Искусство и творчество, воображение и вдохновение – социальная сеть для творческих людей Сталкер. Зона Творчества
СОЦИАЛЬНАЯ СЕТЬ ДЛЯ ТВОРЧЕСКИХ ЛЮДЕЙ
 

Кн. 3. гл 6. СНОВА В ШАГЕ ОТ ГИБЕЛИ.



Кн. 3. гл 6. СНОВА В ШАГЕ ОТ ГИБЕЛИ.

СНОВА В ШАГЕ ОТ ГИБЕЛИ.

Постепенно все есть перестали. Рыба с нашего стола была съедена полностью. Её мягкое и вкусное мясо всем понравилось. Мясо тоже съели много, но его небольшая часть всё таки осталась на общих тарелках. Видно было, что все уже насытились. Периодически с выхода до меня долетало прохладное дыхание ночи.

От внедряющегося в пещеру холодного ветра Етта и Люси, сидящие ближе всех к выходу из пещеры попросили мужчин принести им висящие плащи и накрыть ими свои плечи.

По такой погоде, я понял, что скоро начнётся дождь. Может даже завтра утром...

Все что то говорили, поглядывая на меня. Уловив отдельные весёлые фразы, я улыбался вместе со всеми. Но честно говоря я уже от этого устал, они ведь до этого спали целые сутки. Мне завтра мужчин поднимать утром и их необходимо всех приучать к определённому режиму. Долго спящих тут быть не должно.

Все должны работать одинаково-подумал я.

Давайте уже заканчивать ужин- прервал я своей фразой сразу несколько диалогов. Завтра утром вставать и необходимо начинать заниматься нашими повседневными делами. По мимо этого, необходимо наделать вам всем глиняной посуды, а мужчинам строить свои собственные укрытия.

Этими будущими, вполне решаемыми проблемами я «опустил всех вниз, на каменный пол» в свою прокопченную, пахнущую дымом и жареным мясом пещеру.

Постепенно все стали вставать и собираться, беря свои свёртки с моющими средствами.

Моя Миса встала и сдвинув на лиане пучки разнообразных высушенных Ником и мной растений, стала развешивать на ней чужую мокрую одежду.

Я прошёл сквозь сытых, чистых и весёлых людей, и вышел первый в темноту. Ночь была тёмной и холодной. Мои глаза пока только видели освещённую светом пещеры часть тропы у её выхода. Постепенно проявилась серым цветом и вся дорожка, освещённая половинкой Луны. Поочерёдно стали выходить замолкающие мужчины, держащие за руки своих женщин. Последние вышли Етта и Стоун. Етта держала за руку своего Стоуна.

Я видел как все люди, выйдя из тёплой и светлой пещеры, теперь ёжились в прохладной темноте.

Пойдёмте, но только осторожно-сказал я, когда глаза мужчин и женщин почти полностью привыкли к темноте.

Мы осторожно добрались до их пещеры. Шли медленно и от такой контрастности температур между моей пещерой и ночным воздухом, я быстро продрог. Я первый зашёл в их тёплую пещеру. В ней горел свет единственной лампы , которую тут оставила моя Миса. Почти с полной темноты ночи, оказавшись в сумерках пещеры, тут вполне можно было ориентироваться и при таком слабом освещении.

Я всем пожелал спокойного сна и гонимый холодом и чувствами, помчался к своей любимой женщине. Меня там ждал наш с ней секрет, который нам уже было бы пора раскрыть.

Я зашёл в нашу очень тёплую и притихшую пещеру. Среди прочих запахов, появился запах моющего средства от развешенного моей Мисой на длину почти всей лианы, мокрого и чистого белья ещё посторонних мне людей. С некоторых вещей капала вода. Миса уже всё убрала и только груда рыбных костей, догорающих, потрескивая в костре показывало, что тут только что был славный ужин.

Миса уже на пол постелила нашу постель. Она умывалась у источника и вытирая лицо спросила- Лёсинхо, почему ты был грустный или озабоченный какой то?

Я подходя к ней сказал-нечего малыш, я просто отвык от таких шумных вечеринок.

Я обнял её и поцеловал. Миса ответила мне нежной взаимностью, ведь она мне это обещала. Мы молча стояли, обнимались и целовались.

Через некоторое время мы прервали своё нежное и молчаливое общение. Она пошла в постель. Я бросил в очаг толстое бревно, для полной просушки, развешанных влажных вещей и отправился к источнику умываться.

Чуть позже я лёг рядом со своей девочкой и обнял её.

Как тебе эти люди-спросила тихо меня Миса после затянувшегося между нами молчания.

Вроде нормальные-ответил я. Давай спать моя девочка, что то я сегодня устал или перенервничал.

Давай- тихо ответила она.

Я встал и затушив все лампы кроме одной, лёг обратно и приятно прижался к тёплой фигурке моей любимой женщины. Мы вместе лежали на левом боку и смотрели на ленивые языки пламени, которые устало облизывали кусок толстого сухого ствола. Я вдыхал приятный запах волос моей молодой женщины. Временами снаружи до меня доходило слабое дыхание холодного ночного ветра.

Помня какая погода снаружи, я для своего полного уюта просунул свою грубую и шершавую ладонь под рубашку Мисы и опустил её на прекрасный упругий тёплый животик Мисы, который с каждым её вдохом слегка шевелил и раздвигал мои, огрубевшие от различных работ пальцы. Нам вдвоём было сытно, тепло и хорошо... Мы тихо и медленно засыпали...

… Мой чуткий сон услышал какой то шорох в дальней части пещеры. Я проснулся. В пещере тишина. Миса лежит рядом и спит.

Может кусок мяса упал-подумал я-так бывало часто, когда его было много. Но сейчас продуктов на вбитых в стену кольев было не так много...

...Полная тишина в пещере. Я уже собрался опять класть свою голову на свою руку, как опять услышал какой то небольшой шорох в дальнем конце пещеры. Единственная горящая лампа туда своим светом не добивала. Но пол пещеры посыпался мелкий грунт и через мгновение откуда то упал камень и покатился по каменному полу пещеры.

Куча разнообразных мыслей прокатилось в моей голове: от того, что кто то из новичков ворует еду, до каких нибудь мелких грызунов, которые сюда лезут в поисках еды. Но мои мысли прервались, когда с лёгким шумом упал и покатился ещё один камень. Я насторожился и тихо вылезая из под плаща, для большей освещённости подбросил в тлеющий костёр жменю растопочного хвороста, который всегда был рядом с очагом. Это правило ввёл ещё Ник.

Мелкий лесной мусор с лёгким потрескиванием моментально воспламенился и я оглядев осветившуюся дрожащим светом пещеру слегка успокоился- она была пуста. Но почти случайно я увидел, что тёмная дырка в стене для вывода дыма костра, почему то временами меняет свою форму. Сначала я подумал, что это связано с мерцающим пламенем костра. Как только я так подумал, я в добавок к этому явлению увидел горящую под потолком пещеры искру, сначала одну, потом вторую. Как только я увидел, что эти два огонька перемещаются одинаково и постоянно находятся на одном расстоянии друг от друга, меня прошиб ужас. Я понял, что это глаза какого то ящера или другой твари, которая забралась сюда по скале, учуяв тут запах мяса.

Я вскочил на ноги и крикнул Мисе- Миса беги отсюда в другую пещеру! Бегом!

Миса открыла глаза не чего ни понимая и села на плащ.

Беги от сюда! -крикнул я и в этот момент услышал в тёмном углу нарастающее шипение и падение со стены, построенной Ником ещё одного камня.

У меня на всём моём теле волосы встали дыбом. Я что было сил дёрнул Мису за руку с постели и почти её полуголую вытолкнул из тёплой, сонной, но теперь смертельно опасной пещеры, наружу.

Какая то тварь в углу пещеры ещё раз зашипела и два желтоватых огонька остановились, смотря теперь не двигаясь только на меня.

Я не знал, что там за существо, залезло оно полностью в пещеру, одно оно там или нет и какого оно размера. Пара светящихся глаз двигалось под самым потолком, исходя из этого я подумал, что эта тварь достаточно высокая.

От этих моих выводов, я ещё больше напугался и лихорадочно подбросил в костёр весь хворост и стоял в нерешительности, не зная, что предпринять.

Пещера всё больше и больше от разгорающегося костра приобретала освещённости.

То, что я увидел в стене заставило мои ноги от страха подкоситься. На меня из дырки в стене смотрела голова огромной рептилии. Шея которой, где то на пол метра просунулась в пещеру. Дальше толщина шеи, размер дымового отверстия или длина шеи этого ползучего монстра не давала возможности этой твари углубиться своим телом в нашу пещеру.

Я у выхода из пещеры выдернул деревянный кол, на котором днём за ненадобностью висели плащи, и стал подходить к шевелящейся и шипящей голове. Тварь грозно шипела, глядя на меня и периодически открывала громадный алый рот, на нижней и верхней челюстей которого, виднелось в ряд по несколько десятков длинных, кривых и острых зубов с каждой стороны. Тварь начала делать в мою сторону броски своей головой с открытой пастью. Но длина шеи не позволяла ей достать до меня. Я ближе к ней не подходил. Когда ящер закрывал рот, вслед за этим сразу изо рта появлялся длинный, тёмный раздвоенный язык.

Длинная шея с головой и открытой пастью, устрашающе дёргалась в мою сторону. Ещё один камень выпал с искусственной стены и тело животного стало ещё больше удлиняться в моей пещере. Оно грозно шипело.

Я не знал, что мне делать, мои глаза видя удлиняющегося монстра, отображали это изображение в мой мозг, который проанализировав это видение входил в ступор. Я мгновенно обдумывал и отбрасывал все возможные варианты борьбы с этой тварью в своей голове и не нашёл нечего подходящего, как взять со стены единственный горящий светильник и плеснуть маслом с этой горящей лампы, твари прямо в открытую красную пасть. Половина головы её воспламенилось. От сильной боли ящер повёл в сторону своей головой на длинной шее и со всего маху ударился головой о стену. Голова горела шипела и двигалась, иногда соскабливая копоть с каменного потолка пещеры. Тварь шипела во все стороны посылая, то эти ужасные звуки, то свой длинный раздвоенный язык. Горящее масло капало на пол пещеры а при быстром движении головы на длинной шее, маленькими огоньками разбрызгивалось по пещере.

На миг она замерла и я подобравшись снизу изловчился и со всей силы, воткнул свой деревянный кол в мякоть нижней части её головы, попав острой деревяшкой между костью нижней челюсти. Проткнуть голову насквозь не получилось, у меня не хватило на это сил. Но в этот момент, не успев выпустить из рук кол, который я держал мёртвой хваткой от испуга, я ощутил как сильная шея животного от наступившей резкой боли подкинула меня и я полетел в сторону выхода из пещеры. Перелетев через горящий костёр и перекатываясь по пыльному полу, я оказался у ног заспанных Стоуна, Ливана и кажется Сандро. Мне кто то помог встать на ноги. Тварь билась в конвульсиях с колом в голове, грозясь развалить каменную кладку стены Ника. Алые капли крови брызгая во все стороны раскрашивали пещеру в тёмные цвета. Потолок же наоборот становился светлее от следов её бесконтрольно двигающейся в конвульсиях головы.

Чем помочь Лёсинхо? -услышал я голос мужчин.

Не подходите!-крикнул я дрожащим голосом и только теперь кое как придя в себя, я осознал как меня трусит. Я тяжело и часто дышал, дрожь во всё теле не проходила.

Со временем голова рептилии всё слабей и слабей двигалась в полумраке. Цепляя воткнутым в голову колом о стену под собой, кол теперь сам наносил уколы и новые небольшие повреждения мозга этого ящера. После каждого такого укола в мозг, тварь инстинктивно резко задирало голову и с сильным глухим звуком билось о каменный прокопченный потолок пещеры. Пещера наполнилась запахом железа- мерзким запахом крови.

Я поднял и посмотрел на свои руки они были в крови. Видя уже слабо шевелящуюся голову рептилии, я не имея больше не каких сил, уселся на пол пещеры...

... Возле меня бегали мужчины, что то говорила мне моя Миса. Она вытирала от капель крови моё перекошенное страхом лицо, обнимала меня и плакала. Кто то добавил в костёр дров, кто то разжёг опять все пять осветительных ламп...

...Миса облила меня прохладной водой и я очнулся. Какое то вокруг меня движение... Слишком много внимания... Все что то спрашивают у меня и говорят...

Миса дала мне попить воды. Я жадно и громко, вместе с воздухом выпил воды и посмотрел на стену. Монстр был без движений.

По прикоснувшемуся в стену колу, из под головы мёртвого животного стекала багровая жидкость и застыв где то на его середине, свисала с кола мерзкой тёмной сосулькой...

Я постепенно приходил в себя. Увидев перед собой заплаканное лицо своей Мисы, я молча её обнял. Остальные люди стали молча покидать пещеру...

...Первое, что я услышал, это слова Мисы- Лёсинхо, ты задушишь меня.

Я разжал своё объятие и поцеловал свою напуганную девочку... Я увидел, что кто то дал ей свой плащ в котором она полностью утонула...

Я напугалась Лёсинхо, ты меня напугал!- слышал я её голосок.

Мы её убили- сказал я.

Да Лёсинхо, ты её убил, она уже мёртвая-сказала Миса, видя, что я ещё слегка был не в себе.

Я отстранил свою стрекочащую маленькую женщину и решил выйти и посмотреть на монстра снаружи.

Ты куда?-только услышал я вопрос Мисы.

Я вышел из пещеры. Уже наступили утренние ранние сумерки. Рядом с выходом толпились мужчины, они что то рассматривали и обсуждали. Я хотел посмотреть на тварь, которая хотела залезть в мою пещеру. Ухватившись за каменную стену, я наклонил своё тело над пропастью и стал внизу искать висящее животное, но его я там не увидел.

Сандро понял моё недоумение и сказал- Лёсинхо, вон оно!

Я глянул на него своим перекошенным и наверное бледным от испуга лицом и понял, что нужно смотреть вверх а не вниз...

Меня уже не чего не удивляло на этой планете, по крайней мере я сейчас так это почувствовал. Может потому, что я тут уже к многому привык, а может потому, что самое страшное было уже позади...

Огромная и толстая змея, зацепившись своим длинным телом за неровности скалы свисала от самого каменного водяного канала с верху, который подавал воду в пещеру. Её извилистое , неподвижное тело обвивалось вокруг толстых выступов обрывистой каменной стены. Часть её тела и голова через закопченную дырку скрывалась в нашей с Мисой в пещере.

Я выпрямился и зашёл в пещеру. Меня встретила встревоженная Миса. Я её обнял и начал целовать.

Ты ведь мог погибнуть-тихо сказала она, целуя и обнимая меня.

Ты ведь могла погибнуть- тихо сказал я ей и посмотрел в её ещё сырые и любящие меня встревоженные глаза.




Голосование:
За - 0 Против - 0
Авторизуйтесь для голосования
Комментарии к работе
Нет комментариев
В Мы ВКонтакте
f Мы в Facebook
Сталкер Зона Творчества

Закрыть окно