Искусство и творчество, воображение и вдохновение – социальная сеть для творческих людей Сталкер. Зона Творчества
СОЦИАЛЬНАЯ СЕТЬ ДЛЯ ТВОРЧЕСКИХ ЛЮДЕЙ
 

Кн. 2. гл 33. ВРЕМЯ ИДЁТ.



Кн. 2. гл 33. ВРЕМЯ ИДЁТ.

ВРЕМЯ ИДЁТ.

Не ранним утром я проснулся, но Ник ещё спал. За ночь он приготовил всё мясо и занеся опять в пещеру мою сухую ёлку, обвесил её со всех сторон смачными и аппетитными кусками мяса. С некоторых кусков ещё капал прозрачный жир на каменный и пыльный пол нашей пещеры.

На каменном столе лежал им приготовленный свинячий язык. Видно было, что Ник нам его заботливо приготовил к завтраку.

Но из за такой сытости большого куска мяса, которое я съел вчера за ужином, сегодня мне пока хотелось только пить.

Тихо собравшись, я вышел из пещеры, чтоб не мешать Нику спать, ведь он часть ночи занимался мясом.

Я взял с собой свой плащ и для нашей птицы сразу притащил из оврага ещё один узел прелых листьев.

По дороге из оврага я обнаружил, что свинячья голова, которую мы оставили здесь вчера за ненадобностью-исчезла.

Меня это насторожило. Значит где то здесь по близости этой ночью бродил хищник или хищники. Мы с Ником допустили большую ошибку, оставив здесь на радостях эту голову. Она могла стать хорошей приманкой для хищников, которые потом таким образом могли зачастить сюда приходить в поисках еды и в итоге обнаружат наших животных и это всё может плохо для нас кончится.

Надо будет Нику сказать, что нельзя ничего здесь рядом оставлять, иначе мы рискуем всем своим хозяйством. Нам все отходы необходимо относить как можно дальше от нашего проживания, куда нибудь за овраг, пока мы не восстановим свои ловушки для рыбы- с этими мыслями я принёс с оврага в плаще большой тюк листвы и стал высыпать его птицам.

Наша птица была практически ручной. Ведь она с малого возраста видит в нас существа, которые приносят им еду.

Немного понаблюдав за пернатым хозяйством, я бросив здесь плащ, отправился за зелёными ветками к оврагу снова. Пока Ник спал, я решил сегодня сам, в освободившейся загон отсоединить самок свиней от самцов. Я наломал зелени и принеся её, сбросил пока просто в огород.

Наши свиньи почувствовали свежий запах зелени, но никак не могли понять, почему я им её не кидаю. Они задирали свои страшные морды поверх каменного забора и при этом громко сопели.

Я деревянным колом наковырял немного глины и залил её водой. Я бросил одну ветку в загон и когда свиньи начали её обгладывать, спины двух самцов вымазал жидкой глиной.

Теперь, когда я отчётливо видел, где самцы, а где самки, я опять разобрал часть общей стены между загонами. Затем взяв в руку зелёную ветку, я дал её понюхать одному кабану и он без проблем зашёл в пустой загон. Чтоб за ним не забежали остальные животные, я стал в проходе. Когда ко мне подошёл другой кабан, которого интересовало, что там чавкает его собрат, я отошёл из прохода и дав леща слегка ладонью по спине кабана, предал ему ускорение и он забежал к своему однополому собрату.

После этого, я спокойно заложил пролом в заборе, так как глина и камень у меня были под рукой.

За этим занятием меня застал пришедший мне на помощь Ник.

-Привет-крикнул он мне с верху, стоя на краю скалы над обрывом.

-Привет-отозвался я.

-Помочь что нибудь?-спросил он.

-Нет Ник, я уже заканчиваю.

-Ты что уже их рассадил?-спросил он.

-Да, эти ведь не трусливые и достаточно послушные-ответил я.

Спускаясь вниз он сказал:

-жалко, что опять у нас в малом загоне пять самок, а в большом всего два кабана.

-Ничего Ник-ответил я-как нибудь распределим их правильно.

Он спустился и разделив принесённые мной ветки, раскидал их свиньям.

-Ты как, выспался?-спросил я.

Ник зевнул и сказал:

-да. Я быстро и рано закончил возится с мясом.

-Сейчас ещё сходим наломаем веток и тут нам больше делать нечего-сказал я.

-Если надо, то сходим- согласился Ник.

Он сел на каменный забор и смотрел, то на меня, то на ковыряющихся во влажных листьях птиц, то на громко чавкающих свиней.

-Запах тут у нас конечно...-намекнул он и скривил смешную гримасу на своём лице.

-А куда деваться, без него никуда. Это ведь животные-сказал я не поворачиваясь и возясь с глиной и камнями.

-Да я к тому, чтоб не какая тварь их тут не унюхала-договорил он.

-Да Ник. Голова, которую мы бросили тут вчера исчезала-сказал я и посмотрел на него.

Мужчина насторожился.

-Нам тут и поблизости ничего нельзя бросать иначе мы рискуем остаться без хозяйства-сказал я.

-Да Лёсинхо, я тебя понял-сказал Ник и поднявшись сказал-значит сейчас эта тварь где то поблизости ходит.

-Возможно-согласился я-но я уже ходил до оврага. Везде тихо и никого. Возможно, что эту кабанью голову утащили птицы.

-Может быть, может быть-задумчиво проговорил он.

Я закончил работать с глиной и мы отправились к оврагу. Так как в новом загоне пол был практически голый, ведь тут у нас сидел всего лишь один кабан, я взял плащ, чтоб принести сюда опавшей листвы, которую свиньи тоже периодически ели.

А ещё, как оказалось, они сами ковыряют глину своими жёсткими, плоскими носами и съедают её небольшие кусочки. Возможно в ней что то для них было полезное.

Вскоре мы обратно сюда приволокли свои ноши. Ник разделил ветки, а я двум самцам высыпал листву.

-Пошли Ник позавтракаем и вниз работать-предложил я.

Он согласился. Он тоже ещё не завтракал.

Мы вернулись в пещеру и хорошо поели. Завтрак был из вкусного, холодного языка. После приёма пищи мы отправились вниз.

-Ник-спросил я-а что, у всех животных такие вкусные языки?

-Не знаю, но пока не вкусных я не видел-ответил оно мне в мою спину.

-Представляю какой он был у той рыбины, что убило метеоритом и принесло сюда-сказал я.

-Может быть -ответил он. Давай сегодня туда зайдём к вечеру-продолжил он, вроде уже сильно там не воняет. А то будет шторм и унесёт всё в океан. Вдруг там есть что полезное для нас-проговорил Ник.

Мы спрыгнули на берег и шурша гравием, отправились к засыпанным, рыбным ловушкам. У же на подходе туда, было видно сколько лишних камней появилось тут ещё не доходя до мыса.

Я просто не мог поверить своим глазам, что это всё сюда накидал я. Ник свои камни кидал в другую сторону, туда, где валялись голые, использованные кости и части животных.

Мы молча разулись и зайдя по колено в тёплую и спокойную воду наших засыпанных ловушек начали, как ни в чём не бывало швырять мелкий гравий в разные стороны.

-Лёсинхо, ты представляешь, сколько я здесь обратно выпустил крабов с икрой, чтоб они на нашем мелководье её отложили и размножились. И все это погибло под грудой этих камней- сказал Ник и с сожалением опустил свою голову и опять скрылся за горой светлого гравия.

-Да Ник, очень жалко-ответил я. А то может и морскую ферму мы бы с тобой тут устроили?-спросил я и стал ждать, когда Ник это услышит и появиться из за горы светлых камней.

-А это что возможно?-спросил он, появившись из за камней.

-Не знаю Ник, но можно было бы попробовать-ответил я не переставая раскидывать камни.

И сам задумался над своими словами. Правда из чего для крабов делать ограждение, которое в любой день мог развалить океан. Я ещё не знал....

В один из вечеров, после расчистки ловушек, мы отправились на берег, чтоб посмотреть на костяной остов, оставшийся от громадный рыбины.

Увидев вновь внушительный размер этих костей мы с Ником замолчали. Зайдя по пояс в воду Ник держась за торчащее из воды ребро животного, стал на его позвонок, который был полностью под водой и располагался вдоль берега.

-Я не знаю Лёсинхо, что с этим делать. Да, кости громадные и даже закруглённые, как то удобно, но что мы будем с ними делать?-спросил Ник и посмотрел на меня.

-Может перетащим их к себе под скалу, пусть там лежат, может на что и сгодятся-ответил я.

Ник промолчал. Он перемещаясь по позвонкам и держась за рёбра отправился в сторону головы. Она ещё достаточно сильно воняла, это чувствовалось даже с большого расстояния.

-Лёсинхо!- крикнул он- посмотри у этого животного нет зубов.

Я пошёл вдоль берега к Нику. То что я увидел меня поразило. У этого животного во рту были, то ли волосы, то ли жёсткая шерсть.

-Что это такое? Ник, ты ведь учёный-спросил я.

-Ну и что из этого?-возмутился Ник. Я что теперь должен знать всю биологию вселенной?-он удивлённо посмотрел на меня.

-Я могу сказать одно, что это был не хищник-ответил он. Ему нечем рвать свою добычу. А чем он питался, я понять не могу. Единственное, что этого корма в океане должно быть много, чтоб насытить животное таких размеров-закончил он.

Ник спрыгнул в воду и выходя на берег сказал:

-пошли от сюда. Тут ещё сильно воняет, а позже придём и наберём себе этих костей. Думаю, что они будут по прочнее и долговечнее дерева.

Мы отправились в пещеру. Так закончился обычный, очередной день на этой загадочной планете....

…Так шли дни, много дней. Они проходили за постоянным нашим трудом. Погоды были тёплыми. Иногда дни были пасмурными и моросил небольшой дождь. Мы по прежнему раскидывали камень с ловушек, в надежде когда нибудь ещё поймать здесь осторожную рыбу и вкусных крабов.

Работали упорно и постоянно, хоть и медленно, но наши ловушки очищались.

У меня появилась своя маленькая надежда-очистить все эти ловушки к прилёту моей Мисы. Мне очень хотелось создать ей здесь благоприятные условия для жизни.

В один из вечеров, мы передвинули в календаре камень «сегодняшнего дня» в восьмую ячейку.

И через несколько дней утром, в своём птичнике мы услышали знакомый писк, вылупившихся птенцов. Я и Ник этому событию очень обрадовались.

Пересчитать всех молодых птенцов среди накиданных там нами веток, было не возможно. Но мы просто знали, что их там много и радовались этому.

Жизнь на этой планете двигалась своим чередом...

Ник со временем убедившись в том, что здесь у него огорода под лучами этой жаркой звезды не получится, стал постепенно, молча пересаживать все свои растения в тень больших деревьев у оврага, где мы обломав мелкие ветки для свиней создали удобные для этого клочки будущего нашего огорода. Этот наш новый огород имел естественные условия: хорошую влажность воздуха и почвы, периодическую тень от больших деревьев и хорошее продувание ветром этих небольших территорий среди густой растительности вдоль края постоянно сырого оврага.

Да, иногда приходившие на поляны животные слегка повреждали растения, но они всё равно росли. Им тут было намного комфортнее. Здесь от нас не требовалось такое драгоценное для нас время на их бесконечный полив.

На территории освободившегося огорода, мы начали расширять птичник. Поголовье нашей птицы быстро увеличивалось.

Благодаря куче отходов от свиней, мы с обглоданных веток, вязали надёжные плети , которые между собой скрепляли лианами.

Наше хозяйство процветало намного лучше по отношению к нашему саду, на который постоянно кто то посягал. Но Ник уже со временем перестал на это сильно эмоционально реагировать. Он просто смирился с этим. Большая радость за наше развивающиеся звериное хозяйство хорошо компенсировало его расстройство, если по его саженцам проходила нога какого нибудь не расторопного монстра.

Так же на огороде мы для свиней решили сделать ещё два загона. Один небольшой для откорма отдельно отсаженного животного и один для самки с будущими поросятами. Опять работа внизу в ловушках приостановилась и мы начали здесь ковырять ещё пещерки для своих животных, таскать сюда с берега камень и строить ограждения.

О навесе пока вопрос мы не ставили. У нас и без него хватало забот. Хотя к моменту отсадки какого нибудь животного от общей стаи, он был необходим. Мы очень не хотели, чтоб тут вновь появился монстр и нам тут всё разворотил.

Возможно, если бы здесь не водились громадные, монстры, мы бы и огородили всю свою территорию чахлого леса и полосы вдоль оврага забором от других животных. Но для монстров наш забор просто не был какой нибудь значимой преградой. Он для них был лишь небольшим препятствием на пути, которое, они бы легко сломали и даже не почувствовав это.

Дни шли в одинаковом однообразии. Разница в них была всего лишь в разнообразии тех животных, которые попадались в наши водяные ловушки. У всех их вид был конечно ужасным, ну а сказать по мягче-противным. Но куда деваться, мы с Ником их ели. Не каждый же ещё пока день есть собственных кабанов или птиц.

Постепенно и к моей большой радости мы передвигали камень «настоящего дня» в календаре Ника, сначала в седьмую ячейку, потом в шестую и пятую...

- «Скоро я увижу свою любимую Мису!»- постоянно думал я, как только камень передвигался в следующую, левую ячейку.

Конечно, о долгожданной встрече со своей любимой женщиной я думал не только тогда когда в приятном ожидании захода светила садился на валун и когда мы с Ником только подходили к нашему календарю.

Я о ней думал всегда, каждый день и каждый раз перед сном....

Я стал чувствовать, что приближение её прилёта сюда, изо дня в день мне придаёт сил и поднимает моё настроение.

Я заметил, что у меня незаметно стал появляться сильный стимул жить, жить во что бы это не стало, чтоб обязательно дождаться свою любимую женщину здесь на этой пока бесчувственной планете гигантских монстров и мерзких тварей...

Наши свиньи быстро и хорошо росли и требовали всё больше и больше себе корма.

С птицей было попроще, мы носили им лишь зелень и прелые листья. Чем они там питались ещё, нам было не понятно. Они постоянно, своими ножками ковыряли грунт, находя там себе всякую, мелкую гадость. Конечно, периодически мы им подкидывали какую нибудь мелкую тварь, утонувшую в кипятке.

Время шло, вроде оно изо дня в день торопилось, но до прилёта моей Мисы ещё было очень далеко.

Наши дни были наполнены событиями. Событиями большими и маленьким, значимыми и не очень. Конечно, когда к нам попадалось крупное животное в яму, это было большое событие. Мы пополняли свои мясные припасы и хорошо этим откармливали своих свиней. Также, нарезанное маленькими кусочками варёное мясо, ели охотно и птицы.

Один раз Ник разбудил меня среди ночи:

- Лёсинхо вставай! Кажется у нас большие проблемы. Где то поблизости ревёт монстр. Мне кажется, что он забрался к нам в свинарник.

Я вскочил на ноги ещё толком не проснувшись. Я лихорадочно осмысливал происшедшее и пытался найти единственно правильный выход из сложившейся ситуации.

Всё, что мы смогли взять это по копью и выйти в непроглядную темноту прохладной ночи. Луны нигде не было. У меня изо рта при выдыхании шёл пар.

Пока мы осторожно поднимались на верх, никакого рёва слышно не было. Мне очень не хотелось его услышать со стороны наших свиней.

Мы с Ником поднялись быстро на верх. Наши тела приятно разогрелись. Хоть нам от быстрого подъёма и не хватало воздуха, мы старались реже или тише дышать, чтоб определить от куда пойдёт очередной рёв монстра.

Долго ждать не пришлось, ещё не успев как следует отдышаться, мы услышали голос крупного животного но со стороны оврага.

- «Ник ошибся и хорошо!»-подумал я.

-Ник, это в овраге-сказал я.

-Да, я уже понял-ответил он спокойным голосом.

-Что будем делать?-спросил я.

В этот момент я услышал неприятный и знакомый мне визг летающего монстра, который раздался где то в верху и стал смещаться в сторону оврага.

-Там какая то пирушка-тихо сказал Ник.

Со стороны оврага раздались голоса ещё нескольких летающих тварей. Иногда от туда раздавалась громкая возня и хруст веток деревьев. Периодически ревело и наземное животное. Но его рёв был какой то отчаянный, как будто он попал в кипящую яму и не мог от туда выбраться...

-Пошли спать-неожиданно для меня сказал Ник-нам тут больше нечего делать и к тому же это не безопасно.

Ник громко и сладко зевнув, молча и осторожно начал спускаться в пещеру.

Со стороны оврага раздавался не прекращающийся рёв и иногда хлопали крылья и громко визжали пернатые твари.

- «Там явно что то происходило»-подумал я- «Ник в этом был прав».

Я взглянул на небо. Оно было в непроницаемой дымке и незнакомых звёзд не было видно. Постепенно я опять начал чувствовать холод ночи и мне захотелось как можно скорей оказаться в нашей тёплой и безопасной пещере.

Я стал спускаться и догонять своего друга.

Мы зашли в пещеру и Ник запалил одну из ламп. В пещере было очень тепло. Прогретые за тёплый день камни, хорошо сохраняли тепло в нашей безопасной пещере.

Не глядя на меня Ник сказал:

-завтра сходим в овраг и посмотрим, что там произошло.

Он начал укладываться спать. Я тоже не долго думая лёг на каменный пол и сверху укрылся плащом. Ник, увидев, что я улёгся задул лампу и в пещере опять наступила темнота и тишина.

Ко мне долго не приходил сон. Мой испуг по поводу свиней выбил его из моей головы практически полностью. В голову лезли различные мысли. Конечно, рано или поздно к нам в свинарник когда нибудь залезет какая нибудь тварь. Запах от нашего свинарника ветром разносился до самых парящих полян и это только чувствовали наши с Ником носы. Хищники наверное этот запах ощущали и с ещё большего расстояния...

Под плащом мне становилось тепло. Ник уже давно ровно сопел. Постепенно сон опять стал захватывать меня в свой сладкий плен. Мои мысли начинали путаться и я стал засыпать...

...Утром мы проснулись чуть позже обычного. Ник быстро положил завтрак на стол. Я умылся и сел завтракать.

-Лёсинхо, у нас сегодня всё как обычно-сказал жующий Ник. В добавок надо будет заглянуть в овраг и посмотреть, что там произошло.

-Сделаем Ник-ответил я и понял, что сегодня тоже не будет у меня свободного времени на мою пещеру.

- «Ладно»-подумал я. «Может после того, как мы очистим в низу ловушки, Ник поможет мне достроить мою пещеру и я всё успею».

Просить мне его об этом очень не хотелось. Я всю жизнь не любил быть в должниках и тут свой этот принцип менять не хотел. Я и так ему здесь многим чем был обязан, а самое главное своей жизнью и возможно позже если у меня получиться встретить здесь Мису, то и её жизнью тоже...

Мы вышли из пещеры. День был тёплым, ярким. Но всё небо было в какой то светлой дымке. Ветра не было, повсюду стояла полная тишина.

Мы с Ником взяли копья и отправились на верх. Поднявшись, мы сразу отправились в направлении оврага. Нам хотелось узнать, что за шум там был этой ночью. Уже приближаясь к оврагу, мы увидели большую стаю мелких, чёрных птиц, которые облепили макушки деревьев и увидев нас, громко и прерывисто рычали.

Это были птицы- падальщики.

Мы с Ником сразу изменили направление, взяли немного правее и отправились в сторону тех деревьев, на которых они сидели. Мы знали, что в этом месте спуститься в овраг было не возможно, но нам это и было нужно. Так мы были в безопасности и с низу из оврага на нас напасть никакая тварь уже не могла.

Раздвинув нами же ранее обломанные, густые зеёные кусты для свиней, на дне оврага мы увидели мёртвого монстра средних размеров.

Такое животное я уже видел. Мы с Улвасом наблюдали за его движением вдоль скалы по пустыни. Оно имело маленькую голову на не длинной шее и высокие, вдоль всей серой спины роговые наросты. Эти пластины были чуть светлей чешуйчатого тела этого гиганта. Не длинный хвост заканчивался утолщением на котором было несколько торчащих острых, роговых отростков.

Животное было мёртвое. Повсюду на нём и вокруг него находилось множество чёрных птиц. Несколько струек красной крови стекали с многочисленных повреждений на теле неподвижного животного и подкрашивали ей мутные воды грязной реки.

-У нас есть мясо-сказал Ник. Надо идти за сумками и ножами. Пока здесь нет хищников надо набрать мяса как можно больше и свиней хорошо покормить. Лёсинхо сходишь?-спросил Ник и посмотрел на меня.

-Конечно схожу-ответил я и отправился обратно в пещеру.

Я пошёл в пещеру, а Ник отправился в то место, где можно было спуститься в овраг. Через некоторое время я услышал сильный шум в овраге. Я обернулся и понял, что Ник там разгонял мелких пернатых. Те медленно вылетали из оврага сквозь просветы растительности и недовольно рыча, рассаживались на ближайшие макушки, почти неподвижных, от тихой погоды деревьев.

...Через некоторое время я вернулся с четырьмя пустыми сумками и двумя ножами. Я сразу подошёл к краю оврага в том месте, где туда можно было спуститься и почти по сухой корке грязи на дне оврага приблизился к стоящему возле мёртвой туши Нику.

Картина как всегда была не приятная. У мёртвого животного был вырван кусок брюха. Мелкие, чёрные птицы растянули во все стороны потроха животного, ровно на столько, на сколько это позволяла сделать их длина. Эти гибкие кишки разной толщины и длины расходились во все стороны мерзкими лучами от мёртвого животного.

Спустившись в овраг и подходя к мёртвому животному, я смотрел себе под ноги, чтоб не наступить на растянутые во все стороны птицами внутренности животного.

-Смотри Лёсинхо!- сказал мне подходящему Ник, при этом не глядя на меня.

Он вытянул руку в бок и почти за свою спину. Я подходя к нему, обернулся и посмотрел вправо и под самым склоном оврага, увидел мёртвую, ночную птицу.

Её явно повредил это мёртвый монстр, ещё при жизни защищаясь и ударив её своим хвостом рогатым.

Эта летающая птица, была самая омерзительная тварь на этой планете. Мало того, что она разорвала когда то толстяка Лира и постоянно держало меня в страхе, быть внезапно атакованным с верху, оно ещё имело ужасный вид, её зазубренный, длинный, желтоватый клюв, громадные тёмные, кожаные крылья, которые кое где имели то ли волоски, то ли перья , крупные когтистые ноги и от этих мерзких птиц почему то очень сильно воняло.

-Хватит пялится на неё-сказал Ник. Давай работать. Тут плохая видимость и в любой момент из кустов может выйти хищник.-закончил он.

Он из сумки взял нож и стал надрезать прочную и толстую кожу на ноге монстра. Я перешагивая через растянутые по всему оврагу кишки, подошёл к Нику и в месте с ним начал тоже надрезать толстую кожу на мёртвом животном.

Постепенно наши тела покрылись кровью. Ей неприятно пахло, она липла в ладошах, между пальцами но это была наша еда и наша жизнь, и выбора у нас другого просто теперь не было и никогда теперь и не будет.

Я уже один раз отволок две сумки мяса с правой ноги животного. Ник всё резал и резал мясо. Настроение наше поднималось. Мы себя опять подстраховывали на несколько дней вперёд свежим мясом.

Ник уже встречая меня с пустыми сумками-улыбался мне. Его лицо и волосы тоже местами уже были в крови.

Он мне подмигнул и сказал:

-ну что Лёсинхо опять занесём твою ёлку в пещеру. А я уже думал на днях тебе предлагать забить ещё одну свинью-он улыбнулся.

-Да Ник, нам опять повезло-ответил я. Набьём пещеру мясом, а потом если получиться несколько дней своих свиней будем кормить этим животным.

-Будем Лёсинхо, будем!-сказал он.

Было не понятно это животное хищник или оно питалось растениями. Я заглянул в его приоткрытый рот и увидел там ряд частых и мелких зубов.

Ник как будто понял мой вопрос, сказал:

-оно травоядное, а эти пластины на спине лишь только устрашающий вид. Эти твари глупые создания- продолжил Ник- наши птицы в птичнике наверное будут умнее их...

Не знаю, я видел столько смертей, что с Ником был не согласен. Но спорить с ним не стал. Мои руки, по локоть вымазанные в крови сначала скользили, теперь кровь на них высохла и мои пальцы неприятно липли друг к другу.

Ник оторвал меня от моих наблюдений за моими руками и сказал:

-давай тащи это , я накидаю ещё две сумки свои и твои, что принесёшь и хватит на сегодня.

Я молча потащил всё в пещеру. Вываливая там мясо я почувствовал, что в пещере им уже неприятно пахнет.

Я подумал, что наверное даже мой голод не заставит меня считать запах сырого мяса чем то приятным.

В пещере в углу перед входом уже лежала добрая куча мяса.

К моему приходу, Ник уже набил мясом две свои сумки. Не успел я постоять, как он наполнил и мои.

-На сегодня хватит- сказал он, вылезая из под свисающих лоскутов серой кожи животного. Затем Ник подошёл к голове животного, при помощи ноги и рук открыл на сколько это было возможно монстру его зубастую пасть . Руками вытянул от туда язык у животного, где то на пол метра и отрезал его ножом.

-Это наш ужин- сказал он и бросил его сверху одной из полных сумок.

-А одну из сумок отнесём сразу свиньям. У них сегодня тоже будет пир- Ник улыбнулся взял свои сумки и пошёл первым.

Я взяв свои отправился за ним. С его голых, по локоть рук стекала кровь. Она собиралась на его сжатых кулаках, которые держали лямки сумки и капала на свежее мясо, лежащее в сумках. Постепенно кровь на его руках застывала и над сумками с его рук вытянулись небольшие, тёмные, кровавые сосульки, которые слегка покачивались от его тяжёлой ходьбы.

Чёрные птицы увидав, что мы покидаем тушу животного, с громкими криками стали опять спускаться в овраг, устроив там галдёж и шумную делёжку своей вновь обретённой добычи.

Мы выбрались из оврага, прошли вдоль обрыва и оставив одну сумку на верху три на лиане спустили вниз, в пещеру. Пока я справлялся с сумками в пещере, Ник одну отволок свиньям и нарезав там им мясо помельче, высыпал всё её содержимое в два загона, самцам и самкам. Затем когда я вылез на верх, чтоб отмыться, я застал Ника в одной из тёплых ям по шее в воде. Он не раздеваясь, залез туда прямо в одежде.

Свернувшаяся на воздухе кровь в тёплой воде, опять стала жидкой и от ямы с Ником во все стороны растекалась вода с примесью и со сгустками крови. Он мне улыбнулся. Я нашёл рядом с ним яму с тёплой водой и став на колени, стал отмываться.

Ник сидя в яме сказал:

- теперь когда будем ходить к оврагу за ветками для свиней, необходимо быть осторожными. Там теперь могут быть хищники.

-Да Ник, я это понимаю-ответил я.

Мне он часто говорил о безопасности. Меня это уже немного раздражало, ведь я был не маленький мальчик, а мужчина, на десять лет даже старше Ника. Но я терпел. Ник меня постоянно держал в определённом тонусе и всё таки это было хорошо. Тут по другому жить было нельзя, иначе всё могло просто окончиться быстрой и неожиданной смертью.

После этого события, опять потекли дни своим однообразием.

Ник за ночь и пол дня завялил всё принесённое нами мясо. Несколько ночей подряд прилетали монстры, он обгладывали тушу животного в овраге. Там по ночам стоял кровавый пир с шумом, криками и визгами этих летающих животных. Днём на неё набрасывались чёрные птицы и мы их по утрам отгоняли, набирая мяса для своих свиней, которое со временем уже стало ужасно пахнуть. Но свиньи его всё равно неплохо ели.

Прошло ещё некоторое время и мы ходили с Ником к смердящей туши, теперь чтоб уже набирать там горы, расползающихся во все стороны влажных личинок, для своих птиц. Процедура это была не из приятных. Откинув какую нибудь огромную кость с остатком кожи в сторону, мы глиняной посудой зачерпывали тысячи шевелящихся личинок, червей, всяких гадких опарышей и насыпав их в плащ закидывали, этот мерзкий, вонючий, шевелящийся узел себе на плечо или за спину и тащили это на берег, себе в птичник.

Птицы это с большим удовольствием ели. Часть личинок, успевали закопаться в грунте. Но после, наши проворные птицы их без проблем откапывали своими приспособленными к этому ногами и съедали.

Что касается количества нашей птицы, то мы уже ей потеряли счёт. Птицу мы стали есть чаще. Почти каждые пять- десять дней. Ели в основном одиноких самцов, которые не обзаводились самками и держались обособленно, так как их гоняли другие, более сильные самцы.

Если в естественных условиях наша птица возможно имела врагов, то тут она была в полной защите и это очень сильно повлияло на их разросшуюся популяцию.

Мы продолжали бороться с камнями на берегу и в скором времени наши ловушки отчистились от камней. Теперь осталось освободить от камней небольшую отмель за ними и связывающие наши ловушки с океаном промежутки между большими валунами, которые прикрывали ловушки от больших его волн.

Ник сказал, что просветы между больших камней, необходимо обязательно освободить, потому, что через них рыба заходила к нам в ловушки.

Работая тут, уже приходилось стоять по пояс в воде. Иногда приходилось держаться за камни или вообще прекращать работы из за сильных волн или сильного бриза, готового нас своими волнами ударить об эти камни.

Работа шла иногда быстро, иногда из за волн медленно, но всё равно уже был виден её полный конец.

Уже порой приходилось, чтоб достать и убрать камень из под воды, опускаться в воду с головой и для удобства открывать там свои глаза.

Шло время и периодически мы с Ником появляясь на заходе звезды на территории нашего каменного календаря, мы передвигали камень «сегодняшнего дня» сначала в четвёртую, потом в третью и во вторую ячейку...

-Ник-спросил как то я перед сном-я правильно понял, что моя Миса прилетит, когда мы камень во вторую ячейку переместим не с права, а с лева?

-Да ты всё правильно понял-ответил он. В каждой ячейке светило находиться суток пятнадцать, но два раза за год. И только в самых крайних оно держится дней тридцать, так как там оно доходит до границы наружного камня и начинает своё движение обратно. До прилёта модуля с заключёнными осталось дней сорок, пятьдесят...-закончил говорить Ник.

-Я скоро буду собираться-сказал как то я, лёжа на боку и не видя своего друга за грудой камней от нашего костра в пещере.

-Ещё до этого очень далеко!-отозвался он.

-А сколько идти до места посадки от сюда?-спросил я у Ника.

-Дней пятнадцать, не больше-ответил Ник.

-Просто если ты туда рано придёшь, будешь изнывать там от жары несколько дней. Если помнишь там рядом голые от растительности места, поэтому я тебе советую отправиться туда, когда светило в первой ячейке оторвётся от своего самого крайнего, левого камня и начнёт своё движение вправо, ко второй ячейке-закончил Ник.

-Я помню-сказал я и счастливый и взволнованный стал пытаться уснуть в тёплой пещере, пропахшей нашим спокойствием и жаренным мясом...




Голосование:
За - 0 Против - 0
Авторизуйтесь для голосования
Комментарии к работе
Нет комментариев
В Мы ВКонтакте
f Мы в Facebook
Сталкер Зона Творчества

Закрыть окно