Искусство и творчество, воображение и вдохновение – социальная сеть для творческих людей Сталкер. Зона Творчества
СОЦИАЛЬНАЯ СЕТЬ ДЛЯ ТВОРЧЕСКИХ ЛЮДЕЙ
 

Кн. 3. гл 17. ВОЗВРАЩАЕМСЯ К ОБЫЧНЫМ ДЕЛАМ.



Кн. 3. гл 17. ВОЗВРАЩАЕМСЯ К ОБЫЧНЫМ ДЕЛАМ.

ВОЗВРАЩАЕМСЯ К ОБЫЧНЫМ ДЕЛАМ.

Я вошёл в свою пещеру, тут горела всего лишь одна лампа. Сонная, пещерная тишина, пахла мясом и дымом. В слабой темноте, под плащами виднелась лежащая фигурка моей спящей Мисы.

Глядя на неё, я счастливо улыбаясь, подумал- «под этими плащами находится то, что я люблю больше всего на свете!»

Я оторвал свой взгляд, умылся в источнике и раздевшись, осторожно, чтоб не разбудить свою любовь, забрался к ней под тёплые плащи. Миса лежала и спала на своём левом боку и я не выдержав, поцеловал её очаровательную шейку, чуть ниже её маленького ушка. Миса слегка изменила свою дыхание но не проснулась.

Я с удовольствием вытянул свои конечности и тяжёлый сон тут же начал меня забирать в свои сладкие владения. Я быстро засыпал...

...Чуть позже, сквозь сон, я почувствовал поцелуй своей женщины и не имея возможности открыть от усталости свои глаза, я провёл своей рукой по её пустой, но ещё тёплой постели. Я понял, что Миса проснулась и уже встала. Я опять провалился в свои приятные сноведения...

...Чей то тихий шорох... Я просыпаюсь и медленно открываю свои глаза. Миса ходит по пещере и делает в ней какие то хозяйские дела. Костёр пока не горит. Из выхода пещеры ещё льётся дневной свет, продолжающегося дня.

Привет малыш- тихо сказал я.

Привет- улыбнулась она мне.

Иди ко мне-сказал я и откинул в сторону плащ.

Миса вытерла свои мокрые руки и подошла ко мне. Я привстал и обняв её, положил рядом с собой. Я соскучился за своей женщиной, и с огромным удовольствием стал обнимать, прижимать её к себе и проникать своими руками под её грубую рубаху. Мои пальцы уже ощущали её тёплое, молодое и упругое тело. Миса лежала и не сопротивлялась. Наслаждаясь своими касаниями, постепенно моё дыхание становилось глубоким...

Лёсинхо, потерпи до вечера- тихо, почти в самое моё ухо вдруг сказала мне Миса- я люблю тебя.

Она поцеловала меня и встав с плащей стала с улыбкой довольного и счастливого человека поправлять свою одежду.

Я с улыбкой на лице лежал на плащах на спине и считал себя тоже самым счастливым человеком на свете. Мне было хорошо и спокойно. Теперь я с нетерпением ждал ночи, когда смогу обнять свою любовь и полностью насладится её телом.

Миса разожгла костёр, готовясь к приготовлению мяса на ужин. Пещера наполнилась уютом, в костре приятно потрескивали дрова. Сизый дым поднимался под потолок, гораздо выше наших голов. Собираясь там, он густел, коптил ещё больше прокопченный тёмный свод пещеры и осторожно выходил сквозь дымовые отверстия и через выход из пещеры, при помощи имеющегося небольшого сквозняка.

В пещеру скоро должны были придти женщины Мисе в помощь. Я встал и собрав плащи, умылся и слегка перекусил несколькими кусочками свежего мяса, которые Миса заботливо уже развесила на нашей ёлке, наводя тут полный порядок. С висящего жаренного мяса капал на пол пещеры его прозрачный жир.

Лёсинхо- тревожно позвала меня Миса.

Да малыш, что случилось?- спросил я.

Миса выглядела растерянно- пока ты спал, я ходила к своим птицам и не обнаружила там своего любимого, ручного петушка.

Я сразу успокоился из за ничтожности проблемы моей Мисы.

Да там он, куда он денется- попытался успокоить её я.

Нет его там- возразила она мне- другие есть, а его нет.

Забился куда нибудь в угол и сидит там и по моему они там все одинаковые — сказал я.

А вот и не одинаковые- слегка по детски раздражаясь и обижаясь на меня, возразила мне моя Миса- у него гребешок был особенный.

Я лишь покачал своей головой, у меня было куча своих дел и проблем.

«Нужно идти и будить мужчин»- подумал я и поцеловав свою встревоженную женщину, вышел из пещеры в тёплый и светлый день.

Я не вник в её, казалось такую пустяковую проблему и позже сильно пожалел об этом...

Как часто в нашей жизни появляются разные мелочи, правильней сказать, вся наша жизнь состоит из мелочей, которые цепочкой движутся одна за одной. Но некоторые звенья этой цепи особенные, их наверное лучше назвать «знаками Жизни», поняв значение которых, мы можем предотвратить неприятное событие, поменяв движение или направление своей жизненной дороги...

Я подошёл к общей пещере и глянул на новые пещеры мужчин. Каждое отделение огромной пещеры уже разделялось ровной каменной стеной, выложенной Стоуном но пока лишь всего только на половину. Повседневные хлопоты и это чудовище, лежащее разобранным на части на берегу, слегка притормозило все их строительные работы.

Я зашёл в тёмную пещеру и тихо сказал- просыпайтесь, пора работать.

Мои глаза привыкали к сумеркам пещеры и я заметил, что лежащие на полу плащи зашевелились. Женщин в пещере не было.

Я увидев шевеление в пещере и вышел обратно на тропу. Постепенно набираясь сил и избавляясь от остатков сна, я увидел на тропе женщин, спускающихся с верху. Их головы были мокрыми и обмотанными полотенцами. Я понял, что они не тратя времени даром ходили на верх купаться к парящим полянам.

Привет -сказал я им улыбаясь.

Привет -ответили они мне почти все вместе.

Не останавливаясь в пещеру зашли Отли , Люси и Рина.

Етта остановилась рядом со мной и сказала- сейчас я с Риной буду готовить ужин, а твою Мису с Отли на верх отправлю купаться. Отли там её постережёт- Етта мне многозначительно улыбнулась.

Очень хорошо, что вы тут освоились. Надеюсь, что вы во всём соблюдаете осторожность- сказал я.

Конечно мы осторожны- сказала Етта, продолжая мне улыбаться.

Постепенно из пещеры стали выходить заспанные мужчины. Етта дождавшись выхода Стоуна обняла его и попыталась поцеловать его в губы. Но Стоун отвернул голову и Етте достался лишь только его слегка не бритая щека.

Мои же мысли уже были в нашей пещере, «после ужина сегодня перед сном...»

«Мне обещала моя Миса...» «Хоть бы не умереть от нетерпения»- подумал я, улыбаясь от удовольствия, в обволакивающем меня приятном томлении.

Мужчины спускаясь вниз, постепенно просыпались. По положению светила, я понял, что день только перевалил на вторую половину. Светило достаточно сильно грело, и лёгкий ветерок с парящих полян на берег приносил и опускал настоящий зной.

Подойдя к громадной куче отходов от животного, сначала по моей команде всё ещё раз пересортировали. Разгоняя полчища летающих насекомых, разложив часть тела животного на то, что необходимо выбросить, а что отнести нашим всеядным животным.

То, что нужно было скормить нашим животным, мы пока оставили здесь, это некоторые органы животного и достаточно мясные кости. Всё же остальное, это огромные лоскуты кожи, голые кости и вонючую требуху, я решил отнести в ядовитые, жёлтые пещеры.

Показывая на громадную кучу костей, я сказал- это отнесём всё в ядовитые пещеры.

Мужчины не задавая вопросов, посмотрели на меня.

Я продолжил- лежащие в пещерах кости, не дадут возможности не одному в будущем из прилетевших на эту планету человеку, в ней заночевать и в последствии в ней отравиться.

Когда при другом варианте, забредший в пещеру хищник и поедающий там эти кости и мясо может там надышатся и отравившись, окажется на нашем обеденном столе. Может получиться использовать эти пещеры как ловушки, хотя бы на короткий срок, пока не истлеет мясо и пока на планете будет эта засуха- я закончил.

Мужчины молчали, мне ни кто не возражал, все были со мной согласны, к тому же они постепенно приходили в себя от короткого дневного сна.

Каждый из нас взял по подъёмной части животного и шурша гравием, по берегу мы отправились в сторону оврага к ядовитым пещерам. Я волочил громадную берцовую кость, такую же взял и Стоун. Ливан и Сандро тащили волоком по гальке большой кусок грубой шкуры животного с остатками жира на ней, а Надим нёс на плече его переднюю ногу.

Двигались молча, экономя силы и часто останавливаясь на отдых. Таким образом, осторожно и медленно, мы пройдя по грязной гальке, выпачканной илом от пересохшей речки оврага, поднялись ко входу к желтоватым пещерам.

Тут стояла сильная жара. Каменистый склон прогрелся лучами светила полностью, так как был повёрнут к светилу развёрнутой в его сторону наклонной плоскостью. Бросив свою ношу на покрытую сухим серым лишайником каменистую поверхность, мы отдыхали и восстанавливали своё дыхание.

Хорошо отдышавшись, я набрав в лёгкие воздух и пока только сам отправился во внутрь ядовитой пещеры, оставив стоять всех мужчин снаружи.

В ней сейчас было достаточно светло, так как звезда освещала половину жёлтого и пыльного пола этой пещеры.

Сразу после входа в пещеру, я увидел, что тут ещё на жёлтой пыли сохранились следы наших с Улвасом ботинок и следы волочения наших сумок и еле живых, и позже отравленных газом, наших тел. Теперь это всё была лишь грустная история...

Я быстро продвигался в глубь пещеры, сдерживая своё дыхание.

Вот и глухая стена пещеры с тёмными отверстиями в ней. Я посмотрел на отверстия и увидел что в пещере беззвучно работала адская машина. Из тёмных отверстий в стене пещеры, из бездонных глубин этой планеты, выходил мутный желтоватый пыльный газ, отравляя всё вокруг. Быстро, вокруг тёмных отверстий росли горки очень лёгкой жёлтой серной пыли, которые периодически набирали свою критическую массу и под своей тяжестью беззвучно осыпались с неровностей стены на жёлтый пол пещеры, чтоб дать возможность на этих выступах неровной стены расти и осыпаться последующим образующимся небольшим ядовитым горкам.

«Тут сейчас лучше не дышать и находиться здесь как можно меньше»- с испугом подумал я и развернувшись и не дыша, быстро вышел из пещеры.

Мужчины молча стояли и ждали от меня указаний.

Я глотая свежий воздух вне ядовитой пещеры, сказал- не дыша, делайте два шага в пещеру и бросайте туда эти кости.

Мы по очереди, молча и не далеко заходили в пещеру, и не дыша в ней, кидали в её глубину части животного, поднимая в пещере столбы лёгкой и невесомой жёлтой, ядовитой пыли.

Двигаясь обратно за новой порцией костей и по пути отдыхая, Сандро спросил- а как эта пещера убивает?

Постепенно и незаметно- ответил я- она из своих стен выделяет ядовитый газ.

Мы сходили в пещеру таким образом ещё четыре раза. Возвращаясь по берегу обратно к тропе, ведущей на верх в пещеру, я посмотрел на оставшуюся кучу, мяса. Завтра мы это планировали отнести на верх и накормить этими остатками от животного, наших зверей.

Я зашёл в пещеру, тут во всю кипел женский труд. Пахло жаренным мясом, тут были все женщины, кроме Люси.

Миса мне приятно улыбнулась. Я взяв моющее и чистое бельё, вышел из пещеры и остался поджидать мужчин у выхода из их пещеры.

Вскоре они все появились с такими же вещами в своих руках, как и у меня. Мы медленно побрели на верх. На территории парящих полян стояла полная тишина, только плескалась горячая вода, где то в глубине известковых, водных я. Светило на западе совсем близко подобралось к горизонту.

Моё тело чувствовало усталость и недосыпание. Мы разбрелись по полянам в поисках подходящих для нас своей температурой ям.

Найдя подходящую воду, я быстро разделся и аккуратно спустился в воду. В этой яме я уже когда то мылся. Приятное тепло обволокло моё тело. Вскоре я вылез и обдав себя моющим, и расстерев его на себе, опять спустился в воду. Я наслаждался, теплом воды и окружающей меня тишиной.

Уже собираясь выбираться из воды, я почувствовал ногами, как вода достаточно быстро стала поднимать свою температуру. Я быстро вылез на воздух и отошёл немного в сторону от своей водяной ямы. Через несколько секунд из неё пошли пузырьки воздуха и где то вдалеке в расползающейся темноте, посреди парящей поляны, громко фыркнула горячая вода, поднимая в потемневшее небо горячий фонтан воды и пара.

Я напугавшись, закричал- Вы там как? Не обварились?

Я успел вылезти- услышал я голос Ливана.

У меня всё нормально- из далека крикнул Надим.

У меня всё хорошо- послышался голос Сандро и вдруг он продолжил- ой, нет горячо..

Всё нормально?-крикнул я опять в сумерки, через некоторое время.

Да, Лёсинхо, я уже выбрался из воды- сказал Сандро.

Стоун, ты где? У тебя как?- крикнул я, тревожась за него.

У меня всё хорошо, вода тёплая- услышал я от куда то из за пара его приглушённый голос.

Боясь, последующего увеличения дальнейшей активности недр планеты я крикнул- закругляйтесь уже, пошли, пора ужинать!

Через некоторое время, чистые мужчины стали собираться возле меня. Позже собравшись, мы отправились вниз к своим женщинам на ужин.

Я зашёл в светлую пещеру и стал среди женщин своими ещё не привыкшими к свету глазами, искать свою любовь.

Она оказывается стояла за костром и давно мне уже улыбалась. Наконец то наши глаза встретились. Я подошёл к ней и слегка обняв её, попытался поцеловать. Она слегка отстранилась и тихо сказала- вечером Лёсинхо, потерпи ещё немножко.

Её тихий и ласковый голос и обещание чего то приятного после ужина околдовало меня и полностью обмотало приятной паутиной.

«Как она меня хорошо знает»- подумал я.

Поступая иногда так со мной, она пробуждает во мне к себе ещё более горячую любовь, которой и так в моём сердце никогда не видно было конца...

Красиво выскользнув от меня, она начала заниматься нашим общим ужином.

Я посмотрел на стол. Сегодня на ужин была опять печень животного. А все оставшиеся с ночи четыре куска мяса томились на костре и были уже практически готовыми.

Постепенно мы все расселись на плащи, притихли и начали кушать.

Рина изо дня в день медленно приходила в себя после перенесённого стресса. Её раны на лице, руках и ногах постепенно подсохли и прекратили кровоточить или выделять сукровицу.

Я кушал и украдкой знойно поглядывал на свою любовь.

Она знала, что я сейчас ем и схожу по ней с ума, ожидая окончания ужина. Миса иногда улыбалась, глядя куда то в пол пещеры.

Да, я ждал окончания ужина и хотел от своей любимой женщины услышать, что я «сумасшедший». Я хотел поскорей заключить её в свои объятья и вдохнуть запах её чистого и нежного, молодого тела...

Напротив меня сидела Етта, она мне улыбалась.

«Неужели эта пожилая женщина видит сейчас на моём лице моё любовное сумасшествие?»- подумал я.

«Ладно, теперь мне наплевать на это мнение окружающих меня людей»- подумал я.

«Мне хватит того, что о хорошем мнении о себе, я заботился там на Югрос и ни чего хорошего из этого не вышло...»

Я люблю свою Мису и никак и не в чём не хочу себя сдерживать...

Я ел ужин, не чувствуя его вкуса и никого не слыша вокруг себя...

Постепенно, после ужина, наведя в нашей общей пещере относительный порядок, мужчины и женщины покидали её.

Я снял готовое мясо и положил в костёр толстое бревно. Огонь медленно своими яркими языками, пробовал бревно на вкус, осторожно облизывая его со всех сторон.

Я жадно смотрел за движениями своей Мисы и с нетерпением ожидал когда нашу с ней пещеру покинут все.

Отли вышла с Сандро из пещеры последним, пожелав нам сладкого сна.

Моя любовь умылась и подошла ко мне. Я обнял её, ощущая своими пальцами её приятную, гибкую фигурку. Она отпрянула от меня, задула две лампы и подойдя ко мне обратно, стала расстёгивать мою одежду. Наши руки пересеклись, я своими, слегка дрожащими пальцами стал расстёгивать и освобождать её фигурку, её прекрасное молодое тело от грубой, тюремной одежды...

В пещере тишина, только журчит вода, потрескивает в костре горящее бревно и всё отчётливей слышно наше с Мисой глубокое дыхание...




Голосование:
За - 1 Против - 0
Авторизуйтесь для голосования
Комментарии к работе
Нет комментариев
В Мы ВКонтакте
f Мы в Facebook
Сталкер Зона Творчества

Закрыть окно