Искусство и творчество, воображение и вдохновение – социальная сеть для творческих людей Сталкер. Зона Творчества
СОЦИАЛЬНАЯ СЕТЬ ДЛЯ ТВОРЧЕСКИХ ЛЮДЕЙ
 

Кн. 3. гл 16. НОЧНАЯ РАБОТА.



Кн. 3. гл 16. НОЧНАЯ РАБОТА.

НОЧНАЯ РАБОТА.

...Я проснулся первый. Снаружи был уже яркий день, он давно вступил в свои права, отобрав у ночи, и осветив всю свою территорию.

Моя молодая Миса ещё спала. Я осторожно выбрался из под плащей и встал. Моё тело ещё слегка ныло после моей вчерашней, полной страха и ужаса, длинной, жизненно важной пробежки. Тихо разминая свои мышцы, я снял с потухшего костра две пропечённые ноги животного и отнеся их в кладовку, положил на два, близко расположенных друг к другу, забитых в стену деревянных кола.

Наша кладовка имела средний запас мяса, но меня это не пугало. Внизу, на побережье лежало несколько сот килограммов чистого мяса.

Я вышел из пещеры и жмурясь от яркости дня, заглянул вниз. Бездыханный монстр валялся внизу. Рядом с ним не было ни каких хищников. Только несколько чёрных, рычащих птиц сидело на этой неподвижной горе плоти и лениво переговариваясь между собой, передвигались по ней в разные стороны небольшими перебежками.

День опять был ясным, тёплым и безветренным, но океан слегка волновался. Где то далеко, ветер колыхал его воды и океан приносил сюда эту большую и шумную волну- признак своего недовольства. Кое где по берегу валялись ряды неправильной формы, выброшенной за эту ночь бурой, водяной растительности...

Я оглядев территорию, увиденным остался довольный, вернувшись обратно в пещеру и стал тихо умываться. Зашевелилась моя Миса, лёжа подтягиваясь на плащах, она мне улыбнулась.

Привет- сказал я.

Приветик- ответила она мне лёжа на своей спине, постепенно просыпаясь.

Я подойдя к ней, встал на колени и наклонившись над ней, стал целовать своё сонное создание. Миса, зная чем могут кончится мои ласки, быстро меня поцеловала и своими действиями показала, что хочет встать.

Я отпустил свою девочку, при этом совсем от этого не расстроился. Она начала медленно подниматься.

Я собрал и повесил ещё тёплые плащи, которые ещё несколько минут назад нам служили мягкими постелями.

Миса умывалась, а я сняв небольшой кусок холодного мяса, нарезал его нам на завтрак.

Немного перекусив и запив это водой, я стал собираться на рыбалку. Миса нарезала мяса ещё и отнесла его в общую пещеру.

Она вернулась через мгновение, я уже стоял у входа с сумкой для рыбы и поджидал свою любовь.

Они там уже тоже просыпаются- сказала она.

Это хорошо- ответил я- они знают, что им нужно сейчас делать, пусть занимаются.

Ты хочешь кушать?- спросил я у Мисы.

Она посмотрела на меня и ответила- возьму пару кусочков и съем их по дороге.

Как знаешь, бери малыш, какой на тебя смотрит- сказал я, подавая ей тарелку с нарезанными кусочками мяса.

Она молча взяла в одну руку несколько кусков мяса и посмотрела на меня.

Поставив обратно на стол тарелку, мы с Мисой отправились на берег. Я знал, что мои помощники позавтракав, отправятся на верх кормить наших животных и птиц.

Картина на берегу была не из приятных. Свежий трупп животного лежал под самой нашей скалой. Множество кровяных и других брызг от падения этой твари сверху, выпачкали белую обкатанную гальку в бурые тона. За сутки кровь на камнях высохла и потемнела. Над тушей недовольно и лениво взлетели чёрные птицы, подняв мерзкий галдёж своим хриплыми голосами, а своими крыльями, полчища летающих насекомых, которые на теле огромного, погибшего животного искали влажные места в плоти, чтоб отложить туда свои бесконечные по количеству яйца, заботясь о продолжении своего неприятного, крылатого рода.

Миса проходя мимо лежащего животного, дала мне свою ручку и молча шла рядом со мной, разглядывая мёртвое животное.

В этот момент она не ела своё мясо, понять почему она так поступила, было не сложно...

Вскоре мы обогнули каменный мыс и как всегда начали рыбачить и собирать соль. Вода в ловушках медленно поднималась и опускалась. Ряд больших глыб перед ловушками, сдерживал недовольство океана, разбивая о себя в белую пену, многочисленные невысокие волны.

Через некоторое время, сверху нам свистнули мужчины, пожелав нам доброго утра и удачного дня. Миса и я поприветствовали их, помахав им руками.

Рыба сегодня была. Я быстро освободил от неё наши ловушки, подбив несколько штук. Я помог сначала Мисе пополоскать в солёной воде плащ. Затем, после того как она его расстелила на камне, спуститься с него вниз.

Поцеловав свою любовь, мы вышли из спокойной и мелкой воды, наших каменных рыбных лабиринтов. Я открыл ловушки и чуть позже мы отправились с ней обратно в пещеру.

Наш подход к тропе на верх к пещерам, опять был обозначен недовольным рычанием тёмных птиц, взлетающей над огромной тушей.

Придя в пещеру, я бросил сумку и выпив воды, разделся по пояс и стал ждать сверху возвращения мужчин, чтоб теперь всё остальное время посвятить разделке тела мёртвого животного.

Через некоторое время с нашей фермы вернулись мужчины и тоже раздевшись в своей пещере по пояс, отправились со мной вниз на добычу мяса.

На этот раз своим многочисленным присутствием мы полностью разогнали недовольных птиц. Они, поймав исходящие с берега поднимающиеся вверх потоки тёплого воздуха, почти не махая своими крыльями, недовольно голося, набрали высоту и поднявшись выше края скалы, скрылись за её каменным навесом, направившись в сторону парящих полян.

Мы смотрели молча на лежащую перед нами громадную и несуразную в своём анатомическом строении тварь.

Лапы по локоть и ноги по колено нужно отделить и выкинуть- начал я давать команды своим помощникам-в них не много мяса и оно наверняка там очень жесткое...

Мужчины стоя с пластиковыми ножами в руках, меня молча слушали и глядели оценивающе на мёртвое животное, думая с чего начать.

Голову отрежем, вытащим и отделим язык, а остальное оттащим в ловушки. Больше в ловушки ничего тащить не придётся, там и так полно приманок, иначе большим количеством гниющего мяса можно испортить всю воду и ни какая рыба туда не зайдёт- продолжил я инструктировать мужчин, -работаем быстро и аккуратно...

...После короткого инструктажа, я подошёл к голове животного и ножом распорол кожу на его горле...

Сегодня, до самых сумерок, мы возились с этим животным. Отделили голову и конечности. Вспороли брюхо и достали от туда все органы и кишки. Огромная куча ненужных частей тела валялась рядом с горой мяса. Всё это было облеплено тёмной массой мелких, назойливых, летающих насекомых. Они как всегда мешали нам работать, садясь без конца на наши голые торсы, щекоча нас своими ножками при передвижении по нашим телам. Их гул постоянно отдавался в наших ушах вместе с небольшим ветерком. Открыть рот было невозможно, бестолковые насекомые слёту залетали туда и гибли там от наших, сразу автоматически, смыкающихся челюстей. Часто приходилось отплёвываться от этой неприятной гадости, залетавшей в наши рты, открытые для удобного дыхания при таком тяжёлом труде. Мёртвая туша тут пролежала больше суток и из за этого огромное количество мелких насекомых постепенно слетелось сюда, на это мерзкое пиршество.

Стоун молодец, он был не из брезгливых, хотя порой нас посещали очень неприятные запахи из нутра этого мерзкого монстра.

Женщины нам сверху скинули пустую сумку. Мы разрезав печень животного на четыре части, попросили Надима перенести это на верх, чтоб женщины нам приготовили ужин.

Не буду описывать подробно весь наш сегодняшний труд, лицеприятных сцен в нём было мало..

К сумеркам, вымазавшись полностью в плоти этого животного, мы пошли купаться в океан. Волна уже была слабой и мы хорошо отмылись и взбодрились в прохладной и голубой воде океана. Хотя наши руки и после купания продолжали неприятно пахнуть сырым мясом. Этот запах без моющего отмыть было не возможно.

С темнотой, уставшими, мы отправились на верх к своим женщинам на ужин.

На ужин была не печень животного как мы думали, а рыба. Печень женщины решили за сутки сначала вымочить в воде, а уж потом готовить.

Ужин проходил в сдержанной обстановке, но кушали мы все много и сытно.

Рина, с женщинами пока не работала. После пережитого ей шока, мы ей дали возможность хорошо восстановить своё здоровье и нервную систему. К тому же заживающие и подсыхающие раны на её коленях и локтях при любом её движении опять лопались и из её свежих ран опять начинала течь кровь или сукровица.

На следующий день, я после рыбалки и мужчины после кормления наших животных мясом, опять продолжили свою работу с горой мяса и костей. С одной стороны теперь лежала груда ненужного нам органического хлама, с другой стороны лежали в куче, накрытые плащом, аккуратные пласты срезанного нами тёмного мяса, готового к жарке.

Это животное было не мясным, а каким то хилым и жилистым. Возможно это был один из новых видов монстров, которых я тут ещё никогда не видел.

К концу светового дня, мы закончили свои работы по разделению мяса на нужные части и на то, что не могло пригодиться в пищу нам и нашим животным.

Позже, перед закатом, мы отправились с мужчинами наверх и до темноты, собирали и таскали хворост с погибающего леса и сбрасывали его на берег, решив этой ночью не спать, а зажечь сразу несколько костров, на которых постараться приготовить за одну ночь всё заготовленное мясо.

За этой работой, нас наши женщины позвали в общую пещеру на ужин.

Мы, бросив последние ветки и брёвна на берег, спустились вниз и зашли в общую пещеру на ужин.

Тут было достаточно жарко, и в пещере стоял сильный запах жаренной печени.

Наши женщины хорошо вымочили печень в воде и теперь обжарив её крупные куски на углях костра, подали гору тёмного и хорошо пахнущего мяса на наш импровизированный стол, состоящий из постеленных на пол плащей и большого количества тарелок.

Миса наконец то оказалась опять рядом со мной и сев на свои очаровательные ножки, сразу заработала от меня поцелуй.

Она мне слегка смущаясь, улыбнулась. Все мои помощники стали брать еду и есть. Печень слегка горчила, но есть её было можно. Она была мягкая и вкусная.

Кто приготовил такую вкуснятину?- громко спросил я.

Печень полностью готовила Етта- сказала Отли слегка улыбаясь и поглядывая на неё.

Етта сказал- мне девочки помогали, так что не я одна, не надо...

Всем моим друзьям наш, сегодняшний ужин понравился. Но мы все торопились и выпив сладкой воды после приёма пищи, вместе, как по команде отправились вниз жарить на кострах нарезанное, сырое мясо.

Миса на меня уходящего посмотрела с некоторым сожалением, понимая, что эту ночь ей придётся спать самой. Я ей в ответ лишь утешительно улыбнулся.

Мы разожгли на берегу четыре костра, расположенных рядом друг с другом и нетерпеливо ждали когда прогорят в них ветки и появятся так нам необходимые, жаркие угли.

Я поднял голову, и через некоторое время мои ослеплённые пламенем огня глаза различили на тёмном небе звёзды. Но я искал не их, я выждал ещё больше времени, чтоб мои глаза смогли на тёмном фоне, почти чёрного неба различить серый дым от наших костров. Я волновался и меня интересовало в какую сторону идёт дым от костра, так как мы были на открытой территории и этими запахами могли привлечь крупных хищников, и накликать сюда беду и опасность.

Дым над кострами поднимался вертикально, а затем преодолев край скалы, подхватывался слабым ветерком с суши и изменяя своё направления, устремлялся в сторону полусонного океана.

«Это для нас было безопасно»- с удовлетворением подумал я.

Мяса, как я уже говорил с этого животного было не много и я надеялся все его куски обжарить за одну ночь или в крайнем случае поутру, забрав отсюда всё, что не успеем зажарить, отдать женщинам на ужин или пусть его готовят уже сами, в течении дня.

Наши костры потрескивая, постепенно прогорали.

Ожидая хороших, жарких углей, мы все кто как мог пристроились на тёплой прибрежной гальке. Кто из мужчин на ней лежал, кто просто сидел, но мы все молча смотрели на костры, на огонь, у которого кончалась пища из за чего он постепенно терял свою силу...

Нам было тепло и хорошо, и мы сначала довольно долго молчали наслаждаясь тишиной и спокойствием. Мы не двигались, наши организмы переваривали сытную и вкусную пищу, прошедшего сегодня ужина.

Мне нравилось, что среди мужчин, которые по воли случая оказались рядом со мной, не было болтунов. Но тишина среди нас затянулась и чувствуя себя в данной ситуации здесь хозяином, мне стало немного перед ними неудобно.

Я подумал, - «а вдруг мужчины молчат из за меня?».

Не найдя ни чего умного, я спросил сразу у всех- ну как вам тут живётся?

Первый зашевелился, сидя на тёплой гальке Сандро- меня всё устраивает- сказал он- у нас тут полная свобода, не что на меня морально не давит, я нашёл здесь свою любимую женщину и у меня теперь всё хорошо. Да, я имел проблемы с законом на Югрос, но это уже всё в прошлом. Мне здесь хорошо- он закончил говорить и опять замер.

Его неподвижная сидящая фигура постепенно исчезала, так же, как и гасли силы огня, в расположенном рядом с ним костре.

Стоуна было видно лучше, он сидел рядом с Сандро и ближе к костру.

Он увидел, что я на него смотрю, и понял, что теперь мой вопрос относится к нему.

Свободы и на самом деле тут больше- начал он- эта планета как чистилище, после жизни на Югрос. Здесь много времени на мысли и рассуждения о своей прошлой жизни- он остановился и набрав воздуха в свои лёгкие, громко выдохнул и продолжил- я там был один и тут им так же остаюсь. Етта не мой человек и не моя женщина и исходя из этого и глядя на всех вас мне хочется сказать, что у меня всё могло быть и лучше, чем сейчас. Хотя мне в жизни всегда было необходимо очень мало. Мне нужно приспособиться к этой новой жизни и найти себя здесь, чтоб чем то занять свою голову с мыслями и руки не боящиеся никакого труда. Хорошо что тут есть всякие дела, это не сравнить с камерой в межзвёздном корабле. Благодаря всяким проблемам и работам, здесь всегда можно отвлечься... -Стоун замолчал. Он не поменял своей позы и не пошевелился.

«Интересный человек»- подумал я, глядя на Стоуна.

Ливан из темноты, поняв, что Стоун закончил, сказал- меня терзает разлука с моими двумя взрослыми дочерьми. И как бы им плохо не жилось на Югрос, я рад, что они в безопасности и не видят этих кошмаров, с которыми мы тут встречаемся...- он встал и в свой прогоревший костёр первый уложил четыре полоски мяса на его бурые и жаркие угли.

Мясо приятно зашипело и он продолжил- конечно, я тут ещё проживу благодаря всем вам и вашей помощи. Но мне уже за пятьдесят и тут у меня думаю, второй нормальной жизни уже не будет. Я прожил свою жизнь там, а сюда прибыл только за своей смертью. Может и поживу немного, лишь бы знать для чего. Смысл жить был там, на Югрос а тут он в чём заключается? Убегать от кровожадных монстров, прячась от них по кустам и норам?- Ливан замолчал.

...Спасибо Рине, она приятная и спокойная женщина, мне с ней тут хорошо - вдруг вырвал он мысль из своей молчащей головы. Посмотрим, что будет дальше, я пока ещё поживу... - он закончил говорить.

Наши костры постепенно прогорели и мы их наполнили толстыми полосками тёмного мяса.

Тихое безветрие ночи, поднимало вверх все приятные, мясные ароматы.

Ни одно ночное, стрекочащее насекомое тут не водилось и поэтому тут на побережье всегда стояла полная тишина. Это всё в округе, были владения океана и лишь он давал о себе знать еле слышной волной, облизывающей каменистый берег.

Мы сели поближе к кострам, следя за готовящимся мясом и потому, что от костров уже не шёл такой неприятный и сильный жар...

А ты что скажешь Надим?- спросил его Стоун, повернув к нему свой равнодушный, можно даже сказать с небольшой издёвкой взгляд.

Надим всё это время лежал, слушал нас и не шевелился. Мясо в костры, мы положили и без его помощи. Он лишь здесь поддерживал нашу компанию своим неприятным присутствием.

У нас с Люси всё хорошо, конечно, мы не приучены к таким неудобствам- начал он.

Конечно не приучены- возразил ему Стоун — а мы приучены?

Я взял Стоуна за руку и этим молчаливым жестом попросил его помолчать.

Надим надолго смолк, но потом продолжил- вы все можете меня ненавидеть. Я и Люси к этому привыкли. Если дело дойдёт до открытой неприязни, то я с ней уйду от вас.

Мы много не потеряем- перебил его Стоун, выдёргивая свою руку из моей руки, которой я хоть как то пытался Стоуну намекнуть, чтоб он сдерживал себя.

Какая тут от вас помощь?- спросил он у Надима.

Надим не шевелился, не злился и не волновался, он выждав небольшую паузу сказал- какая помощь тут от тебя Стоун?- немного помолчав и не дождавшись ответа, он продолжил- тут и до тебя выкладывали камнями стены и по головам били животных для прокорма? Ты тут тоже содержишь себя и ещё имеешь желание что то делать для остальных. Я такой же как ты, единственное, что я не могу приносить какую то пользу вашему обществу имея всего лишь в наличии голые руки, хотя и имею для этого желание...- Надим замолчал.

А ты постарайся, приносить пользу, а твоего желания как то не видно!- перебил его Стоун- у нас тоже голые руки, если ты заметил, наши пещеры в отличие от твоей копаются быстрей!

Я видел по лицу Стоуна, как постепенно его распирает злость.

Нужно перевернуть мясо- сказал я, разряжая обстановку.

Мужчины стали возиться над кострами и среди нас наступила временная деловая тишина.

Найди себе полезное занятие для нас- сказал Стоун Надиму, усаживаясь на камни, после возни с мясом.

Теперь он сел немного дальше от лежащего и больше ни с кем не разговаривающего, невозмутимого Надима...

… За ночь мы зажарили по три партии нарезанного мяса на каждом костре. К утру у костров сидели лишь я и Ливан. Стоуну предложили лечь, но он отказался и просто ронял голову, сидя рядом с нами. Сандро и Надим тихо спали рядом с нами. Они лежали на боку, на гальке, поджав под себя ноги.

На верху, на востоке забрезжил рассвет. Береговая галька стала быстро светлеть. Звёзды с тёмного неба постепенно стали пропадать. Зарождался новый, погожий день.

С океана подул свежий и прохладный ветерок, остуженный своим соприкосновением с пока ещё тёмной и всегда прохладной водой.

Мы зашевелились, согревая свои тела. Я встал размять свои ноги, очень хотелось спать. Оглядев костры и выделившуюся в сумерках, среди гальки кучу с сырым мясом, я увидел, что не зажаренными осталось лишь четыре крупных куска.

«Хорошо поработали»- подумал я- «пару кусков женщины пожарят на ужин ну и эти два приготовим, пока все будем ужинать. Нужно всех будить, отнести мясо на верх и ложиться всем спать, хотя бы до обеда»- мысленно заключил я.

Я разбудил спящих Надима и Сандро.

Относим мясо на верх- сказал я — затем все спим до обеда, потом кормим наших животных и наводим тут полный порядок, чтоб не привлечь сюда ни одну хищную тварь. Все молча со мной согласились.

Но Сандро сказал- я с Надимом покормлю сначала животных, а потом лягу спать.

Надим недовольно и молча глянул на Сандро.

Сандро же, увидев этот взгляд, сказал- мы с тобой проспали почти всю ночь и кажется ты ещё больше меня поспал. Наломаем веток накормим и напоим животных и потом ляжем спать- закончил молодой мужчина.

Надим промолчал, было заметно, что его лицо выражало некоторое недовольство.

Стоун, увидев это злорадно улыбнулся, мне тоже захотелось улыбнуться, и я отвернувшись от Надима и Сандро, спрятал свою улыбку.

Набив пустые сумки готовым мясом, мы за два раза подняли всё жаренное мясо на верх и положили его на расстеленный плащ у входа в мою пещеру, так как в нашей общей пещере ещё пока спала моя Миса.

Все мужчины молча и устало поднялись на верх. Я с тропинки взглянул вниз, там чернело четыре пятна от наших костров и громадная куча костей и потрохов животного, которые мы решили убрать сегодня, после того, как хорошо проспимся.

Сандро и недовольный Надим отправились наверх кормить наших, вечно голодных животных, а я, Стоун и Ливан отправились по тёплым и сонным пещерам спать...




Голосование:
За - 1 Против - 0
Авторизуйтесь для голосования
Комментарии к работе
Нет комментариев
В Мы ВКонтакте
f Мы в Facebook
Сталкер Зона Творчества

Закрыть окно