Искусство и творчество, воображение и вдохновение – социальная сеть для творческих людей Сталкер. Зона Творчества
СОЦИАЛЬНАЯ СЕТЬ ДЛЯ ТВОРЧЕСКИХ ЛЮДЕЙ
 

Кн. 2. гл 42. КАК ТАМ У НИКА?



Кн. 2. гл 42. КАК ТАМ У НИКА?

КАК ТАМ У НИКА?

Ник проводил своего друга в дорогу и занялся своими повседневными делами. Он был в своей стихии. Хоть и ему теперь было тяжелее, ведь он теперь со всем своим разросшимся хозяйством справлялся сам.

Утром он ходил на рыбалку, затем кормил животных и птиц. А потом шёл на свой, растянутый по краю влажного оврага, расположенный среди деревьев огород и возился там до темноты со своими капризными, инопланетными растениями...

Дни у него шли однообразно и своим чередом. Возможно в этом и был скрыт его принцип выживания на этой, чужой планете. По крайней мере у него это получалось уже второй год, по сравнению со всеми остальными сосланными сюда, которым повезло намного меньше, чем ему.

Периодически он обходил парящие поляны в поисках мёртвых животных, которые зазевавшись там, или потеряв ориентацию в непроглядном густом паре, оказывались в кипятке бездонных, водяных ям.

Он относил животных в ловушки на побережье и благодаря этому, рыбалка хорошо радовала Ника большим и не тающим в его кладовке количеством рыбы.

Кладовка в пещере постоянно имела многодневный запас мяса и рыбы, который постоянно обновлялся новыми порциями мяса и рыбы.

Через несколько проведённых в полном одиночестве дней, Ник осознал, что ему всё таки грустно и одиноко. Да, он привязался к Лёсинхо, хоть они и были совсем разными людьми.

Он иногда, проходя мимо нового жилища, построенного Лёсинхо, заходил в него и останавливался там на несколько минут, молча стоя среди свежих стен и ещё не сильно закопченного потолка, он пытался найти здесь Лёсинхо или хотя бы немного прикоснуться к тому, что сделал его друг и тем самым немного с ним молча, по своему пообщаться.

Во время ужина, Ник с удовольствием клал горячую еду на глиняную тарелку, сделанную Лёсинхо и вспоминал его добрым словом.

Особых приключений у Ника не было, Жизнь шла спокойно и размерено.

Пришло время и наблюдая за очередным заходом дневного светила, Ник перенёс камень «сегодняшнего дня» во вторую ячейку.

У мужчины немного ёкнуло сердце. Он на этой планете уже два года.

-«Что за жизнь у меня получилась?»-думал он. «А видел ли я её вообще? Я всю её отдал науке и теперь обречён вторую половину своей жизни прятаться в пещерах как дикарь...»

Ник сидел у календаря и смотрел на темнеющий после захода светила горизонт.

-«Может вся настоящая жизнь как раз и будет у меня здесь, а не там?»- с грустью подумал он.

-«Интересно, как там Лёсинхо, добрался до котлована и встретил там свою любовь?»- подумал Ник.

-«Странный он какой то. Как так можно сильно любить свою как её там звали... а, Мису? Что в ней такого особенного? По моему, просто тут особенный Лёсинхо и всё этим сказано.» - -«Может я чего то не понимаю в этой жизни...?»«И вообще что такое любовь? Может это приятное чувство, которое волнует всю сущность человека и Лёсинхо купаясь в нём наслаждается этим?Не знаю, я такого не испытывал»-рассуждал мужчина.

- «И что из этого опять следует? Я что, ещё что то упустил в своей жизни? И возможно, что это было самое главное ! А Лёсинхо это познал! Значит везучий он всё таки человек, не такой как я...»-закончил свои грустные размышления Ник.

Он встал со скальной поверхности и в сумерках медленно побрёл в свою пещеру.

Он ловко и быстро спустился, почти в слепую по каменным прожилкам в скале, к пещере и зашёл к себе в убежище. На этой тропе он уже знал каждый камешек и каждую висящую над головой выпуклость в скале.

Он чиркнул зажигалкой и зажёг все три осветительные лампы.

- «Молодец Лёсинхо, хорошо со светом придумал!»- с радостью подумал он и опять его сердце защемило одиночество.

При свете ламп он приготовил хворост и когда разгорелся костёр и добавил в пещере света, начал разделывать свежую рыбу.

Он сегодня на ужин приготовил себе только что пойманную, большую рыбину, сварив её в корпусе фильтра и положив ещё парящую и разваливающуюся от полной готовности на тарелку, стал ждать когда она хоть немного остынет...

Разные мысли накрывали одинокого мужчину...

- «Может и в правду здесь теперь моя настоящая жизнь?»- вернулся к этому вопросу погрустневший от одиночества Ник- «и мне всё таки надо было попросить Лёсинхо, чтоб он и мне привёл сюда какую нибудь женщину?...»

Ника стали посещать неприятные мысли, что он что то по своей глупости очень важное упустил в своей пустой жизни и продолжает попусту тратить её время дальше.

Мужчина отвернулся от огня костра и повернувшись к тарелке начал есть давно остывшую рыбу...

-«Нет это наверное плохая идея!»-подумал он.

-«Он бы не донёс туда столько еды, чтоб они не голодали на обратном пути и двоих женщин он бы сюда просто не дотащил.»

Ник вспомнил, как все высаженные здесь ссыльные мужчины в месте с ним, первое время расползались на четвереньках в разные стороны из котлована, не имея никакой возможности нормально перемещаться, волоча за собой свои отяжелевшие походные сумки...

-«Ладно хватит раскисать!»-подумал он.

-«Лёсинхо дал мне достаточно времени всё обдумать и я сделал свой выбор. И если я всё таки надумаю иметь здесь семью и останусь живым, то через год сам отправлюсь туда в путь, оставив тут Лёсинхо и Мису на хозяйстве и выберу себе там какую нибудь не молодую женщину, которая своим взглядом сможет тронуть мою чёрствую, покрытую толстой коркой душу закоренелого холостяка».

Эти мысли немного успокоили Ника.

Он быстро доел свой ужин. Бросил кости в костёр, умылся у источника с постоянно журчащей и капающей водой и задув лампы, лёг спать на своё место, на котором он уже спит почти два года.

Алые угли костра догорая, подсвечивали прокопченный потолок пещеры и окрашивали его потолок и стены в красноватый цвет.

Сколько уже раз Ник смотрел на свой, потемневший от копоти костра потолок, в котором он уже знал каждую неровность и каждую трещинку и ямку, потолок который навевал грустные мысли этому одинокому до глубины души несчастному, но сильному по природе своей человеку...

...Ник проснулся как всегда рано.

Дневное светило только что вышло из за далёкого горизонта.

Ник почувствовал, что тоска и чувство одиночества за ночь его полностью не покинули. Чтоб как то себя развеселить, он решил после завтрака отправиться не на рыбалку, как он это делал всегда, а сразу наломав веток, пойти к своему хозяйству.

Ничто не радовало так душу хозяйственного мужчины, как их, нормально развивающееся хозяйство.

- «И тут тоже конечно не обошлось без Лёсинхо!»- с благодарностью подумал Ник.

Ник быстро съел несколько кусков холодного мяса и запив это подслащенной мёдом водой, отправился наверх в сторону оврага, за зелёным кормом для свиней. Он наломал огромную охапку зелени и потащил это, прогибаясь под тяжестью своей ноши к свинарнику.

Уже походя к своему бывшему огороду, он отчётливо слышал звонкие крики кричащих самцов его птичника.

- «Вот заразы!»-подумал Ник. «Чего же они так кричат то по утрам? Хоть головы всем отрывай, чтоб не накликали какого нибудь хищника на свои громкие крики».

Он подошёл к краю скалы и свалил всю зелень вниз, на каменную поверхность своего, бывшего огорода.

Несколько птиц, узнав этот шорох, перестали кричать и просунув свои головы с красными гребнями сверху, сквозь деревянные прутки их плетёной клетки, стали жадно клевать свежую зелень на ветках, что упали рядом с ними и были в пределах досягаемости их проворных голов.

«Во!»-подумал Ник- «не терпится. Подождите сейчас всех накормлю!»-с этими словами он стал спускаться вниз.

Свиньи тоже, узнав своего хозяина, задрали свои противные, волосатые морды и радостно фыркая своими влажными, плоскими носами, вдыхали запах принесённой Ником свежей зелени.

Почти в плотную, к Нику подбежал одноухий кабан, вызвав тем самым у мужчины небольшую улыбку...

Ник хорошо покормил животных и птиц. Он теперь молча стоял и смотрел на этих животных, которые мирно поглощали зелень, совсем его уже не боясь.

- «Вот твари инопланетные!»-подумал Ник- «быстро же вы меня-инопланетянина сделали своим кормильцем! Безмозглые твари!»-он с удовлетворением и небольшой улыбкой смотрел на своих, экзотических по меркам планеты Югрос животных.

Ник был удовлетворён относительным порядком в их с Лёсинхо большом хозяйстве. Тут всё шло своим чередом и еды тут бегало наверное на целый, сытный год. А если эти свиньи ещё и потомство дадут, то проблем с едой просто у них, троих не станет вообще.

Довольный мужчина вылез из огорода и что то себе насвистывая под нос, отправился обратно в пещеру. В пещере, выпив воды и сняв рубаху, он взял рыбную сумку, плащ для сбора выпарившейся соли и отправился вниз на берег.

День был великолепный.

Свежий ветерок дул с голубого океана, который сегодня был спокойным. Небольшой, ленивый прибой шумел и сообщал идущему на рыбалку Нику о существовании рядом с ним огромной массы воды и скрытой в ней колоссальной энергии.

Ник спустился на берег и шумя мелким гравием, отправился к ловушкам за невысокий, каменный мыс.

Он завернул за мыс и разувшись, и закатав выгоревшие за два года, тюремные штанины, залез в воду и быстро закрыл камнями все рыбные ловушки. Он взял удобный для своей руки камень и стал обходить по очереди каждую ловушку.

Из двух ловушек он уже поднёс к сумке подбитых, двух крупных рыбин. Обходя следующую, расположенную ближе к океану, он увидел в ней довольно крупную рыбину. У неё была удлинённое туловище и большой и длинный плавник сверху. На её почти квадратной голове глаза были расположены сверху и ими она внимательно смотрела на мужчину.

Она игриво вела себя в воде и почти лежала на плоском, светлом камне своим животом. Рыба имела тёмно зелёный цвет и вся была раскрашена в тонкую, красноватую сеточку. Она подпустила Ника довольно близко к себе и позволила ему себя внимательно рассмотреть.

-«Было похоже, что она была без чешуи»-подумал Ник, наклонившись над ней.

-Так даже и лучше, не надо будет её долго чистить- подумал он.

От движений Ника рыба пугалась и периодически поднимал свой плавник над своей сужающейся к хвосту спиной. Она смотрела на него и не отплывала далеко, как это делали другие рыбины в ловушках, почуяв от него потенциальную опасность.

- «Что за рыбина?»-подумал Ник- «первый раз такую вижу! Интересно, вкусная она?»

Ник замахнулся и запустил в неё камень. Конечно его мастерство сделало своё дело с первого раза он ранил её. Она всплыла на бок и активно трепыхалась в воде.

Ник обрадовался, ведь эта рыба была довольно крупная. Он подошёл, наклонился над ней и взял её правой рукой, чуть дальше её головы.

Уже поднимая её и выпрямляя свою спину, Ник почувствовал, как она встрепенулась у него в руке и он сразу почувствовал сильную и резкую боль в своей ладони.

Тысячи его микроскопических, нервных окончаний, расположенных в правой ладони, получили повреждения в своих тканях и моментально отправили в его мозг сигнал внезапной, жгучей и острой боли. От неожиданности он разжал свою кисть и полуживая рыба опять упала в воду.

- «Вот зараза!»-выругался Ник и глянул на свою, горящую огнём ладонь.

На ладони он увидел четыре прокола на коже в ряд из которых слабо сочилась кровь.

- «Вот гадость!»-сказал мужчина, он струсил с мокрой руки кровь и осторожно взяв ещё живую рыбу за хвост, отнёс её на берег, там добил её камнем и бросил в сумку. Нику осталось обследовать последнюю ячейку и открыть все ловушки.

Несмотря на то, что сильная боль жгла правую кисть, Ник подбил ещё две рыбины и открыв все ловушки, взял из сумки плащ и пошёл собирать соль.

Он залез на камень, расстелил принесённый им плащ и начал над ним трусить просоленный, огрубевший от соли второй плащ. Он как обычно, усердно мял его и трусил.

В его ранки на правой руке попали маленькие кристаллы соли и Ник взвыл от усилившейся боли. Он спрыгнул с камня в воду и ополоснул в ней свою горящую от боли руку. Болевые ощущение немного притупились.

- !Вот зараза!»-крикнул Ник- «боль то какая!»

Он опять залез на камень. Теперь он аккуратно собрал всю соль в расстеленный плащ и собрав его в небольшой узел чистого плаща, спрыгнул в воду и пошёл по ловушкам к своей сумке с рыбой.

Он засунул плащ с солью в сумку и обувшись, отправился обратно в свою пещеру.

Ник был правшой, но теперь нести сумку в правой руке он не мог. Сильная боль горела в правой ладони. Сильно колющая боль, отдавалась тысячами осколков в кончиках каждого пальца на руке. Рука болела уже почти до самого локтя и постреливала болью в его изгибе, пока Ник быстро поднимался в свою пещеру.

- «Надо достать обеззараживающие салфетки с сумки Лёсинхо»- подумал Ник заходя в пещеру.

Он бросил сумку с рыбой на пол пещеры и взяв из упаковки салфетку, стал с усилием выдавливать кровь и салфеткой протирать горящую от боли и немеющую ладонь.

Кровь уже из ран почти не выходила.

Охладив ладонь испаряющейся жидкостью в салфетке пропитанной дезинфецируещим раствором, Ник почувствовал небольшое облегчение. Он этой салфеткой перевязал ладонь и раскрыл сумку с рыбой.

Рыбу из сумки, стоящую на полу, он решил не высыпать, а почистить её уже вечером и сразу засушить на костре.

Ник наклонился и осторожно, левой рукой, взял из сумки за хвост незнакомую рыбину, которая уколола ему руку. Он положил рыбу на каменный стол и постоянно что то бормоча и ругая её себе под нос, стал осторожно её рассматривать...




Голосование:
За - 0 Против - 0
Авторизуйтесь для голосования
Комментарии к работе
Нет комментариев
В Мы ВКонтакте
f Мы в Facebook
Сталкер Зона Творчества

Закрыть окно