Искусство и творчество, воображение и вдохновение – социальная сеть для творческих людей Сталкер. Зона Творчества
СОЦИАЛЬНАЯ СЕТЬ ДЛЯ ТВОРЧЕСКИХ ЛЮДЕЙ
 

Кн. 3. гл 13. ПЕРВАЯ СОВМЕСТНАЯ ОХОТА.



Кн. 3. гл 13. ПЕРВАЯ СОВМЕСТНАЯ ОХОТА.

ПЕРВАЯ СОВМЕСТНАЯ ОХОТА.

...В ближайшие несколько дней я уже опять с огромным удовольствием рыбачил со своей Мисой вдвоём. Она как и раньше добывала соль, пока я бил рыбу, а потом шла со мной обратно по пустынному берегу, держа меня за руку. Мы опять тихо радовались и улыбались друг другу как малые дети.

Мужчины лишь помогали мне на верху с животными, а остальное время они возились со своими пещерами.

На днях, мы все вместе разобрали и выкинули вниз на побережье скелет огромного растительноядного животного, давно убитого мной и Ником на парящих полянах. Мы его сбросили левее наших рыбных ловушек, в то место, где уже валялось много костей других животных до этого. Это было не легко, некоторые части его бывшего тела были огромными и тяжёлыми, особенно кость таза животного. Дотащить и сбросить её вниз, мы смогли лишь только впятером. Именно из за огромного размера и веса этот костлявый остов так долго пролежал на парящих полянах нетронутыми.

Первый выкопал огромную бесформенную дыру в глине молодой Сандро. Его пещера одним своим боком соединилась с нашей общей пещерой и теперь он начал с берега таскать плоский камень для строительства каменной перегородки между его пещерой и общей.

Стоун сказал, что он сможет сложить из прибрежного камня стены- перегородки для всех пещер. Он оказалось имел дело с камнем на Югрос.

Работа у мужчин спорилась. Их все вырытые три дырки соединились в громадную широкую, но не глубокую дыру. Ковырять глубже я им не разрешил, чтоб от собственного веса не оторвался и не рухнул вниз потолок выкопанной пещеры.

Дырка в глине, которую сделал Надим по сравнению с пещерами других мужчин выглядела просто смешной. Мужчины шутили, что маленькая Люси уже сюда сможет поместиться, а Надим будет сидеть у её ног и охранять её сон. Мужчины потихоньку смеялись, когда Надима рядом с ними не было.

Обходя парящие поляны, в один из дней, я среди пара и воды обнаружил пару мерзких ящериц, где то по полтора, два метра длиной каждая. Они были серой раскраски со светлыми животами и имели на своих спинах не ярко выраженный полосатый рисунок. Их кривые и не толстые ноги, на пальцах имели тёмные когти длиной с мой мизинец. Когти были слегка повреждены, постоянными передвижениями этих животных по скальным и твёрдым поверхностям планеты. Их кожа была достаточно плотной, но на спине ни каких горбов и хребтов не было, тело было достаточно гладким. Твари были мертвы, попав своими телами, под внезапно вылетевший из недр планеты горячий кипяток. Моя рука по их спинам легче скользила когда я её вёл от головы к хвосту, чем наоборот. Такое интересное свойство было у кожи этих ящериц. Зубов во рту у них не было. Лишь только вместо них, острые светло жёлтые пластинки.

Еды пока у нас было много, благодаря убитой змее и я решил этих неприятных обитателей планеты оттащить в рыбные ловушки в качестве приманки.

Помня от Ника о вкусных языках местных тварей, я сначала открыл рот одной из ящериц. Но напугался, когда от туда свесился чёрный, тонкий и мокрый, раздвоенный язык. Второй твари, я рот уже не открывал.

Я таскал вниз этих ящериц по одной, они были достаточно тяжёлыми. Одну свалил вниз сразу со скалы на пляж. Вторую показав работающим мужчинам, я пронёс вниз, и потом оттащив обе в рыбные ловушки, разбил там их тела камнями для хорошего их запаха в воде.

Хорошая приманка давала каждое утро не менее четырёх крупных рыбин. Крабы почему то практически не попадались.

Последние дни, проходя мимо мужчин строящих свои пещеры, я стал замечать отсутствие рядом с ними работающего Надима. В своей глиняной дыре, которая за прошедшие дни ни как не увеличивалась, он совсем перестал работать. Надим со своей пещерой чего то медлил, хотя должен был медлить строительство своей пещеры Стоун, который не имел на этой планете своей женщины, как Надим, а Етта его своими ухаживаниями раздражала.

Стоун прекрасно понимал, что Етта после окончания им строительства убежища с огромной радостью к нему туда переберётся.

«Может он заболел или поранился тут?»- подумал я.

Я спросил за него у мужчин, но мне толком ни кто не чего за него не ответил. Я решил найти его и поговорить с ним.

После очередной, утренней рыбалки я отправил Мису с рыбой в нашу пещеру, а сам зашёл в общую пещеру и увидел там сидящую Люси и лежащего на плащах Надима. Его голова лежала на ногах Люси. Мне это не понравилось, что вот так, здоровый мужик лежит среди бела дня, когда всегда есть какая нибудь работа.

«Может он на самом деле заболел?» - стал мысленно утешать я себя, совсем ещё не веря в плохое.

А почему ты не строишь себе пещеру?- спросил я у Надима.

На что Люси подняв свой счастливый взгляд мне ответила- а зачем? Все делают себе укрытия, а эта пещера останется свободной, мы тут и будем жить.

Меня эта наглость слегка тронула, но я удержался и спокойным голосом спросил- а меня вы спросили хочу ли я жить со своей Мисой в столовой?- я серьёзно посмотрел на Люси, а не Надима, поняв кто у этой пары главный.

Ой извини, мы забыли- спохватилась Люси опять изображая из себя глупую. Ну мы может жить в столовой- нашла быстро что ответить она.

Нет в столовой жить ни кто не будет- раздражённо ответил я. Там хранятся продукты и питьевая вода, туда без моего разрешения после постройки вами себе пещер, ни кто не будет заходить днём, лишь только на ужин. Хранящаяся там еда и вода на несколько дней вперёд- это наша безопасность и за это я отвечаю.

Они вдвоём молча слушали меня. Их лица не чего не выражали.

Чуть помолчав, я продолжил- жечь костёр, ужинать и готовить еду я бы там тоже запретил, так как меняющаяся там постоянно температура плохо сказывается на хранение мяса. Я бы хотел, чтоб там всегда было прохладно.

Ну и ладно- уже не так весело сказала Люси- Надим будем копать нам пещеру. Правда?-она опустила свой взгляд на него, всё так же безучастно лежащего. Мы быстро её выкопаем, ведь нам не нужны такие хоромы как эти? Правда? -Люси на меня уже не смотрела, она устроила этот спектакль передо мной, общаясь только со своим Надимом.

Надим молчал, уставив свои глаза в потолок пещеры. Что сейчас переживал или чувствовал он, я понять не мог.

«Ну и стерва!»- подумал я и опять сдержался.

Я вышел из пещеры. Меня слегка трусило, я почти ни чего перед собой не видел. Такую злость я ещё ни когда не испытывал здесь, на этой планете.

Я зашёл к Мисе в пещеру и молча взяв контейнер с водой, стал пить. Мои руки слегка тряслись.

Что случилось Лёсинхо? -спросила меня Миса.

Я оторвал от рта контейнер дрожащими руками и сказал- вот стерва!

Кто Люси?- спросила меня Миса.

Я повернулся к своей женщине и спросил её- а как ты догадалась?

Миса утвердительно закивав головой сказала- это единственная женщина, которую я ещё плохо знаю, а Отли, Рина и Етта тебя так довести не могли. Они нормальные- сказав это, Миса села на камень у нашего стола.

Я не люблю хитрых и ленивых людей- тихо сказал я Мисе, уже потихоньку приходя в себя. Все копают себе пещеры, а она решила, что им это не нужно. Ведь одна- наша пещера освобождается... -я повысил свой голос от негодования.

Успокойся Лёсинхо — сказала Миса- они увидели, что у них схитрить не получилось и теперь будут скромнее.

Я на это надеюсь! - сказал я и вышел из пещеры.

Над своими пещерами трудились все мужчины. Вышел и ковырялся в своей глиняной норе теперь и Надим, по другому его убежище назвать было пока ещё сложно...

...Все эти несколько дней были тёплыми и ясными. Я всё так же рыбачил с Мисой, а мужчины покормив животных наверху, продолжали рыть и строить свои пещеры. Я после рыбалки стал брать у мужчин глину и таскать её в плаще на верх, к месту возле водяной ямы, где я до этого лепил из неё посуду. После того, как мужчины поняли зачем мне глина, они начали мне помогать, и скоро среди водяных ям выросла приличная куча жёлтой глины.

Ещё я взял у мужчин глины, развёл её здесь же водой, и все дымовые отверстия в обеих наших пещерах уменьшил в размерах, что бы ни одна тварь теперь не могла через них забраться во внутрь. Но чтоб дым не собирался в пещере и успевал полностью выходить, я таких отверстий теперь сделал гораздо больше по количеству, чем их было раньше. Хотя смысла в уменьшении дыр особенно и не было, так как у моей и других пещер не было ни каких дверей и любая тварь могла попасть вовнутрь через ни чем не закрытый вход. Думая об этом, я решил рано или поздно придумать и сделать какую нибудь, закрывающуюся на ночь плетёную из веток загородку.

Вскоре полностью закончили углубляться и ковырять глину в своих жилищах Ливан и Стоун и оставив горы глины в пещере для будущей кладки, они присоединились к Сандро и начали таскать с побережья камни на будущие перегородки между их пещерами.

Надим остался ковыряться в своей небольшой пещере один. Он нехотя и нежно продолжал ковырять свою пещеру. Ни каких стимулов и желания работать, я у него не видел. Все сожители давно его обогнали в этом деле, а помогать ему ни кто не хотел. Как я понял, что не только я его недолюбливал.

В один из дней, когда я уже заканчивал свою рыбалку и открывал ловушки для захода рыбы на завтра, а моя Миса собрала соль, к нам из за мыса прибежал весь красный и тяжело дышащий Сандро.

Лёсинхо! - крикнул он- там мужчины на полянах поймали крупное животное и хотят его убить. Им нужна твоя помощь! - Сандро замолчал, восстанавливая своё дыхание.

Я быстро обувая свои ботинки на мокрые от воды ноги, спросил- оно живое или мёртвое?

Оно живое и не провалилось в яму, как ты рассказывал, а ползает там- выпалил мне Сандро.

Я почувствовал недоброе. Я напугался, не зная какое там находится животное, тем более не ограниченное там в своём передвижении. Я прекрасно понимал, что сейчас на верху может произойти кровавое событие.

Я глянул на Мису и сказал- ты дойдёшь сама до пещеры?

Поспеши туда Лёсинхо- ответила она мне- за меня не беспокойся.

Я почти бегом отправился с Сандро обратно, накручивая себе в голове плохие события сегодняшнего дня.

Оно большое?- спросил я.

Да- коротко ответил уставший мужчина.

Оно сейчас их там поубивает неопытных!- возмущаясь проговорил я.

Нет- ответил Сандро, глотая воздух.

Что нет! Откуда такая уверенность?- возмущённо спросил я, карабкаясь по каменной, скальной тропе на вверх.

Оно медленно ползает и шипит постоянно, открывая свой рот- проговорил Сандро, задыхаясь.

Уже ни чего у него больше не спрашивая, я поднимался на скалу и теперь сам тяжело дышал. Я лишь подумал- «больное оно там, что ли?»

Мы проскочили первую парящую поляну и пройдя сквозь чахлый лес, я сквозь пар стал различать стоящих мужчин: один, второй, вон и третий- «все живы!»- промелькнула в моей голове радостная мысль и я почувствовал облегчение.

Они что то окружили. Это -что то огромное лежало среди камней воды и небольшого пара.

«Они его что, уже убили?»- подумал я- не понимая, почему оно не движется.

Отойдите подальше!- крикнул я.

Мужчины послушав меня, всего лишь по шагу каждый сделал назад.

Я обошёл пар и посмотрел на крупное лежащее животное. Такой твари я ещё здесь не видел. По размеру оно было немногим меньше быка. Имела огромную, округлую блестящую тёмную спину. Голову с жёлтым клювом на короткой дряблой шее и толстые, короткие ноги. Оно было каким то медлительным и не поворотливым. Периодически, высовывая из себя голову, животное грозно шипело.

«Что за гадость?»- подумал я.

Вы его что ранили?- спросил я у мужчин.

Ранишь тут его- сказал с иронией Стоун- у него спина прочная и непробиваемая.

В доказательство он бросил камень в спину животного, который отскочил от неё как от каменной поверхности и поскакал дальше по скальному грунту поляны. Тварь от удара качнулась и все свои конечности и голову моментально спрятала в себя, но позже высунув и медленно развернув свою голову в сторону Стоуна, громко зашипела, открывая свой безобразный, тёмный рот.

Я пока стоял и оценивал ситуацию. Животное было большим. Четыре толстых ноги, толстый и короткий хвост и толстая морщинистая шея с противной головой с крупными, ни чего не выражающими глазами.

Я осмелился и подошёл ближе. Животное было какое то неповоротливое и медленно передвигающееся.

Мы со Стоуном пошли за зеленью и его тут нашли- сказал Ливан.

Я рассматривая эту тварь понял, что она как и крабы имела прочный панцирь снаружи и лишь из дырок панциря посередине выходила её голова, ноги с боков и хвост сзади.

«Странное инопланетное животное»- подумал я.

Панцирь как у краба, а ног всего четыре, а не восемь как у него и по другому расположены относительно тела. Если оно из рода крупных крабов, то почему оно на суше, а не в воде?

Я с опаской, помня как хорошо по суши перемещаются крабы, рассматривая животное не мог его хоть как то распознать и приписать к каким нибудь животным, которых я видел до этого. По огромному, полукруглому и прочному панцирю, вздымающемуся над его телом он был ближе всех к крабу, хотя клешней у этой твари не было... На этом я и закончил своё изучение новой твари...

Эта гадость постоянно то прятала, то опять высовывала свою голову из своего прочного панциря и грозно шипела во все стороны. Оно то начинало своё движение, то опять останавливалось. Всё, что оно могло делать в свою защиту это грозно шипеть, при этом почти не открывая своего жёлтого клюва. Периодически оно пыталось медленно ползти, но достаточно было стать впереди её головы по ходу её движения, чтоб оно зашипев остановилось и медленно развернувшись, начинало ползти в другую сторону, пока кто нибудь из мужчин не становился перед её головой, и вновь её этим останавливал.

Мы её убьём!- уверенно сказал я, нужно бить её только по голове, дожидаясь, когда она её вытащит- договорив это, я махнул рукой Сандро и Ливану и пошёл в чахлый лес, где на его краю были приготовлены удобные валуны, когда то принесённые сюда с берега. Так придумал ещё Ник и это было очень удобно в таких непредвиденных ситуациях.

Вскоре ко мне присоединился Сандро и Ливан.

Берите по камню- сказал я мужчинам, когда подошёл с ними к куче светлых и обтёсанных океаном валунов.

Мы взяли три камня и вернулись обратно. Положив их рядом с медлительным монстром, мы с Сандро и Ливаном подошли к Стоуну, который уже стоял со своим камнем напротив головы животного и ждал когда оно высунет свою голову из прочного своего чрева. Но по какой то причине животное перестало проявлять активность и свою голову не высовывало.

Что с ним?- спросил я у Стоуна.

Нечего- ответил он- как ты и сказал Лёсинхо, я бил её только по голове. Раза два попал точно, теперь оно свою голову и не вынимает.

Сказав это, Стоун опустил камень с рук себе под ноги и сел на него в ожидании.

Я немного постояв со своим оружием в руках понял, что нам пока тоже делать нечего и мы тоже выпустили из своих рук камни.

Чуть позже, стоя в пустую на этой медленной охоте и видя свою ненужность, Надим отправился в чахлый лес и найдя себе там относительную тень от светила, безучастно растянулся на траве.

Время шло. Я сидел с боку и видел как животное постепенно вытягивает наружу свой хвост и ноги. Я замер в ожидании...

Сегодня день был ясный. Сюда не долетали прохладные воздушные потоки с океана и тут теперь, к середине дня становилось достаточно жарко. Я опять посмотрел на голубое небо. Ни одного облачка... Только огромные светлые и серые облака были как всегда, где то очень далеко на горизонте над океаном.

Заглядевшись на почти прозрачное, почти не голубое, а выгоревшее небо, я не заметил как Стоун резко вскочил и своим камнем ударил животное по высунутой голове.

Животное уронило голову на мокрую скальную поверхность водяной поляны.

Кажется всё!- сказал Стоун.

Я был поражён его реакцией и сноровкой. Стоун оказался ловким и уверенным в себе охотником.

Нужно идти за ножами- сказал я.

Я взял ножи Лёсинхо из пещеры, когда спускался за вами на берег - ответил Сандро и достал их из кармана улыбаясь.

«Хорошие у меня собрались тут помощники»- с удовлетворением подумал я и улыбнулся ему.

Мы ещё с опаской, но всё же подошли к бездыханному животному. Сандро дал мне один нож и стал ждать моей команды. Я наклонился над животным, пытаясь найти место, где можно было бы на её шее отрезать сначала голову. Я с некоторым омерзением полосанул животное пластиковым ножом по шее. Его шкура оказалась довольно прочной и на его шее остался не глубокий след.

Увидев это, Стоун взял обеими руками голову животного и потянул её на себя на сколько мог, упёршись одной ногой в прочный панцирь животного. Шея животного вытянулась из панциря ещё примерно на столько же и оголилась светлая и нежная кожа у её основания. Тут моему пластиковому ножу стало резать намного легче. Брызнули первые капли крови, окрасив ближайшие водяные, горячие ямы в красноватый цвет...

Поочерёдно отрезав все конечности и хвост, мы не без труда перевернули тяжёлую тварь на скользкую и прочную, закруглённую спину, и при помощи лианы поволокли её к обрыву, чтоб потом сбросить на берег и разместить её в наших рыбных ловушках. Двигая его среди водяных ям, нам от этого тяжёлого труда приходилось несколько раз останавливаться и отдыхать. При волочении этой твари пришлось в одном месте развалить, мною построенный каменный заборчик, при помощи которого я когда то спасал наш с Ником источник.

Нижняя часть панциря была жёлтой в крупную клетку с закруглёнными углами. Перевёрнутый панцирь теперь сильно блестел в лучах светила, хоть и был весь поцарапанный.

Подтянув прочный панцирь к обрыву, мы его сбросили вниз. На побережье раздался глухой грохот. Но было видно, что панцирь выдержал этот удар и не разбился, лишь различные неприятные брызги вылетели из всех дырок, образованных после нашего ножа.

День перевалил на вторую половину. От такой работы нам всем было жарко. Наши спины промокли от пота. Мы с мужчинами вернулись на поляну за мясом. Взяв все конечности, мы отнесли их в пещеру к нашим женщинам, которые поздравили нас с удачной охотой и пообещали нам сегодня вкусный ужин.

Я от своей Мисы заработал приятный поцелуй.

Мы спустились вниз и тут впятером, при помощи лианы, с большим трудом поволокли эту часть животного к ловушкам по прибрежной гальки. Панцирь мы специально сбросили сверху у самого каменного мыса и исходя из этого, волочить нам эту часть тела по гальке пляжа было не так далеко, но это было и не так просто. Здесь прочная спина животного уже не скользила по поверхности так как на верху, по скале. Здесь панцирь тонул в гальке и при волочении его по ней, перед ним вырастала постоянно небольшая горка гравия, собираемая им.

Чтоб протащить его и к ловушкам, нам пришлось их немного разрушить, раздвинув камни их перегородок.

Позже я всё восстановил, мужчины вымотались и отдыхая, сидя смотрели на меня как я тут навожу полный порядок.

Я был очень доволен. Огромный панцирь мы перевернули обратно, светлой частью вниз. Вода попав в отверстия, где ранее располагались теперь отрезанные нами конечности, помутнела. Оголённые кости ящериц, принесённые мной сюда ранее, я вытащил из воды и выкинул их на свалку костей за каменный бугор.

«Теперь та прочная гора мяса, которая находилась в этой единой и громадной кости будет долго заманивать нам сюда рыбу и крабов»- с радостью подумал я.

Мы с вами молодцы!- сказал я вслух.

Да- согласился Стоун- лишь бы мясо было бы вкусным.

Женщины нам пообещали- сказал уставший Ливан.

Надим молчал. Он тоже устал и помогал тащить это сюда не меньше других.

На сегодня хватит работы- сказал я- можно мыться и чуть отдохнув, идти ужинать.

А можно помыться в океане?- повысив голос, радостно спросил Сандро и лукаво посмотрел на меня.

Можно- согласился я- пойдёмте.

Мы пришли на то место, где я всегда купался с Ником и позже с Мисой. Тут повсюду была голубая вода, и любая опасность здесь была бы заметна тёмным пятном среди этой завораживающей голубизны вод. Искать в океане опасность научил меня Ник.

Океан сейчас был спокоен и прозрачен.

Мужчины раздевшись до гола с визгами, стали забегать в воду, поднимая фонтаны брызг и клочья быстро исчезающей пены. Я раздевшись присоединился к ним, но мои эмоции были потише. Я уже насытился могуществом этого водного, пожилого исполина с седой пеной при сильном прибое.

Вскоре я вышел из воды и смотря за окружающим мужчин цветом воды, искал опасность. Всё вокруг было спокойно. Кричащих и веселящихся своих помощников я пока решил не беспокоить. У нас было много свободного времени до ужина.

Светило медленно подбиралось к горизонту.

Я быстро обсох и стал одеваться. Моя рубаха уже высохла от пота. Немного продрогнув из воды стали выбегать и радостные мужчины. Сандро, Стоун и Ливан, набрызгавшись в воде, выглядели отдохнувшими и жизнерадостными.

Я оглядел весь пустынный берег, уходящий далеко на северо восток и исчезающий в дымке далёкого темнеющего горизонта. Повсюду пустынный пейзаж. Полная тишина, пустота и отсутствие опасностей.

Обсохнув и отдохнув, мужчины с восстановленными силами пошли со мной на верх, к нашим женщинам на ужин. Тихо за нами шёл Надим, хотя плескаясь в воде он тоже веселился и улыбался со всеми нами наравне.

Я всех мужчин отправил в пещеру, а сам отправился на верх, решив хорошо замочить глину и завтра заняться лепкой посуды.

Увидев, что я не пошёл в пещеру, а отправился на верх, ко мне присоединился Сандро.

Ты куда Лёсинхо?- спросил он меня.

Необходимо замочить глину- ответил я- завтра буду лепить вам посуду.

Я с тобой, помогу- сказал молодой мужчина и опустив глаза стал двигаться со мной по обрывистому подъёму.

Мы молча выбрались на верх. Светило уже зашло за горизонт, но ещё было достаточно светло. Оранжевый запад постепенно темнел. С востока уже надвигалась чернота глухой ночи.

Немного отдышавшись от подъёма на верх, Сандро сказал- приятно было купаться в океане, его прохладные воды, после тяжёлого труда изгоняют усталость- он посмотрел на меня с улыбкой.

Ты тоже это заметил?- спросил я у него.

Да, конечно, он хранит в себе приятные эмоции и силу и делится этим с купающимися в его водах людьми- сказал Сандро.

Может быть, может быть- ответил задумчиво я.

Мы подошли к темнеющей куче глины и стали горстями обливать её тёплой водой из ближайшей ямы. Во все стороны от этой кучи потекла жёлтая вода.

Первые быстро размокли края этой глиняной груды. Я и Сандро из размокшей глины быстро вокруг этой кучи выложил водонепроницаемый бортик и позже стали заполнять его водой. Уже почти полностью закончив заниматься глиной, мы услышали звонкий свист Ливана. Он звал нас на ужин. Мы разогнув свои усталые спины, почти в полной темноте ополоснули свои грязные руки и отправились в пещеру на ужин. Проходя над нашим источником я учуял с Сандро приятный запах варёного мяса. У меня от проснувшегося голода зашевелился желудок.

Хорошо пахнет- прервав тишину, сказал Сандро.

Я с тобой согласен. Наши женщины молодцы- согласился я.

Мы осторожно, практически в полной темноте, по узкой, скальной тропинке спустились в пещеру. Тут было шумно и стоял приятный запах приготовленного мяса. Из фильтра стоящего в стороне от костра шёл пахучий пар. Все ждали только нас.

Конечно, я при входе посмотрел на свою любимую женщину и конечно она глянув на меня, улыбнулась. Я сел на своё место рядом с её местом.

Моя Миса с Еттой копошились возле фильтра и разливали из него по глубоким глиняным тарелкам жидкий ужин. Позже, достав рогатинами варенную ногу животного, они положив её на большую тарелку, поставили её на стол.

Затем Етта ещё нарезала светлые варёные клубни какого то овоща с нашего огорода, и его кусочки рассыпала каждому в тарелку, прямо в хорошо пахнущий жирный бульон.

Я посмотрел на Рину.

Это я принесла клубни- сказала женщина, глядя на меня. Таких растений у нас много.

Хорошо Рина- ответил я- следи, чтоб мы не обнесли твой огород своими аппетитами.

Я за этим слижу Лёсинхо- ответила мне она и улыбнулась.

Наконец то Етта и моя Миса присели и как то постепенно все затихли.

Все смотрели на меня.

Кушайте все- сказал я.

Сразу опять началось оживление. Я поднял парящую тарелку с бульоном и осторожно наклонив её, с края посуды сделал глоток горячего и хорошо пахнущего бульона. За мной смотрела Етта.

Вкусно- сказал я и улыбнулся, тем самым полностью разрядив обстановку. Наши женщины молодцы!- воскликнул я.

Это придумала Етта- сказала моя Миса, пытаясь всех перекричать.

Етта же улыбаясь, сказала- а Рина принесла вкусные клубни.

Все посмотрели на Рину. Рина оторвав свои губы от тарелки, сказала — и Миса молодец! Она солила и добавляла специи.

Миса скромно опустила свои глаза и улыбнулась. Я обнял её левой рукой и поцеловал её в милую для меня щёчку.

Жидкой мясной еды я тут практически ещё не ел и сразу понял, что это вкусно, но делать это было неудобно. Пришлось сначала выпить вкусный бульон, а потом накалывать палочками резанные и варенные клубни.

Позже начали все отламывать себе остывшее мясо. Оно тоже было очень вкусным и похожим на курятину.

Все опять о чём то разговаривали и шутили. Наш ужин немного затянулся...

Выждав небольшую паузу я сказал- это первое безопасное животное, которое я здесь встречаю если не брать улиток во внимание. Но не думайте что вы победители на этой планете- я посмотрел по сторонам.

Все постепенно притихли.

Необходимо соблюдать осторожность во всём- продолжил я.

Многие мне ответили, что они всё поняли.

Лёсинхо- обратилась ко мне Етта.

Что?- спросил я

Ты ведь понимаешь, что мы не можем постоянно сидеть в пещерах. Можно мы иногда будем с женщинами гулять?

Конечно меня этот вопрос насторожил, я беспокоился за Мису и остальных женщин.

Но в слух я сказал- конечно, я уже вас всех видел с вашими мужчинами или когда мы заняты, самих и на пляже или с Риной в огороде или у птичника. Запрещать вам мы ни чего не будем. Просто будьте осторожны и всё. Мы договорились с вами?- спросил я улыбаясь.

Конечно- обрадованно ответила Етта, а Отли и Рина закивали своими головками.

Ужин заканчивался и теперь во всём теле сказывалась усталость. Мы с мужчинами почти пол дня занимались тем, что охотились, разделывали и тащили это неповоротливое животное в свои рыбные ловушки.

Я встал и посмотрел на груду мяса у костра. В фильтре оставался вкусный бульон ещё на один ужин. Рядом, на каменном полу пещеры лежала голова и три ноги. Готовить этой ночью мясо мне уже не хотелось. Я сегодня очень сильно устал.

Женщины убрав наш богатый на еду стол, начали расходиться со своими мужчинами.

За каменными стенами нашей с Мисой пещеры уже стояла глубокая и непроглядная ночь.

В нашей пещере всё постепенно затихало...

Я устало постелил плащи и умывшись, стал ложиться. Миса еще крутилась у источника. Мне засыпающему, было приятно за ней наблюдать сквозь приоткрытые свои глаза. Я любил эту девочку, эту женщину, это прекрасное создание.

Миса задула две лампы из трёх и раздевшись, и оставшись только в нижнем белье, улеглась рядом со мной. Я обнял её, моя грудь ощущала биение её молодого сердечка. Сердечка, любящего меня человека. От волос Мисы шёл запах нашего вкусного ужина. Она меня нежно поцеловала. Сегодня я смог только обнимать её и слегка улыбаться своей счастливой улыбкой. Меня от Мисы сегодня забрали надвигающийся крепкий сон и накопленная за день усталость...




Голосование:
За - 0 Против - 0
Авторизуйтесь для голосования
Комментарии к работе
Нет комментариев
В Мы ВКонтакте
f Мы в Facebook
Сталкер Зона Творчества

Закрыть окно