Искусство и творчество, воображение и вдохновение – социальная сеть для творческих людей Сталкер. Зона Творчества
СОЦИАЛЬНАЯ СЕТЬ ДЛЯ ТВОРЧЕСКИХ ЛЮДЕЙ
 

Кн. 3. гл 44. МЫ НЕСЁМ УБЫТКИ.



Кн. 3. гл 44. МЫ НЕСЁМ УБЫТКИ.

МЫ НЕСЁМ УБЫТКИ.

В одну из таких, тревожных ночей, я выглянул из пещеры и увидел, что наше побережье слегка освещено каким то заревом. Все торчащие на берегу камни, освещались со своего левого бока. Я сделал печальный вывод, слева от наших пещер гореть мог или наш деревянный курятник или небольшой кустарниковый лес, расположенный за календарём Ника. Но второй вариант я сразу отбросил из за его большой отдалённости от побережья.

Мне стало не по себе.

Я выглянув из пещеры, не имея смелости выйти наружу, крикнул- Ливан!

Через некоторое время он покашливая, отозвался.

Кажется горит наш курятник- крикнул я.

Мы можем что нибудь сделать?- крикнул он.

Нет, до завтра не высовывайся- я расстроенный неприятным событием, пошёл спать к своей Мисе.

Моё расстройство не давало мне возможности уснуть, я нервничал, злился и переживал, долго ворочаясь с боку на бок...

Настал новый день и я за завтраком своей Мисе, и всем остальным поспешил объявить, что у нас не стало птицы в курятнике.

Все мои друзья молчали, это был первый, существенный урон нашему хозяйству в этом году, хоть у нас и было два десятка взрослых птиц и столько же мелочи, закрытых на этот случай в пещерке Надима.

Мы с мужчинами утром быстро позавтракали и пренебрегая опасностью, отправились к нашему хозяйству раньше времени, безопасного от падения камней.

Не нарвав, как всегда сразу зелени нашим животным, мы мчались туда как только могли.

Подходя ближе к нашей ферме, я услышал редкие, утренние трели нашей уцелевшей птицы.

Они что живы?- с этими радостными словами, я удивлённый, подошёл к кромке скалы.

Вид нашего хозяйства был плачевным.

Плетённая клетка с птицами выгорела на половину. Из грунта торчали метровые прутки с обугленными краями. Часть клетки, расположенная ближе к скале, была не тронута огнём.

Некоторые птицы были живы и спокойно прохаживались по всей открывшейся для них территории, ковыряя всё вокруг себя своими крепкими ногами. Шустрая мелочь попискивая, стайками бегала по бывшему огороду.

Что то осталось- тихо сказал Стоун.

Спускаемся- сказал я и первым полез вниз.

Я спустился и с огромной досадой смотрел на возникшую перед моими глазами разруху.

Сандро отвалил в сторону оставшийся кусок от выгоревшей, плетёной двери, закрывающей вход в наш курятник и теперь совсем не наклоняясь, зашёл в него.

Тут много мёртвых- крикнул он!

Это не удивительно- тихо, расстроенным голосом сказал я.

В основном погибли малыши- сказал он и наклонился над посыпанным тёмной золой грунтом сгоревшего курятника.

Я подошёл ближе и стал рассматривать пепелище. Все ветки, которые ранее в клетке служили птице укрытием, моментально превратились в отличный, сухой хворост для всепоглощающего и убивающего огня.

«Нужно было вычистить клетку от сухих веток»-только теперь додумался я.

Выкидывай всё сюда- сказал ему Стоун.

Я отвернулся от этой неприятной и горестной картины и стал осматривать всё остальное наше хозяйство.

Десятка два в основном взрослых птиц свободно и смело бродили по всей ферме. Дикие свиньи вышли из своих нор и спотыкаясь о горы выкопанной ими глины, прохаживались вдоль своих каменных оград, стараясь быть как можно ближе к нам. Они как всегда ждали от нас свежую еду.

Некоторые из наших кур бродили по их загонам, другие подпрыгивали и при помощи своих небольших крыльев садились зачем то на спины наших животных. Я подошёл ближе к загону и увидел среди свежей и ещё светлой от чистоты глины, мёртвого поросёнка.

Этого ещё не хватало- тихо сказал я.

Ко мне подошёл Ливан- вон ещё один- тихо сказал он и мотнул своей головой в другой загон.

Я посмотрел в ту сторону и увидел среди глины торчащую ногу поросёнка.

Что тут произошло?- спросил пожилой мужчина.

Не знаю Ливан, сейчас разберёмся- сказал я и поднявшись на заборчик, разделяющий загоны, начал идти по нему в сторону их вонючих нор.

Я видел повсюду горы свежей глины, эта картина и еще в добавок с мёртвыми поросятами повергла меня в ещё большее уныние.

Их нужно доставать- сказал Ливан встав на забор и подойдя ко мне.

Я будучи сильно расстроенным, обернулся, Сандро из нашего птичника выбрасывал мёртвую птицу, а Стоун складывал её на открытой территории. Свободно бегающая по ферме птица, нас никак не боялась, она лишь от нас держалась на небольшом расстоянии.

Я подошёл к первому поросёнку и взяв его за ногу вытащил из мягкой глины и отнёс к месту, где Стоун складировал птицу.

А эти то чего?- спросил удивлённый Стоун.

Не знаю- коротко ответил я.

Через некоторое время мы закончили эту неприятную работу по сбору наших мёртвых животных и птиц.

Около сотни мелких цыплят и взрослых птиц, лежали перед нами в ряд. У некоторых из них были оплавлены перья, другие возможно просто задохнулись от дыма, они не были тронуты разрушительным огнём. С десятка два из всех мёртвых птиц, были крупными и их можно было съесть нам самими.

Но рядом с птицей ещё лежало восемь мёртвых поросят. Они были крупными и конечно, все до одного годились нам в пищу. На них, губительных следов огня не было видно.

Вот же!- воскликнул я и закачал своей расстроенной головой- у нас и так полно еды, а тут ещё такая беда...

Стоун молча встал на каменный забор и стал внимательно оглядывать загоны. Он молча ходил по территории и заглядывал в глиняные норы к свиньям, ровно настолько, насколько эти взрослые, дикие животные ему своим поведением это позволяли делать.

Через некоторое время он подошёл и сказал- я знаю причину их смерти. Самки сильно увлеклись, копая эти норы для спасения от камнепада своих поросят. В итоге некоторые глиняные норы соединились между собой и поросята бегая по чужим загонам становились жертвами, от ног и зубов чужих им матерей.

Пошли за кормом-сказал я — и заодно подумаем, что нам делать.

А что с птицей?- спросил Сандро.

Живая пусть пока так бегает, мёртвую, крупную заберём а мелочь кинь свиньям- с досадой сказал я.

Уже через несколько секунд пасти наших свиней хрустели цыплятами, которых толком не разжевав, свиньи заглатывали вместе с перьями.

Пошли- повторил я и стал вылезать на верх.

Дождавшись всех на верху, я отправился в сторону оврага за зеленью, мои друзья молча пошли за мной.

Какие будут предложения?- спросил я, не на кого не смотря.

Некоторое время мы все шли молча, возможно каждый из нас искал выход из создавшегося положения.

Нужно восстановить перегородки- сказал Сандро.

Это невозможно- возразил Стоун- разрушены норы, их глиняные перегородки. Чтоб их восстановить нужно залезть в нору к каждой дикой свинье, охраняющей по боевому своих детёнышей. Они нам, чужакам этого сделать не дадут.

Значит они со временем все погибнут? - спросил молодой мужчина.

Ливан, что скажешь?- спросил я мужчину и посмотрел на него.

Я не знаю Лёсинхо, но Сандро прав, самки постепенно поубивают всех не своих детёнышей, забегающих к ним в загоны, то есть все самки убьют всех- он закончил говорить и посмотрел на меня своим расстроенным взглядом.

Какой тогда у нас выход?- спросил Стоун.

Нужно кого то от кого то отсаживать — сказал я задумчиво.

Это как?- спросил Стоун.

Пока не знаю- ответил я.

Поросят мы не поймаем, они очень пуганные и сразу забьются в свои норы- я начал развивать свою мысль.

Значит нужно отсадить самок- подхватил мою мысль Ливан.

А куда их можно отсадить?- спросил Стоун.

Только к кабану- сказал твёрдо я.

А он их не поубивает?- спросил Сандро.

Он ведь наверное не дурак- ответил ему Стоун.

А как мы это сделаем?- спросил Ливан.

Как всегда, при помощи зелени и поломанных перегородок- ответил я и прибавив ходу сказал- друзья, у нас появилось очень много работы и на это всё у нас очень мало времени!

Жаркий день только приблизился к своей середине, а мы уже быстро тащили громадные охапки зелени к нашему хозяйству.

Сбросив зелень на свободную от животных территорию, мы сразу отправились за водой.

Стоун своими руками из загонов выгребал свежую глину, которая ему в последствии могла пригодится для восстановления перегородок между загонами животных.

Все гуляющие по ферме птицы, собрались возле вороха зелени и мирно клевали листву, не обращая на нас никакого внимания.

Разломав перегородку между кабаном и ближней к нему свиньёй, мы при помощи зелени моментально переманили самку к нему. К её внезапному появлению на его территории, кабан был полностью равнодушен. Он занимался в этот момент тем, что шумно чавкая, поглощал зелень со свежих веток деревьев.

Теперь разломав первую перегородку между двумя самками, мы также и другую приманили в загон кабана. Хотя эта, вторая самка уже двигаясь по незнакомой территории другого животного с посторонним для неё запахом, делала это очень медленно и осторожно.

Сначала я думал, что самки сохранив в своих головах материнский инстинкт, сейчас между собой начнут драться, защищая свое отсутствующее потомство. Но дикие свиньи себя так не повели, потому, что они все были не на своей территории, а защищать чужую, их мозг и их инстинкты от них этого не требовали.

Вроде удачно!- обрадовался Стоун.

Сандро, ломай следующую- сказал я.

...Так постепенно, из ближней в дальнюю мы перевели всех самок к кабану.

Поросят в этот момент видно не было, они скрывались в темноте своих глубоких нор.

Что теперь?- спросил Стоун, когда все самки были в загоне у кабана, а перегородки были восстановлены.

Не знаю- ответил я- даже если мы восстановим в их норах перегородки, мы не узнаем теперь, где и от какой самки поросёнок и какая самка в каком загоне сидела и это повлечёт за собой новые смерти поросят- я замолчал, собираясь мыслями, - наверное оставляем всё так, как есть. Поросята уже без проблем сами едят зелень, обойдутся и без своих молочных мамаш- закончил я.

Пойдёмте от сюда- сказал я видя, что светило стало постепенно приближаться к горизонту, - скоро начнётся опасный камнепад.

Я посмотрел на нашу вольную птицу, которая хорошо за день нагулявшись и будучи сытой, сама заходила в обгорелый курятник и найдя там себе укромное место, тихо усаживалась на ночлег.

Не такие они и глупые- сказал Ливан, наблюдая эту же картину, что и я.

Да- согласился я- завтра придём сюда и хоть немного создадим им условия для ночёвки.

Накидаем им сюда веток- сказал Сандро.

Только не сухих- поддержал Стоун- а то и эти последние сгорят.

Я взял мёртвого поросёнка за ногу и с силой, с трудом закинул его на верх, на скалу. Мужчины поняв мой замысел, помогли мне закинуть на верх весь наш будущий ужин, состоящий из мёртвой птицы и поросят.

Выбравшись на верх и собрав там свою жалкую добычу, мы усталые и расстроенные, медленно побрели в свои пещеры, к уже наверное волнующимся, нашим женщинам.

Ну наконец то- сказала Рина увидев входящих нас.

Мойтесь мальчики- сказала Етта увидев на нас и на нашей одежде остатки свежей глины и тёмных следов от золы бывшего птичника.

Ну как там?- спросила Отли, с небольшой трудностью вставая со своего камня и подойдя к своему Сандро, нежно поцеловав его.

Плохо- ответил он, после порции нежности от своей любимой женщины, - наши добавочные ужины за порогом.

Я посмотрел на Мису, моя женщина стояла у костра и смотрела то на Отли, то на Сандро. Оторвав от них свой взгляд, она посмотрела на меня и слегка улыбнулась мне. Я не выдержал и подойдя к ней, обнял её и тоже поцеловал.

Етта и Рина вышли из пещеры и стазу, от туда раздались их расстроенные голоса.

Сегодня едим птицу- сказал я- её быстрей готовить, а завтра и потом, можно и поросят.

Они что погибли от камней?- спросила Рина.

Нет Рина- сказал Ливан- самки подавили поросят, ну а птица вы видите по перьям слегка пострадала. Курятник сгорел но не полностью живые остались. Выживем!- закончил он.

Рина и Етта за ноги втащили в пещеру мёртвую птицу. Наша общая пещера сразу наполнилась неприятным запахом палёных перьев.

Женщины принялись ощипывать птицу, а мы с мужчинами мыться у прохладного источника...

...Последующие дни нового нам ничего не принесли. Мы кормили своих животных и птицу, которая практически с наших рук клевала зелень, а на ночь забиралась в обгоревший курятник, куда мы для комфорта и мнимой их безопасности накидали объеденных нашими животными свежих веток.

Поросята, оставшись без матерей, осторожно и иногда стали появляться из тёмных нор и пугливо кушать принесённую нами зелень.

Заскучавший кабан мне кажется был счастлив своему новому соседству. Он бегал вокруг своих молчаливых самок, обнюхивал их и иногда тыкал их в бок своим влажным и грязным носом.

Что касается ночных падений камней, то было понятно, что этот раз всё это космическое явление происходит намного интенсивней, чем в прошлом году.

Я не ожидал такого сильного падения камней и их такого большого размера. В овраге среди сухого ила, появилась ещё одна крупная воронка. Грунт тут был лёгким и рыхлым и она была почти трёх метрового диаметра.

«Теперь точно на этой планете прибавиться воронок от этих падений»- подумал я, оглядывая появившиеся изменения в сыром овраге.

Погоды стояли ясные и тёплые, ветров не было. Океан молчал, он спал, ведь ночью ему опять предстояло поглощать влетающие в него, раскалённые космические песчинки и камни.

Казалось, что вся природа планеты насторожилась, переживая это, такое неприятное время для себя. Где то далеко справа над океаном в один из дней появилась дымка горящего леса. Слабый ветер этот сизый дым гнал с суши на океан. По дыму было понятно, что горит лес, где то в той части территории планеты, куда мы ходили с Ливаном пару месяцев назад искать руду и каменный уголь.

Но кое что было и положительное в этом происходящем, космическом событии. Мы с мужчинами за это время хорошо, отдохнули и набрались сил. Мне даже показалось, что у меня опять стал появляться животик, от ежедневных, почти двенадцати часовых время провождений в своей пещере, с любимой моей Мисой.

Со временем мы съели сгоревшую при пожаре птицу и подавленных поросят, их мясо было вкусным и нежным. Наша жизнь текла в обычном ритме, мы ходили вечером друг другу в гости или просто долго засиживались после ужина в общей пещере и разговаривали на разные темы. После чего высовывали свои удивлённые лица и смотрели на красивое и такое опасное космическое явление, которое из ночи в ночь, постепенно теряло свою интенсивность.

В один из вечеров я осмелился и взяв свою любовь, отправился к заходу светила, к календарю.

Этот раз я с Мисой двигался на много быстрей и настороженней к нему.

Миса молча, почти бежала рядом, держась за мою руку и еле поспевая за мной.

Я уселся на валун и проследил за заходящей за горизонт звездой.

Правая сторона её окружности, коснулась стоящего камня следующей десятой ячейки. Я с радостью спрыгнул с глыбы и обняв и поцеловав свою женщину, уверенным голосом сказал- осталось этого метеоритного кошмара максимум, на суток трое.

Миса улыбнулась мне и вздохнула с облегчением. За ужином я всех известил об этом приятном событии. Было заметно как все мужчины и женщины воспрянули духом, их настроение резко улучшилось. Наш ужин дальше стал проходить оживлённей и веселей.

Стоун пошутил, что он уже разучился работать и если такой отпуск здесь будет каждый год, то это хороший способ отдыха на этой планете.

Было видно, что все мои друзья устали вот так просто сидеть и в какой то мере себя ограничивать в передвижениях по нашей территории, а так же, всё время переживать и ощущать страх, от постоянно падающих ночью расплавленных мелких камней.

Пожилая Рина скучала за своим огородом.

Многие из нас вспоминали вкус жареной, свежей пойманной рыбы и варенных крабов.

У мужчин уже «скучали руки» по работе, всем хотелось как можно скорей начать откапывать свои ловушки и опять здесь начать относительно нормальную жизнь...




Голосование:
За - 1 Против - 0
Авторизуйтесь для голосования
Комментарии к работе
Нет комментариев
В Мы ВКонтакте
f Мы в Facebook
Сталкер Зона Творчества

Закрыть окно