Искусство и творчество, воображение и вдохновение – социальная сеть для творческих людей Сталкер. Зона Творчества
СОЦИАЛЬНАЯ СЕТЬ ДЛЯ ТВОРЧЕСКИХ ЛЮДЕЙ
 

Кн. 2. гл 31. ЕЖЕДНЕВНОЕ ОДНООБРАЗИЕ.



Кн. 2. гл 31. ЕЖЕДНЕВНОЕ ОДНООБРАЗИЕ.

ЕЖЕДНЕВНОЕ ОДНООБРАЗИЕ.

Хоть после дождя, вода в овраге, много чего и натворила, но там всё равно, в некоторых местах, было много старой листвы, принесённой сюда водой от куда то сверху, перемазанной илом и глиной, которая тут за год наверное и медленно перегнивала.

Я наплевав на то, что вымажу свой плащ грязью, набрал гору таких мокрых листьев и притащил это всё в наш огород.

Ник всё так же сидел на своём месте и как зачарованный смотрел на бегающих, деловых, серых птенцов.

Я решил его сегодня больше не трогать, пусть делает, что хочет, хоть вообще ничего.

Я аккуратно вывалил листья в загон птенцам и они моментально полезли на эту влажную гору работать своими маленькими лапками. А в небольшую, глиняную ёмкость налил для питья им чуть воды, чтоб с дуру они в нём не утонули.

Птенцы имели небольшие головки с розовым гребешком сверху, имели мощные клювы, короткую шею и вытянутое тело с коротким хвостиком из расположенных в ряд светлых перьев. Всё их тело было покрыто серыми перьями в тёмную точку. Под крыльями у них был ещё желтоватый пух.

Их маленькие ножки, по сравнению с их телом выглядели достаточно крепко. Они на своих, передних трёх пальцах имели светлые коготки, которые легко раскидывали, принесённую мной листву и мою горку, птенцы своим природным усердием, быстро сравнивали с уровнем огорода.

-Интересно, а мясо он едят?-спросил всё это время молчащий Ник.

-Не знаю Ник-ответил я -конечно было бы здорово. У нас вон с тобой несколько тонн мяса и жира пропадает-я махнул рукой в сторону берега.

-Завтра Лёсинхо начнём откапывать свои ловушки. Нам без рыбы нельзя.

-Хорошо Ник-согласился я.

Я сегодня бы согласился на всё, чтобы Ник не сказал...

Так, изо дня в день у нас появилась новая забота о птицах. Но возни с ними было гораздо меньше, чем со свиньями. Они постоянно что то ковыряли и находили себе в почве или прелых листьях, при этом они постоянно тихо попискивали, переговариваясь между собой. А когда уже были сытыми, они на короткое время залезали под кучу веток в свою плетёную клетку и прижавшись друг к другу, тихо там спали.

Мы же начали теперь каждый день наводить порядок на берегу, ликвидировать последствия того, что сделал во время шторма океан. Уборку принесённого камня мы начали от самой скалы.

При виде этой громадной кучи камней, мне становилось страшно. Мне казалось, что без тяжёлой техники это просто никогда не убрать и нам никогда не расчистить свои ловушки, погребённые по огромными горами мелких камней.

Но Ник молча и упорно это делал. Просто делал это каждый день и всё. Я, глядя на него, тоже занимался этой работой. Делать это было не сложно, но этой работы было очень много. Мы брали эти камни в свои руки и раскидывали их в разные стороны, подальше от рыбных ловушек.

Ник кидал свои на свалку костей, а я за мыс, туда, от куда мы сюда приходили.

Мы не тратили время, на то, чтоб наложить этот мелкий гравий в плащ, а потом прогибаясь под тяжестью камня и утопая в гравии, тащить этот груз в сторону. Мы просто брали камень в руку и кидали его подальше, на сколько это позволяли силы и при этом даже не разгибая своих спин. Конечно, от этих, ежедневных, многочисленных бросков начала болеть правая рука. Ведь нам приходилось каждый день перекидывать таким образом сотни килограммов камней. Но дело хоть и очень медленно, но шло.

Туша огромной рыбы, лежащей на берегу, уже начала разлагаться. Иногда ветер с океана доносил до нашей пещеры эту вонь. Всё мясо и жир, что я натаскал в свою пещеру, я постепенно скормил свиньям, которые на такой пище хорошо себя чувствовали, росли и развивались.

Постепенно росли и наши птенцы. В добавок они ещё клевали зелёную траву с огорода, которую им кидал Ник, когда наводил в нём порядок. Иногда птенцы нехотя клевали кусочки мяса, которые нарезал им я.

На огороженной их территории, мы довольно часто натыкали сухие ветки, объеденные свиньями и устроили тут птицам настоящие непролазные заросли. Но они легко, среди этих веток перемещались. Но при кормлении, все они сбегались к нам и ничего при этом не боясь, заглядывали к нам прямо в руки.

Так медленно проходило наше время.

Мы в месте с Ником вскоре передвинули камень «настоящего дня» в календаре сначала в одиннадцатую ячейку, потом и в двенадцатую.

Так и получилось, как говорил Ник, светило упёрлось в самый последний, правый камень двенадцатой ячейки, постояло там несколько дней и начало свой обратный путь к одиннадцатой ячейке. На свою обратную дорогу к одиннадцатой ячейке, светилу было необходимо ещё пятнадцать дней. Теперь, дневное светило с каждым днём, начало своё движение для захода влево, всё ближе и ближе к такой пока ещё далёкой второй ячейке, к тому времени, когда сюда прилетит моя любимая Миса.

Из за ежедневной очистки ловушек, у меня совсем не осталось времени на строительство свой пещеры. Но для этого у меня, было ещё впереди много времени и я пока особенно не волновался.

Хотя периодически, на берегу, реагируя на запах разлагающейся туши огромной рыбы от которой уже торчали над водой огромные светлые рёбра, появлялись хищники и в такие дни, в целях своей безопасности мы с Ником вниз не спускались. В эти дни я занимался свой пещерой, а Ник тогда возился со своим огородом.

В один из дней, у нас произошло важное событие. Откидывая на берегу камни, вдруг Ник позвал меня.

Я подошёл к нему и он показал пальцем вниз и сказал-смотри!

То что я увидел меня обрадовало тоже. У Ника под ногами появилась океаническая вода. Он откопал край берега и начало дна нашей первой ловушки. Вода в ней медленно то появлялась, то уходила под камни. Всё это зависело от набегающей волны в океане, которая растворялась при ударе о горы мелкой гальки перед нашими головами, которую мы без конца и не разгибаясь, раскидывали в разные стороны.

Конечно, это нам предало новых сил в этом немыслимом и бесконечном труде. Да, в ногах у нас уже была вода, но перед нами была огромная гора мелкого, обтёсанного гравия, которому казалось не было конца, который периодически осыпался и опять засыпал перед нами долгожданную, солёную воду океана.

Постепенно полностью обмелела река в овраге и у нас периодически стало появляться свежее мясо в пещере, из за гибели животных на верху, на полянах с горячей водой, которые приходили туда на водопой.

Настал день, когда мы с Ником наш камень «сегодняшнего дня» в календаре, опять переместили в одиннадцатую ячейку.

Постепенно наши птенцы росли и хоть их крылья не были предназначены для полётов, они иногда из своего любопытства, энергично ими махая, умудрялись взлететь на деревянный забор, высоту которого мы уже подняли в три раза выше. У нас встал вопрос от том, что необходимо делать навес над всей их территорией и и этот навес соединять с боковыми стенами, так, чтоб у птиц не было возможности вылететь.

Что касается размера птиц, то за это время они достаточно выросли.

Среди них хорошо было заметно различие, где самцы, а где самки. Самцы были достаточно красивыми. Они приобрели красивую раскраску, высокий алый гребень над клювом и такого же цвета под клювами свисали алые отростки кожи. Так же они имели большие красивые хвосты с изогнутых перьев и острые выросты на своих ногах наверное для защиты.

Их цвет и цвет их самок был коричневый, под цвет растительности и грунта, где они в естественных условиях обитали. Ещё самцы имели красивые перья с переливом вдоль их не длинной шеи и их раскраска была более выразительней, чем у самок.

Из четырнадцати принесённых Ником цыплят, шесть оказалось самцами. Они периодически дрались между собой от нечего делать. Иногда они прохаживались мимо своих самок, распускали перед ними свои маленькие крылья и забавно кружились. А ещё, они хлопая крыльями, иногда громко и звонко кричали, особенно в первой половине дня.

-Мне кажется, что они выросли и разбиваются по парам?-сказал как то Ник, наблюдая за этим птичьим хороводом.

-Ну и хорошо Ник-ответил я. Может они заведут себе цыплят.

-Мне не нравиться, что они дерутся. От их схваток и самкам нет покоя-продолжил он.

-Ник, мне кажется, что они живут не парами, а стаями, где один самец и несколько самок, поэтому и дерутся- сказал-я.

-Может быть и так-согласился Ник. Так давай кому нибудь оторвём голову и попробуем мясо.

- «Мне конечно было жалко, но это было нужно сделать»-подумал я.

Необходимо было и на самом деле попробовать какое на вкус мясо у этих птиц.

-Да Ник. Давай как нибудь устроим себе царский ужин и съедим какого нибудь самца которого здесь все гоняют.

Ник возмутился:

-так они гоняют самого маленького. Что же это будет за ужин?

-Ну и хорошо Ник-возразил я-пусть так, зато потомство у наших птиц будет сильное от лучшего и самого крупного самца.

-Ну ладно- недовольно согласился Ник.

-И ещё Ник, у нас скоро встанет необходимость и поросят разделять на самок и самцов.

-Зачем?-спросил Ник.

-Чтоб контролировать их рождаемость и брать нам потомство только от сильных животных, остальных резать на мясо-ответил я.

-Возможно Лёсинхо ты и прав-согласился он.

-Ник, ты конечно понимаешь, что отсадив самцов свиней от самок, понадобится ещё некоторая часть твоего огорода и ещё одна пещера, а если свинья будет с поросятами, то и ещё один загон-огорчил я Ника.

Но он на удивление к моим словам отнёсся с пониманием:

-да ладно-сказал он- от этого огорода не какого толку.

-Будем разводить хозяйство-с радостью согласился он. Но добавил, но некоторые растения я всё таки высажу вдоль оврага.

-Конечно Ник, мы это сделаем и я тебе обязательно помогу это сделать- я решил поддержать его в таком трудном для него решении.

Сейчас я себя почувствовал хорошо. У меня была своеобразная маленькая победа над Ником. Не знаю, но я постоянно чувствовал, что Ник как то довлеет на до мной. Но первый раз у меня возникло рядом с ним ощущение, что я его полноценный компаньон на этой планете, а не простой помощник, в ведении его здесь устоявшихся со временем, всех хозяйственных дел.

Пока камень «сегодняшнего дня» находился в одиннадцатой ячейке, мы сделали птицам хороший, деревянный, плетённый из веток навес. В этом стала необходимость, так как съев двух самцов, мы поняли, что мясо птиц очень вкусное и мягкое.

Чуть дольше мы провозились со свиньями. Для них пришлось ковырять новую пещеру и из этой глины и новых, принесённых с низу с берега камней, встала необходимость строить новый, каменный загон. К тому же, бывший забор, ограничивающий этот загон, пришлось достраивать как в высоту, так и в ширину, так как наши животные становились крупными и сильными особями.

Из восьми животных у нас оказалось три самца и пять самок.

Ник сразу понял, что у нас как минимум один самец лишний, предложил и ему «оторвать голову». Я был не против этого, но предложил Нику забить опять самого хилого самца. Взять как то отсадить отдельно и получше его откормить. Он опять со мной согласился.

Так наше выросшее хозяйство, стало всё больше и больше отнимать у нас времени и территории огорода Ника.

Но мы и не забывали, разгребать на берегу каменный завал, на это у нас уходило тоже очень много времени.

Скоро мы начали понимать, что растущие свиньи требуют всё больше и больше от нас еды и мы решили, когда светило появиться в девятой ячейке, забить первого кабана. А до этого попытаться его хорошо откормить. Правда мы ещё не знали, как это можно убить кабана и сделать это побыстрей и потише, чтоб на этот визг, который я никогда за свою жизнь не забуду, не сбежались хищники со всей округи.

Так шли дни... Один за другим они были похожи друг на друга. Мы с Ником работали и наверху и в низу. В один из вечеров мы переместили камень « сегодняшнего дня» в календаре, в десятую ячейку.




Голосование:
За - 0 Против - 0
Авторизуйтесь для голосования
Комментарии к работе
Нет комментариев
В Мы ВКонтакте
f Мы в Facebook
Сталкер Зона Творчества

Закрыть окно