Искусство и творчество, воображение и вдохновение – социальная сеть для творческих людей Сталкер. Зона Творчества
СОЦИАЛЬНАЯ СЕТЬ ДЛЯ ТВОРЧЕСКИХ ЛЮДЕЙ
 

Кн. 2. гл 25. ПОДАРОК СУДЬБЫ.



Кн. 2. гл 25. ПОДАРОК СУДЬБЫ.

ПОДАРОК СУДЬБЫ.

Я хорошо выспался и проснулся, когда светило у же было высоко. Это было понятно, по яркому свету, струящемуся из входа в пещеру и из дымового отверстия в стене пещеры.

Снаружи стояла полная тишина. Я гонимый своим любопытством вышел из пещеры, чтоб осмотреться.

За ночь океан полностью успокоился и вернулся в свои прежние берега.

Надутая из за океана в овраге речка, теперь опять начала выносить в океан мусор и свою грязную воду. Часть воды вдоль океанического побережья были тёмного, грязного цвета. Река теперь мстила океану, за то, что он позволил своей солёной воде зайти в её законные владения.

Что то очень большое и тёмное лежало у самого берега, среди грязной речной воды в океане. Но рассмотреть, что это было -я не мог из за яркости дня.

Стоя на небольшой площадкой перед пещерой, я жмурился, так как вышедшее из за горизонта светило, било своим светом мне почти прямо в глаза.

Держась правой рукой за скалу, я увидел, что вся её поверхность мокрая. Солёные брызги океана за ночь всю скалу промочили насквозь.

Весь берег, который я только мог осмотреть с верху был усыпан различной, морской растительностью, она имела различные цвета от зелёного до бурого. Вся эта трава лежала ровными полосками вдоль всего берега. Вся галька и все небольшие камни, участвующие в ночном шумном прибое, успокоившийся океан уложил на свои места.

Я вернулся в пещеру, быстро умылся и позавтракал, куском холодного, вяленого мяса. Запил это водой с мёдом. Мне не терпелось сходить вниз и посмотреть, что там натворила водяная стихия за ночь.

Я взял сумку для рыбы и отправился вниз, решив своих поросят накормить позже.

Дойдя до самого низа скалы, я обратил внимание, на то, что теперь, чтоб попасть на берег необходимо прыгать вниз на гравий.

Раньше тут была хоть и высокая, но ступенька из нагромождения мелких камней, по которой легко можно было залезть на верх. Теперь же, океан уволок в свою пучину часть прибрежного каменистого грунта и тут образовался трудно преодолимый, большой перепад высот.

Я бросил сумку вниз и аккуратно спрыгнул. Мои ноги от прыжка моментально утонули в мелком, светлом, известковом гравии. Я понял, что обратно здесь я теперь не залезу.

Появилась необходимость заново здесь делать уступ. Осмотревшись по сторонам, я стал к скале подтаскивать крупные валуны, для будущей ступеньки. Катить круглые валуны по гравию было не легко, но больше вариантов у меня не было.

Я прислонил к скале два больших, округлых камня, а сверху и между ними, закрепил один камень поменьше. Таким образом получилось два каменных уступа, а далее можно делать и шаг уже на монолитные камни вертикальной скалы. Я остался доволен своей работой, хоть и провозился с этим немалое время.

Немного вспотевший, я пошёл вдоль скалы дальше и обнаружил, что могила Лентина полностью исчезла. Не было никаких следов её существования.

- «Если Ник вернётся, то мы её восстановим!»- подумал я.

Вспомнив о Нике, я опять расстроился.

- «Я по прежнему один. Вернётся Ник или нет. Может мне его вообще лучше не вспоминать, чтоб не доводить себя до горького уныния и страха полного одиночества?»-спросил себя я.

Я отвернулся от этого угрюмого места и отправился дальше по берегу, в сторону рыбных ловушек.

Берег, по которому, я уже столько раз проходил изо дня в день и иногда по нескольку раз, теперь мне казался незнакомым. Его ландшафт сильно изменился. Мелкого гравия стало гораздо меньше. И теперь вдоль берега стало торчать больше количество крупных, слегка обтёсанных водой и мелкими камнями глыб, которые ранее, точно находились под мелкой галькой и скрывались от наших с Ником глаз полностью.

Я завернул за мыс, за которым начинались наши ловушки и ужаснулся. Ловушки не то что разрушились, здесь оказался почти весь гравий, принесённый сюда океаном с нашего берега из под скалы.

Во время шторма тут было более тише, чем везде на берегу. Все камни залетали сюда так же в месте с водой больших волн. Затем вода, потеряв свою силу, разбившись об огромные валуны перед ловушками, спокойно с наших ловушек сквозь зазоры между валунами отходила обратно и отходя в океан, она просачивалась между ними. А весь гравий оставался здесь и после каждой большой волны накапливался здесь всё в большем и большем количестве. Нанесённого камня здесь теперь было наверное с несколько десятков тонн!

- «Это просто мне всё не убрать! - с ужасом подумал я.

Я в отчаянии бросил сумку и сел на тёплый гравий. Я не знал, что мне теперь делать. Я был в полном замешательстве. Теперь у нас с Ником никогда не будет не рыбы, не крабов, если мы это всё не уберём. Но это всё не убрать! Тут нужна тяжёлая горнодобывающая или строительная техника, чтоб это всё разгрести!

Я был в глубоком отчаянии. Ну даже если это и убрать нам с Ником за несколько лет, то где гарантия, что такой шторм не повториться и наш труд не будет в пустую.

Я немного посидел перед огромной горой, насыпанной бушующим океаном гальки и расстроенный отправился вдоль кромки воды обратно к подъёму.

Я надеялся, что может после такого шторма, выкинет какую нибудь зазевавшуюся рыбу на берег и я пополню ею наш с Ником постепенно теперь оскудевающий, рыбный рацион. Но вдоль берега лишь валялись тонны принесённой сюда донной растительности океана, перемешанной с мелким камнем и песком.

Спешить теперь мне было некуда.

- «Неудачи опять начали меня преследовать!»- с горестью подумал я.

Я решил продвинуться по берегу немного дальше чем мы с Ником ходили обычно и сходить, посмотреть, не выбросила ли чего нибудь грязная река на берег океана. И я очень хотел глянуть, что там огромное темнело на берегу в мутной речной воде.

Приближаясь к месту слияния вод океана и реки, я увидел громадную блестящую тушу мёртвого, огромного, продолговатого животного. Оно на половину было погружено в мутной океанической воде. Я прибавил шагу. Чем ближе я приближался, тем больше поднималось моё настроение и прибавлялся мой шаг.

Передо мной на боку лежала гигантская рыбина. Таких размеров рыб я ещё не видел. На ней одновременно могло стоять с десяток двуногих монстров и при этом им бы не было на ней тесно.

Я шёл вдоль берега и оглядывал её серое, гладкое тело, которое блестело в лучах светила.

- «Да что же на этой планете всё такое огромное?»-возмутился я.

Эта рыба меня поразила не только своим величием, у неё отсутствовали щели для жабр и хвост располагался не вертикально к боковым плавникам как у всех местных рыб, а горизонтально. И так как рыбина лежала но боку, этот плавник хвоста упирался в грунт своим ребром и вторая его половина высоко торчала на водой. Хвост высотой был с трёх меня и ещё у этой гигантской рыбины не было чешуи.

Надо идти в пещеру за сумками и ножом. Надо нарезать и вялить эту рыбу, пока не набежали и не налетели сюда хищники. Я развернулся и быстрым шагом пошёл к скале...

По дороге я вспомнил, что у меня ещё не кормленные свиньи. Я бросив сумку в пещере помчался на верх, в овраг им за кормом. Забравшись на край скалы, я обернулся и посмотрел на лежащую на берегу мёртвую тушу животного. Она спокойно лежала вдоль берега и на её брюхе уже сидело несколько чёрных, мелких птиц.

При виде птиц во мне появилась определённая жадность. Надо торопиться, а то так можно остаться и без мяса. Быстро преодолев парящие поляны, я наломал свежих веток и отправился к огороду. Подойдя к свиньям, я увидел голый деревянный остов. Это всё, что осталось от маскировочного навеса.

К моему великому горю, я понял, что тут тоже нужны были срочно лишние руки, необходимо как можно быстрей восстанавливать навес.

Я стал перед определённым выбором, идти вниз резать рыбу и как минимум на сутки оставить свиней без защитного навеса или плюнуть на рыбу, лежащую на берегу по крайней мере на сегодня и восстановить навес.

Я нашёл компромисс, обглоданные ветки свиней, хоть их было совсем не много, накидал на перекладины навеса, а корм поросятам кинул у самой норы. В случае, если сюда и заглянет какой нибудь хищник, то может по невнимательности сразу и не заметит свою лёгкую добычу сквозь редкие ветки навеса.

С этими мыслями я покинул огород и помчался в пещеру за сумками и ножом.

...Через некоторое время, я по пояс голый и босой по свой живот стоял в воде у гигантской мёртвой туши.

Теперь я рассмотрел её более внимательно. Оно видно дышало воздухом-заключил я-ещё раз осмотрев гиганта. У неё чуть дальше головы было для этого отверстие в спине.

А ещё, у самой головы этого монстра я увидел ещё одну- чёрную дыру. Вокруг ней вся плоть животного была обожжена. Исходя из этого, я сделал вывод, что в это животное попал метеорит, когда оно всплыло набрать воздуха в свои лёгкие из глубин океана.

Я бросил две сумки на берегу, я сам начал надрезать гладкую, серую кожу её спины.

Слабые волны океана давали мне спокойно стоять почти по пояс в воде и заниматься добычей мяса. Кожа у этой рыбины была толщиной с мой палец. Затем за кожей шёл белого цвета, сначала я подумал, что это мясо, но это оказался жир. Я увеличивал разрез в спине животного, а раздвигающийся белый жир не кончался и не оголял мяса.

-«Что за тварь такая?»-подумал я, когда толщина жира дошла, до длины моей руки по локоть.

- «Оно что, полностью состоит из жира?»-уже стал задавать я себе такой вопрос.

Но мои опасения развеялись, когда под толщей жира, я увидел красноватое мясо. Я обрадовался. Пришлось тушу распороть на весь свой рост и частично просунув туда верхнюю часть своего тела, добывать от туда хорошее, и совсем свежее мясо. Оно легко резалось и совсем не пахло рыбой. Меня это удивило.

Я набил первые две сумки и оттащил их в пещеру. Затем сходил ещё и ещё раз. В громадной туше я сделал огромную дыру, но по сравнению с размерами животного-это была ничтожная дырка. Я был очень довольный своей новой добычей.

Жаль, что нет Ника. Мы бы с ним набрали себе мяса на целый год. Последней на сегодня, четвёртой ходкой, я решил наполнить одну сумку жиром и попробовать переплавить его и сделать в пещере какой нибудь светильник. Жир легко отрезался от туши ровными кусками. Я надеялся, что после кипячения жир затвердеет и можно будет сделать, что то на подобии осветительных свечей с фитилём посередине. Правда пока я не знал, с чего будет мой фитиль.

Дров в пещере у меня было достаточно. И я примерно представлял, что мне грозит делать всю эту ночь в пещере. Но я решил за ночь, приготовить мясо и утром прийти сюда обратно и набрать его ещё, а так же попробовать дать мяса моим свиньям. Может они это будут есть тоже. Тогда у меня появится шанс их хорошо накормить и дать им тем самым все необходимые им питательные вещества при их интенсивном сейчас росте.

Я быстро распалил костёр и приготовил на огне небольшой кусок мяса на пробу. Это мясо быстро готовилось и оказалось вкусным и мягким если сравнить его с мясом сухопутных монстров. Оно совсем не пахло океаном, как вся рыба, которую до этого мы тут вылавливали с Ником и ели.

Всю ночь я высушивал и коптил мясо. Под утро уже ловил себя на мысли, что задремав, свалюсь в костёр и обгорю.

Прибавилась ещё одна забота. Закончилась длина лианы, расположенной в пещере, которая была полностью завешена и опасно трещала под тяжестью развешенного, вяленого мяса и теперь готовое мясо стало не на что вешать. А вешать его было необходимо, его нельзя было складывать, так оно могло пропасть, оно постоянно должно обветриваться.

Я взял свой кол, которым ковырял глину и при помощи камня забил его в глину. Я развесил на нём всё остальное мясо. Кол под тяжестью прогнулся и грозил обломаться. Но пока он держал весь вес вяленного мяса.

Пока я готовил мясо, я потихоньку отламывая от каждого куска себе кусочек и таким образом наелся. Такой у меня этот раз был ужин.

Только под утро пришло время для кипячения жира животного. Я разжёг посильней костёр и поставив на огонь фильтр бросил туда мелко нарезанные куски жира.

Сначала я подумал, что мне показалось, но через некоторое время, я ощутил, что при переплавки этот жир ужасно воняет. Немного помешкав, я уже хотел выволочь фильтр из пещеры и выбросить жир, вывалив всё со скалы вниз. Но когда я увидел, как много выделяется жира из этих кусков, я передумал. Потерпев немного эту вонь, я снял фильтр с огня и перелил весь жир в одну из глиняных ёмкостей.

Когда я всё закончил, я понял теперь, на сколько я устал. Я вышел из пещеры.

Светило только собиралось выходить из за горизонта. Но уже было достаточно светло. Огромная гора мяса валялась там, вдалеке на берегу. У меня как у дикого, кровожадного монстра появилась жадность к валяющемуся мясу на берегу. Но всё таки я решил поспать чуть чуть и потом снова набрать мяса и жира, на сушить и развесить его в пещере, на каком нибудь принесённом из леса ветвистом стволе.

Я вернулся в ставшую вонючей пещеру и развалившись на тёплом, каменном полу, моментально уснул...

...Я проснулся с довольно тяжёлой головой и не сильной головной болью. Еле открыл глаза, есть мне не хотелось. Я умылся и выпив воды, положил в глиняную ёмкость остатки от жарки жира и решил их отнести свиньям на пробу. Мне очень хотелось, чтоб они ели эту вонючую гадость, потому что её должно стать много, после моей добычи большого количества жира для освещения. Тогда у меня здесь будет без отходное производство.

- «Да, как там мой жир?»-вспомнил я и подошёл к глиняному тазу.

Жир был прозрачный и он не застыл. Он стал ещё жиже, чем тогда, когда был сырым. Меня это конечно расстроило.

- «Осветительные свечи не получаться!»-подумал я.

- «Ладно, вечером, что нибудь придумаю»-решил я.

Я отправился к свиньям. Я позвал их и бросил им первый, жирный кусок. Ближний поросёнок моментально, без разбора его проглотил.

Я сначала подумал, что он это сделал из за жадности, чтоб другим не досталось и сейчас он будет блевать. Но поросёнок облизавшись поднял свою волосатую морду и посмотрел на меня...

Я по всему загону раскидал куски обжаренного жира. Чтоб они достались всем поросятам и они все с удовольствием их съели.

- «Очень хорошо!» -подумал я.

Я довольный пошёл в пещеру, не плотно там позавтракал и отправился на берег, опять резать и таскать в пещеру мясо.

При резке мяса мне опять приходилось стоять по пояс в воде. Временами, когда я повреждал у мёртвого животного какой нибудь крупный сосуд, вода океана врывалась в разрез в теле мёртвого животного и вымывала от туда кровь и периодически вся вода вокруг меня становилась алого цвета от крови, которую позже волна уносила прочь и заменяла эту подкрашенную воду на чистую.

На этот раз моя жадность позволила мне припереть столько мяса, что я понял, что ночи мне на его приготовление просто не хватит.

Жир я срезал, чтоб он мне не мешал и пока сваливал его на берегу.

Во второй половине дня, я сходил за ветками свиньям, понаблюдал за ними и как я понял они себя после жаренного мяса прекрасно чувствовали.

Как только я пришёл к ним с зелёным кормом, я понял, что они от меня ждали не зелёных веток, а жаренного жира, уж больно не охотно они ели зелень и постоянно пялились на меня ожидая от меня этого нового деликатеса.

Потом я сходил в лес ещё за дровами. Также я приволок из леса засохшую ёлку у которой было много боковых веток, на которые я запланировал развесить навяленое за ночь мясо.

После всех этих приготовлений, я отправился в свою вонючую пещеру. Я разжёг костёр и собрался готовить мясо, мой костёр хорошо разгорался.

Я вспомнил за наплавленный жир и решил посмотреть на его горючие свойства. Я подошёл к глиняному тазу с жидким жиром и зачерпнув ладошами жир, решил вылить его на огонь. Как только я над огнём раскрыл свои ладони, первые упавшие в огонь капли моментально воспламенились, от страху я отпрянул от яркого огня и тряхнул своими руками. Остатки жира не долетев до костра, воспламенились на лету. Я при этом чуть не спалил свои брови на лице и свои штаны от этой вспышки и при этом резко возникшего сильного жара.

- «Оно хорошо горит!»-обрадовался я.

Это хорошее горючее и мне необходимо сделать из глины какой нибудь специальной формы светильник для освещения нашей пещеры. Завтра, если смогу, притащу сюда ещё жира и наварю его и наполню им все имеющиеся пустые глиняные ёмкости.

У меня просто опускались руки, от всего того, что на меня здесь неожиданно навалилось и что мне предстояло сделать.

У свиней не было нормального навеса. У меня не хватало глиняной посуды для хранения плавленного жира. Нужно делать светильники из глины и ещё необходимо заготовить это не сканчаемое, вкусное мясо.

Ну что же, глаза бояться, а руки делают-сказал я себе и приступил опять к ночному высушиванию мяса. Я провозился с ним до самого утра, до восхода дневного светила.

К утру, вся принесённая мной сухая ёлка, теперь стоящая в нашей пещере, была обвешена сухими кусками мяса.

От усталости меня просто качало. Я не выходя из пещеры и не помыв от мяса своих рук, растянулся на полу и крепко заснул....




Голосование:
За - 1 Против - 0
Авторизуйтесь для голосования
Комментарии к работе
Нет комментариев
В Мы ВКонтакте
f Мы в Facebook
Сталкер Зона Творчества

Закрыть окно