоуном у основания печи.

Мы со Стоуном за это время наносили угля, раскрошили его и приготовили хворост...

С каждой из трёх, двухметровых полос, у нас получилось шесть коротких ножей и три длинных ножа -топора, где то по пол метра длиной. Эта длина была выбрана не случайно. Диаметр нашей печи, где горело пламя, был примерно метр. Огонь был посередине и чтоб разогреть и затем обработать ручку длинного ножа нам приходилось в печь засовывать металлическую полоску до её упора в противоположную, внутреннюю стену печи. Вот и получалось, что металл в районе ручек разогревался на пол метровом расстоянии от начала острия лезвия ножа.

Ещё к нашему общему сожалению у нас в отходах получалось почти по метру металла с каждой полосы. Дело в том, что при обработке, металл постепенно разогревал остальную его часть и Стоуну или мне держать его было уже просто не возможно, а портить свою одежду, оборачивая ею горячий металл, нам не хотелось.

Но Ливан нашёл применение и этим трём метровым кускам. Мы разогрев на огне и заострив лишь только их концы, закалили их, сделав из них тем самым надёжные, тяжёлые копья или ломы с острыми и прочными концами для охоты на животных или других каких либо работ.

Пока Стоун с Ливаном возились с металлом, на некоторых операциях по его обработке, я был совсем свободен и усаживаясь на покрытый мхом грунт, я доводил наши уже закалённые ножи, до острого состояния на гранитной, боковой поверхности нашей каменной наковальни.

Работа эта хоть и была сидячая, но она была достаточно трудная, так как металл уже был закалён и плохо поддавался обработке.

Я точил и плющил металл, а Стоун временами бегал к озеру закалять там наши ножи или копья и на обратном пути, он радостно орал как дикарь, крутя над своей головой новым ножом, топором или копьём.

Таким мы с Ливаном его ещё никогда не видели. Было понятно, что мужчина был очень доволен результатом нашего многодневного труда.

Отработав эти два дня, я не хочу сказать, что мы очень сильно устали. Мы ведь не тягали эти дни тяжёлые камни как прошлый раз, а больше стояли рядом с печью и слегка стучали камнем по мягкому металлу, но всё равно усталость в наших мышцах немного чувствовалась, особенно в ногах...

Переночевав в шалаше третью ночь, мы хорошо помылись в тихом, лесном озере с прозрачной водой, хорошо позавтракали, собрали свои вещи и закрыли брёвнами вход в шалаш.

Мы взяли все наши острые металлические орудия и нагруженные всем этим, стали медленно выходить из тихого, наполненного птичьими голосами леса.

Я был очень доволен, наверное как и другие мужчины. Во первых в наших пещерах, работах и охоте начинается совсем новый жизненный этап и второе, я сегодня увижу свою любимую Мису, которая тоже за мной уже давно соскучилась...

Светило ещё не подошло к горизонту, а мы звеня в наших сумках тяжёлым, обработанным металлом, спускались в овраг. Наши копья мы несли в руках, они по длине не помещались в наши сумки...

Свисти!- сказал довольный Стоун Ливану, когда мы стали спускаться по узкой тропе к своим пещерам.

Ливана два раза просить не требовалось и уже через мгновение после его свиста, из пещерных выходов стали появляться, довольные нашим возвращением наши друзья.

Мы шли в общую пещеру, так как время приближалось к общему ужину.

Я на выходе из нашей пещеры увидел знакомую фигурку своей маленькой Мисы и моё сердце счастливо забилось в моей усталой за эти дни груди...

Под радостные возгласы наших друзей, мы зашли в общую пещеру. Сюда сразу за нами стали заходить все.

Я бросил свою сумку в угол, моментально мою руку с копьём освободил любопытный Сандро, мне это как раз было и нужно. Я своими руками обнял свою девочку, видя как она за мной соскучилась.

Как ты малыш?- тихо спросил я улыбаясь.

Всё хорошо Лёсинхо, я тебя очень ждала и соскучилась- тихо ответила она.

От её этих слов, я становился самым счастливым человеком на свете, ведь от человека, которого я сильно любил, я услышал слова, что она ждала меня и соскучилась за мной...

«Наверное Миса и на самом деле права, что я сумасшедший, ведь я так сильно реагировал казалось бы, на такие простые и обычные для всех предложения»- думал я.

Но лично для меня, эти слова имели огромный вес и огромное значение всегда, всю мою жизнь, от кого бы я их не слышал, в них я видел огромный для себя смысл...

Сандро с восхищением разглядывал металлический кол.

Рина целовала и обнималась со своим Ливаном.

Стоун же, опять быстро освободившись от назойливой Етты, полез в наши сумки доставать все шесть новых металлических ножей и три ножа-топора.

Ножи дали женщинам в руки, один взял Сандро.

Шум восхищения в пещере стоял долго. Каждый, кто нас ждал все эти дни, находясь здесь, в пещерах, перетрогал и пересмотрел каждый металлический нож.

Сандро крутил в руках наши изделия и от радости, по детски улыбался.

Он посмотрел на меня и спросил- а как мы это всё распределим?

Я глянул на него и сказал- думаю, что два ножа будут здесь всегда на кухне, а четыре распределим между нами, мужчинами.

Он обрадовался и взял себе один из ножей - а это как?- показав уже своим ножом на три металлических копья и большие ножи- топоры.

Ливан оторвался от своей Рины и сказал- я не воин и таскать с собой это железо не собираюсь, мне уже тяжело это делать, а вы берите если хотите...

Сандро взял себе и большой нож, и стал прикладывать его к своим штанам.

Не хочешь ли ты его таскать с собой?- спросил я.

А что?- спросил он.

Они тяжёлые и неудобные, за целый день таскать устанешь- ответил я.

Зато мне теперь ничего не страшно!- ответил мне молодой мужчина.

Нет Сандро, так дело не пойдёт- возразил я- мы как бегали от местных чудовищ до этого, так и будем убегать, запомни это! И не какого геройства! Ты понял?

Да- расстроенно сказал он.

Ведь ты сам понимаешь, что для некоторых местных гигантов, это будет всего лишь занозой в его теле, с которой он просто уйдёт от сюда и мы лишимся этого копья- стал успокаивать я мужчину.

Лёсинхо прав- поддержала меня Отли- Сандро ...эта… не нужно здесь геройствовать. Ты мне нужен живым и невредимым.

Ладно девочки, мы проголодались, нарезайте мясо- сменил тему Ливан.

Етта взяв новый, металлический нож и поглядывая на своего спокойного и как всегда равнодушного Стоуна, стала нарезать на ужин разогретое мясо. При этом она громко охала и восторгалась его рабочими качествами.

Моя Миса стояла рядом со мной, её одна тёплая и мягкая ручка была в моей грубой руке. Она смотрела, как металлический нож в руках Етты легко расправляется с разогретым на костре мясом и слегка, своими губками улыбалась.

Может теперь наделаете нам вилок и ложек?- спросила Отли и улыбнулась глядя на Ливана.

Ливан поняв её шутку, шутя ей и ответил- у нас пока нет таких высоких технологий.

Все сразу засмеялись...

Но чуть погодя он подумал и добавил- а что? Можно и попробовать, что нибудь придумать...

А рука у тебя не устанет махать за ужином такой тяжёлой вилкой?- спросил Сандро у своей Отли и улыбнулся.

В крайнем случае, ты у меня на что?- пошутила она...

...Ужин был шумным и весёлым, все во время ужина опробовали наши ножи, не смотря на то, нужны они были в этот момент или нет, так как мясо на столе было Еттой нарезано всё и сразу...




Голосование:
За - 0 Против - 0
Авторизуйтесь для голосования
Комментарии к работе
Нет комментариев
В Мы ВКонтакте
f Мы в Facebook
Сталкер Зона Творчества

Закрыть окно