Искусство и творчество, воображение и вдохновение – социальная сеть для творческих людей Сталкер. Зона Творчества
СОЦИАЛЬНАЯ СЕТЬ ДЛЯ ТВОРЧЕСКИХ ЛЮДЕЙ
 

Кн. 3. гл 60. ПОХОД К НЕИЗВЕСТНОМУ ОБЪЕКТУ.



Кн. 3. гл 60. ПОХОД К НЕИЗВЕСТНОМУ ОБЪЕКТУ.

ПОХОД К НЕИЗВЕСТНОМУ ОБЪЕКТУ.

Ранним утром, Ливан и Стоун, попрощавшись с Лёсинхо, стали тихо подниматься по тропе в скале на верх, к парящим полянам.

Стоун шёл уверенной походкой, и что он сейчас переживал, Ливан понять не мог. Сам же пожилой мужчина, был насторожен. Это путешествие в неведомое и непознанное, ему очень не нравилось. Но он обещал Лёсинхо привести обратно Стоуна живым и здоровым и ему это необходимо было обязательно выполнить.

Они поднялись на скалу, повсюду тишина, мужчины остановились тут как всегда на короткий отдых. Отдыхая, осмотрелись. Здесь, рядом с ними, только без конца булькают и фыркают водяные ямы, а там, раздаётся не перестающий грохот от зависшего над побережьем неизвестного объекта.

Горизонт наполовину заполнен спокойным, серым океаном. Повсеместная хмурость неба и такая нужная и приятная прохлада, начинающегося дня. Всё это способствовало их быстрому передвижению к объекту в их не сложном, но опасном путешествии.

Всё было хорошо, но у Ливана периодически слегка побаливала голова.

«С этим строительством плавильных печей надорвался я что ли?»- думал пожилой мужчина - «видать уже старею...»- блуждали мысли в его голове.

Они молча и уверенно спустились в сумрачный и влажный овраг. Перепрыгнув, через небольшой тёплый ручеёк, стекающий с парящих полян и теряющийся где то далеко, под грязной от ила галькой побережья, мужчины начали свой подъём на каменистый склон. Оставив слева от себя ядовитые пещеры, вскоре они достигли вершины косогора.

Ливан остановился и сказал- ну что Стоун? Идём вдоль обрыва, подходим поближе к объекту и аккуратно смотрим на него сверху?

Да Ливан, подойдём поближе и посмотрим, чем они там занимаются и что там можно спереть- ответил ему Стоун.

Хоть и таким образом я ничего и не украду, но по крайней мере, я увижу, где что лежит, а там уже с ориентируюсь и может подключу к этому Сандро, и Лёсинхо может нам поможет...- добавил Стоун.

Мужчины двинулись дальше...

Оставив справа от себя валуны, где когда то, при жизни Надим с Люси жарили ворованную птицу, два молчащих человека, под периодически лязгающие звуки незнакомого объекта, шли достаточно быстро вперёд.

Двигались в основном молча, потому что Стоун от природы был уверенным в себе молчуном.

Постепенно сильный шум, зависшего где то над берегом корабля увеличивался. Мужчины пока его не могли видеть, он полностью находился скрытым за скалистым побережьем, где то впереди и слева за скалой.

Головная боль у Ливана то усиливалась, то полностью пропадала.

«Вернёмся обратно, попрошу хорошего отдыха у Лёсинхо»- подумал он.

Стоун невозмутимо шёл впереди.

К середине дня они остановились и сели на отдых. Выпив воды, мужчины разлеглись на тёплом каменистом грунте.

Светило сквозь пелену облаков всё равно немного прогрело эти серые известковые камни.

Стоун, имей ввиду, что нас на том корабле считают уголовниками, которые выжили здесь и хотят каким то образом попасть на корабль и улететь обратно. Понимаешь, с нами церемониться не будут? - тихо сказал Ливан, не открывая своих глаз из за яркости пасмурного неба. Его открытое лицо было подставлено скрытому в облаках, приятно греющему светилу.

Пожилой мужчина волновался и боялся не адекватных поступков своего молодого, постоянно молчащего спутника.

Не переживай Ливан, я не дурак- ответил Стоун и начал вставать- пошли дальше, потом ещё отдохнём.

Ливан с усталостью в теле и усиливающейся головной болью встал и пошёл вслед за Стоуном, слегка щурясь от боли, чтобы он этого не видел.

Через час Ливан почувствовал, что у него заболел желудок- «вода не качественная что ли?»- подумал он.

Постепенно боль усиливалась так же как и лязг невидимой машины, работающей где то впереди за каменистым обрывом.

Ещё долго шли молча, Стоун всё так же был неразговорчив. Ливан чувствовал себя всё хуже и хуже.

«Что то мне очень плохо?»- думал он, но повернуть обратно он не мог.

Зная, что Стоун не перед чем не остановиться и пойдёт дальше один.

Ливан дал слово Лёсинхо, что сбережёт жизнь Стоуну, а значит нужно идти вперёд, за Стоуном и терпеть эту непонятную, пожирающую всё его тело боль.

В один из моментов сильного спазма живота и головной боли, когда ему уже было невозможно двигаться, пожилой мужчина сказал- Стоун, давай отдохнём.

Стоун на удивление Ливана, без разговоров, сразу остановился, бросил сумку и взявшись за свой живот обеими руками, сел на корточки, придавив тем самым свой разболевшийся живот согнутыми ногами...

«Что такое?»- подумал он- «отравился чем? Пища вроде свежая была»- думал Стоун,- «хоть дальше не иди, очень больно и голова раскалывается. Но нельзя мне пасовать, перед пожилым Ливаном. Стыдно и неудобно. Ведь это я всё придумал... Что он обо мне подумает? Что я слабак и ещё в добавок струсил перед грохочущим объектом...!»- вертелось в его голове.

Ливан лежал на камнях на боку, поджав под себя ноги. Он взглянул на Стоуна и увидел его сидящим с лицом, выражающим гримасу боли.

Ливан, набравшись смелости, хотел уже спросить его «что с тобой?», как в миг опять все сильные боли в его теле и голове моментально прошли.

Но понимая, что следующую такую боль и спазм живота он наверное не вытерпит, пожилой мужчина сказал- Стоун, давай уже подойдём к обрыву и от сюда глянем на объект, что то я очень устал.

Ливану не хотелось сознаваться, что ему очень плохо. Он не хотел выглядеть слабаком перед сильным Стоуном.

Стоун чувствуя себя не лучше, но при этом не подавая вида, сразу согласился- хорошо Ливан, сделаем, как ты говоришь. Думаю, что будет всё видно и от сюда- добавил молодой мужчина.

Они встали и уже через минуту, стали осторожно подходить к краю пропасти.

Сначала из за скалы показался горизонт далёкого серого океана, потом всё ближе и ближе, и наконец то показалась дальняя часть, сильно грохочущего объекта, который с каждым шагом мужчин, открывался всё сильней, больше и ближе.

Прошло буквально три, четыре минуты и мужчины уже стояли на краю высокого обрыва и сверху смотрели на этот огромный и завораживающий объект.

Ливан сначала посмотрел на Стоуна, его полоски на штанах и рубахе слегка отдавали салатовым цветом, полоски их одежды светились даже среди бела дня и это было достаточно заметно в этот пасмурный день.

Стоун после сильной и кратковременной, прошедшей боли чувствовал себя хорошо. Он стоя на краю обрыва, заглянул вниз, разглядывая всё то, что происходит там. Его светящаяся в полосках одежда, слегка трепалась на прохладном ветерке, дующим с серого океана.

Он был простым человеком и его обычное, среднестатистическое образование с планеты Югрос, позволило ему внизу рассмотреть следующее: справа в метрах где то в трёхстах от них, огромный, под сотню метров, серого цвета, металлический, сплюснутый объект висел над поверхностью океана и частью суши, не имея под собой никаких подпорок. Несколько громоздких надстроек находилось на этом тёмном, металлическом корпусе. Над каждой из них возвышалось по нескольку длинных и тонких, изогнутых антенн. Весь корпус этого огромного корабля, был покрыт каким то металлическим рисунком. Спереди этого объекта грохотали по очереди три гибких, почти чёрных щупа, которые постепенно внедрялись в недра этой планеты. Нигде не одного человека, смотрящего или конвойного, нет никакой брошенной рядом с объектом техники, агрегата или оружия. Весь этот шум делают только эти гибкие щупы. На берегу валяется мёртвая рыба, а так же много её мёртвой плавает вокруг этого огромного гремящего объекта, блестя из воды своими светлыми животами...

Ливан на Югрос имел два высших образования и его одновременные со Стоуном наблюдения, немного отличались от наблюдений его друга...

Огромный корабль, от размеров которого у Ливана захватило дух, никак не качаясь зависал над океаном и побережьем. Его неказистые формы и совсем не обтекающие, торчащие надстройки, подсказали Ливану, что этот корабль перемещается в атмосфере по такому же принципу как и корабли с их далёкой Югрос. В доказательство этому он видел, как над корпусом зависшего корабля, постоянно колышется, частично выгорающая атмосфера.

Единственное что было непонятно Ливану, что сжигали излучатели этого корабля: кислород или азот, во втором случае корабль имел больше мощности и скорости, так как азота в атмосфере этой планеты было больше, ведь так было и на Югрос. При таком перемещении объекта в атмосфере практически совсем нет сопротивления о воздух этих, сильно торчащих, над корпусом надстроек.

Излучатели, работающие на азоте, были намного сложней, тех, что работали на кислороде, об этом он знал ещё давно у себя на Югрос, где излучатели, сжигающие из атмосферы кислород, давно были запрещены правительством, как вредными для окружающей среды планеты.

Корабль зависал над берегом не покачиваясь, благодаря такой его длине, неоднородность атмосферы с разной температурой воздуха над океаном и над сушей на его стабильную устойчивость, отрицательно никак не действовали.

Множество торчащих антенн говорило Ливану о том, что на этой планете существуют ещё корабли или огромный межзвёздный корабль ждал этот геологический модуль на высокой орбите, за пределами атмосферы этой планеты. Антенны этого корабля служили связью с кем то ещё...

Весь тёмный, нержавеющий и слабо блестящий, металлический корпус корабля был покрыт огромным, рельефным, металлическим рисунком или орнаментом, в котором полоски и чёрточки разной толщины и высоты переплетались в красивом узоре. На всём его корпусе никаких заметных обозначений. Хотя на всех кораблях планеты Югрос сверху и снизу была всегда самая крупная и легко различимая маркировка.

«Это не наши!»- понял Ливан и сразу напугался- «это исследовательский корабль инопланетян!»

Рисунок на корпусе корабля просто завораживал своими переплетениями. Возможно, что среди этих узоров, состоящих из чёрточек и полосок разной толщины и ширины, и было какое нибудь обозначение или маркировка, но чтоб это распознать и увидеть, Ливану необходимо было знать, какими знаками пользуются эти пришельцы для маркировки своих кораблей.

Ливан слегка наклонился над пропастью и осторожно посмотрел на источник сильного металлического грохота. Три тёмных и гибких зонда по очереди углублялись в грунт планеты. Когда один вгрызался в прочную корку планеты, два других, торчащих из скалы, надёжно удерживали корабль как на якорях. Затем, другой щуп начинал своё внедрение в глубину и два других удерживали на месте зависший корабль. Каждый зонд входил в грунт планеты под разным углом. Как только длина щупа заканчивалась, раздавался сильнейший, металлический лязг и из корпуса зависшего объекта появлялась ещё дополнительная длина для этого натянутого щупа, а так как их было три, этот противный лязг был достаточно частым.

Ливан бегло осмотрел территорию вокруг геологического модуля и понял, тут ничего нет и взять нечего. Лишь плавает вокруг в большом количестве мёртвая рыба...

Вдруг, одновременно наблюдающим за незнакомым объектом Ливану и Стоуну, стало очень плохо...

Сначала, как никогда очень сильно заболела голова.

Потом Ливан почувствовал в своём мочевом пузыре сильное раздражение. Было такое впечатление, что в нём что то огромное зашевелилось. Он стал приседать и увидел как Стоун от пронизывающей его боли тоже валится с ног, держа свои руки между своих ног.

Непроизвольно из организмов мужчин стала выделяться моча. Через какое то мгновение, у Ливана сильно заболела печень и поджелудочная железа, начала вибрировать внутри его тела. Ливан открыл один глаз и увидел как Стоун от боли в мокрых как у него штанах, катается по грунту. Он как и Ливан держался за свой живот пытаясь остановить вибрирующие по какой то причине внутренности в его брюшине.

Через несколько секунд заболел и затрясся желудок, после появления дикой боли в нём, во рту появилась неприятная горечь и открылась сильная рвота. Дальше затрепыхалось сердце и задрожали лёгкие... Голова болела ужасно, глаза у обоих мужчин от боли готовы были вот, вот лопнуть.

Организмы мужчин, ощущая какой то не порядок и дрожь в тканях своих внутренних органов, рефлекторно, и до предела напрягли все мышцы живота и груди, чтоб остановить эту непонятную внутреннюю тряску.

Мышцы несчастных мужчин напряглись так, что стало совсем невозможно двигать грудной клеткой, чтоб набирать в себя воздух и хоть как то дышать. Ливан и Стоун катаясь от боли, начали громко стонать.

Только таким образом, превозмогая чудовищную силу натянутых до предела мышц тела и действуя вопреки их железной воли, они пытались хоть как то дышать.

Невыносимая боль в голове , казалось от своего внутреннего давления расколет их головы пополам. При этом , их головные боли ещё сопровождали и сильные болевые ощущения всех внутренностей обоих мужчин. Им обоим казалось, что органы внутри их тел, разрываются на куски или кем то заживо съедаются...

Ливан уже почти теряя сознание от нехватки кислорода в организме, вдруг всем своим разваливающимся на части организмом осознал, что в какой то вмиг всё резко прекратилось. Моментально исчезли все многочисленные и разнообразные, внезапно посетившие его, сильные и трудно переносимые боли...

...Так же, перестали слабо и противно болеть головы и у их друзей, оставшихся далеко от сюда в своих пещерах и ожидающих их скорейшего возвращения...

Охранные, автоматические, низкочастотные излучатели, зависшего над берегом объекта отключились, чтоб минут через пять снова заработать на минуту и уничтожить всё живое в радиусе двухсот метров вокруг корабля.

Теперь у мужчин только сильно болели надорванные мышцы пресса.

Издавая громкие стоны, Ливан хрипло, своим надорванным рвотой голосом, прокричал- уходим, уползаем от сюда как можно быстрей! Это инфразвук!

Какой звук?- медленно поднимаясь от прошедших спазматических болей, вытирая своё лицо от рвотных масс, переспросил сморщившейся в лице Стоун- я ничего не слышу.

Ливан не обращая внимание на его возражения и вопрос, взял свою сумку и медленно, сначала на четвереньках, потом горбатясь спотыкаясь о неровности склона, стал спускаться с края обрыва, ниже и подальше от этого опасного и уже не видимого за скалой огромного, грохочущего, чужеродного объекта.

Стоун увидев действия Ливана, воспринял его поведение лучше его слов и встав быстро на свои дрожащие, ослабленные ноги, начал спотыкаясь, спускаться по каменистому косогору.

Не прошло и пяти минут как сильная головная боль и боли во всех органах повторились, но мужчины уже спустились вниз метров на двести от корабля и все разрушающие последствия низкочастотного звука на их организмы, уже были не так сильны.

Посидев эту минуту и держась за свои болящие животы, они дождались очередного облегчения и опять продолжили быстрым шагом спускаться в сторону далёкого леса, прочь от этого опасного объекта.

Сила инфразвуковых излучателей инопланетного объекта, своим воздействие на мужчин с увеличением расстояния до него, постепенно слабела...

...Стоун чуть позже сидел и смотрел на свои мокрые штаны, сквозь подступающую в его организм кратковременную боль, он иногда улыбался.

Мы ещё легко отделались- тихо сказал Ливан, поддерживая свой живот на котором болела каждая частица надорванных мышц.

Что это было?- спросил Стоун, он достал из своей сумки контейнер с водой, что справиться с сильной горечью во рту.

Это был инфразвук- ответил Ливан.

Я ничего не слышал- ответил Стоун.

Но это не значит, что его не было. Наши уши его не слышат- ответил он и тоже стал пить воду.

Ничего не понимаю- сказал Стоун.

Да подожди ты! Сейчас немного отдохнём, пойдём обратно и я тебе всё объясню- сказал Ливан морщась от очередной головной боли.

Он растянулся на тёплых камнях и закрыл свои глаза. Смолкший Стоун лёг рядом.

Испытав на себе ещё два раза эти ослабленные расстоянием, болевые ощущения и дождавшись очередного, где то пятиминутного облегчения Ливан со Стоуном встали, и испытывая сильную боль в мышцах живота и груди, медленно отправились обратно к своим пещерам.

Стоун шёл молча и иногда тихо хихикал.

Ты чего?- спросил его Ливан.

Я обещал что нибудь раздобыть, а приду с мокрыми штанами- с досадой сказал Стоун.

Не беда Стоун, остановимся на парящих полянах, помоемся и постираем там свои штаны.

Если пожилой Ливан к этому неприятному событию с мокрыми штанами отнёсся спокойно, то для высокомерного молодого Стоуна, это был настоящий позор.

Пройдя небольшое расстояние Стоун, сгорая от любопытства, сказал- ну давай Ливан, не тяни расскажи мне всё- он повернул свой взгляд на Ливана и серьёзно глянул в его глаза.

Ливан передвигаясь по неровному косогору, сказал- постараюсь всё объяснить доходчивым языком. На этом корабле не наши соотечественники, там инопланетяне и очень необычные.

Ты что их увидел?- удивлённо спросил Стоун.

Да не перебивай ты меня, а просто слушай, договорились?- спросил Ливан.

Ладно- обиделся Стоун, но возникшее сильное любопытство, заставило мужчину быстро забыть о своей обиде.

Слушай внимательно, помнишь у нас по ночам светились рубахи? А здесь они светились даже днём, это говорит о том, что эти пришельцы видят только предметы, освещённые ультрафиолетовым цветом. Значит планета, где они живут освещается яркой звездой, которая светит в основном в ультрафиолетовом свете.

Наша звезда- Ливан показал в светлое пятно на сером небе, светит в основном в видимом световом диапазоне и это значит, что для них на этой планете стоит мрак, возможно и сумерки, всё зависит какая интенсивность у нашей звезды в ультрафиолетовом спектре.

Ты хочешь сказать, что они не видят этот яркий свет?- не выдержал удивлённый Стоун.

Да, ты правильно понял- ответил Ливан и сказал слушай дальше- им не нужна охрана или конвойные. Применяя сильный инфразвук, они надёжно защитили все подходы к своему работающему кораблю.

Что за инфразвук?- переспросил Стоун.

Ливан был человеком терпеливым, он продолжил- инфразвук наши уши не слышат, но его слышат наши внутренние органы. Постепенно меня частоту волны, излучатели на инопланетном корабле заставили все наши органы по очереди вступить в резонанс с этим неслышным звуком. От чего внутри нас всё так и прыгало...- Ливан замолчал, он восстанавливал дыхание и дал время Стоуну всё хорошо осознать своими мозгами, мозгами простого, не очень образованного человека...

...Двое измученных мужчин с мокрыми штанами, рассуждающие на очень серьёзные научные темы, теперь некоторое время молчали. При своём движении, они устало покачиваясь, поднимались по косогору, в сторону своих далёких и надёжных укрытий...

Нам ещё повезло, что мы остались живыми- снова, после длинной паузы проговорил Ливан- не известно, какие у них могли быть ещё охранные технологии.

Представь себе, открылся какой нибудь небольшой лючок на корабле, от туда вылетела муха и пролетая мимо нас, разрезала бы нас на куски или внедрилась бы в наши тела и сожрала всё изнутри, выделив всего лишь каплю какой нибудь высококонцентрированной кислоты...- пожилой мужчина опять замолчал, тяжело дыша от своего быстрого передвижения.

Хорошо, что мы не смогли подойти ближе, мы бы обязательно были мертвы!- проговорил Ливан и тут же радостно добавил- ты понимаешь, что нас спасло наше отличительное развитие от остальных местных тварей! Нас спасли наши с тобой скелеты, наши мышцы и наша походка!

Не понял?- Стоун непонимающе глянул на радостного Ливана.

Нас природа наделила медленной походкой и благодаря этому, мы между периодами действия звукового излучения с этого корабля, не успели зайти в его смертельную зону!- Ливан многозначительно поднял указательный палец вверх.

Мы выжили благодаря тому, что мы такие!- громко повторил Ливан.

А кто бы например не выжил ?- спросил всё ещё непонимающий таких научных, словесный оборотов Стоун.

Ливан немного подумал и ответил- монстры, они перемещаются быстрей нас, летающие твари и птицы- он опять улыбнулся- ты представляешь они выставили периодичность включения звукового излучателя, не ведая, что тут ещё есть медленно ходящие, разумные существа, это мы -люди!...

Та тварь в панцире тоже бы выжила, которую мы недавно съели, она двигалась даже медленнее нас- Ливан опять замолчал.

У Ливана постепенно поднималось настроение, хотя его голова болела с постоянной регулярностью на короткие промежутки времени.

Я что они всовывали в грунт?- спросил Стоун.

Это вообще всё просто, искали нужные им минералы. Это чисто геологическая экспедиция инопланетян. Зонды они всовывали в грунт- тяжело дыша, ответил Ливан.

А этот корабль автомат или внутри его сидели эти существа?-спросил молодой мужчина.

Думаю, что сидели, ведь у них повсеместно и круглосуточно было включено внешнее освещение территории. А автоматической, беспилотной экспедиции думаю было бы достаточно только бортовых или контурных огней... Хотя кто их знает...- ответил Ливан

Стоун промолчал.

Мужчины постепенно набирали ход. Каждый раз их головы болели все слабее и слабее. Прохладный и заканчивающийся день подгонял их движение под не прекращающийся но удаляющийся, инородный, металлический лязг...

Когда они забрались на вершину каменистого косогора и перед ними открылась родная панорама парящих полян, дневная серость ненастного дня уже стала сгущаться, светило зашло за горизонт.

Что будем делать?- спросил Стон, когда мужчины спускались в мрачный овраг.

Всё расскажем- ответил Ливан, не понимая вопроса.

Нет, я про наши мокрые штаны- уточнил, волнующийся Стоун.

Молодой мужчина вел себя необычно.

Ливан слегка улыбнулся от такого поведения своего друга. Ведь Стоун всегда был сдержан и невозмутим, но только не теперь, находясь в таком щекотливом положении.

Оставайся на полянах во первых сумерки, во вторых наши штаны уже подсохли- Ливан улыбнулся и продолжил- я свистну сверху, кто нибудь выйдет и попрошу, чтоб нам, наши женщины принесли чистую одежду.

А чего грязные были, что скажем? - не унимался Стоун.

От болевых ощущений попадали в грязь и выпачкались- сказал Ливан.

Хорошо, так и скажем- успокоился он.

Они выбрались из оврага, пройдя первую булькающую поляну, вошли в чахлый лес.

Пройдя его, Ливан сказал- ищи нам тёплую воду, а я пошёл свистеть- Ливан засмеялся и оставил в одиночестве, своего сильно смущённого спутника.

Стоун искал ямы с тёплой водой, на это он потратил времени немного. Две подходящие ямы были на расстоянии друг от друга в метрах пятидесяти.

Ливан в этот момент подошёл к краю обрыва и свистнул. Но его свист совпал с очередным металлическим лязгом с далёкого побережья. Он понял, что его никто не услышал, мысленно слегка выругавшись, он повторил свой свист позже...

...Вскоре в темноте раздался шорох, Стоун насторожился, но Ливан окликнул его, разыскивая почти в полной темноте.

Вот твоя вода- сказал Стоун и спросил- ну как всё прошло.

Все рады- издевался над ним Ливан, не договаривая остального.

Чему рады?- спросил он.

Тому, что мы вернулись живыми- сказал Ливан.

А, ну да... Ладно, я пошёл мыться- Стоун закончил говорить и быстро пошёл к своей воде, по дороге расстёгивая свои, бывшие мокрыми штаны.

Он бросил их в соседнюю яму с горячей водой и быстро забрался в тёплую воду с улыбкой на лице и теперь полностью успокоившись и набравшись своей обычной и не подступной самоуверенности.

Через некоторое время, две полноватые женские фигуры показались из темноты.

Мальчики, где вы?- спросила Рина.

Я здесь- окрикнул её Ливан.

Женщины разделились.

Етта, я тут- жёстко отозвался Стоун.

Етта подошла и аккуратно положив рядом на известняк его чистые вещи, стала на свои коленки и начала своими руками обнимать всё то, до чего только она смогла достать у своего купающегося, раздетого мужчины, полностью погруженного в водяную яму.

Она запричитала- ты вернулся, знаешь как я волновалась... мой любимый...

Етта в темноте искала его губы.

Перестань- фыркнул Стоун- нас увидят.

Етта выпрямила свою спину и расстроено опять села на коленки, тихо при этом сказав- а что тут такого? Они наверное там тоже целуются и обнимаются и ничего...

Ладно, потом, позже- сказал Стоун- дай помыться.

Тебе помочь?- тихо и ласково спросила она.

Нет, не надо- грубо ответил он.

Тебя подождать?- всё так же ласково спросила она.

Нет я с Ливаном сам приду- ответил Стоун и добавил- иди накрывай на стол.

Да мы его уже накрыли- грустно сказала пожилая женщина, встав на ноги.

Увидев одежду Стоуна, плавающую в соседней яме, - давай я постираю твою одежду-предложила она и стала наклоняться к ней...

Нет!- заорал Стоун, готовый голяком выпрыгнуть из воды за своими мокрыми штанами, которые находились тут же рядом, в соседней водяной яме.

Мужчина готов был сделать всё что угодно, чтобы Етта не тронула его замоченную в горячей воде одежду.

Етта остановилась, выпрямилась и с нахлынувшей на неё грустью, посмотрела в далёкую темноту.

Рина!- позвала она свою подругу.

Чуть позже, после её зова отозвалась Рина и сказала- ещё чуть чуть, минуточку...

У Етты от её слов ещё больше упало настроение, ей казалось, что сквозь шелест булькающей воды, слышно как вдалеке целуются Рина с Ливаном.

Совсем одинокая, вмиг постаревшая и опять такая несчастная, пожилая женщина, стала одна и молча в темноте выходить с парящих полян в сторону тропы, ведущей в пещеры, вытирая по пути свои горькие слёзы...

...Через некоторое время, постирав всю свою одежду, то есть и рубаху тоже, чтоб никто ничего не заподозрил, Стоун окликнул Ливана.

Я уже готов- отозвался пожилой мужчина.

Они уставшие, с сильно болящими мышцами живота и грудной клетки, взяв свою мокрую одежду, в темноте стали продвигаться к заветной тропе...




...«Мы уже заждались наших мужчин с их похода, а они ещё и мыться отправились»- крутились такие мысли в моей голове, от пожирающего меня сильного любопытства.

Первая в пещеру зашла Етта.

Ну где они там?- спросил я.

Уже заканчивают- ответила Етта и постаралась улыбнуться, чтоб никто не увидел её очередного душевного расстройства и испорченного, её бесчувственным Стоуном настроения...

За ней зашла счастливая Рина- они уже вот вот!- она радостно всем улыбалась.

Етта посмотрела на светящуюся от счастья Рину и какая то тяжесть, ещё сильнее накрыла её плачущую в этот момент, незаметно для всех остальных её душу. Пожилая женщина держалась как могла, слегка отвернувшись, она незаметно для всех нас, смахнула с щеки одинокую и горькую слезу и повернувшись обратно, пыталась как и Рина всем счастливо улыбаться..




Голосование:
За - 1 Против - 0
Авторизуйтесь для голосования
Комментарии к работе
Нет комментариев
В Мы ВКонтакте
f Мы в Facebook
Сталкер Зона Творчества

Закрыть окно