Искусство и творчество, воображение и вдохновение – социальная сеть для творческих людей Сталкер. Зона Творчества
СОЦИАЛЬНАЯ СЕТЬ ДЛЯ ТВОРЧЕСКИХ ЛЮДЕЙ
 

Кн. 3. гл 28. КРОВАВАЯ РАЗВЯЗКА.



Кн. 3. гл 28. КРОВАВАЯ РАЗВЯЗКА.

КРОВАВАЯ РАЗВЯЗКА.

...Этот день не предвещал ни какой беды. Наоборот у меня была на фоне того, что сегодня мы будем со свежим мясом, небольшая уверенность в завтрашнем дне.

Ещё с вечера, за ужином, мы с мужчинами договорились, что они с утра сразу идут откапывать рыбные ловушки, а мы со Стоуном кормим животных и забиваем дикого кабана.

По моим расчётам, сегодня наши ловушки должны были быть уже полностью откопанные. В крайнем случае, останется ещё немного завтра выгрести камни уже на небольшой глубине, между глыбами, закрывающими ловушки от океана, а так же починить все перегородки ловушек, расставив там заново все плоские, заградительные камни.

С утра мы так и поступили, я встал первым, быстро перекусил нескольким кусочками мяса и поцеловав свою любимую Мису, зашёл в пещеру Стоуна и осторожно разбудив его, позвал работать.

Чуть позже он вышел из пещеры, зашёл к нам, умылся взял тоже несколько кусочков мяса, оставшихся с ужина, которое было уже последним мясом с нашей кладовки и молча его жуя, вышел из пещеры.

Пойдём- сказал я ему.

Стоун не переставая жевать, мне слегка улыбнулся, кивнул и мы отправились по узкой тропке на верх.

Сегодня день был тёплым и тихим, было всё так же пасмурно, но дождь не лил своих невидимых струй на эту, уже полностью пропитанную влагой, планету. Бесконечные серые тучи с неясными очертаниями медленно и бесшумно плыли по небу с океана на сушу.

Поднялись наверх, как всегда, я приводя своё дыхание в норму, оглядел территорию парящих полян и части чахлого леса, видимые в промежутках между поднимающимся белым паром.

Всё тихо- сказал я мужчине и мы отправились к краю оврага за зелёным кормом для наших животных.

Приуныли не только мы, но наверное и наши животные. Они долгое время от нас не видели никакой животной пищи, пища им подавалась только растительная.

Мы наломали много зелёных веток, с большим количеством молодой зелени. Все растения проснулись от многодневной жаркой, засушливой спячки и бушевали сочной зеленью, массой сильных, насыщенных влагой, жирных побегов.

Взвалив всё на себя, мы потащили свои ноши к нашему хозяйству. Ещё издали мы услышали слабые крики наших петухов, а приблизившись ближе, ощутили сильный неприятный запах, идущий от наших загонов с животными.

Я ждал, когда вся эта жижа под ногами животных высохнет, чтоб потом её можно было бы собрать и выбросить вниз на побережье. Где периодически, за нашими животными, всё потом подчищал волнующийся океан, восстанавливая девственную чистоту своего каменистого берега.

Мы подошли к своему бывшему огороду, тут как всегда стояло оживление. Чуткие на слух животные услышали наш приход, задрали свои морды и замерев в своих грязных загонах, ждали от нас сочного корма.

Мы поочерёдно спустились вниз. Стоун мне, первому спустившемуся, передал оба вороха веток. Кидать их было не куда, здесь уже не было свободной территории. Повсюду загоны с противной грязью под ногами.

Я отнёс ветки поближе к краю этого огромного плоского камня и бросил ветки здесь. Тут ещё был свободный от животных и их грязи, клочок бывшего огорода Ника.

Мы молча со Стоуном стали распределять и раздавать зелёный корм животным и птицам.

У нашего всеобщего одноухого любимца наверное появился к нам вопрос,- «почему он самый лучший и дружный для нас, этих инопланетных двуногих тварей, сегодня остался без еды?» «Почему мы ему ничего не бросили в загон?»

Он удивлённо бегал по загону, нюхая вонючую жижу и ища свою утреннею порцию еды.

Мне его было очень жаль, как и жаль наверно и остальным мужчинам..

Это была первая в моей жизни инопланетная тварь, которая к нам так дружелюбно относилась и доверяла нам и я к ней за это время очень сильно привык. Тем более, что он напоминал мне о Нике.

Ну что Стоун?- сказал я- давай не будем тянуть с этим чудовищным нашим мероприятием. Я не могу, мне его очень жалко- я посмотрел серьёзно на мужчину.

Да Лёсинхо, мне тоже не очень как то весело- сказал он.

Я взял небольшой пучок зелени и протянул его одноухому. Стоун взял увесистый, влажный от повсеместной сырости валун, который тут лежал ещё со времён Ника.

Животное, полностью мне доверяя, как ни в чём не бывало, подошло и протянуло ко мне свою далеко не симпатичную, покрытую тёмной шерстью морду, чтоб вырвать из моих рук свежие ветки.

В этот момент Стоун со всей силы опустил поднятый над своей головой камень на голову кабана. Через мгновение от такой силы удара, животное упало в грязную и вонючую жижу своего загона.

«Мы убили одноухого, ласкового кабана который стал практически ручным и легко доверился нам и подошёл без всякого страха под большой камень, который Стоун опустил с силой ему на голову»- повторил все эти события, мысленно я в своей голове, от которых мне стало не по себе.

Позже Стоун развернул животное в грязи на спину и забил ему острый деревянный кол при помощи камня прямо в сердце...

Разговаривать мне совсем не хотелось, да и хорошо, что Стоун тоже молчал.

Вокруг нас кипела жизнь, ни чего не подозревающих животных, которые продолжали мирно набивать свои желудки свежей зеленью.

Вытащить мёртвого кабана из загона нам двоим было не под силу, и поэтому мы его здесь же стали разделывать, положив его тушу спиной прямо в жидкую грязь.

Стоун легко пластиковым ножом вскрыл тёплое брюхо животного...

Я молча помогал ему как мог, Стоун разделывал тушу очень уверенно и быстро.

Спрашивать у него от куда такая сноровка, я не стал.

«Если нужно будет сам расскажет»- подумал я.

Разделив тушу на куски, мы смогли её по частям вытащить наверх на скалу из этой грязи. Я оставил Стоуна с мясом у водяной ямы с тёплой водой, а сам спустился обратно и взяв голову кабана, решил её оттащить в рыбные ловушки и сбросить её туда мужчинам, чтоб она не привлекала сюда хищников своим запахом. А позже принеся сюда сумку, отнести туда и потроха убитого нами кабана.

Оставив язык кабана рядом со Стоуном, который тщательно мыл мясо в тёплой воде, я понёс голову животного к краю скалы, где её можно было скинуть вниз, работающим в рыбных ловушках мужчинам. Я её нёс за единственное, ещё тёплое ухо животного.

Сегодня опять было достаточно тепло, дождь сегодня так и не пошёл. Моё состояние было непонятным, сейчас я переживал массу эмоций и хороших и плохих.

«А что я хотел?»- успокаивал я себя, - «держать животных для еды и так сильно переживать их смерть».

С мыслями, - «что к этому просто необходимо привыкнуть», я подошёл к краю скалы над рыбными ловушками.

Я глянул вниз, там уже работали голые по пояс мужчины. Но я заметил, что тут были не все. Я крикнул и двое мужчин выпрямили свои спины. Здесь работали только Ливан и Сандро.

А где Надим?- крикнул я.

Мужчины мне сообщили, что он ещё с утра не пришёл сюда работать.

Мне это известие не понравилось и моё настроение окончательно испортилось. Я почувствовал как у меня в голове опять зарождается злость к этому неисправимому человеку.

Я скинул со скалы голову убитого кабана мужчинам, попросив их положить её пока где нибудь на берегу. А ещё я Сандро и Ливану сказал, чтоб бросали возиться с камнями и поднялись к нам на верх, нам нужна их помощь.

Я вернулся к моющему мясо Стоуну.

Что ты им там кричал?- спросил меня мужчина не поднимая своей головы.

Надим опять не пришёл работать- тихо сказал я.

Стоун в негодовании бросил кусок чистого мяса на влажную скальную поверхность.

Вот подонок!- проговорил со злостью мужчина и свои мокрые руки сжав в кулаки, приставил к своим бокам.

Я Сандро и Ливану сказал, чтоб они поднялись сюда, к нам и помогли перенести мясо. Я с Ливаном пойду искать Надима- сказал я и посмотрел на Стоуна.

Давай я с тобой пойду искать эту скотину!- раздражённо сказал мужчина.

Я понимая, где нужно искать Надима и его Люси и чем это может всё закончится если я пойду со Стоуном, и он всё увидит и узнает, чем ещё занимается Надим, сказал- спасибо тебе за это предложение, но я один тебя не удержу и от Люси будет мало толку, если ты его увидишь и начнёшь по своему воспитывать.

Нет Лёсинхо, не переживай на счёт этого. Я его просто выкину из этих мест- смягчив свой тон сказал Стоун.

Мы их найдём и приведём в лагерь, а там и поговоришь- сказал я.

А мы, это кто?- спросил Стоун, опять беря в руки грязное мясо.

Я и Ливан- сказав это, я опустил свой взгляд с лица мужчины на лежащее мясо.

Как знаешь- ответил расстроенный Стоун и продолжил отмывать от грязи сырое мясо.

Стоуна посвящать в воровские поступки Надима и Люси я опять побоялся.

От Стоуна в такой момент, когда все практически были на грани голода, ожидать можно было всё, что угодно, мы ведь в разной степени здесь все были уголовниками, а человеческой крови мне здесь видеть не хотелось больше всего.

Стоун понимал, что я что то знаю и не договариваю и при этом волнуюсь, но он удержался от лишних вопросов ко мне...

«Настоящий мужчина»- подумал я про него.

...Через некоторое время на плато показались Сандро и Ливан.

Ливан, походя к нам и тяжело дыша, сказал- наши женщины Люси сегодня ещё не видели. Я думал, что Надим копает себе пещеру, но его и там нет.

Когда он это говорил, я свой палец приложил к своим губам, давая понять Ливану, чтоб он пока молчал, от том что мы с ним знаем.

Я видел, что эти двое, пришедших сюда мужчин, были тоже раздражены поступком Надима.

Давайте отнесём мясо к пещере и спустим его вниз- сказал я.

Мы, вчетвером, нагрузившись помытым мясом, отправились обратно.

Мы двигались без слов, было достаточно тяжело тащить такое большое количество мяса. Вскоре мы добрались до тропы, ведущей вниз к пещерам.

Сандро и Стоун отнесите мясо вниз, а я с Ливаном попробуем отыскать Надима- сказал я с облегчением, ложа свою тяжёлую ношу на скалу.

Стоун, положив мясо и выпрямляя свои спину, недоверчиво на меня посмотрел.

Он вместе с Сандро взяв по большому куску мяса, молча понесли его в мою пещеру, к нашим женщинам.

Мы с Ливаном молча и без слов и намёков повернули налево и пошли в сторону оврага и ядовитых пещер.

Я и Ливан прекрасно понимали где он и где его Люси и что он сейчас делает. Было понятно, что Надим был гадким и неисправимым человеком. Я шёл к оврагу, не зная как мне сейчас поступить, Ливан идя рядом со мной, тоже молчал.

Уже перед самым спуском в овраг, мы увидели Рину, копошащуюся в огороде.

Давай у неё спросим, может видела что?- предложил я.

Ливан молчал, по нему было видно, что он волновался.

Мы повернули к ней.

Рина ковыряясь в огороде, увидела нас, а когда мы подошли ближе и спросили видела ли она Надима, она сказала- сначала Люси тут прошла, а позже Надим прошёл тут мимо меня и Надим что то прятал под рубахой. Он ко мне не подошёл, а с Люси я немного поболтала. Женщина смотрела на нас своими чистыми и добрыми глазами и не могла понять, что произошло.

Чуть выждав паузу и не поняв встревоженности в нашем поведении, она договорила- Надим и Люси спустились в овраг, а дальше я их не видела. Что то случилось?- тихим голосом спросила она.

Я посмотрел на Ливана и сказал- нет, всё нормально.

Женщина ещё немного непонимающе нас рассматривала, а потом принялась дальше заниматься своим огородом.

Пошли туда- сказал я и посмотрел на серьёзного Ливана.

Что будем делать Лёсинхо?- спросил он меня.

Не знаю, но с этим нужно как то заканчивать- сказал я, совсем ещё не зная выхода из данной ситуации.

Я пошёл первым, а за мной Ливан.

Мы приблизились к краю оврага. В овраге уже давно текла небольшая мутная река, мы осторожно спустились вниз по его раскисшему, грязному склону, держась за свисающие корни деревьев. Сначала скользили и хлюпали в толстом слое липкой грязи, а потом зайдя по колени в грязную речку, преодолели её в брод.

Остановившись на краю противоположного каменистого берега, я показывая на преодолённое нами препятствие, сказал- надёжная у него тут защита от наших глаз. Не каждый сюда пойдёт в эту грязь.

Ливан молчал, он восстанавливал своё дыхание. Мы стояли и отдыхали, понимая, что сейчас будет неприятный разговор с Надимом и его мерзкой Люси.

Ветки деревьев, растущих на краю оврага с этого противоположного берега, слегка скрывали наши фигуры, опускаясь под своей тяжестью до самой каменистой поверхности. Я увидел, что они полные зелёной листвы и подумал, что как нибудь здесь их тоже нужно будет наломать для наших животных, всё же тут ближе, чем на той стороне оврага, куда мы сейчас за ними там ходим...

Ну что, пошли- сказал я и не успев сделать с Ливаном пару шагов, как мы услышали крик Надима и уже через мгновение его фигура стала постепенно появляться и расти из за каменистого бугра.

Приближающийся из за косогора Надим, по какой то причине хромал и двигался, как только мог быстро в нашу сторону. Периодически он с испугом озирался назад, не переставая при этом тяжело и медленно бежать.

Я собрался бросится на верх, на помощь Надиму, совсем не понимая почему он орёт. Но уже через мгновение я остановился и за штаны схватил, и остановил Ливана.

Только успев сделать несколько шагов из низких зарослей, я увидел, что за ним бежит какая то крупная волосатая тварь. Она была ниже убегающего от неё мужчины и немного позади его, и поэтому появилась она перед нашим взором из за бугра, немного позже чем бегущий и хромающий Надим.

Это был не монстр, а какое то не крупное дикое животное. Рыжая, довольно длинная шерсть с тёмными полосами была по всему телу животного. Оно чем то напоминало громадную дикую кошку. Два громадных зуба, как бивня торчали из её верхней челюсти. Оно не спеша и развалисто двигалось за Надимом и как то слегка боком. Передние ноги его были длиннее задних. Оно, постоянно поглядывая на него иногда слегка ревело и быстро, совсем не напрягаясь, его догоняло. Из его пасти, по этим двум огромным зубам капала почему то розовая слюна.

Надим остановился, не имея больше сил бежать дальше. Он уже не кричал, он с диким испугом смотрел на подходящую с боку к нему волосатую тварь и стонал при этом. На ногах животного я разглядел острые, длиной с мои пальцы тёмные блестящие когти.

Стой и не двигайся- тихо сказал я Ливану.

У Надима ниже колена, я увидел разодранную левую штанину и она была темнее правой и влажной от его крови, которая сочилась из его повреждённой ноги.

Я молча сделал несколько шагов назад, таща за собой, за штаны остолбеневшего и побелевшего от страха Ливана. Мы опять скрылись в зарослях первых нависающих веток деревьев.

«Если эта страшная кошка станет на задние лапы, она будет выше Надима»- оценивающе подумал я, не понимая пока, что можно нам предпринять в данной ситуации для его спасения.

Это опасное и незнакомое мне животное увидело нас и наши движения. Оно грозно посмотрело на нас, повернув свою покрытую шерстью громадную голову и то ли зашипело или тихо зарычало, в нашу сторону, открыв свою пасть, полную острых белых зубов.

Большая кошка подошла очень близко к Надиму. Несчастный мужчина уже наверное боялся громко кричать. Он только навзрыд стонал, его голова от этого нервно дёргалась с каждым его частым выдохом. По его лицу текли слёзы, которые он периодически вытирал своей правой рукой.

Надим нас не видел, он собрался с силами и возможно решил бежать дальше. Но сделав лишь только один шаг в сторону оврага, ловкое животное опередило его. Оно резко махнуло передней лапой и с лёгкостью порвало Надиму сбоку его тюремную рубаху, сделанную из прочного материала.

Надим вздрогнул, остановился и заорал. В этот момент из под рваной и не заправленной в его штаны рубахи, что то начало падать под ноги Надиму. Я сначала подумал, что Надим что то нёс под рубахой, может нашу общипанную курицу и теперь выронил её.

Он тяжело дыша, перестал стонать и наклонив свою нервно вздрагивающую голову, посмотрел себе под ноги.

И только теперь я понял, что это была не курица, а его выпавшие, из разорванной брюшины внутренности.

Надим от увиденного у себя под ногами стал пошатываться, теряя сознание, а животное это расценив как очередную его попытку бегства, быстро, почти молниеносно, встав на задние лапы, махнуло опять своей передней лапой по голове Надима и всё его лицо вместе с ухом и частью волос слезло ему на грудь, полностью оголив светлые, розовые кости верхней части его заблестевшего черепа.

Надим молча рухнул на каменистый грунт.

Тварь опять глянув в нашу сторону и увидев нас среди зелени, грозно зарычало, оголив свою опасную пасть. Дикая и громадная кошка взяла Надима зубами за шею, да так, что под её зубами хрустнули его шейные позвонки и пятясь задом, поволокла его обратно, в сторону от куда она сюда только что пришла.

При этом кишки Надима волочились за его мёртвым телом. Они цеплялись за каменные выступы, небольшие скудные кусты какой то мелкой, но живучей растительности, рвались на части и волочились за его, ещё тёплым трупом и трепыхающимися на неровностях , волочащимися, вытянутыми вдоль его тела ногами, обутыми в грязные ботинки.

От увиденного я потерял дар речи. Мои ноги подкосились и я сел на влажный каменистый грунт. Я посмотрел на Ливана, он был бел как известняк и тоже молчал.

Он глянув на меня ошарашенными глазами с увеличенными зрачками, сел тоже и опустил свою голову между своих торчащих колен. Мне было заметно как его трусит.

Не знаю сколько мы так с ним просидели. Вокруг стояла полная тишина и этой мохнатой хищной твари уже не было видно.

Ты как?- спросил я его, каким то не знакомым мне голосом.

Он поднял голову и посмотрел на меня, на его глазах были слёзы.

Держись Ливан, держись- тихо сказал я.

Он мне ни чего не ответил и опять свесил свою голову между своих торчащих и дрожащих колен...




Голосование:
За - 1 Против - 0
Авторизуйтесь для голосования
Комментарии к работе
Нет комментариев
В Мы ВКонтакте
f Мы в Facebook
Сталкер Зона Творчества

Закрыть окно