Искусство и творчество, воображение и вдохновение – социальная сеть для творческих людей Сталкер. Зона Творчества
СОЦИАЛЬНАЯ СЕТЬ ДЛЯ ТВОРЧЕСКИХ ЛЮДЕЙ
 

Кн. 2. гл 32. МЯСО С НАШЕГО ХОЗЯЙСТВА.



Кн. 2. гл 32. МЯСО С НАШЕГО ХОЗЯЙСТВА.

МЯСО С НАШЕГО ХОЗЯЙСТВА.

Вскоре у нас уже стал готов второй загон с навесом для самцов и нора в скале для них. Этот загон имел одну общую каменную стену с тем загоном, где сейчас находились все наши молодые свиньи. Такое их обоюдное расположение было очень удобно.

Мы с Ником решили сначала в этот загон отдельно поселить одного, самого хилого самца и спокойно откормить его здесь. Он и был хилым, что еды ему всегда доставалось меньше всех и он был какой то шуганный и всегда боялся нас и своих сородичей.

В один из дней утром, после завтрака, мы пришли в огород, чтоб пересадить для откорма одного, самого слабого из самцов.

Мы с Ником обсудили этот вопрос и пришли к единому мнению, какого молодого дикого кабана необходимо отсаживать. И я и он вместе показали на одно и тоже не крупное животное. Оно было самое пугливое из всех свиней и до сих пор нас боялось.

Это животное имело узкую спину и впалые бока в отличие от своих сородичей. Единственное какое было у этого молодого кабана достоинство, он бегал быстрей других. Но в этом его качестве мы не нуждались.

На всякий случай, чтоб потом его не с кем не перепутать при распределении постоянно бегающих перед нами животных, Ник бросил в него кусок жидкой глины и вымазал ему ей спину, хотя их спины чистотой и так не отличались, но постоянно налипающая на них грязь, была более тёмного цвета, чем наша глина. Таким образом мы пометили его.

Я отправился к оврагу за зелёными ветками, которые должны были стать приманкой для проголодавшихся за ночь свиней.

Ник начал разводить с водой глину, которую мы наковыряли из новой норы, чтоб потом быстро заложить поломанную стену, когда нужное нам животное перейдёт в этот новый загон.

Когда я вернулся с зеленью Ник уже ломал стену.

-Ну как Ник, ты готов?- спросил я.

-Да можно начинать-ответил он, вытирая пот со лба внутренним изгибом локтя грязной руки.

Он полностью, до самого каменного основания разобрал каменный заборчик и принесённые мной ветки, бросили в новый вольер. Постепенно свиньи, учуяв запах зелени, двигая своими подвижными, плоскими, мокрыми носами стали проходить сквозь узкий каменный проход и обгладывать ветки.

К нашему большому сожалению всё получилось наоборот. Этот самый пуганный и хилый кабан остался в старом загоне и не переходил в новый, где был свежий корм и уже все остальные свиньи.

-Что будем делать Лёсинхо?-спросил озадаченный Ник.

-Может кусок вяленого мяса принести, чтоб эта тварь сюда забежала?

-Не знаю Ник, но его и кусок мяса не заставит стать смелым и перейти сюда-ответил я.

Я тоже расстроился. Ведь если мы начнём насильно разгонять свиней по загонам, то этот пуганный, точно забьётся в нору и мы его не достанем от туда.

-Ник есть один выход-сказал я-хоть он мне и не нравиться.

-Какой?-спросил Ник.

-Заделывай стену-сказал я-вот какой.

-Не понял?-ответил озадаченный Ник.

-Мы хотели отсадить одного от всех, а получилось наоборот, все ушли от нашего. Заделывай стену-повторил я.

Теперь Ник понял и стал руками загребая и укладывая глину и камни, восстанавливать каменный забор между соседними загонами.

Конечно мне такой вариант не понравился, не понравился он и Нику. Дело в том, что эта, новая площадка была чуть меньше первой.

Но не перетаскивать же за уши этого труса сюда.

К середине дня мы полностью восстановили забор и теперь мы нашего трусливого кабана, стали откармливать усиленным количеством еды. Жаль конечно, что к этому времени, полностью разложилась туша громадной рыбины, там, на далёком берегу, от которой теперь только торчали из воды рёбра, но всё равно нам хватало и зелени и других животных, которые благодаря отсутствию дождей, всё чаще и чаще стали попадаться в водяные, кипящие ямы.

Закончив здесь все свои работы и принеся свиньям достаточно корма, мы подкинули зелени в птичник, после отправились вниз, на берег, разгребать каменный завал после давнего шторма.

Из за постоянной работы рук с сухой, известковой и просоленной галькой у нас стала сохнуть и трескаться кожа на сгибах наших пальцев и ладоней. Затем эти раны с выступающей в них сукровицей долго не заживали и немного болели, особенно при попадании в них частичек соли или солёной воды океана.

Первое время мы не знали как с этим бороться, но позже я предложил Нику обмазывать кисти рук клочком мха, который был замочен в глиняном чане с жиром для освещения. Вскоре это хорошо помогло и наши ладони и пальцы перестали трескаться и через некоторое время полностью зажили.

Уже раскидывая гальку, мы разувались и закатывали или снимали свои штаны, в зависимости от погоды, так как мы стояли по колено в долгожданной воде. Мы постепенно откапывали свои ловушки. Дело конечно двигалось, но очень медленно. Две самые мелкие ловушки до самого дна, мы уже откопали. В них мы всегда раньше кидали мясо для приманки сюда рыбы. Но до рыбалки ещё было очень далеко. Перед этими ловушками нависала громадная дюна, постоянно осыпающегося вниз в воду мелкого, известкового гравия.

Кроме этого, Ник скинул весь гравий с нашего плоского камня и теперь мы каждый день снова замачивали плащ и собирали с него выступавшую на жаре соль.

Так, изо дня в день, мы трудились внизу, на верху и при этом не забывали обходить поляны в поисках пищи. Постепенно наши запасы мяса в пещере таяли.

Прошло ещё несколько дней и я уже вынес из пещеры пустую ёлку, на которой когда то гроздями висело жаренное мясо. Я повесил её на один из выступов на скале, в надежде, что она ещё когда нибудь нам пригодится.

В один из дней произошло ещё одно радостное событие. Мы утром пришли на своё хозяйство и не досчитались двух птиц. Из клетки, куда то исчезли две курицы. Мы обошли снаружи весь загон и тщательно осмотрели каждый прутик на деревянных, плетённых стенах и навесе. Нигде не было ни одной дырки, через которую они могли бы выбежать...

-Лёсинхо, не ужели они улетели?-спросил меня Ник.

-Я не знаю-ответил я.

Конечно мы расстроились по этому поводу. Самки нам были очень нужны.

Я немного подумав, открыл плетёную дверцу птичника и наклонившись, залез к птицам в клетку и стал осторожно там ходить, и аккуратно осматривать каждый завал из веток. Через некоторое время я увидел одну пропавшую из птиц. Она сидела под густой, сухой веткой на гнезде и испуганно смотрела на меня. Из под её крыла, я увидел светлое яйцо. Отводя от неё свой взгляд, я увидел другую птицу, которая тоже сидела в небольшой, выкопанной ямке.

Я от радости крикнул:

- Ник, они тут, они сели в гнёзда у них будут птенцы!

Я осторожно, чтоб не распугать их, выбрался из клетки и плотно закрыл её. Я подошёл к Нику и повторил:

— они там, у нас будут цыплята!

И он и я испытали приятные эмоции. У нас всё получалось. У нас развивалось наше хозяйство.

Я конечно радовался вдвойне. Мне было теперь куда привести свою Мису. Хотя со строительством пещеры пока всё полностью остановилось. Времени на это у меня совсем не было...

В таком ритме прошло ещё несколько дней. В один из вечеров мы посетили наш календарь и передвинули камень «сегодняшнего дня» в девятую ячейку.

Когда я перенёс камень в этот сектор, в нём всё так же лежал красноватый камень, положенный сюда Ником, означающий падение метеоритов.

Когда мы уходили в сторону пещеры, я с опаской, услышать неприятный для меня ответ спросил у Ника:

-Ник, а будут падать с неба опять камни?

Ник не глядя на меня и смотря себе под ноги ответил:

-нет Лёсинхо. Метеориты тут падают раз в год. Когда камень в эту ячейку ставиться с лева на право, а не справа налево. Так, что можешь не беспокоиться- так успокоил меня Ник.

Мы зашли в лес, наломали дров и лианой спустили их к себе в низ, в пещеру.

Спустившись в пещеру, запалили все три лампы и у же при их свете Ник приготовил вечерний костёр для приготовления ужина.

Имея это освещение, мы перестали готовить костёр заранее, пока в пещере было светло, в этом отпала необходимость.

Хоть лампы и горели у нас до самого нашего сна, даже при горевшем костре, я с Ником заметил, что они очень мало потребляют жира и были очень экономичны. Исходя из имеющегося у нас количества жира, я посчитал, что его хватит на несколько лет, если оно только как нибудь не испортится.

Разогрев на ужин пару кусков мяса Ник сказал:

-ну что Лёсинхо, давай завтра забьём кабана. Ведь он уже откормился и нам будет полегче с кормом. Он посмотрел на меня.

На самом деле, этот трусливый кабан, сидя в одиночном вольере достаточно хорошо окреп и набрал вес и я согласился с Ником:

- хорошо Ник давай это сделаем завтра.

Ник обрадовался и сказал:

-потом я за ночь закопчу всё мясо. Мне очень не терпится попробовать его на вкус. Ведь оно наше мясо Лёсинхо!

Ник был в приподнятом настроении и мне тоже было не плохо.

-Хорошо Ник, давай это сделаем завтра с утра- повторил я- и продолжил- просто надо всё хорошо продумать, чтоб оно у нас не убежало и не орало на всё побережье. А то кто его знает, другие свиньи услышат рёв попрыгают из своих загонов и разбегутся по всему берегу. -Что мы тогда будем делать? Уж ты мне Ник поверь, в экстремальных ситуациях эти дикие свиньи прыгают достаточно высоко-закончил я.

-Ладно, я за ночь что нибудь придумаю-сказал озадаченный Ник, почёсывая свой затылок.

Чуть позже мы задули свои лампы и улеглись спать....

...Проснулись утром вместе. Быстро позавтракали.

Пока ели Ник сказал:

-сейчас Лёсинхо сходим вниз. Ты соберёшь соль, а я подберу удобный большой валун. Когда он будет есть, я ударю его по голове и пока он будет без сознания, воткну деревянный кол ему в сердце. Вот и всё. Ник вопросительно посмотрел на меня.

В принципе план был хороший. Как Ник бьёт камнем по голове я знал, тем более, что это был не гигантский монстр, а всего лишь не большой кабан и я согласился на его такой план.

-Хорошо, так и сделаем- сказал я.

Ник наточил о камень скалы поострей деревянное копьё, которое у нас служило лишь только для копания глины и оставил его в пещере.

Мы с ним пошли в низ.

День выдался не жаркий, но ясный. Ветра не было. Океан практически не шевелился. Берег был пустынным.

Выброшенные небольшим штормом на берег водоросли, высыхая уже несколько дней неприятно пахли. Этот запах был везде. Здесь на берегу, у нас в пещере, в огороде и возле наших ловушек.

Я ждал когда они окончательно высохнут и если у них исчезнет этот неприятный запах, можно попробовать из них сделать подстилку под наши плащи во время сна.

Ник эту мою идею не поддержал, он уже привык спать на камнях. Но если меня этот вариант и устраивал, то для своей женщины я хотел создать минимально возможные здесь удобства. Ну на крайний случай, нарву и насушу травы с нашего леса, хотя она была не высокая и имела маслянистую жидкость внутри. И скорей всего от этого тоже долго высыхала...

Мы спустились со скалы и пошли по светлому гравию. Я оглянувшись на костлявый остов гигантской рыбины сказал:

- Ник, нам нужно сходить к той дохлой рыбине-сказал я и показал в её направление рукой.

-Зачем-спросил он.

- Да смотри какие у неё длинные кости. Может они нам в хозяйстве пригодятся-предложил я.

-Может быть-согласился он-но давай на них посмотрим позже.

-Конечно не сегодня-ответил я.

Я пошёл за мыс за солью, а Ник стал ходить по берегу в поисках хорошего валуна, для головы несчастного кабана.

Через некоторое время мы вновь встретились. Я нёс в небольшой, глиняной ёмкости немного соли, а Ник сидел на берегу, на валуне, который перетащил под тень скалы и ждал меня.

Ну как?-спросил он.

-Есть немного-ответил я.

-Ладно пошли-сказал он, взвалил камень себе на плечо и потащил его на верх.

Возле пещеры он его положил и тяжело дыша сказал:

-иди в пещере возьми пару пустых сумок и контейнер с водой нам и нож не забудь.

Я взял всё, что он сказал и мы отправились на верх в огород.

Свиньи уже нас заждались. Обычно с утра мы начинали день с их кормления, а этот раз чуть припозднились.

Увидев, что мы пришли с пустыми руками, они начали своими мордами ковырять всякий мусор под своими ногами, поднимая при этом облака неприятно пахнущей пыли.

Справа от нас возились свиньи, а слева громко кричали птицы. Это была приятная симфония. Это были звуки нашего собственного хозяйства.

-Пошли Лёсинхо наберём им корма и займёмся охотой-пошутил Ник.

Мы отправились в овраг за свежей зеленью. Через некоторое время мы вернулись с вязанками веток.

Группе свиней ветки бросили сразу, а этому одному, лишь тогда, когда Ник взял свой камень и поднял его над головой.

Но кабан как всегда осторожничал и не подходил. Он так вёл себя всегда. Ник, стоя с камнем над головой увидел, что до кабана далеко, он сам к нему сделал несколько шагов. Но осторожное животное как будто чувствовало к себе какое то особое, наше внимание и сделало несколько шагов назад.

-Ник выругался- вот зараза!

И бросил камень себе под ноги.

-И как мы его убьём? Что мне залезть к нему в нору и прикончить его там?-возмущался он.

-Ник не кипятись. Нельзя тебе туда к нему залезать. Он после первого твоего не точного удара тебя там затопчет-стал я его успокаивать.

Мы стояли и думали. Рядом в соседнем загоне другие животные мирно объедали зелень на принесённых нами веток.

-Ник -сказал я-есть ещё один вариант.

-Какой?-спросил он. Я его выведу на запах мяса и ты его грохнешь по голове.

-Ну давай-согласился он и уселся на свой валун.

Я пошёл в пещеру за мясом.

Через некоторое время я вернулся и решил разрядить немного наше с Ником напряжение.

Я отрезал кусок мяса и засунул его насильно Нику прямо в рот, даже в этот момент не глядя на него. Так же и сам взял себе небольшой кусок.

Ник не понял мой поступок, но и спросить теперь у меня он ничего не мог, так как кусок мяса занял весь его рот. Он лишь возмущённо расширил свои глаза, посмотрев на меня, но мяса не выплюнул.

Я немного прожевав свой кусок, сказал:

-это для снятия напряжения надо. Жуй!- сказал я и улыбнулся.

Ник пережёвывая свой кусок вяленного мяса мне ничего не ответил.

Я нарезал мясо мелкими кусками. И бросил первый, небольшой кусок мяса возле веток. Кабан учуял приятный запах мяса и сделал пару шагов вперёд и схватив кусок, с шумом стал его жевать.

-Ник, бери камень и становись впереди меня-сказал я.

Я кинул второй кусок ближе первого и животное сделало ещё несколько шагов в нашу сторону и опять слезало мясо. Ник поднял над головой камень.

-Приготовься, уже сейчас, когда оно будет подбирать мясо-сказал я тихо Нику и бросил следующий кусок прямо рядом со стоящим с камнем другом.

Как только кабан подошёл к новому куску мяса, Ник со всей силы бросил свой камень на голову животному. Камень отскочил от головы животного и покатился по каменному полу и ударился об общую стенку двух загонов.

Другие свиньи услышали грохот и перестав есть на миг подняли свои головы.

Наш кабан, клацнув головой о каменный пол, молча свалился на бок. Свиньи не заподозрив ничего подозрительного, продолжили свой завтрак.

Ник быстро взял копьё, перелез через каменный заборчик и перевернув животное на спину с силой воткнул его деревянное остриё прямо в сердце лежащего животного.

-Ну ты мастер-сказал я, когда Ник оторвал свой взгляд от поверженного им животного и держа воткнутое копьё двумя руками, посмотрел на меня.

Он лишь улыбнулся и дунул своими губами на кончик своего носа, на котором висела капелька его пота.

-Давай его от сюда выволочем- сказал Ник, немного отдышавшись.

-Зачем?-спросил я.

-Нельзя, чтоб эти почувствовали кровь своего собрата, вдруг взбесятся-сказал он.

-Ну давай его поднимем на верх и выпотрошим наверху возле воды.

Мы взяли животное за ноги и с торчащим в нём копьём перекинули его через забор.

Затем, также, держа за ноги, постепенно подняли на верх и отнесли к одной из ям с тёплой водой. Это было сделать достаточно тяжело. Наше животное было приличного но не самого большого размера среди всех наших свиней.

Я видел, что у Ника заметно поднимается настроение.

В общем, до захода светила Ник разделывал тушу животного и потрошил её. А я постепенно таскал обработанное мясо в сумках, в нашу пещеру.

Волосатую кожу Ник снял с мяса, ловко работая пластиковым ножом. Что делать с головой мы не знали, Ник с неё достал только язык.

-У нас сегодня будет ужин!-сказал я.

-Да Лёсинхо, съедим по огромному куску мяса со своего хозяйства под светом фонарей-сказал Ник и улыбаясь заблестел зубами.

Я потащил последний кусок мяса в пещеру, а Ник остался мыться у воды. Мы встретились в пещере. Ник не переставал улыбаться.

-Готовить ужин буду я -сказал он.

-Давай, как хочешь-поддержал его я.

Вскоре приличные куски свежего мяса зашипели над жаркими углями костра. Остальное мясо лежало у входа в пещеру и ждало своей очереди.

Через некоторое время Ник снял куски готового мяса с огня и положил их на нашу посуду. Хоть в пещере только начали наступать сумерки, Ник с огромным удовольствием зажёг светильники.

Повернувшись ко мне он торжественно сказал:

- можно кушать.

Я с улыбкой на лице сел за наш, каменный стол. На нашем столе стояло две тарелки с мясом и два глиняных стакана с подслащенной водой в них.

Мой друг сделал несколько укусов тёплого, мягкого и вкусного мяса. После этого только и делал, что клацал языком и громко стонал наслаждаясь вкусом нашего хозяйского мяса.

Проглотив так громко с чувством наслаждения несколько кусков, Ник первый прервал тишину и сказал:

- Лёсинхо, самое главное, что это мясо досталось нам совсем безопасно. Лёсинхо, спасибо тебе за это мясо -сказал Ник. Это благодаря тебе мы его сейчас едим у будем есть ещё, через много времени, когда забьём так же безопасно для нас ещё одну свинью.

Мне было видно, что мужчина был очень доволен.

Он продолжил:

-благодаря твоей хозяйственности я, отправившись за растениями и уже на неожиданно найденную в кустах кладку яиц, посмотрел твоим хозяйским взором, а не разорил гнездо и не сожрал всё сразу и благодаря тебе у нас есть теперь не только мясо но и птица.

-Ты Лёсинхо просто молодец!-он закончил и замолкая, откусил от тёплого мяса ещё внушительный кусок.

Ник глядел мне прямо в глаза, жевал вкусное тёплое мясо и улыбался.

-Спасибо Ник, но ты много думаешь обо мне. Ты бы до этого тоже додумался-стал я оправдываться.

-Рано или поздно и ты тоже бы имел хозяйство. Ты хозяйственный человек и не меньше меня-сказал я.

Так мы периодически кусали мясо, а когда наши рты освобождались от него, мы хвалили друг друга и это продолжалось до самого позднего вечера.

Затем раздобревший Ник уложил меня спать, а сам занялся жаркой мяса. По пещере шли приятные запахи и манящие звуки жарящегося мяса, готовящегося рядом со мной на жарком костре.

Я счастливый и сытый, полностью удовлетворённый плодами нашего с ним труда стал засыпать....




Голосование:
За - 0 Против - 0
Авторизуйтесь для голосования
Комментарии к работе
Нет комментариев
В Мы ВКонтакте
f Мы в Facebook
Сталкер Зона Творчества

Закрыть окно