Искусство и творчество, воображение и вдохновение – социальная сеть для творческих людей Сталкер. Зона Творчества
СОЦИАЛЬНАЯ СЕТЬ ДЛЯ ТВОРЧЕСКИХ ЛЮДЕЙ
 

Кн. 3. гл 26. ОПЯТЬ РАСКАПЫВАЕМ ЛОВУШКИ.



Кн. 3. гл 26. ОПЯТЬ РАСКАПЫВАЕМ ЛОВУШКИ.

ОПЯТЬ РАСКАПЫВАЕМ ЛОВУШКИ.

Серый день встретил меня своей лёгкой прохладой. Повсеместно невзрачное, тёмное небо. Те облака, которые каждый погожий день стояли где то над океаном у самого горизонта, теперь смогли добраться и до суши, где сейчас двигались мы по каменным прожилкам обрывистого берега на галечный пляж. Ветер с океана наконец то позволил им это сделать, оторваться от своей родины и они, эти тучи обрадовавшись и набравшись сил, смелости и своего могущества, заволокли собой весь голубой небосклон этой дикой планеты.

Дождя ещё не было, но всё это серое состояние, предвещало его скорое начало.

Я первый спустился на пляж, сразу сделал утешительный для себя вывод: бушующий океан не добрался в этот раз своими пенными водами под самую нашу скалу с пещерами и не испортил нам спуск на пляж. Исходя из этого я понял, что увижу разрушения на наших рыбных ловушках не столь катастрофические, как год назад.

Мне это предало уверенности.

Мы молча двигались по галечному пляжу. Вперемешку с круглыми камнями повсюду валялись морские водоросли, истончающие неприятный запах солёной воды и йода...

Вот и мыс, чтоб обогнуть который, нам пришлось забраться на небольшую новообразованную каменистую дюну.

Этот раз волны океана добрались до наших ловушек с другой стороны и эта дюна, сдерживая нападки бурной воды, тормозила здесь её силу и собирала в свой длинный и мощный барьер всю принесённую сюда гальку. Камня было много, но где то раза в два меньше чем год назад. С той стороны берега, куда мы сваливали все кости, был узкий пляж с небольшим количеством мелкого камня и многочисленными костями животных. Теперь же здесь, на наших ловушках среди груды этих камней торчали эти небольшие, принесённые сюда сильной водой кости. Большие три глыбы, защищающие ловушки от повседневных волн океана, были опять засыпаны галькой. Возле камня на котором лежал плащ для выпаривания соли была небольшая открытая часть ловушек со стоячей водой, засыпанная морскими водорослями различного вида и цвета.

Я смотрел на засыпанные ловушки, а все четверо мужчин смотрели на меня, анализируя по моему лицу мою реакцию на увиденные разрушения.

Ну что я вам могу сказать- сказал я, отрывая свой взгляд с огромной горы камней и переключая его на молча стоящих рядом со мной мужчин- прошлый раз гора была в два раза больше и нас с Ником было всего лишь двое и мы это с ним разгребли. Долго, но разгребли. Теперь задача, стоящая перед нами проще- нас много, а камней меньше.

Сандро почесал затылок, Ливан и Стоун стояли и визуально оценивали огромный объём работ. Надим сел на корточки и взяв круглый камень в руку, молча его рассматривал.

Мужчины, у нас нет другого выхода- подвёл я итог, -мы справимся с этим. Каждый день после кормления животных будем приходить сюда и раскидывать эту гору.

Животные покормлены?- спросил я и посмотрел на Стоуна.

Да Лёсинхо, мы накормили и напоили их - ответил он.

Ну что же, тогда за работу- сказал я и ни на кого не глядя, разделся по пояс и наклонившись стал раскидывать мелкую гальку, раскидывая её в разные стороны. Мужчины молча последовали моему примеру...

Я был доволен, работников было много, не жарко и гора камней в сравнении с прошлым штормом не большая.

«Справимся быстро» - подумал я.

Ближе ко второй половине дня на мою голую спину стали падать первые капли дождя.

Я бросил свою работу и забравшись на камень, аккуратно свернул в рулон просоленный плащ, чтоб отнести его на верх, где моя Миса вытрусит из него последние крупинки соли на ближайшие непогожие дни.

Работали молча. Мы все встали в ряд и раскидывали камни в разные стороны, подальше от ловушек. Я со Стоуном кидал гальку в сторону побережья с грудой голых костей, а Ливан и Надим в ту сторону от куда мы все сюда пришли...

...Последующие наши дни имели скучное однообразие. Серость погоды, мелкий дождь, кормление животных и работа тут, по расчистке наших ловушек.

Постепенно, на верху водяные поляны наполнялись водой, скрыв под ней, расположенные по краям водяных ям свои причудливые, светлые известковые сосульки и наросты.

Проснулась мутная речка в овраге, и в один из вечеров, когда мы все вернулись с берега, я увидел, что опять зажурчала вода в нашем источнике.

Сразу отпала необходимость таскать питьевую воду сверху. Наши запасы воды постепенно стали заполнять все глиняные ёмкости, которые у нас обычно были под это заняты.

О запасах рыбы так сказать было нельзя. Рыбу из за нежности её мяса, мы съели первую и теперь постепенно редели наши запасы мяса.

Горка белой, горько- солёной соли в небольшом глиняной миске, тоже стала медленно уменьшаться.

Работая тут внизу мы с мужчинами обсуждали различные темы нашего здесь прибывания. Каждый делился тем, о чём он хотел с нами говорить.

Так, тут внизу, а не за ужином я и узнал, что хотел нам сообщить Сандро. Его Отли была беременна.

Хоть я эту новость узнал и раньше других, я всё равно радовался за него на ровне со всеми. Мы все были очень рады за него, и с радостью его поздравляли и поддерживали.

Естественно такое известие придало нам сил, уверенности и радости в нашей неблагодарной работе. Мы раскидывали морскую гальку в разные стороны и болтали между собой о разной чепухе.

Отли же, эту важную и радостную новость сообщила женщинам сама. Узнав об этом, хотя женщины уже и сами догадались, они стали оберегать Отли от тяжёлой рутины ежедневных женских, хозяйских дел.

В большинстве своём молчал только Надим. Как то постепенно он стал тут, внизу появляться всё позже и позже, объясняя это помощью Люси или какой нибудь её головной болью, при которой ему необходимо было обязательно присутствовать рядом с ней.

В один из дней, я к концу светового дня, оставив мужчин внизу и видя небольшие просветы в облачном небе, решил проверить наш календарь.

Идя на верх, я зашёл в нашу пещеру. Здесь все наши женщины готовили ужин. Тут было суетливо, жарко от костра и шумно. Отли сидела на камне за каменным столом и что то на нём нарезала пластиковым ножом.

Миса, увидев меня улыбнулась, я подошёл к ней и поцеловал её.

Ты чего так рано?- спросила она и нежно поглядела на меня.

Хочу сходить глянуть на календарь- ответил я.

Сходи с ним Миса, мы тут без тебя справимся- сказала Етта и улыбнулась нам.

У Мисы в глазах вспыхнули искорки радости и вытерев об себя свои влажные руки она с огромным удовольствием, со мной отправилась на верх.

Я на скальное плато поднялся первым и вытащив Мису на верх за руку, сразу крепко её обнял и поцеловал. Она не сопротивлялась, она теперь в моих объятьях отдыхала от подъёма сюда и её молодое сердечко трепетало под одеждой, постепенно восстанавливая свой обычный и спокойный ритм.

Я оглядел пустынные окрестности, уже несколько дней наши парящие поляны не ловили не каких животных. Повсюду была влага и везде стала появляться многочисленная сочная и молодая поросль, служащая кормом диким тварям, обитающим на этой планете и им теперь причин приходить сюда не осталось.

Я взял свою девочку за руку и мы молча отправились в сторону нашего календаря. По привычке, я подошёл к краю скалы, крикнул и помахал сгорбленным над кучей белеющего обтёсанного камня, трудящимся внизу мужчинам. Они выпрямив свои натруженные спины помахали нам своими посветлевшими от извести руками.

Работа шла споро и сверху было хорошо видно очертания уже первых двух ловушек, которые были расположены ближе всего к берегу. На половину была раскопана и ловушка возле камня, на котором всегда лежал посветлевший, от впитавшейся в него соли плащ. Мужчины, закатив свои штаны, стоя босыми ногами , почти по свои колени в спокойной воде, очищали наши ловушки от камня.

Пойдём малыш- сказал я, довольный увиденными хорошими результатами нашего труда.

Миса молча снова дала мне свою маленькую ручку и мы отправились вдоль обрывистого берега строго на запад.

«Давно я так не ходил со своей девочкой»- подумал я и моя душа наполнялась тёплым и таким приятным счастьем...

Моя любимая Миса шла рядом и молчала...

Мои глаза от этого состояния наполнились дополнительной сыростью, обозначающей вершину моего тихого и при этом такого сладостного блаженства...

Обрывки мощных тёмных туч в большинстве своём скрывали от нас дневное светило. Оно сквозь их просветы кидала вовсе стороны свои яркие лучи, обдавая золотом и багрянцем округлые края огромных облаков, обращённые к нему. Вид был очень красивым.

Мы шли с Мисой и не глядя себе под ноги, разглядывая красоту этой планеты, ставшей для нас теперь такой родной, хоть и смертельно опасной ...

Мы дошли до двух глыб, я сел на сырой наблюдательный камень, а свою Мису оставил рядом. Она облокотила свои локотки на глыбу, а свои ладоши подставила под щёчки. Она молча смотрела на меня, что она сейчас думала или чувствовала, я не знал...

Я периодически жмурясь, отрывал свой взгляд от горизонта и смотрел на своё счастье, которое стояло совсем рядом...

«Наверное я всё таки сумасшедший»- подумал я и продолжил свою мысль- «мне наплевать на это. Я люблю её, люблю каждую её складочку, волосинку и родинку. Это мой самый любимый человечек и благодаря ей, я счастливый человек на этой дикой и ужасной планете, от одного только произношения её имени я таю, и моё сердце начинает биться совсем по другому...»

Светило подобралось к горизонту, громадные серые тучи медленно ползли влево. Перед заходом звезды, они мне показали, слегка разойдясь в стороны её багряный полукруг, севший за горизонт.

«Да, звезда села в седьмую ячейку. Опять календарь Ника сработал безупречно»- подумал я.

Я слез с камня и сказал моей, всё это время молчащей женщине- пойдём малыш, нужно передвинуть камень, мы с тобой, в этом аду прожили ещё пятнадцать дней.

Миса молча посмотрела мне в глаза и протянула мне свою ручку.

Мы медленно, ни куда не спеша, отправились к обрыву, к календарю.

Передвинув камень «сегодняшнего дня», я глянул на новую опасность, на алый камень лежащий в девятой ячейке. Дней через тридцать начнутся опасные, метеоритные дожди.

Что Лёсинхо?- тихо спросила меня Миса, увидев мою тревогу.

Нет малыш, всё хорошо. Пойдём ужинать- тихо ответил я, отрывая свой взгляд от календаря.

В наступивших сумерках, под слабый дождик и тишину, мы медленно отправились обратно. Несмотря на серость вечера и непогоду, мне было тепло и хорошо... Моя душа летала от моего маленького и не кому не понятного счастья...




Голосование:
За - 0 Против - 0
Авторизуйтесь для голосования
Комментарии к работе
Нет комментариев
В Мы ВКонтакте
f Мы в Facebook
Сталкер Зона Творчества

Закрыть окно