Искусство и творчество, воображение и вдохновение – социальная сеть для творческих людей Сталкер. Зона Творчества
СОЦИАЛЬНАЯ СЕТЬ ДЛЯ ТВОРЧЕСКИХ ЛЮДЕЙ
 

Кн. 2. гл 24. ШТОРМ.



Кн. 2. гл 24. ШТОРМ.

ШТОРМ.

...Постепенно, моя полноценная жизнь налаживалась.

Интенсивность метеоритных дождей медленно, с каждым днём сходила на нет.

На полянах стали появляться различные животные и птицы. Несколько мелких, безобразных, мёртвых тварей, я отнёс в ловушки на побережье, некоторые из них были в перьях как птицы. После чего, постепенно моя рыбалка начала приносить рыбу и крабов.

Я за несколько дней восстановил навес над загоном для свиней, принёс новые перекладины и на них накидал обглоданные за это время молодыми животными ветки.

Также я поливал и частично оживший после нашествия на него крупного кровожадного животного скудный огород Ника.

Копать свою пещеру для нас с Мисой я перестал. В этом теперь отсутствовал смысл, так как Ник не вернулся. Я медленно и непримиримо для себя, всё таки смирился с этой, страшной мыслью. Тяжёлая грусть меня не покидала. Я ежедневно скучал и за Ником, и за Улвасом.

- «Им наверное сейчас хорошо»-думал я. Они в другом добром мире и ни о чём там не беспокоятся …

...Проснувшись утром, я услышал снаружи сильный шум, я вышел из пещеры и сразу моя не застёгнутая одежда и волосы, оказались в мощных потоках воздуха.

Сегодня дул сильный ветер с океана. Мои волосы и одежду трепало в разные стороны. Моё тело пошатывалось от резких напоров воздуха.

Песок сдуваемый со стенок скалы залетал мне в открытые глаза.

Могучий океан повсеместно имел волны и сверху их были большие, белые полоски пены.

Шумные волны, сгруппировавшись с грохотом опускались на берег. Отходя обратно в океан они увлекали за собой тонны обтёсанных камней, которые стучали друг о друга, чтоб потом с новой волной и новой силой опять выбросить их на берег.

День был ясным и тёплым, но сильный ветер нагонял высокую, океаническую волну на берег. Вид бушующей стихии был грандиозным и мне хотелось на это смотреть бесконечно.

Я оторвал свой взгляд и зашёл в пещеру, умылся и спокойно позавтракал свежей, холодной рыбой, сваренной ещё вчера. Затем я отправился на верх к своим свиньям.

Двигаясь по каменным жилам, я иногда держался за выступающие камни. Моё тело колыхалось под напором периодических потоков воздуха, создаваемых сильным ветром. Когда я выбрался на верх и стал на край скалы, меня чуть не сорвало с места и чтоб устоять, для удержания равновесия своего тела, мне пришлось сделать несколько шагов в сторону парящих полян, чтоб поймать своё тело в ровное положение..

Сильный ветер сбивал меня с ног. В ушах стоял сильный шум. Я повернулся лицом к ветру, чтоб оглядеть бушующий океан. Мои глаза застелили слёзы и дыхание периодически испытывало спазм от сильных потоков воздуха. Я стоял слегка наклонившись вперёд и шатался. Мои глаза воздушными потоками неприятно резал ветер.

Я повернул на право и пошёл за кормом свиньям. Я двигаясь по поляне практически ничего не слышал. Мои длинные волосы больно били меня по лицу.

Пар с полян рвало ветром на куски и уносило прочь в сторону от бушующего океана.

Зайдя на край оврага, я ощутил сильный шум деревьев. Новые зелёные листья местами не выдерживая напора сильного ветра срывались и уносились далеко вправо, туда, от куда брала своё начало грязная речка. Мне чтоб сломать ветку, сначала приходилось её поймать. Шум кроны качающихся деревьев заглушал всё.

Я вспомнил о безопасности, Ник мне говорил, что если я по какой причине буду плохо слышать, то в такой ситуации необходимо как можно чаще оглядываться по сторонам, чтоб не оказаться в пасти хищника. Я держа ветку руками оглядел окрестности.

Вокруг меня было пустынно. Только чёрные птицы не как не могли справиться с ветром и сесть на оголённые кости вонючего, травоядного монстра. Они умело планировали на грудой костей, почти с полностью сложенными, своими чёрными крыльями и рулили среди сильных и не равномерных потоков воздуха своими короткими перьевыми хвостами.

Наломав веток, я отправился к огороду. Но это оказалось сделать достаточно сложно. Закинутые ветки на моём плече увеличили мою парусность и я теперь порывистым ветром сбивался с ног. Меня то двигало боком, то разворачивало и крутило. Ветер своими порывами постоянно пытался вырвать мою ношу из моих рук. Теперь за моим плечом стоял шум от трепещущих листьев на сломанных мною ветках.

Кое как я добрался до края скалы. Мой сделанный навес ходил ходуном и часть лёгких веток с него уже было сорвано и унесено ветром.

Я решил сбросить вниз принесённые мной ветки, так как я это делал всегда. Но когда я кинул их вниз, часть их вылетело обратно и больно ударив меня по лицу, улетели прочь на каменистую поляну и там двигаясь кубарем среди воды, скрылись за рваными клочьями белого пара.

Я выругался. Половина принесённого мной корма для свиней улетело. Я спустился вниз и оставшиеся ветки бросил в загон. Выбежали мои поросята. Их качало от порывов ветра и они щурили свои и так узкие глаза. Ели они принесённые мной ветки очень настороженно, наверное не понимая, что вокруг них происходит. Такой погоды в своей жизни они не разу не видели.

Вдруг совсем при ясной погоде на меня посыпались брызги воды. Облизнув свои губы, я понял, что она оказалась солёной.

Я оторвав свой взгляд от свиней, подошёл к краю камня на котором располагался весь наш огород с хозяйством.

Здесь, внизу я увидел буйство стихии. Огромные волны ничего не подозревая, обрушивались на каменный берег и встречали на своём пути огромные валуны неправильной формы. Волны разбивались о них, поднимая огромные столбы воды вверх. Моментально, эта вода подхватывалась ветром и мощный ливень солёной воды обрушивался на берег. До огорода и свиней долетала небольшая часть этого солёного дождя.

Всё побережье, которое открывалось взгляду бурлило и было покрыто белой пеной. На это можно было смотреть бесконечно, но у меня появилась необходимость опять идти за ветками для свиней. Голодными мне их оставлять не хотелось.

Я выбрался из огорода и гонимый ветром быстро пошёл через поляны к оврагу. По пути меня обогнали обглоданные, только что сорванные сухие ветки с моего навеса.

Видно было, что ветер сорвал последнюю маскировку с навеса и унёс её далеко за поляны. Меня это разозлило. Придётся из леса принести лиан, чтоб на будущее всё здесь прочно скрепить.

Вскоре я подошёл к краю оврага и заглянул в него. В овраге я увидел полноводную речку. Меня это удивило, ещё вчера тут была небольшая, мутная река, а сегодня, как в самые дождливые дни. Но через несколько секунд я на реке увидел волну. Она шла от океана. И только теперь я понял, что сейчас в реке солёная вода океана и он нагоняет своими волнами сюда свою воду.

Волны тихо поднимались вверх по течению и скрывались от меня за гнущейся от ветра густой растительностью. Волны были частыми, их было ровно столько, сколько и волн, которые обрушивались на берег из океана.

Я отправился вдоль оврага за ветками. От постоянного шума в ушах и вокруг, шума деревьев, я ничего не слышал. Постепенно моя куча веток росла. Чтоб они у меня не разлетались, пока я ломал ещё, приходилось поломанные ветки закреплять между стоячих деревьев. Пока ломал ветки, сорванные ветром листья с деревьев набирали свою скорость полёта и кружась в бешеном круговороте били меня по телу и больно по ничем не прикрытому лицу.

Борясь с порывами ветра, я донёс свою ношу до свиней. От моего навеса над свиньями остался только голый остов.

Я сплёл принесённые ветки между собой и аккуратно стал опускать их в огород. Но они остановились на уровне обрыва и планировали в потоках воздуха, угрожая вырваться и сбив меня с ног, унестись прочь. Я нагнувшись держал их руками, пока они плавали в сильном потоке воздуха.

На мгновение ветер ослабил свою силу и ветки упали вниз. Я сразу спустился в огород. Во время спуска, я чувствовал как временами мой вес менялся из за мощного потока воздуха с каплями воды, которые дули снизу из под меня и слегка меня приподнимая.

Ветки я не распутал и бросил их поближе к норе, чтоб их не подхватил ветер снова и не унёс. Налив свиньям воды, я отправился обратно. Чтоб сильно не качаться, я чуть согнулся и двигался широко расставив свои ноги.

Чтоб хоть как то нормально идти, я отошёл от края скалы, чтоб восходящие с берега потоки воздуха не сбивали меня с ног. Подойдя к своему источнику, я увидел, как он еле тёк против ветра. Но дойдя до края скалы, его вода не опускалась вниз в мою пещеру, а взлетала вверх разбивалась о потоки воздуха на тысячи капель и уносилась обратно прочь в сторону водяных полян.

Я был спокоен, воды на данный момент в пещере у меня было в достатке.

Я подошёл к краю скалы перед спуском в пещеру и сквозь слёзы увидел белую пену океана на середине берега. Океан с шумом захватывал ранее не доступные ему территории. Я понял, что на рыбалку мне идти сегодня опасно.

Подойдя к краю скалы для спуска, я ощутил опасные порывы ветра. Ветер то толкал меня к полянам от скалы, то резко прекращался. В этот момент я упираясь в воздух мышцами ног и пропавшее давление ветра, чуть силой моих напрягающихся против него мышц, не скинуло меня вниз с обрыва на кипящий каменный берег.

Чтоб спуститься вниз, мне пришлось встать на четвереньки и задом, опуская ноги и крепко держась руками за выпуклости в скале и опустить своё тело вниз. Моментально, как только я спустил своё тело с края скалы, ветер меня оставил в покое. От такой значимой разницы в напоре воздуха, давившую на мою спину, я чуть не упал со скалы вниз, так как спустившись на тропу, мне сразу в спину перестал дуть сильный ветер, от напора которого я упирался руками в скалу.

Пройдя вниз, к своей новой пещере, я остановился и посмотрел на океан. Он стал бушевать сильнее, чем с утра. Огромные волны накатывались на оголённый берег, на котором не было мелкой гальки и камней по крупнее. Берег стал неузнаваем, каменистым и трудно проходимым. Но по дикому шуму, я понял, что океан забрал все эти камни и всю мелкую гальку в свой мутный и пенный прибой и беспощадно их там молотил друг о друга. Все камни у него были в работе. Он их вместе с бурной водой обрушивал на оголившиеся камни берега и крушил их своей утроенной мощью. Зрелище было завораживающее.

Мне спешить было не куда. Я сидел в своей новой, не доделанной пещере и с восхищением наблюдал за буйством стихии.

В моей пещере от ветра крутились струйки воздуха, поднимающие вверх сухие частицы глины и выносили их из пещеры. Часть этой пыли сыпалось мне на плечи в глаза и уши. Некоторые порывы ветра доносили до моего лица солёную водяную пыль.

Посидев ещё, я заметил, что океан уже заходит дальше на берег и границу прибоя от меня теперь скрывала нижняя часть скалы моей пещеры, где находились мои ноги. Я понял, что шторм усиливался. Меня это настораживало и я с осторожностью пошёл в пещеру Ника.

Зайдя в пещеру и оказавшись вне зоны действия сильного ветра, я понял, что почти оглох от шума ветра и воды.

В пещере было тихо и спокойно, только иногда небольшим сквозняком и сюда заносило пыль с нашей каменной дорожки.

Прошло только пол дня делать мне больше было не чего. Я боялся, что океан разрушит наши с Ником ловушки, хоть они и были прикрыты от него заслоном из гряды крупных глыб. Когда я выглянул в дымовое отверстие, я не увидел суши. Пенный, сумасшедший океан постепенно подбирался к нависающей над берегом скале. У меня появилось опасение и сомнение в надёжности строения Ника. Хоть и до воды океана было метров тридцать вниз.

От волнения и безделья, что обычно делает человек, особенно тогда, когда перед ним висит вкусная еда? Да, я разжёг костёр, я захотел есть. Дым костра гулял по всей пещере и не собирался выходить в отверстия, предназначенные для этого. У меня от дыма начали слезиться глаза.

- «Тушить его что ли?»- с небольшим бешенством подумал я, спрятав свои текущие и режущие болью глаза в рукав .

Это было просто не возможно терпеть. Я взял кувшин с водой и не громко выругавшись залил пламя водой. Ещё понадобилось некоторое время, чтоб пещера полностью проветрилась. Мне пришлось в этот день есть холодное мясо и ждать наступление темноты в пещере.

Чтоб как то скоротать время, я вышел из пещеры и решил ещё понаблюдать за океаном. То, что я увидел, повергло меня в шок. Некоторые сильные и огромные волны океана доходили до стены нашей скалы. Отходя обратно, солёная вода забирала с собой глину, которую я скидывал вниз ковыряя свою пещеру. Океан начала пачкать моя глина. Грязная речка из оврага, наоборот это делать не могла, так как все её грязные воды текли не в океан а обратно вверх по течению вместе с солёной водой.

Всё меньше и меньше гравия оставалось внизу под скалой. Я с интересом, трепетом и страхом наблюдал за живым океаном и его бурными водами. Периодически водяная пыль окатывала меня и всю скалу солёной водой, принесённой сюда сильным ветром.

Через некоторое время, от моей сброшенной вниз глины не осталось и следа. Теперь некоторые волны не то что упирались в нашу скалу, они бились в неё со всей силы и огромные столбы воды подлетали вверх и подхватывались ветром.

Ветер с особым остервенением столбы поднятой, солёной воды разбивал в мелкие капли и этот водяной туман вылетал из за скалы и уносился прочь, на парящие поляны. Я понял, что если я останусь снаружи ещё не на долго, то стану полностью мокрым. Я зашёл в пещеру и растянулся на плаще. Пришлось закрыть лицо куском плаща. Меня неприятно, при помощи сквозняка в пещере, засыпало мелким, летающим песком и всяким мелким мусором, который катился по шее и за воротник моей тюремной рубахи.

Чуть позже я понял, что от некоторых, особенно крупных волн начала содрогаться вся скала. Я стал обдумывать своё положение. Ведь это океан сделал этот берег, обточил и обрушил все прибрежные камни, раскрошил их и унёс в свои глубины в виде песка. Это его работа.

- «А что будет если и сейчас он подмоет часть скалы и она рухнет со мной в бушующий водоворот?»- от этих мыслей мне стало не по себе.

Но я себя успокаивал, достаточной надёжностью скалы. Может это и случится, но не это раз и даже не в эти сто лет. Океан воюет с этой скалой может несколько тысяч лет, так что думаю, что моё пребывание здесь для скалы и бушующего океана пройдёт как какое то мгновение, как какая та секунда в их длинных жизнях.

У камней вообще время идёт по другому, чем у людей. У нас проходит целый год, а для них, прочных и неподвижных исполинов, свидетелей зарождения этой планеты, это наверное только пролетает секунда или и того меньше-всего лишь миг...

Так лёжа и рассуждая, я не заметил как постепенно меня окружал со всех сторон сон, со своей тишиной, теплом и слабостью.

Постепенно затихали все звуки, которые ещё недавно меня настораживали своей силой и своим близким ко мне расположением и своей потенциальной опасностью... Я медленно засыпал...




Голосование:
За - 1 Против - 0
Авторизуйтесь для голосования
Комментарии к работе
Нет комментариев
В Мы ВКонтакте
f Мы в Facebook
Сталкер Зона Творчества

Закрыть окно