Искусство и творчество, воображение и вдохновение – социальная сеть для творческих людей Сталкер. Зона Творчества
СОЦИАЛЬНАЯ СЕТЬ ДЛЯ ТВОРЧЕСКИХ ЛЮДЕЙ
 

Кн. 2. гл 44. СМЕРТЬ НИКА.



Кн. 2. гл 44. СМЕРТЬ НИКА.

СМЕРТЬ НИКА.

...Лентин, друг, вытащи меня отсюда-сказал обезумевший или в бреду Ник и сделал попытку встать.

Я с трудом лишь смог только посадить его. У меня уже просто не было никаких сил тащить скользкого от пота мужчину, который был в раза два тяжелее моей Мисы.

-Лёсинхо, я не хочу тебе пачкать своей бесполезной жизнью...и... своей бестолковой смертью... пещеру...

Сказав это, Ник наклонился вперёд и упав на выставленную вперёд левую, здоровую руку, он, при помощи одной руки и двух ног, медленно пополз к выходу, навстречу свету, на встречу начинающемуся новому дню...

Он был по пояс голый и очень скользкий от пота, и мне очень трудно было ему чем либо помочь.

Я встал над ним и пытался хоть немного приподнять тяжёлое и сейчас совсем неподъёмное для меня его тело.

Его влажная спина была полностью облеплена желтоватой, глинистой пылью, мелким мусором и мелкими косточками и рыбной чешуей с пола его пещеры. Той чешуей, которую когда то выносливый, сильный и ко всему приспособленный Ник, с лёгкостью счищал с ловко пойманных им рыб....

Ник упрямо полз и что то несвязное, тихо бормотал, может он бредил, я не зал.

Мне на эту картину, упорно ползущего, умирающего человека, невозможно было смотреть. Меня разрывали чувства жалости к умирающему моему другу, потому, что у меня была душа человека, потому, что я никогда не был преступником!

Мне хотелось выйти из пещеры и со злости и отчаяния, заорать это, во всё своё горло, на всю эту дикую и жестокую планету, что я им никогда не был!....

Заорать на всю эту вселенскую несправедливость:

- за что мне это всё выдалось терпеть?!?

Ник упорно лез, он поднимал небольшие облачка пыли, своим прерывистым и не глубоким дыханием.

Опухшая и не естественно потемневшая рука, беспомощно болтаясь и безучастно волочась за Ником, оставляла за собой неровный след на пыльном полу пещеры...

Передо мной разворачивалась страшная картина борьбы между жизнью, здоровьем и смертью. Здоровье уже смерти проиграло, теперь медленно проигрывала и жизнь, этого, когда то здорового, сильного и выносливого человека....

-...Вот я вышел Лентин..-сказал Ник и улыбнулся.

Он добрался до выхода из своей пещеры практически самостоятельно...

-Лентин,друг, помоги мне сесть!...

Я очнулся о своего тихого, внутреннего, нервного срыва и помог Нику сесть, облокотив его спиной о каменную кладку входа в пещеру, сделанную им же.

Он посмотрел на меня и улыбнулся:

-а...Лёсинхо... Как обычно говорят... он кивал головой и улыбался сам себе... а... всё будет хорошо-он улыбнулся и договорил -вроде так?...

-Да Ник-ответил я ему- всё будет хорошо-сказал я и в этот момент из моих глаз брызнули слёзы.

Ник опять поднимая отяжелевшую голову, глянул на меня и сказал:

-Лёсинхо, а ты всё таки фартовый!

Он попытался улыбнуться.

Ник замолчал и опустил свою голову, он теперь опять что то неразборчивое бредил себе под нос и тяжело, и громко дыша, постоянно слабо кивал головой или она у него просто тряслась от сильного озноба...

Я глядя на умирающего друга, подумал:

-«Господи, какой же я стал чокнутый со своей жизнью на Югрос, на больного человека, находящегося при смерти подумал такую гадость... Совсем уже перестал верить людям!..»

По моим щекам текли горячие слёзы...

-Ник!- вдруг закричал я спохватившись.

Я сел напротив его, на свои колени и наклонился над ним.

Он попытался открыть глаза и приподнять свою голову.

Я своими руками поднял его голову, чтоб он мог смотреть мне прямо в глаза и я крикнул ему в лицо, что было сил, чтоб мои слова дошли до его, уже помутневшего сознания:

-Ник, друг прости меня! Ты слышишь! Ник! Прости!

Его глаза теперь закрылись навсегда, и сквозь свои руки я ощутил его последние слабые кивания...

Я убрал свои нервно трясущиеся руки. Голова Ника беспомощно упала ему на грудь...

Ник умер и первый, слабый луч, вышедшего из за далёкого горизонта светила, осветил его замеревшее лицо...

Его сознание понеслось с огромной скоростью, с этой дикой планеты в далёкий мир...Может он решил посетить последний раз Югрос, а может он уже в своём Золотом саду...

Я этого никогда не узнаю...

...Я устало сел рядом с мёртвым Ником над обрывом...

Внизу наверное, как всегда блестел своей голубизной вечный океан.

Я опустил голову и сидел так некоторое время в полном замешательстве...Спать мне полностью перехотелось...

Кусочек съеденного мной мяса, дал мне немного сил.

Рядом с мёртвым Ником воняла полная сумка с рыбой. Эта вонь постепенно вернула меня к реальности.

Я открыл её и увидел, что рыба в ней не разложилась ещё, а лишь протухла в тепле и сильно воняла. Исходя из этого я сделал заключение, что этой рыбе не больше двух дней, как она была поймана Ником.

Я стал собираться с мыслями и понял, что наверное уже двое суток не кормлены наши свиньи и птицы.

Я встал и зайдя в пещеру Ника, взял там весящий на коле плащ, которым, после того как я вышел из неё, накрыл сидящего, мёртвого Ника.

Затем, с мыслями, что мне сейчас необходимо что то делать, чтоб не сойти с ума, взяв в пещере нож и решил пойти на верх, что бы этой, вонючей рыбой покормить голодных свиней.

Проходя мимо своей пещеры, я бросил вонючую сумку снаружи и зашёл во внутрь.

Здесь полная тишина, моя Миса крепко спала. Она держала в своей грязной ручке маленький кусочек мяса, из чего я понял, что она немного поела и теперь спит, набираясь сил. Она нежно и почти бесшумно дышала...

- «Да»-подумал я- «замучил я её этим, трудным переходом. Да честно говоря и я уже был на пределе своих сил. Главное дошли и теперь всё у нас наладится..».- как то машинально думал я.

Я задул масляные лампы и взяв, свою вонючую ношу, отправился на верх, к голодным свиньям.

Я поднялся на скалу. Расстояние до свиней, мне из за моей дикой усталости показалось длиннее обычного. К своей небольшой радости ещё подходя к ферме, я услышал весёлую перекличку звонких, птичьих голосов.

- «Птицы живы!»- с радостью подумал я.

Я подошёл к краю скалы и увидел в свинарнике движение.

-«Вроде и животные все живы!»-подумал я и начал спускаться к ним.

Они, увидев меня, задрали свои головы и стали упираясь на каменную перегородку, вставать на задние лапы, ожидая от меня долгожданной еды.

Я разрезал рыбу на куски. Один кусок бросил в птичник, а остальные куски постарался дать каждой, голодной свинье.

Птицы клевали рыбу, а животные почти моментально всё проглотив, задрали на меня свои ненасытные морды.

Понятно, что они были ещё голодные. Последние ветки, принесённые сюда Ником несколько дней назад, валялись под ногами животных и уже не имели на своих стволах даже коры и были обглоданы до самых, толстых веток. Мне ничего не осталось, как отправиться им за зеленью.

Двигаясь по скальной поверхности и пошатываясь от хронической усталости, я думал о Нике.

- «Может, если бы я не ушёл за Мисой, может я ему чем нибудь бы смог помочь и этого бы не произошло?»-задавал я себе вопрос.

- «Хотя, если эта рыба имела ядовитые шипы, то не имея тут не каких средств, нейтрализующих яды, я ничем бы ему здесь не помог...»- немного успокоил я себя мыслями, что гибель моего друга совсем не зависела от моего долговременного ухода от сюда.

Я сорвал небольшую охапку веток и медленно приволок её в бывший огород.

- «Охапка веток была легче моей Мисы»- автоматически и мысленно сопоставил я.

День быстро достигал своей серёдки, уже было достаточно жарко.

Наступившая жара меня клонила в сон, моя усталость делала меня каким то пьяным и человеком не осознающим свои действия. Всё проходило в каком то полудрёме...

Я решил кое как раскидать ветки животным и больше себя уже ничем не мучить и отправиться спать.

Я дал корм голодным животным и не набирая им воды, отправился в пещеру.

- «Вечером дам воду»-подумал я.

Почти в полусонном состоянии, я спустился вниз, прошёл мимо сидящего, безмолвного Ника, выпил прохладной воды из контейнера и вернулся в свою пещеру к Мисе.

Миса мирно спала и лежала она уже на другом боку...

- «Моя любимая девочка!»-подумал я, укладываясь рядом.

- «Надо поспать хоть до вечера, а потом всё станет на свои места»-подумал я и как только моя спина коснулась расстеленного на пол плаща, я стал моментально засыпать в прохладной, тихой и тёмной, своей пещере...

...Не знаю сколько я проспал, но я почувствовал, что Миса нежно и ласково гладит мои волосы. От этих касаний не проснуться я не мог.

Не открывая глаз я ей улыбнулся и сразу услышал её ласковые слова:

-просыпайся мой мужчина, твоя женщина хочет кушать.

Я стал постепенно открывать глаза и сразу заработал от неё сладкий и нежный поцелуй.

-Как там твой Ник?-спросила она.

С моих уст слетела улыбка и я сказал:

-Ник умер. Мой друг, который меня тут столь кому научил-умер!

-Да, это очень плохо, когда умирают близкие люди-сказала она.

-Очень жаль твоего друга. Ты столько мне хорошего про него рассказывал и к сожалению я с ним не успела познакомиться.

Миса немного помолчав, добавила:

-вечного, голубого неба ему над головой...

В пещере повисла молчаливая пауза...

Через большой промежуток тишины, Миса тихо спросила:

- Лёсинхо, я выглядывала из пещеры, там так высоко, как ты меня сюда занёс?

-Я уже сам не знаю как малыш я это сделал, я этого просто не помню-сказал я.

-Как и я-ответила она и сразу удивлённо и тихо сказала:

-а что там внизу так много воды и она вся была ваша с Ником?

-Да Миса, теперь она наша с тобой-ответил я вставая.

-Ты побудь здесь, я пойду принесу что нибудь поесть.

Я постепенно просыпаясь, прошёл мимо всё так же сидящего, мёртвого Ника, зашёл в пещеру к нему и взяв приличный кусок висящего на лиане мяса, нож и контейнер с водой, вернулся к Мисе.

-Давай кушать и потом у меня много дел-сказал я.

-А ты отдыхай моя девочка, после еды ложись опять спать, а завтра я тебе здесь всё покажу-тихо сказал я Мисе.

-Хорошо милый, я и на самом деле еле стою на ногах-согласилась она.

У меня было огромное желание, напоить животных и к тому моменту, как завтра утром проснётся моя Миса, навести полный порядок в пещере Ника и его самого к этому времени где нибудь похоронить.

Мы быстро и молча поели и дав Мисе выпить подслащенной мёдом воды, которая ей очень понравилась, я отправился на верх.

Короткий сон и хорошая, калорийная пища на меня хорошо подействовали. Ко мне стали возвращаться силы.

Я спустился к животным и взяв там глиняный кувшин, сходил им за водой. Птицы жадно пили воду, бестолково стоя в своём тазике с грязными ногами и пачкая её.

Животным мне пришлось за водой ходить три раза. Они жадно пили её, громко при этом чавкая и отрыгивая проглоченный от жадности воздух.

Напоив животных, я пошёл и нарвал им ещё малость зелени, чтоб уже утром следующего дня, начинать каждый день с этой процедуры и восстановить всю ежедневную, хозяйственную последовательность в полном порядке.

Повсюду стояла полная тишина. День медленно заканчивался и жаркая, дневная звезда приближалась к горизонту.

Рассматривать поляны, попалось ли что нибудь там в кипяток или нет , я не стал, оставив эту работу себе на завтра.

Я спустившись вниз, зашёл в пещеру. Миса спала и её милое личико опять стало набирать жизненные соки, радуя меня своей нежной, почти детской привлекательностью.

Я тихо снял в пещере рубаху, бросил её там и вышел.

Теперь мне предстояла самая тяжёлая работа. Мне необходимо было до утра как нибудь похоронить тело Ника.

Я знал, что таща его даже ночью мне будет очень трудно и жарко...

Сначала я его хотел закопать возле оврага и его огорода, но, дотащив его до развилки скальных тропинок, которые шли вверх и вниз, я понял, что на верх один я его не выволоку. Ник был крупнее моего друга Улваса и я принял решение тащить его вниз на берег.

Светило скрылось уже за горизонтом, а я всё ещё покачиваясь и кряхтя, тащил тело Ника по узкой, скальной тропе, вниз к побережью.

Под его руки я продел плащ, собрав концы материала за спиной у Ника. Это был плащ, которым я его накрывал. Тащить тело Ника таким образом было намного легче, чем как либо по другому.

Когда на небе появились первые звёзды, я с Ником уже спустился на каменистый, светлый берег.

Теперь мне предстояло самое трудное, тащить тяжёлого человека по выскальзывающей из под моих ног гальки.

Чуть отдохнув, я потащил Ника в сторону, где из воды торчали ещё рёбра мёртвого, крупного животного, которое когда то дало нам так много мяса и жира для нашего нынешнего освещения пещер.

Иногда отдыхая от такой непосильно работы, я разговаривал с мёртвым Ником. Я его за всё благодарил, за то, что спас мне жизнь и извинялся, за всё плохое, что думал здесь про него. Периодически у меня появлялись слёзы...

К середине ночи, длинная не глубокая, серая борозда, посреди светлеющей гальки на фоне бледного света узкой и грустной Луны, протянулась вдоль берега, от скалы с нашими пещерами, до торчащих рёбер животного из тёмной и спокойной воды.

Всё, сегодня я больше ничего сделать уже не мог. И конечно закопать его в обтёсанные океаном камни у меня не осталось времени и сил.

Ко мне вернулась и навалилась на меня чудовищная усталость всех, пройденных дней. Я развернул плащ и накрыл им тело Ника.

Края плаща на всякий случай привалил мелкими, обтёсанными камнями, чтоб если появится ветер, он не сорвал его.

-Прости меня Ник, больше я сегодня не могу ничего для тебя сделать, устал-сказал тихо я-я завтра приду и всё доделаю-договорил я.

Затем я подошёл к костям мёртвого животного, разделся до гола и зашёл не глубоко в тёмную воду.

Мне было необходимо хоть немного освежиться и смыть с себя грязь давно, несколько дней не мытого тела.

Хорошо взбодрившись от окутывающей меня жидкой прохлады, я вылез из воды. Попрощавшись с Ником я отправился спать к Мисе.

Я осторожно зашёл в тёмную пещеру и нащупав в темноте спящую Мису, улёгся рядом с ней. Я медленно выровнил и вытянул своё натруженное тело и приятно расслабился.

Моя девочка рядом приятно сопела своим маленьким, курносеньким носиком.

Постепенно тишина и темнота сделали своё дело и я крепко уснул...

Утром я проснулся от шороха. Я открыл глаза и увидел, что моя женщина проснулась и раскладывает свои, не многочисленные вещи из своей, походной сумки.

-Приветик-сказала она, увидев, что я проснулся.

-Привет малыш-улыбаясь сказал я.

-Как ты моя девочка?

-Всё хорошо-ответила она и мне улыбнулась.

Я встал. Я знал, что у меня на сегодня много дел. О рыбалке речь даже и не стояла.

-Я принесу поесть-сказал я -а потом пойдём на верх и я тебе покажу наше с Ником хозяйство. -Вернее сказать уже наше с тобой-поправился я.

Миса сначала молчала, потом, когда я принёс завтрак с соседней пещеры спросила:

-Лёсинхо там так высоко. Как я буду тут ходить?

Она сделала своё личико грустным.

-Маленькая моя, ты права, ты там ходить не будешь, ты там скоро будешь бегать-пошутил я. -Первое время я тоже боялся, но там довольно хорошие и широкие тропы протоптал мой друг Ник и ты ведь сюда уже как то сама ведь зашла-сказал я ей.

-Главное смотри, чтоб при движении не удариться головой о каменные выступы, а вообще это самое безопасное место на этой планете-добавил я.

Мы позавтракали и я держа её за руку, вывел из пещеры и аккуратно повёл её по узкой, скальной тропе на верх.

Миса боясь, осторожно и медленно двигалась вдоль скалы, наклонив своё красивое тело на камни, торчащие из скалы и цепко от страха высоты, держалась за них. Она перебирала торчащие из скалы камни руками и где было необходимо двигалась боком.

Я вспомнил себя, когда то, год назад, первое время, я поступал так же как и она сейчас.

Через некоторое время мы выбрались на верх. Миса, обдуваемая ветерком и слегка при этом пошатываясь, смотрела на огромный, синеющий перед ней океан.

Я, любуясь своей молодой женщиной, сказал ей:

-девочка моя, это теперь наша с тобой планета и я тебе её дарю!

Миса посмотрела на меня, слегка улыбнулась и ничего не ответила.

Она опять с каким то лёгким, душевным трепетом рассматривала сверху всё то, что раскинулось перед ней, перед её красивыми ногами.

Я глянул на побережье, где торчали кости крупного, морского животного из воды. Рядом с ними чернел растянутый плащ.

Глядя на него, я успокоился, мёртвого Ника пока никто из хищников ещё не обнаружил.

- «Сегодня вечером, я его обязательно там закопаю»-подумал я.

-Пошли со мной, моя любимая-сказал я и оторвал её взгляд от необъятного океана.

-Как много воды-сказала она.

-А можно будет к ней спуститься и потрогать?-спросила Миса.

-Конечно, ты ещё там побываешь-ответил я.

И сразу добавил:

- малыш, дай мне слово, что ты без меня никуда не будешь ходить. Здесь, на этой планете это очень опасно. Ты меня поняла?-спросил я.

-Да Лёсинхо, я тебя поняла -ответила она.

-Миса, ты меня поняла?-переспросил я, показывая большую важность, этого первого нашего договора на этой дикой, но нашей планете.

-Я всё поняла, не волнуйся, никуда без тебя или твоего разрешения... -ответила она и серьёзно на меня посмотрела.

-Малыш, просто знай, здесь кругом нас подстерегает смертельная опасность, от которой даже не смог уберечься опытный Ник-закончил я.

-Хорошо милый, я всё поняла-ответила она.

Я был удовлетворён её ответом и заимел слабую надежду на её правильное поведение, на этой планете. Не всё здесь зависело от дисциплины, многое ещё решало везение и правильно принятое решение в самый, ответственный момент.

Через небольшой промежуток времени мы подошли к нашим свиньям.

Птичьи крики здесь не прекращались.

От неприятного запаха от свиней, Миса скорчила гримасу и посмотрела на меня.

-Привыкай- сказал я ей- уже по другому здесь никогда не будет.

- Зато это мясо в своей добыче безопасно! - добавил я.

Я спустился на ферму первым и подал ей две руки. Она осторожно спустилась и моментально оказалась в моих крепких объятьях. Я поцеловал её и она мне глядя в глаза, улыбнулась.

-Вот смотри, это на наше С Ником …

Я остановился в замешательстве и вскоре поправившись, договорил:

- это теперь наше с тобой хозяйство.

Птицы, услышав знакомый шорох, сквозь прутки клетки высунули свои суетливые головы.

-Ух ты какие красивые-восхитилась Миса, и стала к ним наклониться.

Но в этот момент услышали её голос свиньи и сразу начали, громко хрипеть и хрюкать, требуя себе еды.

Миса от неожиданности привстала и с права от себя, в пару шагах, увидела несколько задранных, некрасивых морд, вечно голодных животных. А для неё сейчас просто ужасного вида и неприятного запаха, инопланетных тварей.

-Какие страшные животные-выговорила она напугавшись.

-Нет Миса, страшных ты ещё не видела, а эти животные у нас почти ручные и самое главное они очень вкусные- возразил я и чуть позже добавил:

- а ещё они про нас тоже так думают, что мы страшные, а они красивые-пошутил я.

Миса мне опять ничего не ответила, лишь слегка, от идущего от них неприятного запаха, сморщила своё красивое личико. Она отвела от животных свой, почти равнодушный взгляд и наклонилась над понравившейся ей птицей.

- А они красивые Лёсинхо- сказала она и посмотрела на меня.

-Пусть будет так-согласился я.

Я взял таз и сходил на верх за водой, пока Миса сквозь решётку рассматривала птицу.

Я открыл створку в клетке к птицам и налил им чистой воды.

Миса осталась наблюдать с большим интересом за ними, а я несколько раз сходил и принёс воду свиньям.

Пока они не двигались и пили воду у своих, глиняных корыт, я их быстро посчитал. Отдельно сидел одноухий кабан и в другом загоне был ещё один кабан и пять взрослых самок.

Я сделал вывод, что после моего ухода, пока Ник здесь был один, он не забил ни одного животного.

В его пещере на данный момент было много мяса и рыбы из чего следовало, что хозяйственный и ловкий Ник по мимо рыбы, опять что то поймал на поляне и забил продуктами полностью нашу кладовку.

В результате чего и отпала у него необходимость забивать наших животных.

-Малыш, мне надо сходить за кормом для животных. Ты со мной пойдёшь или будешь здесь?

-Лёсинхо, мне пока тяжело много ходить, я подожду тебя здесь-ответила она.

-Хорошо-согласился я.

-Но только не куда не уходи-предупредил её я.

-Хорошо-согласилась она и опять наклонилась над птицами, любуясь их перьями и яркой раскраской.

Я выбрался из огорода и быстро отправился за ветками для свиней.

Конечно же я волновался, оставив Мису там и я очень спешил со своим возвращением к ней. Через некоторое время я набрал необходимое количество зелени и с её огромной охапкой быстро вернулся обратно.

Я подошёл к краю скалы и внизу увидел свою любимую женщину и сразу успокоился. Первый раз я видел её рядом с клеткой птиц и понял, что теперь так я её буду видеть очень часто, а может и каждый день. Я держа огромную копну зелени, любовался ей.

Она как почувствовала мой взгляд, повернула свою головку и увидев меня, озорно и по детски мне улыбнулась.

Я ей улыбнулся в ответ и аккуратно сбросил вниз свою ношу.

Я слез вниз и горячо поцеловал свою женщину. Она меня крепко обняла.

-Ну что будешь кормить своих птиц?-спросил я улыбаясь.

-Конечно, а как?-спросила она.

Я дал ей одну из веток и показал в каком месте открывается дверца, ведущая в птичник. Миса осторожно открыла её и с небольшим испугом, очень быстро бросила корм птицам.

Те как всегда, сначала разбежались от страха в разные стороны, самцы при этом тревожно кричали, но после, увидав под своими ногами сочную еду, бросились к ветке и уже через минуту забыли о всех своих птичьих страхах.

Миса стояла возле плетёной решётки и руками держалась за её прутья. Она смотрела сквозь плетёный забор за поведением птиц. Я понял, что они ей очень понравились.

Остальные ветки я кинул диким свиньям. Я постоял ещё немного любуясь своей женщиной и чуть погодя сказал:

-пошли малыш мне ещё тебе надо что то показать.

Она молча оторвала свои руки и взгляд от клетки, и мы стали осторожно подниматься на верх.

-Красивые птицы-сказала Миса.

-И вкусные -добавил я.

Я свернул от края обрыва и повёл Мису, к водяной яме с тёплой водой, где мы постоянно мылись с Ником.

Она ещё из далека услышала шум кипящей и вылетающей из недр планеты горячей воды и слегка насторожилась:

-что там Лёсинхо?-спросила она.

-Сейчас покажу-ответил я.

Мы подошли к яме с водой.

-Мы тут моемся- сказал я.

Миса, держась за меня подошла к округлой яме и посмотрела ей во внутрь. В серой яме с прозрачной водой не увидев дна Миса напугалась и сказала:

-я боюсь Лёсинхо.

-Глупенькая, потрогай воду рукой-сказал я и в целях безопасности наклонился первым сам и потрогал её температуру.

Миса увидев, что в этом нет ничего опасного, положив свою руку на моё плечо, наклонилась и опустила свою маленькую ручку в воду.

-Ну как?- улыбнулся я.

-Она что тёплая?- она быстро выпрямилась и удивлённо посмотрела на меня.

-Да она не только тёплая но и чистая-ответил я.

-Мы тут с Ником мылись постоянно.

-И мне можно будет здесь мыться?-спросила она.

-Конечно, но только есть одно правило, прежде, чем в неё спуститься, надо осторожно опускать руку и смотреть за её температурой. Иногда она бывает сильно горячей. Это правило номер два на этой планете! Ты поняла?-спросил я.

-Я поняла тебя -ответила она и спросила:

-а можно будет сегодня помыться с моющим?

-Конечно-согласился я-вечером сюда придём и если вокруг не будет опасностей, то мы помоемся здесь.

Я зачерпнув в руку горсть воды, внезапно облил ей Мису. Она опешила от неожиданности, на её личике быстро пробежали, сменяя друг друга эмоции от лёгкого испуга, до детского озорства, и уже через мгновение, она начала обливать меня водой всего и при этом звонко смеяться.

Я уже был весь мокрый, но день был очень тёплый и я совсем об этом не переживал, зная, что дойдя до края пещеры, уже полностью моя одежда высохнет.

Чтоб остановить этот ласковый, водяной дождь, посылаемый от моей любимой женщины, я подошёл к ней обнял её и крепко прижав к себе, поцеловал.

-Раздавишь меня, силач!-сказала она после моего поцелуя и при этом довольно улыбнулась.

-Пойдём в нашу пещеру, мне надо пойти и похоронить Ника-сказал я.

Мы молча встали и медленно пошли в сторону пещеры.

С нас, двух единственно счастливых людей на этой планете, капала чистая вода.

Идя в сторону пещеры, Миса с опаской смотрела на поднимающийся пар над центром водяной, парящей поляны.

-Туда не ходи никогда без меня! Там кипяток, можно погибнуть! - предупредил её я.

Миса теперь испуганно смотрела на кипящую воду, выбрасывающею густой, белый пар...

-Хорошо Лёсинхо, я буду делать всё только с твоего согласия-ответила мне чуть позже она.

Я перешагнул через наш источник и сказал, что эта яма питает нас водой, которая течёт в пещеру Ника и в ней нельзя не мыться, не стирать вещи, потому, что это вода для питья и приготовления нашей пищи.

Я видел, что моя Миса всё сразу понимала.

Мы осторожно спустились и я привёл её в пещеру Ника. Она и я немного затихли от пережитых событий и по поводу смерти моего друга. Миса тихо ходила по пещере и всё с заметным интересом рассматривала. Ей тут всё понравилось.

Зайдя в кладовку и когда она увидала грозди весящего там мяса и рыбы, она сказала:

- прямо как у дикарей в пещере!

-Я ей не улыбнулся и тихо сказал:

-а мы и так тут как дикари, как ссыльные, и как люди без каких либо прав...

Миса поняла, что плохо пошутила и замолчала на некоторое время.

-Я пойду к Нику-сказал я.

-а ты оставайся или здесь или в нашей пещере.

-Хорошо- согласилась она.

Я уже почти вышел из пещеры и она крикнула мне:

-а можно я здесь наведу свой порядок?

-Можно малыш-ответил я-теперь эта наша пещера тоже-сказал я и вышел наружу.

Сразу почувствовал запах тухлой рыбы, лежащей на скале и я вспомнил о ядовитой рыбине, что уколола Ника в руку.

Я сразу позвал из пещеры Мису и когда она подошла, я сказал ей:

-чувствуешь запах?

-Да, а что это?-спросила она.

Я поднял свою руку и пальцем показав на каменную полку, сказал:

-это воняет ядовитая рыба от укола которой умер Ник. Не трогай ничего руками. Мне надо будет её рассмотреть запомнить, показать тебе и только потом я её от сюда выкину. Ты поняла?

-Да Лёсинхо я её не трону-ответила она и зашла в пещеру обратно.

Я отправился в низ заниматься погребением Ника.

День перешёл на вторую половину. Светило грело меня в спину, пока я двигался шурша прибрежным гравием в сторону, где лежал Ник.

Небо было голубое и безоблачное. Рядом тихо шевелился океан прощаясь с Ником.

Я подошёл к мёртвому телу и не снимая с него плащ, стал рядом разгребать в разные стороны непослушную гальку, делая тем самым большую, погребальную яму.

Копая здесь могилу, я прекрасно понимал, что если шторм повториться, то пучина океана заберёт тело Ника, как уже забрало тело Лентина.

Постепенно яма становилась всё глубже и глубже, рядом с ней рос большой бугор из светлой, прибрежной гальки.

Ковыряя обтёсанные водой камни, я вспомнил, как мы благодаря упорству Ника, откопали от вот такой же гальки, свои засыпанные, рыбные ловушки.

Я закончил эту работу, когда дневное светило своим нижним краем приблизилось к далёкому горизонту.

Я снял с Ника плащ и с трудом перетянул его в яму. Вместе с ним туда осыпалась часть камня. Но яма была достаточно глубокой и когда я там уложил на спину Ника, понял, что её глубина будет достаточна.

Ник не любил всякие любезности и я решил даже сейчас его этим не нервировать.

Я в последний раз глянул на него и попрощавшись и попросив у него за всё прощения, стал его аккуратно засыпать.

Плащ я оставил себе и Ник бы поступил так же.

Я обложив голову Ника камнями и сверху, на его лицо положил плоский, небольшой камень. После этого я стал быстро засыпать тело прибрежной, светлой галькой...

...звезда зашла за горизонт и вскоре я всё уже закончил.

Я выпрямил уставшую спину и сказал вслух:

- спасибо тебе Ник за всё. Я буду тебя помнить всю, свою оставшуюся жизнь. Надеюсь, что она у меня будет здесь не короткая...

Немного молча постояв, я зашёл по колени в засыпающий океан и ополоснул в его спокойной воде плащ и после этого, быстрым шагом отправился к своей Мисе, которая хозяйничала в наших с Ником мужских пещерах, наводя теперь в них свои новые, женские порядки....




Голосование:
За - 0 Против - 0
Авторизуйтесь для голосования
Комментарии к работе
Нет комментариев
В Мы ВКонтакте
f Мы в Facebook
Сталкер Зона Творчества

Закрыть окно