Искусство и творчество, воображение и вдохновение – социальная сеть для творческих людей Сталкер. Зона Творчества
СОЦИАЛЬНАЯ СЕТЬ ДЛЯ ТВОРЧЕСКИХ ЛЮДЕЙ
 

Кн. 3. гл 57. НАПРАСНАЯ СПЕШКА.



Кн. 3. гл 57. НАПРАСНАЯ СПЕШКА.

НАПРАСНАЯ СПЕШКА.

...Утром я проснулся разбитым, но я крепился и не подавал вида.

С нашим возвращением всё стало на свои места. Мы с Мисой рыбачили, а мужчины кормили и поили наших животных. К середине дня освобождались от дел все. Каждая пара занималась своими делами, кто то гулял по берегу у океана, кто вечером парился в тёплых водяных ямах, кто гулял поблизости в пределах нашей территории. Мы с Мисой ловили каждый момент свободного времени и наслаждались своим счастье. Мы бродили по пустынному берегу, держа друг друга за руки и как в старые, добрые времена молча друг другу улыбались или слегка кивали, глядя друг другу в счастливые от обоюдной нашей любви глаза.

Миса иногда просила меня сходить с ней к птице. Эти красивые и ручные существа клевали зелень из маленьких ручек моей Мисы, она улыбалась, наблюдая за ними, сидя на корточках, грациозно и красиво ровно держала свою прекрасную спинку. Я стоял чуть поодаль и любовался своей женщиной. Когда она ко мне поворачивала свою головку, мы опять молча друг другу улыбались

Наша птица ей очень нравилась. Некоторые самки своими тревожными голосами следили за своими многочисленными беззаботными птенцами, которые без всякого страха ковырялись под нашими ногами в грунте. Их пернатая жизнь кипела. Птицы у нас развелось очень много, но благодаря тому, что она почти каждый день у нас была открыта, особого ухода за ней не требовалось.

Дела были каждый день, но они были мелкими и помогая в них друг другу, мы обретали между собой крепкую сплочённость и дружеские отношения.

Наш огород был ухожен. Несколько раз, прогуливаясь с Мисой наверху, я подходил на его территорию. У Рины тут был полный порядок. Конечно Ливан помогал ей. Не знаю нравилось ему это или нет, но я знал, что он привязался к этой пожилой женщине, а это уже наполовину означало, что ковыряться ему тут с ней тоже нравилось. Ровными рядами тут росли растения, кое какие из них были подвязаны лианами и опирались на воткнутые возле них ветки. Все саженцы хорошо и свежо выглядели.

«Когда нибудь с мужчинами огородим эту территорию хорошими брёвнами, чтоб ни одно животное не посягала на наш огород своими ногами или ненасытными ртами»- подумал я, глядя на бушующую тут зелень.

Сандро каждый день гулял со своей Отли, они тоже гуляли везде. Отли осторожно и медленно ходила по берегу, Сандро рассказывал ей что то весёлое, она хохотала, держа себя своими светлыми ручками за торчащий животик. Он иногда забегал в воду океана и старался своими ногами обрызгать Отли прохладным солёным дождём.

Как проводил время Стоун и Етта, для меня в большинстве своём это оставалось загадкой. Пару раз я их видел на берегу, но вели они себя намного скромней чем Отли с Сандро. Но на ужин Етта всегда приходила вместе со Стоуном. Она была счастлива, чего не скажешь про него.

В нашем поселении можно сказать жить протекала, тихо, гармонично и без всяких приключений, хотя эта планета была полна сюрпризов и в основном очень опасных для нашей жизни...

...Ливан с берега принёс два округлых небольших камня и один плоский, и ровный известняк хорошо облизанный водами океана.

Зачем нам они?- спросил я.

Это будут наши молотки, мы их отнесём туда — он показал на круглые серые базальтовые валуны.

Эти камни были тяжелей известняка, а ещё я знал, что они были гораздо их прочнее. На нашем галечном берегу, я видел, что кое где лежали такие серые камни, но их там было очень мало.

Откуда их сюда своими штормами приволок океан, можно было только догадываться.

А этот зачем?- спросил я и показал на плоский известняк.

А это будет шлифовочный камень- ответил мне Ливан- на нём будем производить доводку ножей, если вы помните та квадратная гранитная глыба в лесу, наша наковальня, с сильно шершавой поверхностью- ответил он и посмотрел на меня, пытаясь угадать мою реакцию.

Пока пожилой мужчина это говорил, к нам подошёл невозмутимый Стоун.

А там таких нет?- озабоченно сразу спросил он, прекрасно понимая, что их нам придётся тащить в такую даль на себе.

Нету там, я всё осмотрел!- слегка раздражаясь ответил Ливан, стараясь этой интонацией как то сохранить за собой приоритет в командовании строительством и всей нашей металлургии в целом.

Я смотрел на эти камни и прекрасно понимал, что этим рядовым и обычным камням я никогда не нашёл бы им применения. Они бы у меня так и остались вечно лежать на берегу, пока океан со временем не стёр их в песок, и не унёс бы эти песчинки на другой свой далёкий берег...

Но Ливан нашёл их, увидел их нужное качество и принёс сюда, он был более хозяйским и знающим человеком в нашей металлургии чем я.

Мы стояли втроём и молчали, поглядывая под свои ноги на три камня.

Ну что мужики, когда пойдём туда снова?- спросил нас Стоун- что то я уже засиделся, -он посмотрел на нас, желая от нас услышать правильный ответ.

Я посмотрел на Ливана и сам принял решение- давайте после завтра.

Хорошо- ответил Стоун и оправился в свою пещеру.

Я посмотрел на Ливана и спросил у него- ты как? Отдохнул уже?

Да, всё нормально Лёсинхо, нужно с этим уже заканчивать — ответил он мне и улыбнулся...

...Наступило долгожданное утро. Я осторожно проснулся и глянул на выход из пещеры. Снаружи уже серело, новый день уже осторожно начинался.

Я вышел из пещеры и увидел, как Ливан и Стоун уже идут по тропе к нашей общей пещере.

Увидев меня, Ливан сказал- молодец, а мы уже хотели идти тебя будить.

Я улыбнулся ему в ответ.

Быстро умылись, тихо собрались и вышли в свою дальнюю дорогу. Этот раз наши три сумки были тяжелей обычного в каждой из них было по крупному камню, килограммов на семь, восемь каждый.

Забрались на косогор, я увидел свою утреннею звезду, я заметил, что она немного сместилась справа налево.

«Странно»- подумал я- «звезда, а сместилась на небе на большое расстояние относительно горизонта. Что то тут не так! Звёзды так быстро не перемещаются.»- я двигался за мужчинами, спускаясь по каменистому косогору и молча рассуждал.

Этот раз наше путешествие по времени было гораздо длинней. Мы часто останавливались и отдыхали, тяжёлые сумки забирали у нас наше время и наши силы.

Но всё таки к раннему вечеру мы с огромной радостью, поставили наши сумки у груды, камней, накиданной нами.

Ну вот и пришли!- обрадованно и устало, сказал Ливан.

Он залез в каждую сумку и вынув от туда наши камни, аккуратно положил их на наковальню.

Ну что, командуй!- бодро и шутя, можно даже сказать, слегка издеваясь над нами, сказал Стоун.

Ливан понял его подвох в словах и сказал- командую! Сегодня отдыхаем, завтра рано встаём и строим печь. У нас почти всё готово и мы её построим быстро- он замолчал и посмотрел на нас.

Меня, уставшего это очень даже устраивало.

Стоун недовольно поджал свои губы и взяв сумку, молча побрёл в наш лагерь....

Мы с Ливаном отправились следом...

Наступило утро. Мы все позавтракав и хорошо умывшись, стояли у нашей натасканной кучи камней и ила.

Ну что Ливан, пора работать- сказал Стоун, снимая свою рубаху.

Ливан слегка суетился и волновался- чуть мешкая, он начал- Стоун смотри, у этой печи внизу должно быть только два отверстия, а не четыре, и расположи их так, чтоб трещина в этой глыбе была посередине этих отверстий и тут и сзади- он замолчал и посмотрел на Стоуна.

Стоун молча наклонился, взял кусок известняка и протянув его Ливану, сказал- на, нарисуй размер арок.

Ливан, взяв светлый камень, наклонился и с каждой стороны у трещин нарисовал будущие арки так, что трещина их делила пополам. Он выпрямил свою спину и молча посмотрел на Стоуна.

Понял! А почему так?- сразу спросил он.

Я молча слушал и никому не мешал, в этих работах, здесь был только подсобником.

Ливан начал отвечать- мне нужно, чтобы воздух или тяга поступали в печь к огню, только через эту трещину с двух сторон. Он наклонился и всунув пальцы левой руки в щель стал показывать и говорить- воздух поднимаясь тут вверх дойдёт до сюда- Ливан пробираясь пальцами по трещине добрался до верхней, горизонтальной, расколотой поверхности глыбы- тут будет гореть уголь, а весь воздух он будет получать снизу- он замолчал и вопросительно посмотрел на Стоуна.

Я понял- сказал он- воздух только из щели и больше не от куда!

Точно!- обрадовался Ливан- строим печь до горизонтальной топки, а потом объясню всё остальное.

Мы все зашевелились. Начали разводить водой ил и растаскивать вокруг расколотой глыбы камни, для удобства Стоуну.

Работа спорилась и к середине дня каменная кладка плавно обходила со всех сторон расколотую глыбу и полностью спрятала её за собой. Внизу печь имела только два отверстия. Напротив трещин, как и сказал Ливан. Всё остальное было надежно замазано илом и доведено до возможной в таком варианте герметичности.

Отдохнём- сказал Ливан и с радостью уселся на один из известняков. Мы присели и затихли, отдыхая. Хороший тихий день, никак не беспокоил девственный лес. Ветра не было, приятная прохлада леса и его тень, давала возможность нам быстро работать. В этом месте, где строилась эта печь поляны не было и нашу постройку окружали большие ёлки, давая нам приятную тень.

Тихо пели одиночные птицы и мне порой начинало казаться, что это самое безопасное место на этой планете...

Где то через пол часа, Стоун встал и сказал- ну что Ливан давай дальше.

Пока он это говорил, я тоже поднялся с приятных камней.

Ливан встал, глубоко вздохнул и подойдя к печи начал говорить- тут сделаешь небольшое отверстие- Ливан своими ладонями изобразил небольшую арку и положив рёбра ладони на горизонтальную поверхность расколотой глыбы, продолжил- через это отверстие мы в печь будем класть дрова, забрасывать уголь и просовывать для разогрева металл.

Стоун наклонился и взяв небольшой осколок известняка, провёл на расколотой глыбе две ровные линии в том месте, где только что были ладони Ливана.

Мы продолжили разводить ил и подавать Стоуну камень, которого пока было предостаточно.

К вечеру Стоун выложил печь ещё на пол метра. В её простенке виднелось небольшое арочное отверстие.

По довольному виду Ливана, я понял, что Стоун искусно претворяет его мысли в реальность.

Мы усталые, но довольные, побрели к своему шалашу ужинать и спать...

...Очередное тихое и светлое утро. Мы довольные своим трудом смотрели на своё творение.

Самое главное- сказал Ливан чтоб основная тяга шла сквозь трещину глыбы наверх и сквозь горящий уголь, а не через эту дырку в боку нашей печи.

А что может быть не так?- спросил озадаченный Стоун.

Да всё будет так- ответил ему Ливан, если сильно будет тянуть воздух через эту арку, заложим её наполовину каким нибудь камнем. Думаю, что это не проблема- спокойно сказал мужчина.

Мы приступили к своему созидательному труду. Вскоре нам пришлось принести для Стоуна несколько брёвен от первой печи и соорудить ему тут прочные леса, передвигая которые вокруг печи, позволили ему строить её выше. Но наша работа теперь замедлилась. Теперь нам приходилось подавать Стоуну камни на верх и при этом, подносить раскисший ил.

К вечеру четырёхметровая каменная конструкция возвышалась над лесными папоротниками и естественными завалами камней и веток.

Мы довольные, молча смотрели на своё творение. Наша смелость и явно видимые плоды нашего тяжёлого труда, воодушевляли меня, разжигали во мне желание работать и отгоняли прочь мою усталость.

Разглядывая своё творение, Стоун радостно сказал- завтра закончим!

Да. похоже на то- радостно поддержал его Ливан.

Мы всё правильно делаем?- спросил я.

Да Лёсинхо- ответил Ливан- даже более, чем я ожидал.

Спрашивать что то ещё я больше не хотел, мне и этого было достаточно, для своего собственного удовлетворения.

Уже в сумерках, мы двинулись к нашему лагерю на ужин и ночной отдых.

Ночь я спал плохо, моя радость и положительные эмоции от нашего быстрого строительства гнали от меня сон. Я осторожно, чтоб не разбудить своих друзей, крутился до второй половины ночи. Когда я заснул или задремал, я так и не заметил...

Очередное утро, костёр, завтрак и вот мы опять довольные и усталые стоим у своего детища.

Сколько гнать вверх!- спросил Стоун.

Так же метров семь, восемь- ответил он.

Хорошо, давайте работать- сказал Стоун и стал закидывать себе камни на леса. Мы с Ливаном начали ковырять и замачивать ил.

Этот третий наших строительных работ был заключительным. Я с Ливаном смотрел как Стоун быстро и умело выгоняет кверху сужающуюся трубу нашей печи.

Конечно мы все изрядно устали. Строительство мы закончили к раннему вечеру. Стоун слез со своих лесов и молча оглядывая свою печь, ходил вокруг неё кругами.

Я уже скучал за своей Мисой, за своей любовью... Хотя и наша каменная конструкция мне тоже очень нравилась.

Я тихо и не смело, глядя на нашу постройку спросил- может пойдём сегодня обратно к нашим?

Стоун молча посмотрел на меня и сказал это будет глубокая ночь! Конечно я тебя понимаю Лёсинхо, но лучше сделать всё правильно. Завтра встанем и пойдём- он замолчал.

Конечно Стоун был прав, бродить ночью тут было опасно.

Ты прав Стоун- согласился я- это я так от скуки.

Потерпи, немного осталось- поддержал меня он.

Мне нужно завтра в лесу ещё поискать кое какие камни- по деловому, не глядя на нас, сказал Ливан.

Мы со Стоуном с удивлением глянули на Ливана.

Что, ещё?- спросил он.

Нет они будут небольшими я их сам найду и принесу- начал оправдываться Ливан, поняв наше расстройство — они будут особенными и небольшими, для резки горячего металла, тоже гранитные, но с острыми краями.

Так это мы тебе завтра поможем- с облегчением выпалил я.

Хорошо- согласился он- главное найти чтоб края были поострее.

Пошли отдыхать!- сказал Стоун- хватит рассуждать, утром всё сделаем и закончим.

Ливан отправился за нами в лагерь со словами, я знаю, где они есть в лесу, много времени это не займёт...

...После ужина, я крутился на плащах и вспоминал свою маленькую Мису. Я за ней уже сильно соскучился. Меня радовало, что завтра вечером я с ней увижусь, я себе рисовал нашу долгожданную встречу с ней, лешая себя окончательно этим сна.

Стоун шумно дышал за Ливаном. Ливан спал тихо под моим боком.

Их умиротворяющий сон несмело напустил и на меня свои сети. Я наконец то заснул осторожным и чутким сном...

Пришло долгожданное утро. Я открыл свои глаза и увидел, что в сумрачной пещере я один. Снаружи слышалось потрескивание костра. Я встал и разминая свои конечности медленно вышел к костру.

Мужчины сидели у костра и молча смотрели на озеро. По его спокойной воде слабый ветерок разгонял невесомую пену от моющего средства. Я понял, что они уже помылись.

Привет! Я что то проспал?- спросил виновато я.

Нет- ответил Ливан- это нам не спиться- умывайся и скоро будем завтракать.

Я зашёл в шалаш и взяв из своей сумки моющее, отправился к озеру мыться.

На завтрак был вкусный кусок поросёнка.

Мы быстро поели.

Стоун сказал- Лёсинхо, ты наводи порядок в лагере, а мы с Ливаном сходим за последними камнями и скоро вернёмся и пойдём к своим.

Как скажете- ответил я, поняв, что мужчины без меня об этом договорились- если понадоблюсь, зовите- чуть позже добавил я.

Идёт!- согласился Стоун.

Они оба как по команде встали и отправились в лес на поиски нужных камней, в то место, где прошлый раз со мной задумчиво бродил Ливан, осматривая всё вокруг, в то место, где был лес выгоревшим, после падения в него небольшого, раскалённого метеорита.

Пока я собрал все вещи, мужчины уже возвратились ко мне.

Ну как?- спросил я.

Всё хорошо- сказал Стоун и сразу стал брёвнами закрывать наш шалаш.

Через некоторое время, отряхнув свои руки он сказал- ну что? Двинулись?

Двинулись- сказал Ливан беря свою сумку.

Хорошо этот раз потрудились- сказал я.

Плодотворно, согласен- поддержал меня Стоун.

Мы стали осторожно выбираться из леса. Я временами, перелезая через поваленные стволы деревьев, поглядывал вправо, разглядывая сквозь лесные заросли, наши две построенные печи...

Вскоре, выбравшись из леса, мы ускорив шаг, на перегонки с дневным светилом, двинулись на запад, в сторону наших пещер. К заходу светила, к ужину, мы уже подходили к нашим пещерам.

По нашему довольному виду молодой Сандро понял, что у нас эти четыре дня прошли удачно.

Моя Миса нежно меня обняла и прижалась ко мне. Я своими натруженными руками ласково и крепко обхватил свою любимую женщину. Я за ней соскучился и был очень рад, что она цела и невредима.

За ужином мы узнали, что в нашем поселении за время нашего отсутствия всё шло своим чередом, дни здесь тоже прошли достаточно спокойно.

Ну и где ваши ножи?- шутя спросил Етта, улыбаясь всем нам.

Уже следующий раз придём с ножами- ответил её Ливан.

Она поглядывала на своего Стоуна, он медленно ел с ничего не выражающим лицом...

За последующих три дня, у нас здесь было всё тихо и размеренно. Мы кормили своих животных, рыбачили и добывали соль. Вторую половину дня, каждый занимался своими личными делами.

Я общался со своей Мисой, мы все эти дни не выпускали друг друга из видимости и наслаждались своим единением.

Но меня торопила и звала обратно в лес наша готовая печь, мне хотелось как можно скорей в наш лагерь, в нашу жизнь принести металлические ножи и металлическое оружие. Это была моя давняя и такая, как казалось когда то, несбыточная мечта.

У Стоуна тоже чесались руки и Ливан, хотел поскорей увидеть плоды нашего многодневного труда и подержать в руках долгожданные металлические ножи, которые стали виновниками наших постоянных уходов в лес и таких неприятных расставаний с нашими женщинами.

Вовремя очередного нашего шумного ужина мы всем объявили, что завтра идём ковать металл и обязательно вернёмся обратно уже с металлическими ножами.

Наши сожители дружно поддержали нас в нашем большом, общем деле и пожелали нам удачи и скорейшего возвращения с металлическими изделиями...

Но не я, не Ливан и не все остальные мои друзья, даже не могли предположить, что уже меньше чем через час, все наши планы сильно изменяться одним неприятным событием, и наше изготовление металлических ножей, отложиться где то на тридцать дней. Лишь только через этот длинный промежуток времени, мы сможем исполнить свою, такую как оказалось, долгую мечту...




Голосование:
За - 1 Против - 0
Авторизуйтесь для голосования
Комментарии к работе
Нет комментариев
В Мы ВКонтакте
f Мы в Facebook
Сталкер Зона Творчества

Закрыть окно