Искусство и творчество, воображение и вдохновение – социальная сеть для творческих людей Сталкер. Зона Творчества
СОЦИАЛЬНАЯ СЕТЬ ДЛЯ ТВОРЧЕСКИХ ЛЮДЕЙ
 

Кн. 3. гл 2. ЭТИ ОБЫЧНЫЕ, НО ТРЕВОЖНЫЕ ХЛОПОТЫ.



Кн. 3. гл 2. ЭТИ ОБЫЧНЫЕ, НО ТРЕВОЖНЫЕ ХЛОПОТЫ.

ЭТИ ОБЫЧНЫЕ, НО ТРЕВОЖНЫЕ ХЛОПОТЫ.

Я проснулся первым. Свет струился в пещеру из входа в неё. Моя правая рука затекла. На ней сладко спала моя любимая женщина. Вернее на моей руке лежала её симпатичная тёмноволосая, коротко остриженная головка.

В пещере было тепло и тихо. Осторожно разминая руку, периодически сжимая её в кулак, я таким образом случайно разбудил Мису. Её голова немного то поднималась то опускалась от работающих развитых мышц на моей руке.

Что уже утро?-спросила она и повернулась ко мне.

Ко мне повернулось моё нежное создание. Конечно я не удержался и обняв свою девочку начал её целовать. Она отвечала мне взаимностью, пока я не встал на колени и не стал расстёгивать на ней одежду.

Лёсинхо, мы не одни, нас могут заметить-сказала она.

Она села на свои колени и застёгивая свою одежду и нежно меня поцеловала.

Первый раз я услышал такие слова. Да-понял я-началась новая жизнь с новыми правилами, которые мне теперь возможно не всегда будут нравиться.

Я люблю тебя-сказал я Мисе и улыбнулся.

Я тоже тебя люблю,-сказала она и встала, продолжая застёгивать расстёгнутую мной одежду.

Я сидя, с огромным наслаждением смотрел за грациозными движениями моей любимой женщины.

Интересно- подумал я- я когда нибудь насытюсь её молодым и таким манящим к себе телом?

Я пойду отнесу им воду-сказала Миса, прервав мои приятные мысли и взяла небольшую ёмкость с водой и один глиняный стакан.

Хорошо малыш, а я приготовлю завтрак-сказал я, вставая и вытряхивая с себя остатки сна.

Миса вышла из пещеры. Я быстро собрал расстеленные плащи и задул, горевшую ещё с вечера масляную лампу. Сняв кусок мяса с деревянного кола, воткнутого в глиняную стену пещеры, я его быстро нарезал и разложил на небольшой тарелке.

Завтрак готов-подумал я и взяв в руку немного моющего средства, умылся в прохладной воде нашего журчащего источника.

Зашла Миса. Я вытираясь, смотрел на неё.

Они все спят-сказала она.

Конечно, они сильно устали-ответил я, вешая полотенце на лиану.

Ну там и запах-сказала Миса, покачав головой.

В этом нет нечего удивительного-ответил я. Нам совсем неизвестно, где они бродили всё это время и что они вообще пережили-сказал я, садясь за стол.

Иди кушать- позвал я Мису к столу.

Миса умывшись, тихо подошла и села напротив меня. Своей очаровательной ручкой она взяла отрезанный кусок высушенного мяса и стала медленно его жевать.

Завтрак прошёл в тишине. Моё волнение и волнение моей женщины было заметно нам обоим. Мы слишком хорошо друг друга знали. Есть особенно не хотелось. Мы съев по куску мяса, запили их подслащённой водой. Оставшееся приличное количество мяса моя женщина отнесла к спящим людям в пещеру.

Миса вернулась и я сказал-ну что, пошли моя девочка, нам надо работать.

Я взял сумку для рыбалки на всякий случай. Миса взяла стаканчик, для сбора соли. Мы с ней отправились вниз.

Выйдя из пещеры я зажмурился. Яркий погожий денёк сопровождался не сильным прохладным ветерком, дующим с океана. Океан был свеж и блестя бирюзовым цветом воды был не спокоен. Небольшие волны набрасывались на пустынный, на наш с Мисой каменистый берег и с шумом отступали, волоча за собой гальку, постепенно и медленно шлифуя её до безупречно округлой формы. Океан уже работал, как работал наверное и до нас много миллионов лет назад.

Миса уже довольно уверенно спускалась сама по каменным прожилкам отвесной скалы. Я же это делал практически автоматически: пять шагов вперёд-наклониться от выступа сверху, ещё три шага, слегка прогнуться, чтоб пропустить справа от себя, камень, торчащий из стены, ещё несколько шагов и повернувшись спиной к океану прошёл как всегда узкий отрезок пути в четыре шага, потом опять наклон тела, затем лишь отвод головы в сторону и так до самого берега.

Миса уже внизу, ловя равновесие на трёх каменных ступеньках, ловко спустилась на светлый галечный берег. Через мгновение и я спрыгнул за ней. Она уже была готова двигаться дальше, но я ей не дал это сделать. Бросив на гальку сумку, я развернул её к себе и обняв крепко, её поцеловал. Вдыхая запах её ещё коротких тёмных волос, я целовал её ушко и шейку. Она обняла меня держа в правой руке глиняный стаканчик.

Мой родной человек на весь этот дикий мир-подумал я.

Пойдём уже Лёсинхо- сказала она мне ласково и слегка отстранившись от меня, посмотрела мне в глаза.

Господи, девочка, как же я тебя люблю-тихо почти шёпотом сказал я и в моих глазах то ли от ветра, то ли от чувств выступили слёзы.

Пойдём-тихо ответила она и протянула мне свою свободную левую ручку.

Я взял брошенную сумку и пошёл с Мисой рядом. Вспомнив об упавшем хворосте, я немного изменил направление и подойдя к куче веток под отвесную скалу над нашими пещерами, попросил Мису здесь чуть постоять. Я собрал весь хворост, который падением с высоты слегка разбросало и побило на мелкие части и отволок его под скалу, к подъёму наверх.

Моя женщина молча ждала моего возвращения. Улыбнувшись мне и жмурясь от света яркой дневной звезды, она стояла не в тени нависающей над ней скалы, так как сегодня с утра было слегка прохладно.

Я подошёл к ней и хотел опять заключить её в свои объятья, но она как всегда угадав моё желание, протянула мне сумку и сказала-пойдём уже, у нас много дел.

Мы держа друг друга за руки и шурша гравием, не спеша обогнули каменный мыс и оказались перед нашими рыбными ловушками.

Они были повреждены не сильно. Разрушены слегка были лишь перегородки между ними. Восстановить всё это мне не представляло труда.

Миса разулась и закатив свои штаны, пошла на камень за солью. Я стал восстанавливать каменные ячейки. Трусливые ящеры пробегая здесь вчера, лишь только своими ногами слегка сдвинули каменные ограждения в разные стороны и всё. Но зато когда они сначала двигались в сторону нашего огорода и ещё не были напуганными грохотом фильтра, они съели всю вонючую разложившуюся здесь рыбную приманку.

Естественно рыбы и крабов в ловушках теперь из за этого не было.

Пока Миса собрала с сухого плаща соль, я восстановил все наши ловушки. Я подошёл к камню и помог ей намочить плащ в солёной воде океана и позже, когда она его расстелила вновь на камне, с него спуститься. За это я заработал сладкий поцелуй и её приятную улыбку. Выбравшись на берег и слегка высушив ноги, мы отправились обратно.

Лёсинхо, а нам хватит теперь еды?- прервала она тишину.

Я посмотрел на свою женщину и в моей голове моментально пронеслось воспоминание, как за целый год наша с Ником кладовка меняла своё количество вяленого мяса и рыбы.

Должно хватить- будучи в этом не полностью уверенным, ответил я и моя рука, несущая пустую сумку в которой сегодня не было рыбы непроизвольно приподнялась оценивая её лёгкий вес.

Миса серьёзно посмотрела мне в глаза. Я отвёл свой взгляд. Моя обеспокоенность, которая пряталась где то глубоко в моём мозгу, вспыхнула опять и с новой силой.

Мои волосы и наши одежды трепал прохладный океанский ветерок, периодически отдаваясь шумом в наших левых ушах.

Миса у меня больше нечего не спрашивала. Подойдя к подъёму, я отдал ей пустую сумку с чистым плащом, а сам собрав хворост, стал медленно подниматься на верх.

Оставив хворост у входа в пещеру и бросив сумку с плащом в пещере, Миса взяла металлический контейнер с питьевой водой и мы с ней отправились наверх. Первый раз я, проходя мимо своей родной пещеры, старался это делать тише, прислушивался к её внутренним шумам и шорохам. Но там было тихо. Первый раз я настороженно заглянул в её тенистую глубину. Все незнакомые мне люди спали. Мясо на блюде, принесённое Мисой, лежало нетронутым и возле него крутилось несколько мелких летающих насекомых...

Я вышел из пещеры, Моя женщина стояла снаружи в тени скалы и без улыбки смотрела на меня выжидая моих хоть каких нибудь утешительных слов.

Все ещё спят-тихо сказал я и мы пошли с ней на верх.

Нас тревожили, нас обоих терзали мысли- кто эти люди. Что от них ожидать и как теперь всё будет?

Поднявшись на верх, я отправился за ветками нашим животным. Миса молча шла следом.

Обойдя огород Ника, раскинувшийся между крупными деревьями на краю сырого оврага, мы с Мисой забрели в дебри смешанной растительности, содержащей в себе крупные деревья и мелкие густо облиственные кусты. После окончания засухи, тут давно теперь вовсю бушевала зелень. Я быстро наломал огромную охапку зелени. Несколько небольших веток дал и своей молодой женщине. Она любила кормить птицу. Эти местные пернатые ей очень нравились.

Аккуратно пройдя сквозь парящие поляны, выбирая дорогу между не сильно кипящими ямами, я с ней стал приближаться к нашей ферме. Так как ветер дул с безбрежного океана то до нас стали долетать обрывки, громких птичьих голосов, а чуть позже появился и неприятный запах идущий от загонов наших диких свиней.

Подойдя к краю скалы, я сбросил вниз свою зелёную охапку. От этой неожиданности весь птичий гам на некоторое время затих, но вскоре сквозь деревянные прутки плетёной ловушки показались красивые головки птиц на длинных шеях. Они уже поняли, что им принесли свежую зелень и значит чуть позже дадут и свежей воды.

Слегка похрюкивали и дикие свиньи. Они задирали свои волосатые морды и шевеля своими влажными и плоскими носами, жадно вдыхали воздух, поглядывая на нас. Они пытались в воздухе уловить запах принесённой нами пищи. Но ветер дул к сброшенным веткам, а не к свиньям и их попытки что то унюхать, были тщетны.

Оглядев весь наш с Мисой зверинец, я успокоился, что тут всё цело. В глаза возле птичника мне бросился стоящий фильтр. Я оставил его тут ещё вчера, после разгона трусливых ящеров и так и забыл его тут. Эта нервотрёпка и мои переживание из за внезапно возникших жизненных перемен, его отсутствие в нашей пещере я практически не заметил.

Я оторвался от своих мыслей и наблюдений и увидел, что моя Миса ждёт когда я спущусь вниз и помогу спуститься ей. Так было всегда. Я решив исправить свою ошибку подошёл к ней и молча её обнял. Свои ветки она не отпускала, но голову молча положила мне на грудь.

Моё сердце начало биться сильней. Нас слегка покачивал несильный прохладный ветерок. Мне было очень хорошо. Так бы и простоял всю вечность, всю свою жизнь, обнимая любимую своего человечка...

Пойдём кормить животных-тихо, откуда то снизу услышал я дорогой мне голос.

Я очнулся и откинул в сторону приятные ощущения. У меня ещё со вчерашнего вечера появилась боязнь потерять свою Мису. Не знаю на чём она была основана, но теперь я наслаждался каждым мгновением, когда находился с ней рядом...

Я быстро спустился вниз и почти сразу принял в свои объятья спустившееся грациозное тело моей женщины. Она, зная какое будет дальше продолжение в моих действиях нежно выскользнула из моих объятий и улыбнувшись мне, пошла к своим голодным птицам.

Мне не чего не оставалось, как подобрать брошенные мной ветки и раскидать их по грязным загонам. В нашем хозяйстве началось оживление.

Я взяв глиняный тазик поднялся на верх и отправился за водой. Ветер меня счастливого и одурманенного от любви слегка трепал и оглушал своим шумом. Я остановился и поставил таз на каменный грунт закрыл глаза и развёл свои руки в стороны, ладошами вверх. Я был счастлив и мне казалось, что я просто сейчас на этих эмоциях осторожно оторвусь от поверхности планеты...

Как же мне хорошо-подумал я. Надо жить и ловить каждую минуту, каждое мгновение моего счастливого состояния, ведь так будет не всегда...

Я открыл глаза и чуть ещё постояв, позже опустив руки взял грязный таз и отправился за водой.

Вскоре я вернулся. И опять та же самая картина, которую я имею возможность наблюдать каждый день. Моя любимая женщина сидит на корточках и держась своими руками за прутья птичника, молча наблюдает за птицей.... Её ровная спинка, отчётливо подчёркивает её прекрасную фигурку.

Наверное я всё таки сумасшедший -подумал про себя я. Наверное нельзя так любить, может я уже надоел Мисе со своими нежностями-крутилось в моём мозгу...

Миса повернула свою почти мальчишескую головку в мою сторону и молча как всегда в этой ситуации мне улыбнулась.

Я стал спускаться вниз и наливать воду нашим животным. Миса немного зачерпнула воды и для своих птиц.

День перевалил на вторую половину. Светило было ещё высоко.

Дел на сегодня больше не было.

Я опустился со своих лёгких и восторженных эмоций на свои ноги, когда вспомнил опять, что у нас пещера полная спящих незнакомцев. Моё счастье слегка поблёкло.

Миса опять стоя смотрела на своих птиц. Я думал о людях. Сегодня наверное ещё мало кто проснётся, а завтра уже будем знакомиться.

Пойдём малыш в пещеру-сказал я, прервав затянувшуюся тишину.

Миса оторвалась от своих птиц и опять мне улыбнулась.

Подойти и опять крепко обнять свою любовь?- подумал я и сдержался.

Я взял фильтр и выбрался на верх из огорода и подал Мисе руку. Через мгновение она уже была рядом со мной и слегка тяжело дышала.

Нет, не буду я себя не в чём ограничивать-пронеслось в моей голове и я обнял свою женщину снова. Я обнимал своими руками прекрасную тёплую фигурку своей Мисы.

Пойдём Лёсинхо — сказала Миса.

Я разжал свои объятия и мы отправились в пещеру. Двигаясь в наше жилище, я подумал, что необходимо как можно быстрей бросить какую нибудь приманку в рыбные ловушки, иначе в ближайшие дни свежей рыбы у нас не будет.

Мы спустились на каменную жилу отвесной стены, прибрежной скалы и стали двигаться к пещере. Ещё издали я заметил у входа в нашу пещеру, сидящего на камне раздетого по пояс мужчину. Миса шла за мной и что то тихо говорила, я же, уже полностью насторожился. Приблизившись к нему, я остановился и положил фильтр. Миса поняв причину моей остановки, замолчала.

Мужчина, увидав нас попытался встать, но ему это далось очень тяжело.

Сиди-сказал я- не надо вставать.

Он с удовольствием опять сел. Слабый ветерок с океана гнал от мужчины густой и резкий запах его пота. Из под грязи и усталости, на сколько это было возможно понять, на меня смотрел мужчина лет пятидесяти. Его лицо и спина имели мелкие тёмные впадинки -следы от прошлых крупных прыщей, часть из них были свежими красноватыми буграми на всём его теле и лице. Мне было понятно, что его так обсыпает давно, возможно и всю его жизнь, возможно его организм так воспринимал, принимаемую им гадкую пищу с планеты Югрос. Он был светловолосым с добрым взглядом, несмотря на его крючковатый нос и испорченное бывшими многочисленными мелкими прыщиками лицо.

Меня зовут Ливан- проговорил он, слегка дружелюбно улыбаясь.

Я Лёсинхо, а это моя Миса- сказал я, немного отпрянув в сторону, чтоб он смог увидеть мою женщину и продолжил- предлагаю уже нормально познакомиться завтра, а сейчас тебе советую немного поесть и опять лечь спать.

Да-закивал он -спасибо, там наши все спят. Сейчас и я пойду.

Там есть у вас ещё еда на тарелке и вода?-спросил я.

Да спасибо, не волнуйтесь, всё есть, спасибо-незнакомец закончил говорить.

Я опустил глаза и улыбнулся, вспомнив себя, когда я перед Ником тут любезничал и без конца извинялся. Вроде этот нормальный- подумал я- похож на меня- мелькнула у меня приятная мне мысль.

Я пойду зажгу им на ночь одну лампу-сказала Миса и отправилась в пещеру.

Я стал её ждать. Мужчина смотрел заворожённым взглядом на океан, как когда то это делал я, ещё он с опаской поглядывал вниз, на берег.

Миса вышла из пещеры и мы отправились к себе. Миса зажгла лампы, я разжёг огонь и налив в фильтр воды, поставил его на огонь, чтоб сегодня на ужин распарить засушенную рыбу. Миса волнительно суетилась.

Всё будет хорошо-прервал я тишину.

Она слегка тревожно глянула на меня.

Я люблю тебя-сказал я.

Да мой любимый мужчина, я надеюсь тоже, что всё будет хорошо. Я тебя тоже сильно люблю-закончила она говорить, постоянно глядя на меня.

Сегодня мы рано управились по хозяйству и решили пораньше лечь спать.

...Закончив ужин, я стал стелить плащи у костра, а Миса полоскала посуду в источнике.

Я свою работу закончил первый и улёгшись на постель наблюдал снизу за движениями моей женщины.

Наконец то я дождался её прихода. Она легла рядом и я стал её обнимать и целовать. Наши дыхания становились глубже и слышнее. Я стал расстёгивать её одежду. Целуя её обнажённое по пояс тело, я чувствовал как оно реагирует на прикосновение к нему моих горячих губ. Она схватила мою голову за волосы и сильно прижала к себе. Все внешние звуки для нас затихли, мир вокруг наших шелестящих плащей исчез...




Голосование:
За - 0 Против - 0
Авторизуйтесь для голосования
Комментарии к работе
Нет комментариев
В Мы ВКонтакте
f Мы в Facebook
Сталкер Зона Творчества

Закрыть окно