Искусство и творчество, воображение и вдохновение – социальная сеть для творческих людей Сталкер. Зона Творчества
СОЦИАЛЬНАЯ СЕТЬ ДЛЯ ТВОРЧЕСКИХ ЛЮДЕЙ
 

Кн. 3. гл 47. ВЗГЛЯД В НЕДАЛЁКОЕ БУДУЩЕЕ.



Кн. 3. гл 47. ВЗГЛЯД В НЕДАЛЁКОЕ БУДУЩЕЕ.

ВЗГЛЯД В НЕДАЛЁКОЕ БУДУЩЕЕ.

Моя Миса стояла и молчала.

Пойдём малыш наверх, в тёплую воду, у нас есть время до ужина. Пойдём- тихо попросил я и после этого разжал свои объятия.

Идите, идите- сказала улыбаясь пожилая Етта, услышав мои слова- и в правду есть ещё масса времени до ужина, почти половина дня у вас есть- Етта села на камень, где обычно сидит Отли и добавила- только Ливана с Риной не напугайте. Они там тоже где то- Етта указательным пальцем показала в потолок пещеры.

Сейчас я всё соберу- сказала Миса и довольная вышла из пещеры.

А где Стоун?- спросил я.

В пещере лежит отдыхает- ответила пожилая женщина и добавила- пусть отдыхает.

Я стоял и смотрел на Етту, эта пожилая женщина за прожитое здесь с нами время, очень сильно изменилась. Она стала совсем другой и нормальной, исходя из того, что раннее про неё рассказывал Стоун.

«А всё, что было когда то, пусть забудется и никем не вспоминается»- подумал я.

Зашла моя Миса и тихо сказала- я всё собрала, пошли Лёсинхо- она протянула мне чистую сумку с вещами.

Мы вышли из пещеры. Яркость дня приобрела мягкие тона, очередной день близился к своему завершению.

Поднявшись на верх, я огляделся. Повсеместная тишина и покой, только звуки булькающей воды доносятся из далека.

Ливан!- крикнул я.

С ближней поляны, в районе границы водяной поляны и чахлого леса из за пара, я услышал его отклик- мы здесь.

Его с Риной мне видно не было.

Отдыхайте!- крикнул я в ту сторону, чтоб они не беспокоились- мы тоже мыться!

Я повернул направо и взяв Мису за руку, пошёл в ту сторону, где всегда делал глиняную посуду, тут было сразу несколько ям с тёплой водой.

Я подошёл к одной из них.

По силе булькающей в центре парящих полян воды, я понял, что тут вода сегодня должна быть нормальной. Положив сумку и сняв с себя рубаху, я постепенно в тёмную, но полностью прозрачную воду засунул всю свою руку. Мои прогнозы подтвердились.

Тут можно- сказал я Мисе и сделав в сторону другой ямы несколько шагов, проверил температуру и в ней.

Достав из сумки полотенце Мисы и своё, я стал раздеваться. Моя любимая женщина шелестела своей снимаемой одеждой за моей спиной.

Я конечно не удержался и повернулся, моя Миса стояла, повернувшись ко мне своей спинкой лишь только в одних трусиках.

Я остановился, любуясь утончённостью фигурки моей женщины, освещённой заходящими лучами звезды.

Дневное светило сейчас делало самое главное и важное дело за всю свою много миллионную жизнь. Оно освещало и обогревало прекрасное тело моей родной и любимой женщины.

Миса приготовилась снимать последнюю деталь своей одежды, но услышав за своей спиной полную тишину остановилась и повернула ко мне свою головку.

Что Лёсинхо смотришь?-спросила она- ты ведь знаешь, что я стесняюсь.

Как же я тебя люблю мой малыш- тихо сказал я.

Миса присела и сняв последнюю свою одежду аккуратно спустилась в тёплую воду. Оказавшись в яме с водой, она сразу развернулась, повернувшись ко мне своим довольным личиком.

Я быстро сняв с себя одежду, залез в свою водяную яму.

Как хорошо Лёсинхо- тихо сказала она с улыбкой.

Но мне сейчас было намного лучше... По мимо горячей воды, в которой я находился, я только что видел бесконечно меня чарующую красоту своей женщины и этот любимый человек сейчас был совсем рядом со мной. Больше никого в этом мире не было, только мы вдвоём и пара водяных ям с приятной для наших тел водой...

О чём ты думаешь?- спросила она, не поняв моего затянувшегося молчания.

Обо всём сразу малыш- тихо сказал я.

Через некоторое время Миса вылезла из воды и села на край ямы, оставив в ней только свои ножки. Взяв моющее, она стала медленно натирать им своё красивое тело.

Я наблюдал за ней, я любовался. Выбравшись из воды, я тоже нанёс на себя средство и аккуратно спустился обратно в воду.

Температура воздуха почти никак не отличалась от температуры воды. Мыться было очень приятно.

Поднимаясь из под воды , меня постепенно окружала белая пена. Миса сидела в воде, смотрела на меня и молчала.

Я чуть позже выбрался из своей ямы.

Миса увидев это, на своём лице изобразив досаду, спросила- мы уже уходим?

Нет малыш, я к тебе- сказал я и подойдя к её яме, аккуратно спустился к ней. Излишки воды с белой пеной, потекли от нас в разные стороны.

Я держась за известковый край ямы левой рукой, правой стал водить по скользкой, очаровательной спинке своей женщины.

Миса перестала улыбаться, она стала смотреть мне в глаза, она приблизилась ко мне и обняла меня своими ручками за спину.

Чтоб держаться на плаву нам двоим, я был вынужден свою правую руку вытащить из воды и тоже положить её на сырой и пенный известняк.

Миса увидев, что я надёжно держусь двумя расставленными в стороны руками за края ямы, обняла меня своими ножками, а свою голову положила мне на грудь. Я всем своим нутром слышал как стучит её молодое сердечко, как дышит и прижимается ко мне её маленькая, упругая грудь и как где то внизу шевелится её плоский животик.

Я люблю тебя — тихо прошептала она...

Я счастливый и обезумевший от этих слов и касаний ко мне этого притягательного тела, сидел в тёплой бездонной яме, моя Миса крепко обхватила меня своими руками и ногами...

Светило медленно коснулось горизонта своим багровым шаром, оно стало своим тёплым, вечерним, розовым цветом красить далёкие деревья и поднимающийся вдалеке, белый пар.

Миса отпустив меня стала выбираться из воды. Передо мной промелькнула её обнажённая фигурка.

Я не выдержав больше такого томительного счастья, выбрался из воды и положив Мису на теплый ровный известняк, стал её мокрую обнимать и целовать. Она молча и счастливо смотрела в темнеющее небо, а своими руками гладила мою спину. Меня, склонившегося над ней, моё горячее тело она гладила и прижимала к себе, и при этом глубоко и слышно дышала... Я целовал своё счастье... Я целовал и ласкал свою любовь...

… Мы медленно собирались. Сумерки уходящего дня, сменялись темнотой.

Пойдём мой малыш- сказал ласково я, когда моя женщина полностью оделась.

Пойдём Лёсинхо- улыбнувшись сказала она и подтянувшись на своих носочках, поцеловала меня в губы.

Мы окрылённые счастьем и взаимной любовью медленно, держа друг друга за руки, двигались в сторону тропы, ведущей к нашим пещерам...

...Ужин, хоть и все к вечеру были хорошо отдохнувшими, проходил достаточно тихо, это было от того, что мы съели последний кусок мяса. Его небольшая часть, лежащая на тарелке, осталась нам всем на завтрак.

Надеюсь завтра будет удачная рыбалка- сказал Стоун.

Не переживайте- успокоил я всех- не поймаем рыбы, забьём поросёнка. Не пропадём!

Жалко ещё маленькие- возразил Ливан.

А чего нам их беречь- сказал я- там их десятка три.

Завтра с утра сразу на рыбалку- продолжил я- она нам и покажет, нужен будет поросёнок или нет. В любом случае у нас пока с вами полностью пустая кладовка- закончил я.

Завтра у нас последние заботы, нужно восстановить навес над животными и тогда тут всё — сказал я и многозначительно посмотрел на своих помощников.

Ладно Лёсинхо, договаривай. Что ты ещё придумал?- спросил Стоун.

Может займёмся металлом?- спросил тихо я и посмотрел на Ливана.

Там- показал я рукой направление на овраг- есть руда и уголь и строительный камень. Тут только глина. Значит легче туда носить глину, чем сюда руду и уголь...

Я так понял- прервал меня Ливан, что ты решил там, у озера заняться плавкой руды?

Так будет легче и рациональней- ответил я.

Ливан подумав, сказал- от сюда не нужно таскать глину, плавильную печь можно построить и из ила, имеющегося там лесного озера.

Ух ты!- сказал Сандро- мы что будем с ножами и топорами?

До этого ещё очень далеко- успокоил я молодого мужчину.

Стоун ты построишь вертикальную трубу?- спросил я его.

Все женщины молчали и сидя, тихо слушали и поглядывали на нас.

Если вы мне поможете, то да- сказал он.

Конечно поможем!- сказал радостный Сандро.

Нет Сандро- возразил я- ты единственный мужчина, который останется здесь и будешь тут смотреть за хозяйством и оберегать наших женщин и свою Отли.

Сандро от моих слов заметно расстроился.

Я посмотрел на Стоуна и Ливана.

Так будет правильно- согласился со мной пожилой мужчина.

А с чего начнём?- спросил Стоун.

Построим там сначала надёжное укрытие, а потом построим печь- тихо сказал я.

Печи понадобятся две- поправил меня Ливан.

Ну две, так две- согласился я.

Это вы на сколько от нас уйдёте мальчики?- подавленным голосом спросила расстроенная Етта и при этом с заметной грустью на лице, она посмотрела на своего Стоуна.

Я думаю, что мы будем уходить на три, четыре дня и потом возвращаться обратно- я посмотрел на неё.

После этих слов, моя Миса свою правую ручку положила мне на левое колено. Я прекрасно понимал, что сейчас с ней происходит.

Поймите- твёрдо сказал я- нам очень нужны изделия из металла.

Я конечно толком ещё не понимаю, как это всё будет выглядеть- проговорил Ливан- но попробовать нужно- твёрдо поддержал он меня. Мы ведь не дикари какие, нам нужны нормальные орудия- закончил он.

...После такого делового ужина каждый из членов нашего поселения, в своей голове наверное переживал и обдумывал что то своё...

Ливан уже выходя из пещеры, отозвал меня в сторону и тихо спросил- а ты когда нибудь этим занимался?

Нет- ответил я- только читал в детстве- я посмотрел на него,- ты же химик?

Но не металлург...- ответил он и чуть погодя, задумчиво добавил- ладно, попробуем...

Я думаю, что у нас получиться — более утвердительно закончил я этот разговор.

Мы разошлись на ночлег по своим пещерам. Я задув две лампы из трёх, лёг первым, ожидая свою притихшую, от таких не весёлых новостей женщину.

Миса легла на плащи и сразу повернувшись ко мне, молча меня крепко обняла. Я вдохнул приятный запах её волос.

Не переживай малыш- прошептал я, -всё будет хорошо...

Наступило очередное утро. Яркий день врывался в мою сонную пещеру. Моя любовь ещё крепко спала. Я аккуратно укрыв её голое плечико, выбрался из пастели, надев штаны и ботинки, вышел из пещеры.

Тихий тёплый день и молчащий океан будили меня, поднимая во мне хорошее настроение.

Привет- услышал я, как всегда справа от себя.

Привет- сказал я Ливану, ещё жмурясь от яркости дня.

Пошли на рыбалку?- спросил он.

Честно говоря мне тоже этого очень хочется. Пошли Ливан- согласился я.

Я быстро сходил в общую пещеру и взяв там сумку, плащ и стакан для соли, стал с Ливаном спускаться вниз.

Подожди -сказал я и остановился.

Ты чего?- спросил он.

Нужно предупредить Стоуна и Сандро, чтоб не шли за нами- сказал я, размышляя как это сделать.

Я наклонился и пособирав на тропинке, ведущей вниз, мелкие камушки, выложил из него прямо у себя под ногами букву «р». Думаю, что поймут, что мы не пошли к животным, а рыбачим- сказал я вслух.

Ливан посмотрел на мою затею и подумав, сказал- нам нужно придумать что то посовременней.

Что ты имеешь ввиду?- спросил я.

Ну мы все умеем писать и читать, нужно разместить где нибудь у себя перед глазами какой нибудь плоский камень и писать на нём мелом друг другу всё, что нужно. А то как дикари какие то - слегка возмутился он и с досадой качнул своей головой.

Я с тобой согласен, а то так и писать, и читать разучимся- подхватил я его идею.

После рыбалки, найдём подходящий камень под слоистой скалой возле ловушек- предложил я, помня о хорошей там россыпи плоских и не тяжёлых камней после небольшого обвала.

Так и сделаем- согласился Ливан.

Обогнув мыс и шурша своими ногами, мы подошли к тихой и спокойной воде, заключённой в наши рыбные ловушки. Я снял обувь и быстро задвинул камнями выходы из них.

Рыба была, она испуганно плавала по мелководью, поднимая своими спинами, временами торчащими из мелкой воды, маленькую волну.

Ливан разулся и взяв округлый, удобный камень, стал ходить в воде и оглядывать мелководье.

Через некоторое время я подбил уже одну рыбину, потом Ливан, порадовал меня своей. Чуть позже ещё одна и всё, ловушки наши оказались пустыми.

Я расстроенный молча полез на камень за солью, Ливан не веря своим глазам ещё внимательно обходил огороженное камнями мелководье.

Всё Ливан!- крикнул я -открывай их.

Ливан что то бурча себе под нос, открыл входы в эти каменные западни и пошёл под скалу.

Там он остановился и рассматривал россыпи камней, с когда то обвалившейся здесь, части здешней скалы. Он молча наклонялся и переворачивал имеющиеся там плоские камни.

Я натрусив соли и поставив стакан, подошёл к нему.

Он как ждал моего прихода- давай вот этот- он показал мне пальцем на плоский и тонкий обломок жёлтого известняка.

Эта была полуметровая в диаметре, слоистая глыба.

Давай попробуем- сказал я и наклонившись, потянул её на себя. Благодаря своей такой структуре, камень был тонким и не очень тяжёлым.

Я поднял его руками и потащил к нашим ботинкам, стоящим на берегу.

Мне, заметно потяжелевшему, стало больно идти по мелкой гальке, которая теперь намного сильней впивалась в мои, размякшие в воде голые ступни.

Донесём?- спросил, потерявший уверенность Ливан.

Ты неси рыбу и соль, а я потащу наши письмена- пошутил я.

Мы обулись, я поднял и запрокинув плоский камень себе на плечи, после чего, осторожно отправился в сторону наших пещер.

Пару раз останавливались и отдыхали. В сумке, которую нёс Ливан, иногда приятно трепыхалась, подраненная рыба. Двигались молча, мне разговаривать не хотелось, мне было достаточно тяжело.

Так мы дошли до скальной тропы.

Давай тут вместе- прервал тишину мой друг.

Давай- согласился я.

Мы положили сумку с рыбой на наш камень и осторожно двинулись с ним на верх. Я двигался спиной к нашим пещерам. Так, вдвоём нести глыбу было намного легче. Бросив рыбу у входа в общую пещеру, мы наш «информационный» камень подняли и поставили на скалу между нашими и общей пещерами. Плоский камень надёжно и плотно занял своё место, на одной из многочисленных каменных жил этой вертикальной скалы. До него удобно доставали наши глаза и руки, чтоб на нём можно было что то читать или писать.

Услышав наш разговор из пещеры вышли женщины.

Что это вы там колдуете?- спросила Етта.

Ливан решил пошутить и ответил- делаем первый шаг к полной нашей информативности на этой планете.

Что?- спросила Етта непонимающе и подошла к нам.

Ливан молча взял кусок светлого известняка и на камне написал- «мы пошли бить поросёнка». Он положил мел и с улыбкой посмотрел на Етту.

Етта покачала головой и сказала- плохие вы рыбаки!

Нет Етта- возразил Ливан- это рыба плохая.

Я отряхивая свои руки, пошёл к своей Мисе. Пока я к ней приближался, она мне молча улыбалась.

Возможно другому мужику это бы надоело, но я любил её эту молчаливую улыбку. Ведь она была только для меня и от моего самого любимого человека.

Поцеловав её в губки, пахнущие жаренным мясом, я вспомнил, что ещё сегодня ничего не завтракал. Я зашёл в пещеру и выпив немного воды, взял в руку небольшой кусочек мяса для себя.

Миса зашла за мной и сказала- Стоун и Сандро наверху, кормят животных.

Ты как малыш?- спросил я.

Всё хорошо Лёсинхо- тихо сказала она.

Ладно, мы на верх, нужно забить поросёнка, рыба в сумке- сказал я и поцеловав ещё раз свою любовь, вышел из пещеры.

Ливан расстался со своей Риной, стоящей на тропе и мы с ним пошли на верх. Я поднялся на скалу и огляделся.

Слабый ветерок с океана трепал мои длинные волосы. Повсюду тишина.

Смотри- сказал Ливан и пальцем показал вниз.

У меня под ногами лежала небольшая, свежая ветка.

Ну что это значит?- спросил я улыбаясь.

Ливан почесав голову, сказал- они набрали нужное количество зелени и нам уже не нужно ни о чём беспокоиться и идти за ней тоже.

Я улыбнулся- может и так, а может они этим сказали нарвите ещё!- я улыбнулся и посмотрел на мужчину.

Может они просто её тут случайно уронили, двигаясь с охапками зелени из оврага?- я замолчал и посмотрел на своего друга.

Он задумчиво опять почесал голову и сказал - а кто их знает, что это значит...

Ладно Ливан, пошли на ферму, а там разберёмся- я так подвёл итог нашей научной дискуссии по расшифровки непонятных, но очевидных знаков, выполненных разумными существами...

Мы молча дошли до нашей фермы. Подойдя к краю, я увидел как внизу Сандро и Стоун распределяют среди животных большую охапку зелени.

Привет!- крикнул я.

Молодцы, что с пустым руками- отозвался Стоун.

Ливан меня радостно слегка хлопнул по плечу и сказал- я же говорил, что не нужно больше зелени.

Ааа, прочли наше послание- заулыбался Стоун.

А мы ваше!- крикнул Сандро.

Мы с Ливаном приволокли камень и поставили его возле пещер, теперь на нём будем всё друг другу писать- проговорил я.

Ну как рыбалка?- спросил Сандро.

Три штуки- ответил я- нужно бить поросёнка.

Надо, так надо- по деловому сказал Стоун.

Этот раз, в наших загонах, всё происходило так же как и в прошлый. Поросята стали делиться на ручных и пугливых. Естественно ручные, получали первые еду и её большее количество съедали. Благодаря этому опять, не пугливые поросята были крупнее пугливых.

Спускайтесь- предложил Стоун.

Давайте мы сразу принесём воду- предложил я.

Сандро подошёл и подал нам глиняный чан для воды, мы с Ливаном отправились за водой.

Пока мы сделали три захода за ней, внизу, под скалой уже лежал мёртвый поросёнок.

Я удивлённо посмотрел на Стоуна.

Он улыбнулся и сказал- после местных гигантов, это, что муху убить.

Ну ты мастер!- лишь мог сказать я.

Дальше, наш труд разделился, Стоун занимался поросёнком, а мы из сухого вороха обглоданных ранее веток животными, восстанавливали разобранный нами навес над дикими свиньями.

Наше трудолюбие и дружба, позволили нам быстро справиться с этой работой. Уже во второй половине дня, нами здесь всё было законченно.

Выпотрошенный поросёнок лежал на камне и над ним кружили тёмные мухи. Плотный и прочный навес располагался над загонами, делая хорошую тень для наших животных, под которым они себя намного лучше и спокойней чувствовали.

Ну что, всё? - спросил я- пойдёмте скорей, чтоб наши женщины успели нам приготовить вкусный ужин.

Я и мои помощники выбрались с нашей фермы. Стоун и Сандро за ноги волокли не большую тушку потрошённого поросёнка, которую по дороге помыли в яме с горячей водой.

Подойдя к источнику, я с Ливаном взяли правее и пошли в чахлый лес за дровами. Наше настроение было отличным, мы закончили все важные работы и навели полный порядок на территории, прилегающей к нашим пещерам.

Вечером у нас был славный ужин. По оставшемуся мясу, я понял, что у нас еды ещё на два ужина.

«А там гляди и рыба будет, проживём!»- с удовлетворением подумал я.

Я радостный и почти не усталый, после ужина отправился со всеми друзьями, по своим пещерам спать.

Миса тихо легла и опять повернувшись ко мне, приятно меня обняла, предчувствуя скорую со мной разлуку...




Голосование:
За - 0 Против - 0
Авторизуйтесь для голосования
Комментарии к работе
Нет комментариев
В Мы ВКонтакте
f Мы в Facebook
Сталкер Зона Творчества

Закрыть окно