Искусство и творчество, воображение и вдохновение – социальная сеть для творческих людей Сталкер. Зона Творчества
СОЦИАЛЬНАЯ СЕТЬ ДЛЯ ТВОРЧЕСКИХ ЛЮДЕЙ
 

Кн. 2. гл 29. ДОЛГОЖДАННЫЙ СВЕТ В ПЕЩЕРЕ.



Кн. 2. гл 29. ДОЛГОЖДАННЫЙ СВЕТ В ПЕЩЕРЕ.

ДОЛГОЖДАННЫЙ СВЕТ В ПЕЩЕРЕ.

После ужина, я всё убрал со стола и мы стали укладываться спать. Я лёг и сразу отвернулся от Ника, хоть и костёр уже почти прогорел и не давал никакого освещения в пещере, я боялся Нику показать свои слёзы... Потому что, в отличии от меня, он был совсем другим человеком...

...Настало очередное утро. Новый день был светлым и тёплым.

Вода в источнике как всегда звонко журчала. Она, наполнив фильтр свежей водой за ночь до краёв, выбивала об его серебряный метал, мелодичную гамму приятных звуков.

Я вышел из пещеры и поднявшись чуть выше, увидел, что на берегу возле валяющейся туши огромной рыбины осталось только два хищника.

- «Один куда то ушёл. Хоть бы не в нашу сторону!»-подумал я.

Я вернулся в пещеру и сказал Нику-сегодня хороший день.

Ник, как всегда на эти мелочи не обращая никакого внимания, мне молча протянул кусок холодного мяса.

Мы быстро позавтракали и отправились на верх. Ник пошёл со мной за кормом поросятам. Вскоре мы вместе принесли по большой охапке веток.

Тут всё было тихо и спокойно, как и раньше, из чего следовало, что сытый монстр с берега, ушёл обратно в овраг или в противоположную сторону побережья океана.

Затем, когда я напоил свиней, мой друг сказал:

- вот видишь в огороде лежат прутки веток. Поливай обильно всю эту территорию и не рви на ней никакую траву, что прорастёт из грунта, а то так случайно и нужные нам растения по выдёргиваешь, понял Лёсинхо?- спросил Ник.

-Конечно Ник не переживай-ответил я.

Ник второй раз никогда ничего мне не объяснял.

-Я останусь тут поливать саженцы, а ты можешь заниматься своими делами -сказал он, и взяв у свиней грязный, глиняный таз, полез обратно на верх за водой.

Один раз я принял ёмкость с водой, которую он подал мне с верху. Но потом Ник сказал, что справиться сам.

Услышав это, я отправился на поляну, к своим глиняным ёмкостям, которые за сегодня должны были окончательно высохнуть и подвергнуться мной ночному обжигу на костре.

Да, моя глиняная посуда хорошо высохла, и даже уже чуть глухо звучала при стуке по ней ногтем пальца. Я остался довольным результатом её первоначального осмотра. После этого, я отправился вниз, ковырять свой будущий дом с Мисой.

Подходя к краю скалы, я увидел, как ещё один насытившийся монстр удалился от мёртвой туши и направился по илистому, грязному побережью в заросшую растительностью пойму грязной реки. Он повернул обратно в овраг, это было очень хорошо.

- «Надеюсь он пройдёт по нему достаточно далеко и не захочет, где то здесь вылезти из оврага и начать тут всё крошить своими мощными ногами»-подумал я.

Но тварь, зайдя в овраг, двигалась в нём тихо и нигде не показалась поблизости и даже не разу не заревев.

- «Интересно»-подумал я- «эти хищники спят когда нибудь?»

С этими мыслями я спустился в пещеру и выпив воды и раздевшись по пояс, отправился работать в свою пещеру.

- «Осталось дождаться ухода ещё одного хищника с побережья и можно будет и свиней наших покормить мясом и натопить ещё жира. А если туша ещё до конца не пропала то и ещё запасти немного мяса» -подумал я.

Этот раз, я первый закончил возиться в своей пещере, Ник ещё с верху не появился. Я сходил в чахлый лес и притащил от туда ещё две охапки дров.

Мне этой ночью предстояло обжигать посуду. Я зажёг костёр и к наступившим сумеркам я уже разогрел мясо для нашего с Ником ужина.

Вскоре появился Ник, его штаны были с присохшей грязью на коленях.

-Я на огороде всё закончил! -сказал он устало садясь на свой камень.

-Я быстро ужинаю и спать. Завтра рано я тебя покину-сказал он.

-Раз это необходимо, значит иди-согласился я.

-Надо, Лёсинхо. Конечно надо-сказал он.

-Я вернусь, уйдут с берега монстры, начнём разгребать свои ловушки.

-Рыба нам всегда будет нужна и без этого никак нельзя. Запомни это на всю свою жизнь- закончил он.

Последние его слова посеяли в моей голове неприятные мысли:

- «вернётся ли он обратно?»

Дальше мы ели молча.

Ник поел и к своей плетёной коробке для птенцов, стал прилаживать пояс от плаща, так, чтоб её можно было нести за спиной и при этом ещё иметь полностью свободные руки.

Я, пока он этим занимался, сходил два раза на верх и принёс сюда всю свою глиняную посуду. А растопил костёр я, когда Ник уже улёгся спать. Единственное, что я его попросил, это лечь немного дальше от костра, чтоб ему не было жарко.

Он быстро уснул, а я всё сильней и сильней постепенно нагревал глиняную посуду, разложенную вокруг костра, чтоб с неё вышла последняя влага.

Затем, я накидал полный костёр дров и когда они почти прогорели выложил на костре пирамидой свою посуду. Начиная с самой мелкой и маленькой, со своих масляных ламп, с чашек и накрыл это всё тарелками и новым, большим глиняным тазом. Сверху накрыл всю эту глиняную пирамиду металлическим фильтром.

Обложив вокруг фильтра сухие дрова, я улёгся спать тоже, но немного отодвинувшись от костра.

Наша с Ником пещера почти пол ночи была ярко освещена большим, ярким и жарким пламенем.

Постепенно огонь сходил на нет. Теперь моя посуда вместе с костром должна была постепенно остыть.

Переделав таким образом все свои дела, я быстро заснул, но вскоре сквозь сон, услышал шаги и шорох Ника.

Он увидев, что я проснулся, спросил:

-что всё таки решил меня проводить?

Я ещё полностью не проснувшись, сказал:

-конечно Ник. А как же?

-Ты всё взял?-спросил я.

-Ну вот начинается-сказал он.

-Я замолчал, встал и умылся.

Погожий день ещё только начинался и светило ещё не вышло из за далёкого горизонта.

-Ладно-сказал он-я взял одну сумку с едой и два контейнера с водой. Если всё будет хорошо, то вернусь завтра к ночи.

Он одел на плечо деревянную клетку и взяв в руку сумку, стал выходить из пещеры.

Идти провожать его я не осмелился, я лишь пожелал ему удачи.

Ник сказал -спасибо и его тень выскользнула с каменного пола нашей пещеры.

Я остановился в замешательстве и мыслях- «вернётся или нет?»

Но этот раз шансов было больше на его возвращение, так как он уходил не далеко и не надолго.

- «Опять я один!»-подумал я.

Спать сразу перехотелось. Я подошёл к костру и ощутил ещё сильное тепло, идущее от перевёрнутого фильтра.

-«Очень хорошо, что моя посуда остывает медленно!»-подумал я и решил до темноты ночи костёр не трогать.

Больше всего меня волновали мои лампы. Мне очень не хотелось, чтоб они по какой нибудь причине треснули в костре.

Я позавтракал холодным мясом и вышел наружу. День опять был ясным и тёплым. Привычным взглядом, я глянул на берег, где лежала рыбина, и к моей радости, я увидел, что возле мёртвого животного находятся только мелкие птицы. Хищников поблизости не было. Я решил после того, как покормлю свиней, схожу на берег и нарежу ещё жира и мяса, если оно там ещё не пропало.

Лишь бы по близости нигде не было хищников, которые просто сытыми могли спать где нибудь в тени оврага в его прохладной грязи. Тогда у меня ничего не выйдет. Рисковать нельзя, тем более мяса и так была полная пещера.

- «А может повезёт, то я и свиньям нарежу мяса..».-подумал я.

С этими мыслями я отправился на край оврага, за зелёным кормом для свиней.

Проходя сквозь парящую поляну, я практически её не осматривал, я торопился нарвать корм и принести воду поросятам и отправиться как можно быстрее вниз, к туше мёртвого, морского животного...

Нарвав зелени, я приволок её в огород, сбросил ветки вниз и спустился сам. Все восемь поросят дружно выбежали ко мне. Перекинув через ограду ветки, я отправился им за водой.

После, я вылез с огорода и пошёл в пещеру, чтоб взять пару сумок и нож.

Я осторожно спустился вниз, на берег и шурша гравием двинулся по берегу к туше животного.

Океан имел небольшую волну, которая с тихим шелестом накрывала каменистый берег, который был огромной длины. Края этого нескончаемого пляжа шли до самого горизонта и терялись где то в далёкой дымке.

Я осторожно шёл и постоянно оборачивался. Больше всего я смотрел в овраг.

Река сильно обмелела и свои грязные воды она уже не доносила до океана. Её вода на подходе к берегу просачивалась сквозь загрязнённый ею прибрежный гравий и резко где то исчезала в обточенных океаном камнях.

Вскоре, открывшийся справа, передо мной вид тенистого оврага меня настораживал. Видимость в нём из за густой растительности, практически отсутствовала, и моему взору лишь представлялась граница этого сумрачного оврага.

Что там было и кто там был дальше, за первыми же кустами, растущими на его склонах мне было не видно.

Я подошёл к туше, у неё был сильно повреждён бок, а так же голова и огромный, хвостовой плавник. Всё это имело следы прочных челюстей и острых зубов трёх монстров, которые тут находились несколько дней. Тут же рядом на перепаханном их ногами берегу находились и зловонные кучи навоза этих хищных тварей.

Я заглянул рыбе в огромную дырку в боку и увидел там свисающие волокна жира и глубже, волокна красного мяса. По присутствующему запаху было понятно, что туша ещё по какой то причине не завонялась. Исходя из этого я решил набрать мяса свиньям и дать им его сырым. Потом нарезать себе пару сумок, дополнить свои припасы и натаскать ещё жира, для последующей переплавки.

Работы у меня было очень много. Я высунулся из дырки в теле животного и внимательно осмотрелся по сторонам. Всё было тихо и присутствия хищников я не наблюдал. Только несколько чёрных птиц с парящих полян сидели в районе хвоста этого мёртвого животного и настороженно смотрели на меня.

Я опять залез в дыру в теле рыбы и начал обрезать повреждённое зубами монстров мясо для свиней.

Моя работа шла быстро. Я скоро наполнил мясом две сумки и прогибаясь под их тяжестью , поволок их по берегу к скале, для подъёма на верх. Мои ноги тонули в гравии и идти было не удобно. Забравшись на верх, я оттащил сумки в свинарник и спустившись туда, бросил кусок мяса, встречающим меня свиньям.

Брошенный мной кусок моментально был проглочен самым ближним ко мне поросёнком.

Я так понял, что ему это понравилось. Тогда я нарезая мясо мелкими кусками, стал бросать его в загон. Все свиньи это ели и довольно хорошо. Они даже бросили обгладывать молодую зелень, с принесённых мною утром веток.

Теперь я отправился обратно вниз, чтоб нарезать мяса нам с Ником. Разогнав недовольных чёрных птиц, я нарезал полные сумки мяса, тут уж я нагрузил их под завязку и с трудом потащил в нашу пещеру. Пришлось пока дошёл до скалы пару раз отдыхать. Я вывалил мясо в пещере и воодушевлённый удачей спустился и набрал ещё две сумки мяса. Когда поднимался на верх от тяжести ныла спина и бешенно колотилось сердце.

- «Давно я так не нагружался»-подумал я.

По количеству принесённого мной мяса я понял, что опять им завешу всю стоящую в пещере ёлку.

Моё настроение заметно поднималось. Я решил до темноты таскать жир и мясо для свиней, которое планировал сваливать в кучу уже в своей пещере. Так постепенно с небольшими перерывами на отдых, в нашу с Мисой пещеру я приволок ещё четыре сумки жира и пару сумок с мясом. Я вошёл в какой то азарт и мне было приятно набивать свою пещеру жиром и мясом.

Но скоро это моё счастье кончилось. Когда, во второй половине дня я отправился снова к рыбине, к своему счастью я услышал из оврага не громкий рёв монстра. В этот момент я был с пустыми сумками и на пол дороги между своей скалой и трупом животного. Я быстро развернулся и побежал обратно, и уже подбегая к своей скале и оказавшись от рыбины на большом расстоянии, увидел, как из оврага вышел огромный монстр.

Он был весь вымазан влажной грязью и периодически слабо ревел, но увидев меня, он остановился и издал дикий вопль.

Я напугался и прибавил скорости. Но монстр был сытый, сонный и ленивый. Он видел перед собой громадную тушу мяса и за мной, мелким, ловким и быстро бегущим кормом бежать не захотел. Он только подал в мою сторону несколько угрожающих возгласов, показав тем самым кто здесь, на побережье хозяин и чья это добыча.

На этом моя сегодняшняя охота на мясо окончилась. Но у меня его и жира было теперь и так предостаточно.

Честно говоря, особенно я даже и не испугался при виде этого монстра. Я подумал, что может выучив их повадки и поведение, можно как то научиться предсказывать их поступки и таким образом обезопасить себя и мою Мису от этих монстров в будущем. Хотя всё это пока было относительно и о чём думает это животное, предсказать было практически не возможно.

Я зашёл в пещеру и подойдя к костру, с большим нетерпением, аккуратно поднял фильтр. Моя посуда в костре заметно потемнела и это было хорошим знаком, что она достаточно хорошо закалилась в жаре ночного костра.

Мне не терпелось взглянуть на свои маслёнки. Я осторожно разобрал пирамиду из глиняных изделий, расставляя их все на полу пещеры и добрался до них. Они тоже были целы и пока ещё достаточно горячие.

Чуть позже, дав им немного остынуть, я аккуратно в каждую из них налил жидкий жир из чана и поставил на наш обеденный, каменный стол. Мне очень не терпелось их зажечь.

Но чтоб всё правильно горело мне ещё было необходимо в носики ламп вставить фитили, смазанные жиром.

Я стал думать и крутить головой, смотря, из чего их можно было сделать. Я увидел куски сухого, серого мха на своей ёлке, увешанной мясом. Я сорвал пучок сухого мха и намочив его в чане жиром, скрутил его в тонкий валик и вставил в носик лампы таким образом, чтоб нижний конец валика оказался утонувшим в масле лампы.

- «Ну вот можно поджигать»-подумал я.

Мои руки дрожали от волнения. Я чиркнул зажигалкой и мох затрещав загорелся. Пламя небольшого огонька становилось постепенно всё выше и толще. Набрав определённый свой размер, огонь стал постоянным и спокойным. Только помимо масла постепенно тлел внутри огня мох. Я испытывал большую радость, хотя прекрасно понимал, что такой фитиль будет не долговечным.

Я набрал воздух в лёгкие и дунул на пламя. Оно потухло, но мох продолжал тлеть, имея в своей серёдке многочисленные, мелкие искры. Постепенно размер фитиля уменьшался, искры съедали его, жирный фитиль медленно и самопроизвольно выгорал.

- «Мне необходимо искать, другой материал для фитиля!»-понял я.

Я лихорадочно подбирал всевозможные варианты и моментально их откидывал.

Сначала я хотел отрезать полоску материала от плаща, но вспомнил, что оно не пропускает влагу и не будет по своим волокнам поднимать вверх жидкий жир к месту его горения. Кусок полотенца тоже не подходил, оно брало влагу в себя и практически не отдавало её от туда. Мне нужен был другой материал, который имел бы хорошую впитываемость жира. Я метался по пещере, вывернул всё на пол из своей походной сумки. Ничего мне не подходило.

Я сел в отчаянии на камень и попил воды.

И вдруг меня осенила мысль-мне нужна шерсть свиней, она длинная, плохо горит и хорошо должна подымать животный жир из лампы к огню. Я выскочил из пещеры и уже к завершению светового дня, помчался в огород.

По пути я глянул на мёртвое животное внизу. Его молча и лениво покусывал двуногий монстр, который на берегу был один и темнел на светлом, каменном побережье отдалённой и не опасной для меня, подвижной, размытой расстоянием серой точкой.

Я уже в сумерках спустился к свиньям. Они не ожидали здесь меня увидеть в это время суток. Пару поросят подошло ко мне. Я ухватил одного поросёнка за клок шерсти на спине и попытался его выдернуть. Поросёнок взвизгну и убежал в нору. В моих руках осталось два волоска. Его грубая шерсть очень прочно держалась на коже спины. Второй поросёнок насторожился и уже ко мне не подошёл. Я понял, что без ножа мне у них не срезать кусок шерсти и это будет не сегодня. Я мне очень хотелось зажечь светильники сейчас. Я об этом думал и мечтал слишком много времени.

Я сидел на каменном ограждении и был в полном замешательстве. Я просто не знал, что мне делать.

Уже собираясь уходить от сюда с не с чем, я обратил внимание, что у меня под ногой вдоль всего этого невысокого, каменного заборчика, ограждающего свиней от огорода, полно клочьев шерсти . Они уже тут спрессовались и слегка были прибиты грязью и пылью. Я обрадовался. Проведя рукой вдоль пола загона, я насобирал приличный ком шерсти.

Это была длинная шерсть ещё линяющей, взрослой, дикой свиньи -их матери. И этого, такого необходимого мне материала тут было при достаточно. Я собрал в руку её целый ком и помчался в пещеру.

В пещере уже была полная темнота. Мой костёр с утра не был приготовлен, так как в нём остывала новая, глиняная посуда.

Я быстро зажёг лампу с фитилём из мха и начал колдовать над двумя другими лампами. Пламя лампы тускло осветило нашу пещеру.

При свете лампы, я пальцами разобрал всю шерсть, ровно сложил её на обеденном камне и позже скрутил при помощи двух ладоней из неё небольшой шерстяной валик. У меня получился аккуратный и плотный фитиль. Я его намочил в жиру и дрожащими руками вставил во вторую лампу. Я поднёс лампу к огню и фитиль загорелся.

Огонь быстро, равномерно распространился по фитилю и он горел достаточно ярко. Теперь при свете двух ламп, я сделал фитиль для третьей лампы и запалил его.

У меня уже горело три лампы. Я радовался и ликовал как ребёнок, единственное что меня смущало, что у всех трёх ламп, огонь был разной высоты.

Я периодически тушил свои лампы и при помощи фитиля в них, который я или вытащив из носика лампы или утопив его в нём, добился этим везде одинакового размера огня во всех трёх лампах.

Я был очень рад, у меня получились настоящие осветительные лампы.

Я сидел в полутёмной пещере и наслаждаясь огнём своих светильников и не хотел разжигать костёр. Вдоволь налюбовавшись своей работой и подгоняемый голодом и валяющейся кучей мяса и жира, которое лежало на полу пещеры и ждало своей термической обработки на костре, я подготовил хворост и разжёг костёр. Свет моих ламп от пламени костра постепенно поблёк и я к своему сожалению затушил их.

Дальше, до самого утра, я возился с сырым мясом и жиром.

Почти уже к самому утру, ветки сухой ёлки опять были полностью завешены мясом и в новые, глиняные чаны потёк свежий, натопленный мной, ещё горячий жир.

Теперь я хотел лишь одного-узнать какой будет расход жира в моих лампах. Я понимал, что благодаря костру, в мои лампах не было большой необходимости. Но в любом случае, с ней как с фонарём, теперь можно было выйти и наружу. Если вдруг появится в полной ночной темноте в этом какая нибудь необходимость.

Уже когда из за горизонта вышло дневное светило, я закончил плавить жир. Сильно устав, от проделанной работы, я расстелил плащ и завалился спать в пропахшей вонючим жиром -пещере.




Голосование:
За - 0 Против - 0
Авторизуйтесь для голосования
Комментарии к работе
Нет комментариев
В Мы ВКонтакте
f Мы в Facebook
Сталкер Зона Творчества

Закрыть окно