Искусство и творчество, воображение и вдохновение – социальная сеть для творческих людей Сталкер. Зона Творчества
СОЦИАЛЬНАЯ СЕТЬ ДЛЯ ТВОРЧЕСКИХ ЛЮДЕЙ
 

Кн. 3. гл 62. ДОЛГОЖДАННАЯ КОВКА.



Кн. 3. гл 62. ДОЛГОЖДАННАЯ КОВКА.

ДОЛГОЖДАННАЯ КОВКА.

По дороге к пещерам, Ливан, идущий первым, повернулся к нам и тихо сказал- наши подарки подарим во время ужина.

Хорошо- ответил я.

Ладно- сказал Сандро.

Стоун промолчал.

Мы зашли в нашу душную, пропахшую мясом пещеру. Бросив свои многочисленные сумки сразу у входа, рядом с хворостом, мы начали обнимать своих женщин.

Моя маленькая Миса слегка радостно, трепетала в моих объятиях. Мне такое её состояние очень нравилось.

Постеленные на пол пещеры плащи уже изобиловали вкусной едой, от неё шёл ароматный пар.

«Скорей всего женщины расставили еду, пока мы поднимались по тропе к пещере подумал я.

Садитесь мальчики- своим тонким голоском проговорила Рина и тем самым навела в пещере полную организованность.

Мы с большим аппетитом ели и поглядывая друг на друга разговаривали.

Ну что там вам... эта... инопланетяне оставили?- спросила Отли.

Только мясо и рыбу- пошутил Стоун.

Не было там ничего после них- дополнил жующий Сандро.

А что они там делали?- спросила Рина.

Ливан был прав- ответил я- это была геологическая разведка.

И что они там... эта... искали?- спросила Отли, глядя на нас и слегка поддерживая рукой свой выпирающий животик.

Кто их знает- ответил Ливан и добавил- зато мы знали, что там искали и у нас для вас есть подарки.

Он улыбнулся и как то по озорному глянул на меня, Сандро и Стоуна.

Ну ка давайте их нам!- защебетала ещё больше повеселевшая Рина.

Ливан из кармана достал несколько разноцветных кристаллов и сказал- я знаю, что женщины любят украшения. Он улыбнулся и с этими словами достал два сросшихся гранённых, крупных, зелёных кристалла.

Рина увидев свой подарок, потеряла дар речи.

Сандро из кармана тоже достал немного разноцветной мелочи и крупную, практически прозрачную и бесцветную, гранённую гроздь из блестящих минералов.

Я вынул из кармана свою фиолетовую находку. Моя Миса аж слегка сгорбилась от такой неожиданной красоты. Мои полупрозрачные камни, большие и маленькие срослись красивым единым букетом, который приятно блестел в языках пламени нашего костра.

Етта посмотрела на Стоуна. Мы тоже оторвали свои взгляды и смотрели на него.

Я тебе тоже принёс- сухо сказал он, но когда протянул ей свою зеленоватую и блестящую красоту, слегка виновато улыбнулся.

Етта, взяв подарок в свои руки, радостно прижала его к себе к груди. Она вскочила и подойдя к Стоуну, который как всегда сидел от неё с другой стороны стола, обняла его и поцеловала.

Спасибо тебе- только смогла сказать женщина и чувства полностью захватили её.

Из её глаз, по её щекам потекли крупные и бесконечные слёзы радости. Она что то хотела сказать ещё, но не могла. Она обнимала обомлевшего, от такой её реакции Стоуна и что то под нос себе причитала.

Стоун смотрел на нас и по его глазам я понял, что ему стало неудобно и перед нами, мы ведь все знали от куда у него этот подарок. Он поднял свои руки и молча обнял, плачущую на его плече пожилую Етту.

Возможно у него проснулась жалость к этой женщине, ведь если бы не Ливан, то он своим безразличием сильно бы её сейчас обидел. Да и сам бы выглядел глупо перед всеми женщинами, не имея никакого подарка для пожилой Етты.

О чём в этот момент думал он на самом деле, так и осталось тайной для всех нас...

У меня самый большой и самый красивый камень девочки! - радостно выговорила пожилая женщина, прижимая к себе то свой бесценный, блестящий подарок, то своего сидящего, молчаливого Стоуна...

...Наш ужин подошёл к концу. Убрав всё в пещере мы стали расходиться. Рина с Ливаном вышли после Отли и Сандро.

Стоун остановил Ливана у входа и подойдя к нему тихо его поблагодарил. Он его крепко обнял своими крупными руками.

Ливан скромно отнекивался и отстранялся от него.

Рина такого непонятного поведения Стоуна ещё никогда не видела.

Я с довольной Мисой отправился в нашу пещеру. Тут при свете одной нашей лампы, я увидел уже постеленные на пол пещеры наши плащи.

Миса положила кристаллы у плащей, рядом с место где всегда лежит её головка.

Она выпрямилась и глянув на меня тихо сказала- для тебя Лёсинхо у меня тоже есть подарок.

Она глядя мне в глаза, стала расстёгивать на себе верхнюю одежду.

Я не выдержав тех мгновений, которые разделяли меня от моего полного счастья, стал помогать своей женщине снимать её одежду. Я видел как моя Миса спешила, она путалась в непослушном материале и немножко от этого злилась. Я пытаясь поймать её застрявшие в одежде быстрые руки, чтоб помочь ей их вытащить от туда, и уже слышал её глубокое и наполненное чувствами дыхание...

Ещё немного времени и моя женщина стояла передо мной полностью обнаженной. Она смотрела мне в глаза и теперь ждала моей реакции...

Полностью потеряв свою голову от той завораживающей и манящей меня красоты, я слегка дрожа от нетерпения, нежно взял её на руки и осторожно положив на плащи стал её целовать...

Миса начала иногда издавать негромкие вздохи и ослабевшими своими руками, и расстёгивать теперь уже мою, такую непослушную одежду...

Следующий день прошёл однообразно, всё как всегда: рыбалка, животные и птица...

Вечером за нашим шумным ужином, мы всем объявили, что завтра уходим и уже скорей всего вернёмся обратно с металлическими ножами.

Сандро сразу приуныл, он понимал, что опять ему сидеть здесь, а не исследовать с нами далёкие и интересные просторы этой неизвестной планеты...

...Раннее утро, меня за плечо кто то тронул, я резко обернулся и открыл заспанные глаза.

Надо мной стоял Ливан, он мне улыбался.

Я что проспал?- шёпотом спросил я у него.

Я тебе не дал этого сделать- тихо сказал мужчина и вышел из пещеры.

Я сел на плащи, постепенно приходя в себя.

Моя женщина спала и тихо сопела своим маленьким носиком.

Я осторожно встал, оделся и взяв пару плащей и свою походную сумку, вышел из пещеры.

В общей пещере умывался Стоун, Ливан сидел на корточках и укладывал вещи в свою сумку.

Привет мужики- сказал я.

Привет- ответил мне Стоун и уступил мне место возле источника, вытирая своё лицо полотенцем.

Я хорошо умылся. Бодрость и силы сразу пришли ко мне. Пока я это делал Ливан набил мясом и проверил все наши сумки.

Ну что?- спросил он вставая- идём?

Идём!- почти одновременно сказали мы со Стоуном.

Уже через несколько секунд мы вышли из пещеры и стали подниматься на верх.

Я остановился у «информационного» камня и написал- «мы вернёмся с ножами! Ждите нас!»

На верху, как всегда мы остановились отдышаться.

Я огляделся, светило вот, вот должно было выйти из за горизонта. Полное безветрие и тишина. Океан ещё дремлет, его сероватые от сумерек воды спокойны. Розоватое небо полностью без облаков. Наши поляны как всегда фыркают паром, и вокруг достаточно тепло.

Восстановив дыхание, мы взяв свои сумки, отправились к оврагу. Пройдя его и поднявшись на косогор, я сразу нашёл свою не мерцающую утреннею звезду. Я заметил, что за это всё время, пока над пляжем зависал корабль инопланетян, моя звезда сместилась на достаточное расстояние вправо, относительно прячущегося за горизонтом светила.

«Похоже, что она перемещается»- с удивлением подумал я.

Двигались быстро и молча, а когда приблизились к группе валунов, расположенных на пустынном косогоре, нам в глаза ударили первые лучи, встающей звезды.

День будет жарким- сказал Ливан, глядя в даль.

Ничего, в лесу хорошо, там прохладно- ответил я.

Молчащий всё это время Стоун, вдруг сказал- Ливан, а помнишь как мы тут с тобой шли обратно?- он замолчал, многозначительно глянул на Ливана и засмеялся.

Ливан сначала не понял его смеха, а потом тоже расплылся в улыбке.

Я смотрел на мужчин и не мог понять с чего они смеются.

А чего вы?- спросил коротко я.

Мы с себя- загадкой ответил Стоун и опять посмотрев на Ливана, засмеялся.

Я что то не знаю?- спросил опять я.

И не узнаешь- ответил утихающий Стоун- это наш с Ливаном секрет.

Ну и ладно- тихо сказал я- я не очень любопытный...

Наш тёмный лес медленно к нам приближался.

По пути Стоун ещё несколько раз взрывался здоровым смехом, Ливан ему в ответ лишь только улыбался...

Где то к середине дня мы вошли в наш лес и направились по уклону в сторону озера, где располагались наши печи...

Бросив возле плавильной печи свои сумки, мы отдыхая обошли её вокруг. Она была полностью цела и никем не тронута.

Взяв свои вещи, мы отправились ко второй своей печи, видневшейся среди стволов, величественных деревьев.

Тут всё лежало так, как мы и оставляли. Три двух метровые полосы покрылись небольшим слоем лёгкой ржавчины. На наковальне лежали все принесённые нами камни и из леса и с нашего побережья.

Чуть отдохнув, Стоун сказал- командуй Ливан!

Идите за углём, а я растоплю нашу новую печь- сказал он и начал собирать хворост.

Мы со Стоуном взяв плащ, отправились на противоположную от озера часть леса, где был овраг с пластами, блестящего своей чернотой угля.

В лесу полная тишина, отсутствие ветра и достаточно прохладно. Где то в верхней части деревьев поют редкие птицы и больше никаких шумов, только треск ломающегося хвороста под ногами нашего друга, разжигающего нашу печь.

Наложив большую гору угля на развёрнутый плащ, мы несколько раз по пути отдыхая, приволокли его к дымящей и слегка гудящей печи.

Вокруг неё суетился Ливан, он увидев нас улыбнулся.

Раскрыв плащ и посмотрев на куски угля, он достал один небольшой кусок и сказал- весь уголь должен быть такого размера.

Мы поняли, что нам делать. Взяв в руки по известняку, мы стали колоть крупные куски угля на более мелкие.

Ливан пока подкладывал в печь только дрова, которые он всовывал в неё, через отверстие оставленное Стоуном на уровне пояса Ливана, в том месте где заканчивалась высота расколотой глыбы, которую Стоун полностью и достаточно герметично вокруг обложил камнем.

Дрова в печи ярко и очень быстро горели с небольшим гулом. У меня создалось впечатления, что дрова горят так, как будто на них кто то очень интенсивно, постоянно дует.

Весь сизый дым дружно выходил сверху из окончания трубы нашей печи.

Разровняв палкой горящие дрова, Ливан в печь на них стал закидывать куски угля. Вскоре ярко горящие дрова были полностью завалены углём, сквозь который пробивались языки яркого пламени.

Не прошло и двадцати минут как уголь стал менять свой цвет и становиться малиновым...

Ну что мужики- сказал Ливан и посмотрев на нас, улыбнулся, -давайте пробовать. Стоун будет держать металл, а ты Лёсинхо будешь кузнецом- проговорил он.

Он взял первую полосу металла и аккуратно воткнул её в раскалённый, горящий уголь.

Держи так Стоун- сказал он и передал конец металлической полосы ему в руки.

Я с интересом смотрел в маленькое отверстие печи, через которое Ливан постоянно ещё подкидывал уголь.

Воздух поступающий в печь снизу, через неширокую трещину в расколотой глыбе подавал кислород к горящему углю, который хорошо горел, давая превосходную температуру для разогрева нашего не толстого металла...

Через некоторое время Ливан подошёл к Стоуну и слегка потянул на себя полоску металла. Тот конец, что был под углём, был полностью раскалён.

Отлично!- сказал Ливан- Стоун, переносим осторожно этот металл на наковальню. Лёсинхо бери молоток.

Я убрав лишние камни с наковальни и взяв округлый серый валун, приготовился слушать Ливана.

Мужчина взял кусок извести и провёл на глыбе две чёрточки- расстояние между ними,это длина лезвия. Стоун ты держишь металл так, чтоб он не ёрзал, взад вперёд, а ты Лёсинхо плющишь металл с одной стороны на всё расстояние между этими чёрточками. Всем всё понятно?- громко спросил Ливан.

Да- ответили мы со Стоуном.

Раскалённый конец металла постепенно остывая, тускнел.

Попробуй бить, только не обожгись и не сильно колоти- сказал мне Ливан и палкой указал место.

Я ударил первый раз по металлу, в стороны отскочило несколько искр. Металл слегка подскочил. Стоун вернул полоску в первоначальное положение.

Бей!- сказал мне Ливан, подгоняя меня- а то так и угля никакого не хватит.

Я осторожно и без остановки стал бить по металлической, ещё светящейся полосе.

Через некоторое время Ливан меня остановил и со Стоуном они опять засунули металл в печь.

При стуках камня о раскалённый металл, я ощущал как он между камнями расплющивается. Ощущения от моих ударов были как будто я стучу по сырой глине. Раскалённый металл был достаточно мягким.

Временами Ливан переворачивал металл другой стороной. Постепенно, своими ударами делая тоньше металл с одной стороны ножа, мы заставили его начинать изгибаться. Получалось, что длина тонкого лезвия становилось длинней другого, толстого края будущего ножа. И к тому же неровный гранит, на котором я бил по металлу оставлял на ноже не нужные нам, следы своих неровностей...

Чуть позже, когда лезвие стало достаточно тонким, Ливан опять засунул нож в печь.

Он взял мелом нарисовал на углу нашей наковальни ещё две риски, с меньшим расстоянием между ними.

Сейчас Стоун нож положишь сюда вверх лезвием, а ты Лёсинхо аккуратно, из плоской полоски, которая находится рядом с плоским лезвием, будешь делать округлую ручку. Это её размеры- мужчина пальцами показал расстояние между рисками.

Он достал яркий металл из печи и положил его на угол камня. Я стал колотить по месту на полоске, где в будущем должна была быть ручка. А Ливан медленно крутил эту полоску на камне, стоя рядом со Стоуном и держа в руках длинный металл.

Постепенно, со временем, я полностью металл сравнил с глиной и понял всё что мне нужно с ним делать, это его лепить, но только не руками, а своим каменным молотком.

Через некоторое время, более менее округлая ручка начиналась сразу за тонким, расплющенным лезвием ножа.

Ну а сейчас будет доводка- сказал Ливан и на нашу наковальню положил гладкий известняк, принесённый нами с берега.

По нему Лёсинхо сильно не стучи...А ладно я сам- сказал он и взяв в руки мой каменный молоток, добавил- вынимайте осторожно и кладите его сюда.

Мы подали Ливану металл с раскалённым на конце ножом.

С металлом справляться было не сложно, потому что его более, чем метровая часть, дальняя от печи была лишь только слегка тёплой и было непонятно, тёплая она от наших рук или от горячей печи.

Мы подали Ливану лезвие ножа, положив его плашмя на гладкий известняк и он стал по нему с силой елозить моим гладким, каменным молотком. Все неровности, образовавшиеся от гранита во время ударов молотка, стали затираться как на куске мягкой глины. Чтоб ему загладить вторую сторону ножа, пришлось металл разогреть ещё раз.

Когда он закончил, я спросил- что теперь?

Теперь вот что- по деловому сказал он- раскаляете и кладёте на известняк лезвием верх, я смотрю где оно толстое, затем вы быстро его кладёте плашмя и я слегка подстукиваю в этом месте ещё. То есть, полностью дорабатываем лезвие, делая его везде тонким.

Ливан по деловому и будучи очень серьёзным крутился вокруг жаркого металла. Он досконально изучал лезвие ножа и без конца стучал ещё и ещё.

Моё настроение поднималось, я видел как из полоски металла получается, что то на подобии грубого, металлического ножа.

Ну вот и с этим всё- наконец то сказал он.

Что теперь?- сказал Стоун и вытер со лба свой пот. Его рубаха под мышками от напряжения тоже промокла.

Сейчас опять разогреваем и точим его лезвие о боковую стенку нашей гранитной наковальни.

«Чтоб я без Ливана здесь делал?»- подумал я, - «Это же надо додуматься, наточить мягкий и горячий нож, а не потом, холодный и прочный»

Раскалив до бела металл, Ливан с силой прислонил его к боковой поверхности глыбы и стал двигая руками вперёд, назад, точить об камень лезвие ножа.

На носу у Ливана повисла капелька пота.

Мне тоже было жарко, а от волнения и напряжения, моя рубаха тоже была сырой.

Пока мне было нечего делать, я подкидывал в нашу жаркую печь уголь.

Ливан без конца точил лезвие ножа о боковину гранита и смотрел на него.

Думаю, для первого ножа пойдёт и так...- наконец то сказал он и засунул нож опять в печь.

- сейчас я за ручкой нашего ножа, острым камнем на половину уменьшаю толщину металла, чтоб потом его легко можно было сломать, когда он остынет.

С этими словами Ливан нагнулся и поднял из под своих ног гранитный камень с острым краем, который он принёс из выгоревшего в пожаре леса.

Достав из печи полосу, он острой гранью стал делать металл тонким сразу за закруглённой ручкой нашего ножа.

Доведя его в этом месте до толщины тоньше чем мой мизинец, он сказал- ну что Стоун? Теперь всё зависит от тебя- Ливан по озорному глянул на мужчину.

А что надо то?- спросил он.

Сейчас последний раз разогреваем нож и беги с ним к озеру и закаляй его там. Нам нужно было сюда принести ещё и глиняную ёмкость с пещер, вот я старый дурень совсем забыл об этом- Ливан с досадой правой рукой хлопнул себя по бедру...

Ладно Ливан, я сбегаю к озеру, а то я стоять тут уже устал- проговорил Стоун.

Разогрев до бела наш нож, Стоун аккуратно вынул его из печи и стремительно побежал к прозрачной воде тихого озера...




Голосование:
За - 0 Против - 0
Авторизуйтесь для голосования
Комментарии к работе
Нет комментариев
В Мы ВКонтакте
f Мы в Facebook
Сталкер Зона Творчества

Закрыть окно