Искусство и творчество, воображение и вдохновение – социальная сеть для творческих людей Сталкер. Зона Творчества
СОЦИАЛЬНАЯ СЕТЬ ДЛЯ ТВОРЧЕСКИХ ЛЮДЕЙ
 

Кн. 2. гл 35. ПОСЛЕДНИЕ ПРИГОТОВЛЕНИЯ ЗДЕСЬ.



Кн. 2. гл 35. ПОСЛЕДНИЕ ПРИГОТОВЛЕНИЯ ЗДЕСЬ.

ПОСЛЕДНИЕ ПРИГОТОВЛЕНИЯ ЗДЕСЬ.

...Наступило очередное утро. Но это было утро, которого я не хотел. Меня мучила и грызла совесть перед своим другом, которому я сказал слово - «убью!!!»...

Ник тоже встал и молча, как обычно начал умываться перед завтраком. Я боялся с ним пересечься взглядами, мне теперь было неудобно ему смотреть в глаза.

-Привет Ник!-начал я свою, осторожную разведку, его отношения ко мне.

-Привет-ответил он, довольно спокойным и равнодушным голосом, как будто ничего вчера не произошло.

-Ник, ты извини меня за вчерашнее-сказал я и посмотрел на него когда он вытерев своё лицо полотенцем, вешал его на лиану.

Мне показалось, что сейчас я его вижу каким то другим. Я вижу в нём человека, которого я вчера сильно обидел...

-Лёсинхо, всё нормально-довольно жёстко сказал он.

-Ты защищаешь своё личное и самое дорогое для тебя и я от части тебя понимаю.

Ник отрезал кусок холодного мяса с лианы и разделив её ножом на две части, протянул мне одну половину.

-На-сказал он, давая мне завтрак и договорил-не о чём не беспокойся. А над твоим вопросом я подумаю, хотя у меня уже и есть ответ-он уселся на своё место и начал завтракать.

Я подошёл к постоянно журчащему источнику и стал умываться.

После этого короткого разговора с ним, перед нашим завтраком, у меня отлегло от сердца. Но всем своим нутром я понимал, что вчера, перед сном, перегнул палку.

Мы молча позавтракали и пошли, как всегда на рыбалку, взяв с собой одну сумку и небольшую, глиняную ёмкость для соли.

День начинался, и он обещал быть ясным и жарким. Ветра не было и не было на голубом небе ни одного облака. Только как всегда, где то далеко над горизонтом над серединой бескрайнего океана, который сегодня был очень спокоен, как всегда висело громадное, белое облако. Оно собиралось и состояло из громадных, сероватого оттенка быстро изменяющих свои формы, облаков поменьше.

Стояла настоящая жара, которая к середине дня могла превратиться в трудно переносимое пекло.

Я опускаясь вниз, подумал:

- « как там моя глина не начала ли она от такой температуры высыхать?»

Пройдя по пустынному, галечному берегу, мы пришли к своим ловушкам для рыбы. Я с себя снял почти всю одежду, потому что, пока сюда дошёл, уже весь вспотел.

Мой друг Ник разделся тоже.

Весь путь к рыбалке он молчал. Хоть мне и было всё ещё не по себе, но всё таки мне стало чуть легче, ведь я извинился и он вроде мои опасения правильно понял.

Я полез закрывать свои ловушки и увидел в воде довольно крупную рыбину, которая меня на удивление подпустила на довольно таки близкое расстояние.

Но в моих руках ещё не было камня и я не знал, как мне сейчас поступить. Она сидела у самого выхода из ловушки и спокойно смотрела на меня. Она не плавала в воде, а лежала своим пузом на небольшом, гладком камне на дне мелководья, при этом весь её длинный корпус красиво изгибался в разные стороны.

- «Странная рыба!»-подумал я- «больная что ли? Или ей лень плавать в воде?»

Её глаза на угловатой и почти квадратной голове, располагались сверху. Тело её было удлинённое и по верху всей её спины тянулся высокий плавник. Весь её корпус игриво изгибался от небольшого движения океанской воды, то в ловушку, то из неё.

На её верхнем плавнике блестели серым цветом несколько острых шипов. Она была серо зелёного цвета с красноватыми, тонкими и неровными линиями, покрывающее всё её очень гибкое тело.

-«Вот дура, не боится меня!» -подумал я.

-«Где же взять камень?»- я в спешке оглядывал дно рядом со своими ногами.

Увидев удобный камень у своих ног, я протянул к нему руку и испугавшись, рыба выплыла из ловушки в ещё не закрытый мною проход и остановилась возле него.

Её форма как мне показалось, немного изменилась. Вся голова и половина её туловища потеряли овальную форму и её тело слегка раздулось и стало иметь теперь угловатую форму, где на каждом выпуклом месте её тела появились еле заметные, короткие шипы.

- «Гадость какая то!»-подумал я и бросил в неё камень.

Камень всё таки был большой, неудобный, скользкий и мокрый, и конечно я в неё не попал. Как только разошлись в разные стороны пузырьки воздуха от моего броска, больше её я в том месте не увидел.

Я закрыл свои ловушки и приступил к рыбной ловли.

Ник видя, что я долго стоял нагнувшись над одним местом, спросил меня:

-что там у тебя?

-Да рыба какая то странная...-ответил я ему и не договорив увидел, что Ник запустил камень в свою ловушку и радостно вынул из воды крупную, полуживую, серебристую рыбу.

Он пошёл к сумке со словами:

-была бы вся рыба такого размера, было бы замечательно.

Он кинул свою добычу в сумку, а я конечно немного пожалел, что не попал камнем в эту необычную рыбу и она не зашла ко мне в ловушки. Так как по размеру она была не чуть не меньше этой, что Ник только что засунул в сумку...

После удачной рыбалки, на которой мы поймал четыре рыбины, собрав соль и не одеваясь мы отправились в пещеру. Там бросили рыбу и пошли кормить наших, вечно голодных свиней.

Мы притащили с Ником по огромной охапке зелени у спустились в наш бывший огород. Дав самую нежную зелень птицам, остальное всё мы разделили на две кучи и закинули это своим свиньям.

Самки начали обгладывать листву с молодыми побегами на ветках, а оба наших самца не ели вообще.

Они ходили вдоль общего забора с загоном, где были самки и с силой, своими боками тёрлись о каменные стены, оставляя на камнях клочья своей выгоревшей шерсти. Два самца постоянно задирали свои морды и нюхали воздух. Иногда они становились на задние ноги и заглядывая к самкам, жадно нюхали воздух своими грязными и мокрыми носами. Слезая обратно со стены сгребали за собой сухую глину и мелкие камни с отделяющего их от самок забора...

-Ник-спросил я-что с ними? У них что ветки плохого вкуса? Почему они не едят?

Ник молча наблюдая за их поведением сказал:

-не знаю, но мне кажется, что у наших самок, может и не у всех...ну в общем у них течка. Вот кабаны и взбесились.

-И что будем делать?-спросил я.

-Не знаю -ответил он.

-Может загоним к ним одного кабана?- я вопросительно посмотрел на Ника.

-А ты думаешь, что туда не забежит другой?-сказал Ник и продолжил-да они нас с ног собьют, ради того, чтоб оказаться там. А двоих пускать туда тоже нельзя тогда тут будет кровь и самкам достанется. Потому, что они начнут драться.

-Ладно -немного постояв в раздумьях сказал Ник. Сегодня что нибудь придумаем и завтра решим эту проблему-закончил он.

-Всё на сегодня Лёсинхо, иди занимайся своей глиной, а я пойду в свой огород-заключил Ник.

Весь этот оставшийся день я возился с глиной. Я сделал для нас с Мисой посуды больше, чем у нас её сейчас было с Ником.

Глядя на разложенную мной, на каменистой поверхности всю посуду, я понял что опять по жадничал и обжигать мне её потом придётся ночи три точно. Но зато тут было всё, от светильников и стаканов до больших ёмкостей для воды.

Уже в лёгких сумерках я выпрямил свою ноющую и уставшую спину. Я был усталым, но очень довольным.

Нагретая за день, каменная поверхность поляны, быстро сушила глиняную посуду и мне это было на руку. Раздевшись до гола, я засунул руку в ближайшую, водяную яму. Вода была тёплой и я аккуратно в неё залез, чтоб смыть с себя всю глину.

Уже вылезая из воды, почти в темноте, я услышал свист Ника. Я отозвался, и взяв в руки свою грязную в высохшей глине одежду, голым пошёл к пещере.

Когда я пришёл в пещеру, Ник уже во всю чистил нашу рыбу. Наш костёр ярко и радостно горел.

-Ну как там у тебя с посудой?-спросил Ник сидя ко мне спиной и не оборачиваясь.

-Всё получилось Ник -ответил я- и даже очень!

-Когда ты её будешь обжигать?-спросил он.

-Ну мелочь, если высохнет, то завтра, а крупное чуть позже-ответил я.

-Если не возражаешь, я посплю тогда эти ночи у тебя в пещере-спросил он-а то очень жарко будет в пещере.

-Хорошо Ник, делай как тебе будет удобно-ответил я.

-А что будем делать со свиньями?-спросил я.

Попробуем как нибудь к ним запустить одного кабана-сказал он-второго не впустим и если у первого там всё получиться убьём этого, лишнего.

-Хорошо, так и сделаем-согласился я.

...Сегодня на ужин у нас было каждому по одной рыбине. И этого было вполне достаточно.

Поев, мы улеглись на свои места и этот раз Ник сразу задул лампы.

- «Наверное он устал»-подумал я, правда я совсем не знал, чем он там на огороде своём сегодня занимался...

...Утром я проснулся первый и не успел встать, как на мой шорох, свои глаза открыл и Ник. Умывшись и позавтракав, мы пошли на рыбалку, проверив все ловушки и поймав три рыбы, мы отнесли их в пещеру и сходив за зеленью, пошли с большими её охапками к свиньям. Первый как всегда шёл Ник. Он дошёл до края скалы над нашим свинарником и остановился. Он сбросил со своего плеча ветки не вниз, а положил их рядом с собой на скале.

-Вот гадость! -услышал я от него.

-Что случилось?-спросил я, подходя к обрыву.

-Ложи тут свои ветки и смотри-ответил он.

Я бросил свою ношу рядом с ветками Ника и заглянул вниз. То, что я увидел, меня и удивило и расстроило. На каменистой поверхности, на нашей огородной площадке, валялся мёртвый дикий кабан!

-Они что всё таки подрались?-спросил я.

-Не знаю-сказал взволнованный Ник и стал спускаться к ним.

Было видно, как он смотрит в наши загоны и считает свиней.

-Кабаны все целы, свинья что ли?- вскоре услышал я от него.

Я начал тоже спускаться вниз.

-Вот чудеса!-закричал Ник-это не наше животное! Нет Лёсинхо наши все целы. Это чужой-ответил радостно мой друг.

-Как чужой, что ему тут надо?-непонимающе спросил я.

-Наверное пришёл на запах-сказал Ник и взглянув на меня, стал негромко смеяться. -Представляешь, с большого расстояния, учуял тут самок и с дуру сломал тут себе шею-Ник смеялся не переставая.

Я смотрел вниз, себе под ноги, на это мёртвое, лохматое животное. От огромного мёртвого кабана несло неприятным запахом...

Ник крикнул:

- Лёсинхо мы с мясом! Никогда не думал, что мясо само к нам в котёл будет прыгать -сказал смеющийся Ник.

Я залез обратно на верх и скинул вниз все ветки. Мы их разделили и дали своим животным и птице.

Мёртвый кабан лежал на боку. Скорей всего он сюда свалился ночью, учуяв наших подросших самок.

Когда я подошёл к нашим свиньям, я увидел, что наши кабаны развалили часть общей, каменной перегородки между ними и свиньями.

-Ну что Ник? Запустим сюда одного кабана и заложим стену заново?-спросил Ник.

-Давай попробуем, только надо, чтоб второй сюда не забежал, иначе тут будет бойня! -ответил я.

Я взял тазик свиней и полез наверх, за водой, чтоб развести глину. Набрав воду, я позвал Ника и подал ему вниз ёмкость с водой.

Ник принимая воду сказал:

-сегодня ты глину обжигать не будешь, сегодня я жарю мясо-он улыбнулся.

-Ник я могу обжечь глину и в своей пещере-ответил я. Всё равно, пока ты будешь заниматься мясом, у меня будет время на глину-сказал я ему.

-Можно и так- сразу согласился Ник.

Я поднялся на верх и отправляясь за сумками, глянул на Ника.

Он наклонился над мёртвым животным и осматривал его. Я отправился в нашу пещеру за сумками для мяса и ножом.

Я всё необходимое принёс с пещеры, а Ник за это время размочил и размял глину. Я спустился и бросив сумки, залез к Нику в загон с кабанами.

Эти неспокойные самцы опять ничего не ели, а ходили и обтирали свои бока о стену и принюхивались к разным запахам, задирая свои страшные морды в сторону самок, жадно нюхая воздух. Нас кабаны вообще не боялись и на наше присутствие никак не реагировали.

-Ну что давай ломать?-спросил я Ника.

-Сейчас, подожди-ответил он.

Мы подтащили как можно ближе влажную глину и камни, которые уже были свалены кабанами с забора и валялись рядом.

-Ну что, какого запустим?-спросил готовый к этой операции Ник.

-Самого нахального-сказал я. Давай ломать по чуть чуть, пока один туда не перелезет, и потом сразу заложим дыру.

Мы осторожно разбирали проём в стене и периодически отходили в сторону, чтоб один из кабанов туда перелез. Тем самым мы устроили небольшой исскуственный отбор или испытание для наших кабанов.

Разобрав забор на половину, нас нагло оттолкнул самый, наш крупный самец и пролез в проём к самкам. Мы моментально стали заделывать дыру, чтоб к свиньям не залез другой.

Вскоре мы восстановили всё ограждение между загонами.

Среди свиней началась беготня. Подогретый несколькими сутками желания, наш кабан кидался на каждую свинью, они, не переставая жевать, от него разбегались в разные стороны со свежими ветками зелени во рту.

-Ничего сейчас устанет и успокоится-сказал Ник, перелезая через ограду.

-Ну вот Ник, если тот окажется хорошим самцом, то этого тоже забьём-сказал я.

Ник согласился, молча кивнув мне головой.

Мы ещё некоторое время повозились в птичнике. И уже собравшись заниматься мёртвым животным, заметили новое в поведении наших кабанов. Теперь, кабан, которого мы запустили к свиньям ходил опять вокруг общей стены, нюхал воздух и вставая на задние ноги и чуя другого самца, при этом грозно хрипел.

Один раз их морды встретились и наш самец попытался подпрыгнуть и укусить за морду своего конкурента.

-Вот зараза!-выругался Ник.- Готовы убить друг друга!

-Да, а только что ходили вместе и ничего-поддержал его я.

-Дикие, безмозглые твари-сказал Ник. Ладно, хватит глазеть, давай заниматься разделкой этой туши!-сказал он.

-На верх мы её не вытащим-сказал я и дополнил-придётся этим заниматься здесь.

-Здесь так здесь-сказал Ник и с ножом наклонился над мёртвым животным.

Всё остальное время Ник занимался разделкой животного.

Я отволок в низ, на берег в наши ловушки голову, кожу и внутренности животного. Мясо постепенно я перетаскал в нашу пещеру.

Небольшой кусок жира Ник, открыв клетку, бросил птице и они с удовольствием и даже с жадностью стали это клевать.

-Во твари!-удивился Ник-всё жрут. Ну и планета! Тут все всё жрут!- с юмором возмутился он.

-Ник, мы с тобой не лучше-пошутил я, прервав его возмущение.

Он молча посмотрел на меня, ничего не выражающим взглядом. Возможно, что ему моя шутка на понравилась, что я сравнил нас с этими безмозглыми тварями...

Вскоре он подал мне на верх последние две сумки с мясом. Я потащил их в пещеру, а он пошёл отмываться от крови, к тёплым, водяным ямам.

Позже, я поднялся на верх из пещеры и мы два раза сходили за дровами.

Ещё светило не приблизилось к горизонту, как Ник приступил к приготовлению мяса.

Я освободился и натаскав дров в свою пещеру, решил растопив хороший костёр, обжечь сегодня первую часть своей глиняной посуды, которая уже достаточно хорошо просохла.

Я зашёл в пещеру к Нику и взяв фильтр, собрался выходить, как Ник мне вдогонку спросил:

-что едим сегодня на ужин?

Я повернулся и улыбнувшись сказал:

-конечно мясо. Рыбу нашу засушивай тоже и вешай на ёлку. И не торопись с ужином, я тоже занят-закончил я.

-Хорошо Лёсинхо- услышал я его слова в свою, выходящую из его пещеры спину.

Сегодня первый раз на этой планете, над скалой дымилось сразу две пещеры.

Я теперь ничем не ограничиваясь, нажжёг гораздо больше углей, чем обычно, так как я не волновался за температуру в пещере и немое недовольство Ника.

Кострище получилось большое и жаркое.

Увидев такой большой огонь, когда не только дым выходил через отверстия в наружной стене пещеры, но и концы высокого, розового пламени, я даже уже в сумерках сходил ещё раз на верх и принёс ещё дополнительно посуды для обжига. При таком жаре у меня всё должно было получиться.

Постепенно двигая посуду к жаркому костру, я её досушивал и согревал. Принеся заранее рогатины с пещеры Ника, я начал собирать прогретую и просушенную посуду в большую пирамиду. Расставив всю посуду в обжигающем своим жаром костре , я накрыл её фильтром и вокруг обложил сухими дровами.

Постепенно мой костёр превратился в большое пламя, которое доходило до каменного потолка пещеры и изгибалось в разные стороны, облизывая ещё не закопченный потолок моей пещеры. Здесь, в пещере стало очень жарко и мне больше нечего здесь было делать.

Я вышел из пещеры и остановился, чтоб мои глаза привыкли к повсеместной темноте.

День этот уже закончился. Вокруг было тепло и тихо.

Потемневший океан молчал, лишь иногда на побережье проявлялись светлые полоски белеющей пены, небольшого и редкого прибоя, который еле доносил свой не сильный шум до меня.

Из пещеры Ника до меня долетел приятный запах жаренного мяса. Я гонимый, проснувшимся во мне аппетитом, отправился в его пещеру.

А в это время в моей пещере бушевало пламя. Его отблески были видны из выхода пещеры и в отверстиях, через которые выходил дым.

-Ну как дела Ник?-зашёл я с таким вопросом в пещеру.

На нашем столе, на тарелках лежало и шипело мясо, предназначенное нам на ужин.

Я уже хотел тебя звать:

-сказал Ник. Мне осталось обжарить последние куски мяса-сказал он. И договорил-давай ужинать.

Мы очень хорошо с ним поужинали. Мясо было хорошо приготовлено Ником. Хоть и немного жестковатым, но всё рано мягче, чем мясо этих громадных монстров, обитающих на этой планете. Да и по цвету оно было светлее.

-Ты ложись-сказал Ник, я дожарю мясо и тоже завалюсь- предложил он мне.

Я молча с ним согласился. Убрав посуду со стола, помыв руки и умывшись, я лёг на свой плащ, чуть дальше от костра, чтоб не мешать Нику и не испытывать своей спиной сильный жар от огня.

Я лёг на плащ и закрыв свои глаза попытался заснуть. Мой друг тихо возился за моей спиной. Иногда, он что то бурчал себе под нос. Постепенно его возня стала затихать и удаляться от меня... На меня надвигался сон... Мне было тепло и сытно...

...Так прошло ещё несколько дней. Рыбалка, свиньи, птицы. Я обжог в нашей пещере за эти дни всю нашу с Мисой посуду. И наполнив светильники жиром расставил их в своей, новой пещере.

В темноте запалил в них огонь и потом разместил их так, что первый светильник освещал вход в пещеру, в столовую и спальню. Один стоял в спальне, один был в кладовке и последний в столовой. Любуясь приятным уютным полумраком в своей пещере, я думал, что моей Мисе тут обязательно понравиться.

В один из дней я отправился в лес, чтоб набрать травы для нашей спальни, чтоб было мягко нам спать. Но Ник остановил меня сказав, что в траве много всякой мелкой гадости, которая потом начнёт кусаться и укусы, будут неприятно зудеть. К тому же позже ещё и наползёт в пещеру под неё много всяких, неприятных насекомых.

Он мне сказал, что он уже так пробовал и потом пришлось всё выкинуть и прожигать пол всей пещеры от разной, мелкой гадости.

Мне к сожалению пришлось отказаться от своей затеи.

А так в моей пещере всё было готово к приходу моей любимой Мисы. Стоял стол и в кладовке была расставлена новая, чистая посуда.

Единственное что у меня не было, это воды в пещере. Моя пещера была далеко от хорошей, прохладной воды, расположенной на верху и чтоб продолбить в известняке сюда каменное русло, на это необходимо было много времени, которого у меня уже просто не хватало.

Дни шли быстро и моё волнение росло с каждым днём.

Уже всё ближе и ближе дневное светило перемещалось влево, к тому моменту когда мне придёт время выдвигаться в свой опасный, но самый счастливый и долгожданный поход на этой планете. Моё настроение росло также как и моя дикая нетерпимость как можно быстрей приблизить это событие и так же росло моё чудовищное волнение....

В один из дней, утром, мы обнаружили, что кабан, который находился у свиней умудрился каким то образом откусить у другого, одинокого самца часть уха. Кровь идти хоть у него и перестала, но весь этот отдельный его загон, был вымазан ей.

-Вот дикари!-увидев это сказал Ник. Как они бьются за своих самок!

Я тоже был поражён такой дикостью, к тому же этого куска уха нигде не было. Они его просто съели!

-Ладно Ник, этого самца потом тоже забьём. Пусть пока живёт без уха-сказал я.

-Да, тот что со свиньями сидит-настоящий мужик. Его и оставим-сказал Ник с восхищением.

...Светило всё ближе и ближе приближалось к своей самой левой точке, к самому левому камню в календаре этой планеты, в календаре Ника.

Я уже два раза планировал на завтра свой долгожданный выход и два раза меня опытный Ник останавливал.

-Он мне постоянно говорил-куда ты торопишься? Через десять дней , ну через пятнадцать ты туда доберёшься и что там будешь делать? Вспомни то место- нет воды, одна жара и укрыться не где. Ты испечёшься там, как твоя глиняная посуда здесь. Не чего там тебе просто сидеть и ждать чего то, сиди пока здесь. И к тому на лишние дни проведённые там, необходимо брать с собой дополнительную еду и воду....

Ник был абсолютно прав. И я еле сдерживал своё желание отправиться в дальнюю дорогу, только благодаря его правильным аргументам.

Но меня ещё кое что волновало. Прошло уже столько времени, а мне Ник так и не дал ответ, приводить ему сюда женщину или нет?...

Я уже как ненормальный бегал и смотрел на заход дневного светила каждый вечер. Благо были ясные вечера и я всё это успешно и с нетерпением наблюдал.

Уже несколько дней как дневная звезда дошла до самого левого камня в календаре Ника. Она остановилась возле него и каждый вечер грозилась оторваться от него при очередном своём заходе и начать свой обратный ход вправо.

Я больше не мог это терпеть и вернувшись от календаря после очередного захода, объявил Нику, что завтра я окончательно готовлюсь, а после завтра, утром ухожу. Ник был уже не против, он просто устал меня каждый день от этого отговаривать.

Моё волнение мне было знакомо. Так я волновался когда приближался мой срок ссылки сюда с Югрос. Так я переживал, когда пришло время высадится сюда, на эту дикую планету и вот теперь опять...

Последние ночи я спал плохо, правильней сказать, очень долго не мог заснуть и постоянно слушал в полной темноте пещеры, мирный сап Ника или шум текущей воды нашего источника чистой воды. Но это теперь всё позади. Последние мои две ночи здесь и в путь, на встречу со своей любимой женщиной...

После ужина Ник сказал мне, чтоб я завтра никуда не ходил и не помогал ему. Он сказал, чтоб я собрался и хорошо отдохнул перед трудной дорогой.

Мы легли спать и он опять мне ничего не ответил, на мой главный вопрос перед моим уходом.

Я волновался и ждал ответа, что ему нужна женщина и мне её нужно будет сюда ему привести...

…Утром, хоть я очень долго не мог уснуть накануне вечером, я проснулся раньше Ника. Меня одолевало сильное волнение. Так у меня было всегда в моей жизни, накануне важных событий, от переживаний, я не спал целые ночи и на Югрос.

Я тихо встал и с лёгкой головной болью, выглянул из пещеры. Начинался замечательный и тёплый денёк.

Дневная звезда уже встала и осветив безграничный океан, сделала его каким то полупрозрачным, сине зелёного цвета.

Голубое небо накрывало меня своей глубиной и какой то лёгкостью. Вокруг было тихо и спокойно.

Я в очередной раз зашёл в нашу с Мисой пещеру и посмотрел на полный порядок, который я здесь навёл ещё несколько дней назад. По моему тут всё было безупречно. Тут всё ждало прихода моей любимой женщины.

Я чуть сдвинул глиняную лампу. Мне показалось, что теперь она стоит немного лучше, чем до этого.

Ещё немного постояв на каменной тропе, я отправился в пещеру Ника. Он уже проснулся и просто лежал на спине, подложив руки под голову и постепенно просыпался.

Увидев меня он улыбнулся и спросил:

-что Лёсинхо, не спиться?

-Да, есть немного-ответил я. Ник я подумал, над твоим предложением и всё таки тебе сегодня помогу с рыбалкой и свиньями. Иначе этот день для меня никогда не кончится и я тут сойду с ума от ожидания и безделья-закончил я.

Он встал, сладко зевая и подтягиваясь сказал:

-поступай как знаешь.

Мы быстро умылись, позавтракали и отправились вниз на рыбалку. Крабов по прежнему не было. Рыба была и мы поймали пять штук, хорошего размера.

Мы занесли рыбу в пещеру и отправились вверх за зеленью для свиней.

Всё дальше и дальше приходилось уходить от свинарника, чтоб нарвать хороших, сочных веток, с молодой и тонкой облиственной кроной, которую свиньи с удовольствием всё это время обгладывали.

Мы притащили весь сорванный корм на нашу ферму. Тут стояло оживление. Постоянно кричали птицы, хрюкали наши свиньи. Тут стоял полный, инопланетный мир. Кабан с отгрызанным ухом бегал по своему загону как не в чём не бывало.

Другой кабан, слегка гонял своих самок, чтоб особенно там не расслаблялись.

-Ник, ты забей этого одноухого, чтоб они тебя тут не объедали сильно -предложил я.

-Посмотрим- сказал он-как увижу что наши самки оплодотворены так и забью. И этого потом отсажу, чтоб поросят не давил.

-Да и самок у нас много-намекнул я Нику.

-Не спеши, нас тут скоро будет трое, управимся с ними-сказал он и посмотрел на меня.

Мне не понравилось его эти последние слова, я подумал, что Ник не правильно выразился, а Ник продолжал...

-Когда Лёсинхо ты сюда придёшь с Мисой...

Я опять насторожился от неприятных мне слов...

-Я подарю вам свой фильтр-продолжал Ник- зачем он мне одному?

Я всё понял и расстроился это был ответ Ника на мой вопрос- приводить ему женщину или нет?

Лёсинхо, сказал Ник, после затянувшейся паузы:

- ты в безвыходном положении-твоя женщина сюда прилетает, а моей женщины тут нет, хоть их там остаётся ещё 299-ть. Если ты мне её сюда приведёшь, то я в неё обязательно влюблюсь...Я их уже больше двух лет не видел...

Он помолчал и продолжил:

- я влюблюсь до сумасшествия и представь, что будет со мной когда ей какой то монстр, на моих глазах оторвёт голову. Ты переживёшь, увидев такое? Наверное нет. И я не хочу это видеть и это переживать... Не приводи мне сюда женщину! Ты меня правильно понял. Ты только подумай, мы с тобой выжили вдвоём из шестисот человек! А сколько тут высаживали людей до меня? Где они все? Ты не знаешь? Я не знаю, я только догадываюсь...-Ник опустил голову и смотрел на бегающих за деревянной решёткой птиц...

-Сколько шансов из ста ты даёшь моей будущей женщине? Мало шансов-не правда ли? У меня есть сто процентный шанс не пережить этот кошмар, просто не имея её здесь...Ник замолчал...

Молчал и я. Я не хотел это слушать! Я не слышал его! Я не это хотел от него услышать!

Я теперь слышал свои опасения, которые не должны повториться здесь, после той, моей жизни на грязной от тяжёлых грехов Югрос.

Ник помолчал и не отрывая взгляда от бестолковых птиц, продолжил:

- а твои предупреждения я понял. Даже и не думай на меня плохо. Того, кого мы спасли от смерти, мы обязаны оберегать теперь всю свою жизнь! Знаешь такие высказывания древних мудрецов?-спросил он меня, не требуя ответа. Не переживай за меня. Я вам жить мешать не буду. Будь спокоен...

Ник оторвал свой взгляд от птичника и молча полез на скалу, выбираясь прочь из нашего огорода.

Мне показалось, что он вытер свои глаза от слёз. Но я не был в этом уверен...по моему мне это показалось... я молча полез за ним следом..

Была середина дня... Светило жарко палило моё лицо и плечи.

На сегодня дел у нас больше не было. Я сходил в пещеру за моющим, что бы помыться перед своим уходом, Ника в пещере не было.

- «Наверное опять пошёл к своим растениям»-подумал я.

Я теперь всё это время думал над его словами и был полностью обеззаружен. Я не знал, что мне теперь делать.

Как рядом с нами он будет жить? Ведь я не смогу скрывать от него свою сильную любовь к Мисе, то что мы постоянно будем вместе, что мы будем счастливы и друг другу без конца улыбаться.... Как он на это всё сможет смотреть, что он будет радоваться за нас? Завидовать или злиться, что отказался от такого счастья, в этот решающий для него день и дал мне неправильный ответ на мой вопрос...

Я поднялся обратно на водяные поляны и сильно озадаченный, почти автоматически разделся и залез в яму с тёплой водой...

Перед ужином и молчаливым Ником я собирал свои последние вещи. Я взял две сумки мяса, два контейнера воды, два плаща свой и Улваса, одно полотенце, зажигалку и всё.

Я это собрал моментально. Затем я достал всё мясо обратно из своих походных сумок и чтоб оно не пропало, опять повесил его на ветки ёлки, но только все его куски в одном месте. Чтоб завтра быстро их уложить и отправиться в долгожданный и трудный путь...

Ник молча готовил прощальный ужин...

Когда начали есть, Ник меня начал инструктировать: не иди быстро и в слепую. Не рискуй и не спи в овраге или на его краю. Держись подальше от звериных троп...

-Хорошо Ник, я буду осторожен-почти машинально отвечал я.

После ужина он сказал, что мне необходимо лечь пораньше спать. Я согласился, хотя знал, что всё равно долго не усну.

Ник задул лампы и я остался в темноте со своими тяжёлыми и суетными мыслями...

...Ник сказал, что ему не нужна женщина... Что мне теперь делать? Всё равно взять и привести её? А если он психанёт и выгонит её и она будет жить в моей пещере. Что тогда будет думать моя Миса? Мои мысли постоянно крутились в моей голове. Его ответ застал меня врасплох... я теперь понимал, что плохо его знал. Как он будет смотреть из своей пещеры на то, как мы будем идти держа друг друга за руки по берегу? Что с ним будет в этот момент? А когда мы счастливые будем обниматься или смеяться от счастья, о чём он будет в этот момент думать?...

...Моя тревога медленно отходила от меня и постепенно, где то к середине ночи я всё таки уснул...




Голосование:
За - 0 Против - 0
Авторизуйтесь для голосования
Комментарии к работе
Нет комментариев
В Мы ВКонтакте
f Мы в Facebook
Сталкер Зона Творчества

Закрыть окно