Искусство и творчество, воображение и вдохновение – социальная сеть для творческих людей Сталкер. Зона Творчества
СОЦИАЛЬНАЯ СЕТЬ ДЛЯ ТВОРЧЕСКИХ ЛЮДЕЙ
 

Кн. 3. гл 1. ВСЁ ВОЗВРАЩАЕТСЯ, ВСЁ ПОВТОРЯЕТСЯ.



Кн. 3. гл 1. ВСЁ ВОЗВРАЩАЕТСЯ, ВСЁ ПОВТОРЯЕТСЯ.

27. 09. 2014.г.

КНИГА- 3.

ВСЁ ВОВРАЩАЕТСЯ, ВСЁ ПОВТОРЯЕТСЯ...

ТРЕПЕТ ПЕРЕД БУДУЩИМ.

Я с большой охапкой хвороста и лёгким волнением подошёл к краю скалы, к свисающей вниз лиане.

Безупречно круглое светило уже зашло за горизонт далёкой и изрытой пустыни.

Я сбросил сухие ветки с заболевшего плеча на каменную поверхность скалы и заглянул вниз. Узкая дорожка, виднеющаяся из наступающих сумерек, ведущая в пещеру Ника уже была пустынна.

- «Я наверное достаточно долго простоял в своих раздумьях на парящей поляне, что все измождённые голодом и многодневным путешествием мужчины и женщины, уже успели здесь пройти»-промелькнула у меня мысль.

Теперь, полностью убедившись, что я никого не ударю спускаемыми ветками, я наклонился за свисающей лианой. Подтянув её к себе, я привязал к ней ветки и стал их осторожно спускать вниз. Когда лиана практически закончилась в моих руках и мне осталось только наклониться и осторожно выпустить её из рук, дрова внизу вдруг отвязались и с грохотом свалились на каменистый берег.

Я слегка мысленно выругался. Вытянув обратно наверх опустевшую лиану, я уже надёжнее к ней привязал оставшиеся у меня ветки и уже более осторожно спустил их вниз.

Лиана с ветками кончилась и натянулась, повесив хворост перед самым входом в пещеру Ника.

После этого, я с пустыми руками направился по краю скалы, к спуску в пещеру.

Падение хвороста на берег меня слегка расстроило.

- «Лишь бы это не был плохой знак!»-подумал я.

Хотя с лианой всегда и раньше приходилось возиться. Если перетянешь узел с ветками, потом мучаешься его развязываешь, если не дотянул узел надёжно, хворост обрушивается на берег.

От моего друга Ника, на лиане мне досталось в наследство, два не развязанных на ней узла.

Подойдя к висячему хворосту я отвязал его. Зная, что в пещере ещё были дрова, я решил упавшие на берег ветки приволочь в пещеру уже завтра. Взяв отвязанные ветки в руки, я зашёл в пещеру Ника.

Миса только что разожгла костёр. В пещере горели все три светильника и не смотря на большое количество в ней людей, здесь стояла полная тишина.

Миса, увидев меня, встала с камня, который стоял рядом со столом. Она мне не улыбнулась, она была встревожена. Слишком много событий произошло за сегодняшний день.

Пещера помимо запаха дыма и жаренного мяса, которые постоянно в ней присутствовали и стали для меня почти родными, ещё наполнилась незнакомым мне запахом давно немытых человеческих тел.

Мужчины и женщины молча сидели на каменном полу, упёршись своими спинами в глиняную стену пещеры. Они молча и заботливо помогали женщинам пить воду, периодически поднося им её в моих грубых, глиняных стаканах, к их потресканным губам.

У каждого в руке был небольшой кусок вяленого мяса, которым их заботливо угостила моя Миса.

Миса, смотрела то на меня, то на незнакомцев, она была непривычно для меня серьёзная и напряжённая.

Посмотрев на сидящих людей, я подумал:

-«-какие же вы сейчас все одинаковые и как вам мало сейчас нужно. Каждый из сидящих наверное сейчас думает только над одним- я хочу есть и пить. Позже появится желание выспаться и отдохнуть.

Вроде вполне естественные желания, но что человек за существо такое, если будучи сытым, одетым и обутым, в его мозге появляются всё новые и новые желания заиметь что то ещё и ещё.... Для чего он об этом всём мечтает?- чтоб получать очередное удовольствие от приобретения чего то … И так мы со своими желаниями лезем всё выше и выше. И всё более и более нас сытых, одетых и обутых Жизни и нам самим всё труднее и труднее чем то порадовать. А ведь чтоб получить всё тоже удовольствие не обязательно заиметь что то с ног сшибательное, чего нет у других. Достаточно просто вот так, как эти люди немного поголодать или побыть в другой какой нужде и после этого получить такую же радость от простого куска мяса или глотка воды, как от той же никому не нужной но с ног сшибательной безделушки».

Богатые люди могут себе позволить многое в том числе и в удовольствиях, но познав всё и достигнув предела, той границы, за которой уже пустота и нет ничего нового, они сетуют на Жизнь, что она скучна.

Не так богатые люди достигают своего предела материальных возможностей и видя, что у других чего то имеется больше, что кто то, а не он, может съесть печёнку какого то экзотического и редкого животного - сетуют на Жизнь, что она не справедлива.

Ну а те, что не выдержав этой гонки, этого темпа, сваливаются вниз на самое дно общества считают эту Жизнь жестокой...

Только этих восемь человек, сейчас сидящих в моей пещере совсем не жалуются на Жизнь, а наоборот ей довольны, что она им дала чудесное спасение, хотя при этом они не жуют нежную печёнку экзотического животного с планеты Югрос, а грызут сухое и жёсткое мясо ноги какого нибудь местного и безобразного монстра...

Неужели через несколько дней окрепнув и набравшись сил, каждый станет индивидуальностью и порой не всегда приятной для меня? Ладно,- успокоил я себя,- может всё ещё обойдётся и они будут хорошими людьми и будут здесь мне помогать.

Весь приём пищи ими был в полном молчании. Немного подкрепившись и согревшись у костра, многие стали ронять свои головы от усталости и здесь пытаться укладываться на ночлег.

-Спать идём в другую пещеру!-громко сказал я.

Сидящие подняли свои уставшие головы и вопросительно посмотрели на меня.

-Берите свои вещи, я вас отведу-сказал я, решив их всех уложить в своей пещере.

Мужчины вставали со своих мест с трудом, своих женщин им пришлось поднимать. Все незнакомцы постепенно встали.

-Пойдёмте за мной, но только осторожно!- сказал я.

Я первый вышел в темноту, и усталая толпа очень медленно двинулась за мной.

Они шли на ощупь, спиной к тёмному и далёкому океану, перебирая своими усталыми руками выступающие с обрывистой стены камни.

Я зажёг лампы в нашей с Мисой пещере, собрал наши расстеленные плащи и первой зашедшей паре указал место, где им всем спать.

Они молча и устало все сели на пол в одной комнате. Я задул две масляных лампы и пожелав им спокойного сна, вышел из пещеры и отправился к Мисе.

Не успел я войти в пещеру, как Миса подошла ко мне и молча меня обняла.

Я очень хорошо понимал, что сейчас переживает моя женщина. Я стоял, держа одной рукой наши плащи и молча, крепко её обнимал другой рукой.

В пещере ещё присутствовал посторонний запах, чужих мне и моей Мисе людей.

Миса оторвав свою голову от моей груди, посмотрела мне в глаза и ими молча меня спросила:

- что теперь будет Лёсинхо?

Мне ответить было нечего. Я опустил свои глаза и опять приблизил её головку к своей груди. Мы молчали...Я стоял и крепко обнимал свою любимую женщину. Мне больше нечего не хотелось в этой жизни делать....

Костёр за спиной моей Мисы прогорел и я это хорошо видел.

Давай что нибудь съедим-сказал я меняя тему нашего мысленного разговора- я проголодался.

Миса освободилась из моих объятий и тихо спросила-что ты хочешь рыбу или мясо?

Рыбу сейчас отпаривать не на чем, давай кусок холодного мяса-ответил я.

Взяв с её слегка дрожащих рук кусок мяса, я наколол его на деревянный прут. Присев у костра, разогрел его на углях и уже шипящим положил на тарелку. Обжигая свои пальцы нарезал его на несколько кусочков.

Я и Миса молча поели. Мясо ещё осталось в тарелке. Я много не съел, да и она тоже. Меня начал сваливать подбирающийся ко мне сон.

Глядя на куски мяса, не поднимая головы и не глядя на свою встревоженную женщину я сказал - давай спать моя любовь.

Миса встала с камня и опять вопросительно посмотрела на меня и спросила -Лёсинхо, что теперь будет?

Не знаю девочка моя-ответил я и продолжил-если они окажутся нормальными людьми, то всё будет хорошо.

А если нет?-спросила она.

Не знаю, я нечего теперь не знаю-ответил я и оторвал, вставая своё тело от камня и начал у прогоревшего костра бросать наши плащи.

Я знаю одно, что тебя моя любовь я не кому не дам обижать- только теперь я закончил отвечать Мисе на её сложный вопрос, растянувшийся на весь не многословный между нами сегодняшний вечер.

Я расстелил плащи и бросив толстую дубину в очаг, потому что мне почему то показалось в пещере прохладно, стал ложиться.

Давай спать малыш, хватит приключений на сегодня- проговорил я не глядя на Мису и продолжил- завтра утром отремонтирую рыбные ловушки, а наши пришельцы наверное будут теперь спать целые сутки, восстанавливая свои силы. А там поглядим, что будет дальше.

Миса молча подошла ко мне и наклонилась. Я уложил её между костром и своими объятиями, считая, что ей тоже сейчас не по себе как и мне и так же как и мне прохладно...

Прокопченный потолок пещеры Ника играл тусклыми вспышками огня и приятно убаюкивал.

Сколько раз я смотрел в этот потолок-подумал я, и будучи кем я на него смотрел? Когда то таким же одноглазым и больным пришельцем и не желанным гостем для него, как и те люди из соседней пещеры. Потом верным помощником Нику, позже уверенным в себе хозяином с любимым человеком рядом, а теперь неуверенным членом будущего общества возможно в котором мне предстоит верховодить. Как мне этого всего не хочется....

...Через некоторое время толстая дубина перегорела пополам в очаге свободным от фильтра, который мы оставили у птичника, и слегка её толстые концы не громко стукнувшись о пол пещеры за пределами очага и подняли небольшой сноп искр.

Я закрыл глаза, я засыпал тревожным сном...




Голосование:
За - 0 Против - 0
Авторизуйтесь для голосования
Комментарии к работе
Нет комментариев
В Мы ВКонтакте
f Мы в Facebook
Сталкер Зона Творчества

Закрыть окно