Искусство и творчество, воображение и вдохновение – социальная сеть для творческих людей Сталкер. Зона Творчества
СОЦИАЛЬНАЯ СЕТЬ ДЛЯ ТВОРЧЕСКИХ ЛЮДЕЙ
 

Кн. 3. гл 23. РАЗГОВОР С ЛИВАНОМ.



Кн. 3. гл 23. РАЗГОВОР С ЛИВАНОМ.

РАЗГОВОР С ЛИВАНОМ.

Ливан уже через мгновение появился с кучей хороших веток для нашего костра. Я содрал сухой, висящий мох с нижних веток деревьев и быстро наломав мелкого хвороста, разжёг яркий костёр.

При виде огня появилась небольшая уверенность в своей безопасности и мало мальский уют.

Уже при свете костра, я выбрал ровную площадку чуть выше от костра по сухому руслу бывшего ручья и воткнув в бока промоины длинные и тонкие стволы, расстелил на них плащ. Ещё два пока не расстилая, бросил на тёплый грунт, а последним плащом Ливана решил, что нам нужно будет укрыться.

Ливан подкидывал в костёр хворост, а я стал разделывать свой сегодняшний улов- крупную рыбу...

Тут чтоб построить плавильную печь много ума не надо. У нас Стоун хорошо кладёт стены- вдруг, сам по себе начал говорить Ливан, пока я возился с рыбой.

Тут на планете сильная гравитация, а значит трубы на таких печах могут быть короче чем когда то были на Югрос. Гравитация распространяется на все физические объекты и даже на холодный и тёплый воздух- сказал он и не надолго замолчал.

...А трубы будут нужны обязательно, так как у нас нет нагнетателей воздуха, для повышения температуры при этом, от быстрого горения угля -продолжал рассуждать мой друг.

Честно говоря, я в этих словах мужчины многого не понимал, но я молчал, давая возможность ему порассуждать и возможно получить от этого некоторое удовольствие...

Эх, была бы эта планета не дикой, а обжитой и имела бы она хорошие наземные дороги, то тут замечательно ездили бы электро гравитационные средства передвижения. При такой гравитации они были бы гораздо меньшего размера чем на Югрос и противовесный движущийся антигруз был бы минимальным и высоко эффективным...- сам себе рассуждал мужчина.

Но потом он замолчал, видно вернулся обратно из своих научных дискуссий и рассуждений на эту дикую, засыпающую планету.

Ну так что, реально нам здесь заиметь металлические орудия?- спросил я, стараясь опять его ввести в свои размышления.

Не знаю?- ответил Ливан- качество у них будет не высокое, вернее сказать металл из которого они будут сделаны будет без легирующих добавок и к тому же он будет низкотемпературной плавки...

...Наш костёр полный жарких углей, быстро освобождался от хвороста, голодно поглощая его в своём жарком чреве.

Вскоре я положил рыбу на горячие угли и сказал- единственно плохо, что мы не взяли с собой соли. Не знаю как мы это будем есть- я чуть помолчал и добавил- вообще то, у меня тут был такой период сложный, который называется- голод, что мы всё с моим другом Улвасом неплохо ели и без соли.

У нас тоже в этих краях был такой период- с грустью согласился Ливан.

Рыба приятно зашипела, за нашими спинами находился полный мрак и безмолвие. Тёмный лес полностью затих.

Где то справа от меня серел горизонт, так предупреждала о своём скором выходе Луна.

Костёр приятно согревал наши тела, натруженные за целый день длинным переходом.

Я уже несколько раз глядя вот так на костёр, Луну и непроглядную темноту вокруг нас, вспоминал добрым словом своего лучшего друга Улваса.

Ливан сгорбившись сидел напротив меня и о чём то думая, смотрел в жаркие угли костра. Слабый свет тлеющих углей слегка освещал его лицо и делал его красноватым.

Я перекатил рыбу в костре на другой бок и под ней на горячих углях костра остался тёмный след. Наш ужин приятно шипел...

Вот же люди- вдруг ни с того ни с сего сказал Ливан.

Я посмотрел на него вопросительно, насколько позволяли сумерки.

Ливан, увидев, что я на него смотрю продолжил- в пещере полно еды, а они у нас птицу воровали- не унимался мужчина. Мягкого мяса им захотелось. Я даже не знаю за что сюда эту парочку сослали- закончил возмущаться Ливан.

Ливан- обратился я чуть позже к мужчине, когда он успокоился- а за что тебя сюда сослали?

Ливан не смотря на меня и ни как не реагируя на вопрос, ответил- за то, что законы на нашей планете несовершенные, вот и сослали.

Странный ответ- подумал я, а вслух спросил это как? Разве так бывает?

Бывает — ответил он-почти каждый второй случай такой.

Рожу я набил одному уроду. Он плохо упал и ударившись головой, получил сильные увечья.

Я в его ответе не видел ему оправдания и задавать другие вопросы уже не захотел зная, что он не считает себя виноватым в такой обычной и банальной истории, как и многие другие заключённые...

Сейчас я тебе докажу- вдруг продолжил мужчина.

Я поймал одного гада в постели с моей женой, правда и жена моя гадина, но речь не об этом.

Представь если бы был закон, карающий измену. Я бы написал заявление в комиссию по нравам и к моей жене и к этому мужику применили бы какое то наказание. Но ведь такого закона нет!- воскликнул мужчина. И толку, если бы я написал такое заявление, с меня бы просто все посмеялись... нет такой статьи в законах, а значит и нет нарушения...

А знаешь почему такой закон не принимают наши власти?- спросил он у меня.

Не знаю Ливан- тихо ответил я.

Да потому, что кто эти законы бы принимал, то сам бы оказался под его гнётом. У нас у каждого члена правительства по молодой и здоровой любовнице, а у некоторых и по две. Вот они и не принимают такой закон. Они ведь не дураки придумывать что то против себя.

Пока не совершенны законы половина невиновных людей будет сидеть в тюрьмах- повторил мужчина.

Вот и получилось, что спать с моей женой этому гаду можно, а мне наказывать его за это, бить ему морду- нельзя! На это есть закон, на это есть статья и это уголовное наказание...

Тут я оказался по своей прихоти. В этом есть кое что и хорошее- я не вижу лицо своей бывшей жены и здесь я нашёл славную женщину Рину- продолжал говорить Ливан- всегда во всём нужно находить хорошее, иначе можно просто двинуться мозгами от своего нынешнего горького положения.

Я достал рыбу из костра и положив её на камень, стал с Ливаном дожидаться, когда она остынет.

Я тебе завидую Ливан- сказал я.

Это почему?- спросил мужчина, выходя их своих раздумий.

У меня была аналогичная ситуация и я просто выгнал своего друга, её мужика, из своего дома и всё. Может, если бы я набил им тогда морды, я бы уже давно их простил. А так, я не выпустил пар и до сих пор злюсь на них...- я замолчал.

Я тебе завидую Лёсинхо- сказал Ливан.

Почему?- спросил я.

Потому что ты не набил морду ни жене, ни ему, а спокойно выгнал его из своего дома, держа свои эмоции в руках. И ты вполне мог бы сейчас жить на Югрос, а не так как я, после этого был сослан сюда.

Ладно давай есть Ливан- сказал я и почти в полной темноте, на ощупь отрывал хорошо испечённое, мягкое мясо крупной и наверное вкусной рыбы.

Вкусно- чуть погодя сказал Ливан причмокивая губами.

Чуть илом отдаёт — сказал я- не взяли с собой специй, а то было бы вкуснее.

И так нормально- возразил мужчина.

Мне детей своих жалко они нас потеряли, и мы их- продолжил я грустную тему.

Мои уже взрослые- проговорил Ливан жуя рыбу -тоже жаль, но твоё положение немного лучше моего- сказал он и глянул на меня.

Это почему?- спросил я, бросил есть рыбу и посмотрел на него.

Потому, что у тебя есть способ немного вылечить свою боль здесь- сказал Ливан и посмотрел с улыбкой на меня.

И какой это способ?- спросил я недоверчиво.

Рожайте себе детей здесь. Я же вижу как вы любите друг друга. Что вы тяните?- сказал Ливан- она ведь у тебя молодая и здоровая женщина.

Я не ожидал от него такого предложения и опустив свои глаза и задумался...

...Дальше мы доедали вкусную и тёплую рыбу молча. Глубокая тишина вокруг нас позволяла слышать лёгкие всплески воды в озере от играющей в ней рыбе. Сквозь тёмные и притихшие деревья к нам заглядывала Луна, освещая всё своим серебряным светом.

Постепенно, мы рыбу съели полностью. Конечно она намного была вкусней мяса змеи и висящих у нас в пещере кусков мяса, последнего монстра...

Когда мы закончили ужинать, по лесу от озера до нас стал добираться слабый, прохладный ветерок.

Давай укладываться спать — предложил я Ливану.

Тот молча кивнул и встав с камня отправился в темноте искать наш шалаш.

Я же, в наш костёр бросил побольше мелкого хвороста и дождался от него яркого огня. Накидав в костёр ещё толстых брёвен, я отправился к стоящему у шалаша Ливану.

Давай укладываться- сказал я и постелив два плаща, показал место Ливану и сам лёг первым. Ливан достав из своей сумки свой плащ, укрыл нас обоих. Под головами у нас были наши не очень мягкие, пахнущие мясом сумки.

Плотный ужин и не холодная ночь позволили нам быстро согреться под плащами.

Лес терялся сразу за нашим ярким костром и был виден только у наших ног, и за моей головой. Из за расстеленного на жердях, над нашими лежащими телами плаща, многочисленных звёзд видно не было. Слегка, от ветра начали шуметь макушки сонных деревьев, плащ, служивший нам крышей иногда тихо приподнимался.

Всё равно нам было тепло. Я опять вспомнил Улваса и свои мысли, когда я радовался ещё одному прожитому дню на этой дикой планете.

«Как я сильно изменился за этот год. Ко многому приспособился и многому научился»- подумал я.

Ливан,- тихо позвал мужчину.

Что?- спросил он.

Ты же понял, что завтра вечером скажет Сандро?- спросил я.

Немного помолчав, Ливан сказал- а, вот ты о чём. Да понял, лишь бы ребёнок был здоровым.

Будет здоровым- сразу сказал я.

Не знаю Лёсинхо, я не уверен- возразил он мне.

Это почему? Потому что вы голодали и терпели бедствия пока двигались к нам?- спросил я не понимая. Планета ведь чистая и не отравленная и Отли с Сандро молодые и здоровые...

Дело совсем в другом- возразил мне мужчина.

А в чём?- не унимался я, не понимая, что может быть в её родах здесь и рождённом ребёнке не так. Тем более теперь, когда эта тема стала актуальной, хоть пока ещё не очень сильно и для меня с Мисой.

Ты смотрел ночью на небо?- спросил он меня.

Конечно- ответил я.

Видел, что звёзды разных цветов?- спросил меня он.

Да. Белые молодые звёзды, жёлтые взрослые, а красные старые- тихо сказал я.

Это верно- ответил Ливан, -но ещё есть звёзды по мимо белых, голубые, фиолетовые, зелёные... А лишь потому, что в каждой звезде есть разное содержание химических элементов, дополняющих её основное содержание. И горят там эти добавки в ядерной топке, давая звезде другие цвета. Каждый цвет это волна определённой длины. Каждая волна это излучение.

Так вот, подвожу итог- тихо сказал Ливан-каждая звезда имеет своё излучение и нам совсем не известно как повлияет излучение этой звезды на развитие ребёнка Отли и Сандро.

Мы ведь рождены на Югрос от нашей звезды, но не как не от этой, неизвестной нам и возможно ещё и вредной для нас своим излучением- Ливан замолчал, он меня расстроил. Он был химиком и конечно знал в этом гораздо больше, чем я...

Вот человек- подумал я- то говорит рожать нам, а теперь не гарантирует рождение здорового ребёнка у Отли...

Я лежал долго под тёплым и грубым плащом, ища себе прочные доводы, что у Отли с Сандро всё будет хорошо... Мне очень хотелось, чтоб у них всё было хорошо...

Если у них всё получиться, может тогда и моя любимая Миса меня порадует- подумал я засыпая.

Ливан молчал и я не знаю спал он уже или нет.

Уже теряя связь с реальностью, я где то очень далеко от нас, где то за нашими головами на вершине этого бугра от которого шла сюда эта глубокая канава, услышал дикий рёв какого то животного или монстра.

Сон вылетел из меня и я насторожился в надежде услышать повторный рёв и мне не хотелось, чтоб он раздался следующий раз ближе к нам.

Я стал тише дышать и возможно это услышал Ливан.

Во- во! Так тоже было когда и мы тут ночевали. Где то далеко что то ревело- проговорил он и по его интонации я понял, что он совсем не переживает об услышанном рёве.

Я положился на его слова и на его спокойное поведение, уже бывавшего в этом лесу, лежащего рядом со мной мужчины.

У нас костёр и думаю что ни какая тварь к нам не подойдёт- сказал я, стараясь тоже в своём голосе и интонации соблюсти полное спокойствие.

Так и будет- тихо ответил Ливан и больше сегодня я от него ничего не услышал.

Я постепенно успокаивался, но отдалённый рёв периодически повторялся....

«Как там моя Миса?»- вдруг подумал я и в душе что то съёжилось, - «наверное уже спит моя девочка в тёплой и надёжной пещере, пахнущей жаренным мясом и дымом»...

Ко мне постепенно подбирался сон...

Я вскоре заснул и совсем не видел как прогорающий костёр, раскрашивающий ближние к себе деревья медленно гас и постепенно, со всех освещённых им предметов, багровую свою окраску забирал ближе к себе, к своему сердцу и к своему сильному жару, давая возможность Луне обменивать этот цвет на свой -серый или серебряный...




Голосование:
За - 0 Против - 0
Авторизуйтесь для голосования
Комментарии к работе
Нет комментариев
В Мы ВКонтакте
f Мы в Facebook
Сталкер Зона Творчества

Закрыть окно