Искусство и творчество, воображение и вдохновение – социальная сеть для творческих людей Сталкер. Зона Творчества
СОЦИАЛЬНАЯ СЕТЬ ДЛЯ ТВОРЧЕСКИХ ЛЮДЕЙ
 

Кн. 3. гл 31. ПОПОЛНЕНИЕ НА ФЕРМЕ.



Кн. 3. гл 31. ПОПОЛНЕНИЕ НА ФЕРМЕ.

ПОПОЛНЕНИЕ НА ФЕРМЕ.

Проходя вниз по тропе, мимо моей пещеры, где всё это время жил Надим со своей Люси, мы сквозь сильный шум прибоя, услышали приглушённые возгласы наших женщин.

Они все здесь- сказал я мужчинам и зашёл в пещеру первым.

Так и оказалось, тут были все женщины. В пещере стояло оживление и было достаточно пыльно. Лёгкая оранжевая глиняная взвесь парила в неподвижном воздухе, разгоняемая здесь движением женских фигур и небольшим сквозняком.

Я увидел свою женщину, я ей улыбнулся, она тихо улыбнулась мне.

Сандро подошёл и обняв свою Отли, поцеловал её.

Рина и Ливан тоже обменялись лёгкими улыбками.

Вы рано сегодня мальчики- сказала Рина.

Да, представьте- ответил я- нам сегодня больше нечего делать.

В одном углу стояли сумки и плащи Люси и Надима, их металлические контейнеры лежали сверху. В пещере уже был практически полный, первозданный порядок, который тут был с того момента, как я её выкопал в скале.

Тут найдётся для вас работа- сказала Етта, - если переносить сюда кладовку, то забейте в глину колья для мяса.

Хорошо Етта мы это сделаем- сказал я- было бы мясо.

Но я знал, пока мясо ещё есть, его было дней на восемь -девять.

Мы перебьём колья сегодня- сказал я.

А наши то умершие молодцы!- с издёвкой сказала Етта и наклонившись к небольшой кучке мусора, состоящей из горки сухой глины, камешков, сухих листьев, соломы и всякой другой ерунды, что то от туда взяла и протянула мне.

Я в её ладони разглядел шелуху от земляных орехов, растущих у нас на огороде.

Рина сказала, что это с нашего огорода- Етта серьёзно посмотрела на меня.

Я оторвал свой взгляд от руки Етты и вопросительно посмотрел на Рину.

Я сначала думала, что у нас на огороде, завелись мелкие животные, которые раскапывают корневища и достают из грунта орехи- начала быстро и тихо , слегка возмущённо тараторить Рина, - но один раз я увидела рядом с растениями след подошвы, ботинок, гораздо большего размера, чем мои- Рина выставила вперёд свою маленькую и изящную, но полную ножку с размером ступни как у моей Мисы.

Я не знала, что это звенья одной цепи и никому ни чего не сказала- она чувствуя за собой в этом вину, осторожно и выжидающе смотрела на меня.

«Вот же люди!»- подумал я.

Стоун взял у своей Етты кожуру и с силой, до хруста, сжав её в кулаке, со злостью потом бросил остатки от орехов на каменный пол пещеры.

Он, с нескрываемой злостью, сказал- вот твари!

Не надо Стоун- сказал я- всё уже позади.

Молчащий всё это время Ливан, сделал шаг в центр пещеры и глядя на меня, сказал- всё равно все уже поняли, что это были за люди, пусть теперь знают про них всё!

Они погибли из за своей жадности- сказал мужчина.

Это как?- спросила Етта.

Они воровали у нас из птичника кур и ели их, пожарив на костре за ядовитыми пещерами. Там их и настиг хищник и убил- Ливан закончил громко и эмоционально говорить, и опять посмотрел на меня.

В пещере повисла пауза...

Стоун тоже посмотрел на меня.

Мне перед ним стало не удобно...

Ты знал и молчал?- тихо спросил он меня.

Да Стоун- тихо сказал я - я знал и молчал.

Мы хотели их поймать на горячем, но всё получилось так — стал оправдываться я, опустив свои глаза.

Я замолчал и ко мне в голову сразу пришла интересная мысль- «а ведь если бы мы тогда Стоуну всё рассказали, то максимум, что сейчас было бы с Надимом это выбитый зуб или набитый Стоуном Надиму глаз или сломанный нос. Но это было бы лишь в том случае, если бы Надим после этого наказания исправился и перестал бы воровать птицу из птичника, а если нет, то смерть его рано или поздно настигла бы среди тех валунов или в овраге.»

Мне было неприятно, в смерти Надима и Люси, частично была моя вина и её было гораздо больше, чем вины Ливана, так как это я ему сказал молчать об этом...

Мои мысли прервала моя тихая и возмущённая Миса- Лёсинхо, а помнишь? Я тебе говорила, оказывается это они съели моего любимого петушка, он был совсем ручным...

Да малыш, я тогда не придал большого значения твоим словам и твоей потере- тихо сказал я.

Я понял, что наше тогдашнее с Ливаном молчание, всю эту ситуацию в конечном итоге довело до гибели двух человек.

Давайте так!- сказал я таким тоном, что все поняли, что я в этом вопросе ставлю окончательную точку- мы тут с вами остались вроде все нормальными и у нас теперь друг от друга ни когда не будет секретов- сказав это, я посмотрел всем в лица.

Договорились- поддержал меня Ливан, чувствуя за собой, как и я, некоторую долю своей вины в гибели двух человек.

Их нужно было выгнать сразу- жёстко проговорил Стоун.

Ладно уже -ответила Рина- будем дружнее, ведь и на самом деле тут мы все остались нормальными.

На этом, этот серьёзный разговор мы закончили. Нами было решено, что плащи Надима и Люси будем использовать как подстилки во время еды. Мы их отнесли в общую пещеру. Их сумки освободили, моющие и другие не личные их вещи оставили тоже в общей пещере. Свои плащи и вещи мои и моей Мисы я перенёс в свою пещеру. Так же с мужчинами перенесли сюда и забили здесь в отдельной комнате- кладовке наши скользкие от жира, деревянные колья для мяса. Мы с Мисой уже ближе к вечеру наконец то перебрались в свою долгожданную пещеру...

Вечером перед ужином, наведя полный хозяйский порядок в своей пещере, я вышел из неё и уставился на неспокойный океан. Я стоял и смотрел на неспокойную и никак не успокаивающуюся его мутную и прохладную воду.

«А ты оказывается не только могуч»- со злостью подумал я, мысленно обращаясь к океану, глядя на потемневшую от сумерек, волнующуюся зеленоватую, солёную воду, разлившуюся на весь горизонт- «ты ещё и жесток!»

Я смотрел в ветреную и жидкую даль горизонта, повсюду волны, волны, волны... им не было конца. Яркое светило последними своими лучами освещало это ненужное мне действо неспокойной пучины, превращая при этом блеск океана для меня в огонёк злости нашего непобедимого и прохладного своими водами и своей душой сумасбродного неприятеля...

...Шторм не унимался ещё три дня. У нас всё остановилось, расчищать ловушки было не возможно, да и не зачем.

За эти дни, никакое зверьё не попалось в кипяток наших полян и наше собственное мясо постепенно таило в кладовке. Образовавшаяся пустота создавала в этой пещерной комнате, ставшей продуктовой кладовкой, заметное эхо...

На следующий день, на принесённый нами зелёный корм не вышла ещё одна самка. Но зато у первых двух в их тёмных, глиняных норах стоял тихий визг.

Я забыл предупредить Стоуна об осторожности и когда он залез в загон, к одной из этих двух диких животных, чтоб поставить ей свежих веток с зеленью, через мгновение, грозно шипя и сопя на него из норы бросилась дикая свинья.

Проворный Стоун, только и успел убрать свои ноги на каменный забор.

На сосках свиньи, первые её шаги висело два серых, полосатых поросёнка, которые позже оторвались от своего занятия и с испугом и жалобным, тихим визгом забежали обратно в тёмную нору.

Ты как?- спросил я мужчину.

Всё нормально- ответил он- ну они и звери!

Будьте осторожны мужчины!- предупредил я их- они охраняют своё потомство.

За семь следующих дней разродились все самки. Рождение поросят, принесло в наше небольшое общество приятную радость и оживление. Какое там было количество рождённых поросят, нам было не известно.

«Надо же как природой здешней придумано»- подумал я- «поросята родились тогда, когда окончились дожди, стало тепло и началось повсеместно буйство сочной зелени на разнообразных растениях этой планеты.»

Одного, мёртвого поросёнка в один из дней утром нашёл Стоун среди грязи и немного его рассмотрев, выкинул вниз на побережье, от куда сильно несло, выброшенной океаном, высыхающей морской травой.

Вовремя шторма, бушующим океаном на берег откуда то принесло громадный и толстый ствол дерева. Было понятно, что где то громадные волны подмыли берег и поглотили в свои неспокойные пучины свалившееся могучее дерево и приволокли его сюда. Океан полностью с него содрал всю кору и обломал все ветки и корни. Ствол имел причудливую форму и концы обломанных веток и корней на стволе были закругленны. Теперь ствол белел лёжа на берегу в метре от затихшего прибоя, у кромки воды, между галечным пляжем и нашими ловушками.

Да, уже четыре дня, как затих шторм и погода всё более становилась обычной на этой планете. Исчезли облака, светило своими лучами палило нам наши обнажённые и согнутые спины. Мы начали свою неблагодарную работу, мы начали опять откапывать рыбные ловушки.

Работая все внизу, мы притихли и не шутили между собой. Нам казалось, что мы заняты бесконечной и неблагодарной работой, которую в любой день мог откорректировать и свести на нет жестокий океан.

Мясо в кладовке заканчивалось. В наши ловушки попалось несколько мелких чешуйчатых тварей, но такого страшного вида, что женщины нас с этой добычей выгнали из пещеры, где они возились у костра с ужином для всех нас.

Конечно, мясо одноухого дикого кабана ни с чем было не возможно сравнить.

Поросят не убивали берегли. Да и подобраться к ним, чтоб даже посмотреть на них, было не возможно, их матери стали очень агрессивны. К ним, в соседний загон не решался заглядывать даже наш единственный кабан, который теперь в одиночестве бегал по своей грязной территории, наверное наслаждаясь отсутствием необходимости исполнять свои не хитрые обязанности вожака многочисленной стаи.

Чуть позже ещё сдох один поросёнок или его затоптала сама самка. Мы его достали, отмыли и съели за ужином, его вкус был неповторимым.

Ещё один ужин ели птицу, забив сразу четырёх взрослых петухов. Когда я лазил в птичнике и ловил там по клетке птиц, я видел, что тут бегает очень много мелкого молодняка.

Но ещё мне было очень не понятно, как Надим мог тут так быстро и тихо от нас, легко ловить себе на жарку птицу. Я гонял, птицу по всей клетке, пытаясь её загнать в какой нибудь угол, чтоб там схватить. Из под моих ног в разные стороны разбегалась птица, разного возраста и размера. Мои руки не успевали за их проворными, маленькими ногами. Стоун стоял и смотрел на меня и на напуганную мной птицу, которая громко крича, летала по всей своей клетке, порой с испугу садясь мне на голову и плечи. Мои руки хватали воздух, но никак не птицу...

Он наверное делал это не так — спокойно сказал Стоун- Лёсинхо, вылезай от туда.

Я выбрался из их клетки, тяжело дыша, на моей одежде и голове кое где присутствовали перья — я не знаю, как он это делал- с досадой и раздражением сказал я, стряхивая со своих плеч почти воздушные, коричневые перья, перепуганной мной птицы.

Кажется я знаю как он это делал- сказал мужчина.

Я, Ливан и Сандро смотрели на него с непониманием.

На это нужно немного времени- сказал задумчиво Стоун..

Понятно, что нужно время- нетерпеливо сказал я, совсем не понимая, как это сделает Стоун.

Стоун, через некоторое время, когда птица успокоилась и занялась своими обычными делами, положил зелень у плетёной стены птичника. Моментально, сквозь связанные прутки клетки вытянулись беспокойные, голодные головки пернатых. Стоун с лёгкостью схватил ближайшую птицу за голову и сразу свернул ей шею. Она практически в своей клетке не трепыхалась. А жадность её соплеменников, заставляла их не убегать от махающей крыльями птицы, а продолжать бестолково клевать, поднесённую нами снаружи, свежую листву.

Через некоторое время, в ряд сквозь деревянные прутья клетки, неподвижно лежали четыре головки на вытянутых шеях, убитых Стоуном птиц.

Теперь Лёсинхо открывай и собирай там нашу птицу- сказал Стоун и с улыбкой посмотрел на меня.

Я залезу сам - сказал Сандро, пока я удивлённо смотрел на сообразительного Стоуна.

Ливан подошёл к дверце и принимал из рук Сандро убитых птиц.

Ну ты молодец!- это всё, что я мог сказать в такой момент.

Да и наш Надим был не промах- ответил на мои слова Стоун и улыбнулся.

...Дни шли друг за другом. Они, как и наш ежедневный труд были однообразными. Стояла тихая жаркая, безветренная и безоблачная погода. Океан не мутил больше свои воды и дал нам возможность каждый день всё охотнее разгребать, засыпанные им наши рыбные ловушки. Работа двигалась быстро, но была ещё очень далека от своего завершения.

В кипяток попалось несколько крупных ящериц и наши женщины испытывая неприязнь к этим мёртвым и неприглядным тварям, делали нам довольно вкусные из них ужины несколько дней подряд...




Голосование:
За - 1 Против - 0
Авторизуйтесь для голосования
Комментарии к работе
Нет комментариев
В Мы ВКонтакте
f Мы в Facebook
Сталкер Зона Творчества

Закрыть окно