Искусство и творчество, воображение и вдохновение – социальная сеть для творческих людей Сталкер. Зона Творчества
СОЦИАЛЬНАЯ СЕТЬ ДЛЯ ТВОРЧЕСКИХ ЛЮДЕЙ
 

Кн. 2. гл 20. ПОТЕРЯ ИСТОЧНИКА ВОДЫ.



Кн. 2. гл 20. ПОТЕРЯ ИСТОЧНИКА ВОДЫ.

ПОТЕРЯ ИСТОЧНИКА ВОДЫ.

Я хорошо выспался и даже проснувшись утром, ещё полежал в тёплой и сухой пещере не куда не спеша, при этом, всем своим нутром чувствуя, что снаружи всё так же идёт дождь. Журчала и текла вода нашего источника, стекая по каменной стене пещеры и падая в каменную ямку под стеной. Такого сильного журчания я еще не слышал.

Я сел на плащ Улваса, на котором проспал всю ночь и протёр свои заспанные глаза.

Решил как всегда, когда здесь текла вода, умыться и начать новый день. Я подошёл к воде и протягивая к ней руки, посмотрел на фонтанчики брызг из ямки с водой.

То, что я увидел заставило меня заволноваться. В нашей ямке, где всегда, к утру, собиралась чистая вода, стояла жёлтая пена по верх колыхающейся от падающих капель воды.

- «Не ужели произошло то, о чём меня предупреждал Ник!»-подумал я.

Я глянул в корпус фильтра, который я вчера отставил в сторону, от шумящего источника и вздохнул с облегчением. Там была кристально чистая вода. Я взяв глиняную чашку и зачерпнув воду из фильтра, понюхал её. Вода была без запаха.

Наливая воду из чашки в правую руку, я кое как умылся, поливая себя одной рукой.

Срезав с лианы кусок мяса, я начал его быстро и машинально есть, при этом не ощущая никакого вкуса. Мне не терпелось оказаться на верху и посмотреть, что там случилось с водой. Жуя холодное мясо, я выглянул из пещеры.

Ливень, как я и думал не прекращался. Было опять пасмурно, тепло и безветренно.

-«Наверное дождь опять будет лить целый день!»-подумал я.

Меня переполняло волнение за наш источник питьевой воды.

- «Нет даже ветра, чтоб хоть как то разогнать или порвать эти дождевые тучи, над всем этим побережьем!»-подумал с досадой я.

Конечно при виде такой, серьёзной проблемы и в добавок к этому, сырой погоды, есть мне особенно не хотелось. Я бросил отрезанный и не съеденный мной кусок мяса прямо на каменный стол, одел плащ и вышел из пещеры.

Шумела только падающая вода с неба. Всё остальное находилось в полной тишине.

Вдоль края скалы, под которой я двигался на верх, появилась масса мелких водопадов, по которым, серебряными и прозрачными струями стекала вода на побережье и исчезала внизу в крупнозернистом песке и когда то, океанской водой, разбросанной здесь гальке.

Пока я поднялся на верх, я был уже весь мокрый. Сухой у меня была лишь спина под прочным и надёжным плащом. Весь перёд, мой тюремной одежды и ноги в заде, по колено, были мокрыми и грязными из за подскакивающей от земли вместе с водой раскисшей грязи с узкой тропы.

Поднявшись на верх, я ахнул. Я не узнал всю каменистую поляну, она была почти вся под водой. До краёв наполнилась не только наша яма с питьевой водой, но и другие ямы обоих полян. И вся эта каменистая равнина теперь больше напоминала одно целое озеро, чем поляну. Лишь в некоторых местах торчали небольшие, известковые камни.

Вся эта гадость, все куколки и черви, которые когда то копались в разлагающейся плоти мёртвого животного с первой поляны, перетекли сюда, на эту поляну и распространились по всей её огромной площади. Это была настоящая катастрофа.

Периодически, в центре поляны сильно булькающая вода, при вылете высокого фонтана, создавала небольшую волну, которая несла всю эту заразу во все стороны.

Не перестающий дождь помог разлиться этой отравленной и грязной воде ещё быстрей.

Только по поднимающимся пузырькам воздуха среди всей этой грязной воды, можно было догадаться, где теперь находятся, полностью затопленные мутной водой бездонные ямы.

Немного был подтоплен чахлый лес и низкорослую траву уже полностью скрывала вода.

Я просто растерялся не зная, что мне делать. Постояв в замешательстве, я понял, что мне необходимо строить каменную дамбу небольшой высоты, чтоб весь приток воды с грязной поляны хоть как то повернуть от сюда в овраг.

Но у меня появилась огромная проблема-на этой поляне не было ни одного камня. Видно было, что Ник за год своей жизни здесь, их все утопил в воде, кидая камни в головы застрявших в воде монстров.

Я глянул вниз, на каменистый берег и понял что меня ждёт...

Я стал в полном замешательстве...

- «За что браться?»-подумал я. «Рыбалка, свиньи или вода? Мне необходимо успокоиться и принять правильное решение»-подумал я.

- «Воду из источника, теперь долго нельзя будет пить, рыбалка подождёт, а свиньи нет!»-подумал я и решил начать со свиней.

Я отправился к краю оврага, где росли, хорошо облиственные ветки на деревьях, очень пригодные на корм нашему скоту.

Проходя мимо поляны с растительностью, я заметил, что теперь в чахлом лесу оставшаяся сверху воды трава была облеплена желтоватой пеной и мелкими, мёртвыми куколками.

Я повернул в сторону оврага и быстро зашагал вдоль обрыва. Идти через подтопленную, каменную поляну с горячей водой я побоялся, так как краёв каменных ям я не видел и я легко мог угодить в одну из них.

Всё это огромное озеро, разлившееся на две поляны почти везде равномерно и не сильно парило. Постоянно прибывающая с неба холодная, дождевая вода смешала все горячие и тёплые источники воедино.

Оторвав свой тоскливый взгляд от полян, я обернулся и посмотрел на океан. Его добрая половина стала коричневого цвета. Кое где плавали брёвна, ветки, зелёные деревья и кусты. Стало понятно, что проснулась пересохшая река в овраге и стала выносить ил, грязь и разный природный мусор из оврага в океан, пачкая его солёную и красивую, голубую воду.

Я подходя к краю оврага, услышал сильный шум несущейся там воды. Я подошёл к краю и заглянул в овраг. Много ручейков и маленьких речушек стекало сюда с двух парящих каменных полян и противоположного каменистого склона, где располагались жёлтые, серные пещеры. От туда текла мутная вода жёлтого цвета.

Попадая в овраг, вода пенилась и немного парила от своей повышенной температуры.

Взглянув на место, где текла речка, я увидел огромную массу несущейся, грязной воды вниз к океану. От таких грандиозных изменений в размерах и поведении реки я оторопел. Овраг был наполовину заполненный водами бурной грязной реки.

Теперь я понял, как могли оголиться корни крупных деревьев верху, под самым краем оврага. Зрелище было завораживающее. В воде неслось к океану всё. Деревья и кусты, лесной мусор, слышалось как по дну перекатываются крупные камни. Как они там периодически останавливаются, сразу облепляются разным мусором и ветками сваленных сюда деревьев. Под большим напором, затормозившейся воды, остановившиеся камни не выдерживали её натиска и начинали опять своё подводное движение. В это момент с них моментально срывалась быстро выросшая плотина. Она распадалась на части и неслась дальше прочь в месте с бурными потоками проснувшейся реки.

На это действо можно было смотреть бесконечно, как за какую то минуту строиться громадная плотина, и потом одним напором грязной воды или сильным ударом, принесённого сюда с верху дерева, всё в миг разваливается и уносится в чистый океан.

-«Ладно, надо работать»- я оторвал свой взгляд от этого природного бесконечного, завораживающего видения.

-У меня очень много дел- сказал себе я и стал ломать мокрые зелёные ветки, на которых за несколько дождливых дней в несколько раз увеличилось количество зелёной листвы.

Каждая сломанная ветка обдавала меня водопадом мелких брызг от собранной в их кроне влаги, непрекращающегося вторые сутки дождя.

Наломав сочных веток, я пошёл к огороду. Я шёл вдоль обрыва. Маленькие ручейки с поляны доходя до края скалы, десятками струй срывались вниз, в пропасть к побережью.

Раньше, до дождя, сюда текла лишь вода из нашего источника и попадала к нам в пещеру. Теперь это всё смешалось в общее движение воды из образовавшегося в место полян огромного озера, воды которого, перед паданием вниз разделялись на эти ручейки.

Я шёл по каменной поверхности плоской скалы и под моими ногами хлюпала вода и давились мёртвые куколки различных насекомых, когда то ковырявшиеся в мёртвой туше животного, принесённых сюда водой с дальней поляны.

Подойдя к огороду, я с верху, сквозь навес увидел блеск огромной лужи, площадью практически на весь построенный нами загон. Сквозь навес также было видно несколько тёмных пятен. Эти пятна двигались. Это были поросята, которые угрюмо и медленно бродили по воде.

Я скинул ветки в огород и спустился в низ, чтоб бросить корм свиньям. Услышав внезапный шум, поросята как по команде бросились в нору.

Я клацая языком, стал перекидывать ветки с огорода, через маленькое каменное ограждения в загон. Мокрые поросята осторожно и на половину высунулись на свет. Они смотрели на меня и лениво шевелили своими подвижными, плоскими носами.

Покидав ветки на поверхность, где не было воды, я перелез через забор, чтоб посмотреть не подтапливает ли их нору вода. Вода, к моей радости, тут до норы не доходила, и её уровень выше не поднимался. Это было её максимальное наполнение территории у свиней. Излишки воды грязным ручьём стекали вниз, по краю этого огромного камня и исчезали внизу среди камней океанского берега.

Поросята не были особенно весёлыми, как в другие дни. Видно само ощущение быть мокрыми им доставляло некоторый дискомфорт. Хотя поваляться в луже или побегать по ней, у них не отсутствовало желания.

Я глянул на огород. Кое где тёмная, плодородная почва блестела небольшими лужицами. Дождь уже смыл все следы перевёрнутого ногами монстра, огорода.

- «Не буду тратить тут больше своего времени»-подумал я.

Одно дело сделал. Теперь рыбалка и строительство дамбы?

Если бы не девятая, соседняя ячейка с красным камнем в ней, в каменном календаре Ника, я бы не пошёл на рыбалку, но мне и Нику придётся долго сидеть в пещере, наверное где то дней пятнадцать, и не в коем случае нельзя допустить, чтоб мы сидели там голодными. Из этого следовало, что необходимо идти вниз и рыбачить. И это необходимо делать каждый день. И лишь остаток каждого дня придётся тратить на строительство отвода грязной воды от нашего источника.

Я пошёл в низ, в пещеру за сумкой для рыбы. В пещере было тепло и сухо. Журчала падающая в ямку грязная вода. Взяв пустую, походную сумку для рыбы, я отправился на берег. Океан тихо вздыхал небольшими, тяжёлыми волнами.

Подойдя к ловушкам, я снял мокрую обувь и отправился закрывать ловушки. Задвигая камни, я увидел плавающую в ловушках рыбу. Меня это обрадовало.

- «Набью всю до последней!»- с радостью подумал я.

С рыбой я уже справлялся быстро. Кидать метко в неё камни я уже наловчился. Ник меня научил, что бросать камень нужно рыбе в голову и ещё иметь небольшой расчёт на то, что рыба услышав всплеск воды над собой, успевает перед ударом камня преодолеть некоторое расстояние вперёд. Благодаря этой науки, мне хватало в основном одного броска и раненная рыба трепыхаясь, всплывала и показывала свой серебряный бок.

Таким образом, через некоторое время, обойдя все ловушки, я очистил их от плавающей, в них рыбы. Я открыв входы в ловушки, решил посчитать, сколько у меня в сумке рыбы. Я знал, что её там много. Я вывалил её из сумки и обрадовался. Я сам наколотил девять крупных рыб.

- «При мне Ник столько не бил рыбы!»-вспомнил я.

Хотя я понимал, что это была не моя заслуга. Ник поймал бы рыбы и больше, если бы она была при нём в этих ловушках. Но всё равно мне было очень приятно за свой успех и очень жалко, что мою удачу не оценит Ник. И бедный Улвас, он совсем немного не дошёл до этих долгожданных нами, благодатных мест.

Слегка передохнув, я отправился посмотреть на наличие в ловушках крабов. Я подошёл к месту, где уже почти полностью отсутствовало, принесённое сюда нами мясо и увидел четырёх, крупных крабов, увидевших меня и лениво спрятавшихся от меня под грудой костей. Я обрадовался, но и с другой стороны боялся этих ужасных на вид, мелких тварей. Если я поймаю несколько крабов, то всю рыбу, пойманную сегодня можно будет завялить, а крабов съесть. Мясо крабов не хранилось и оно было очень вкусное.

Ник учил меня, что при ловле крабов нужна сила пальцев. Любой краб всегда попытается своими конечностями сдвинуть мои пальцы со своего туловища в те места, в ту зону, где он сможет достать их своими сильными клешнями, чтоб больно ущипнуть меня и таким образом освободиться.

Я видел краба в воде. Он был лёгкой для меня добычей, но я медлил в нерешительности.

-«Ладно, хватит метится!» -сказал я себе и окунул свою руку в воду по локоть.

У меня получилось отодвинуть голую кость, под которой он сидел и сразу после этого схватить его за круглое, прочное туловище. Я вынул его из воды.

Шевеля своими ногами, он сдвигал со своего скользкого и мокрого панциря мои пальцы и иногда прищипывал их этими движениями между своими конечностями и жёстким телом. Схватил я его удачно. Мои пальцы для его клешен были не досягаемые. Я обрадовался, у меня получилось.

Я отволок его на берег, перевернул его на спину и взяв свой снятый ботинок придавил его левой рукой. Взяв в правую руку токую, прочную щепку, я проколол ему живот. Краб сразу обмяк.

-«Есть один»- подумал я и обрадовался.«Там я видел ещё трёх, надо поймать и их»-подумал осмелевший я.

Со вторым было немного сложней, но я справился и с ним.

Моё настроение поднималось.

- «У меня сегодня на ужин будут крабы, пойманные мной!»-ликовал я.

Третий оказался шустрым. И он очень быстро бегал по дну, цепляясь за камни своими длинными лапами. Когда я подносил к нему свою руку, он почему то задирал вверх свои толстые клешни. Краб был большой и отпускать мне его не хотелось.

Наконец то я решился и опустил на него свою руку. Я его прижал своей ладонью ко дну и чувствовал рукой его большую силу и желание вылезти из под моей, давящей его руки.

Я уже хотел его вынимать и не знаю, как так получилось, что он увидел торчащий сбоку мой большой палец на руке и сразу вцепился в него.

Я от неожиданности и от сильной боли выдернул руку из воды. Такой боли, я ещё не ощущал не когда. А этот гад повиснув, вцепившись одной клешнёй в мой большой палец на моей правой руке, всё сдавливал и сдавливал мой палец между фалангами. Я заорал, не зная, что мне делать. Я трусил рукой, но краб не бросал мой палец и не ослаблял своей силы, от тряски руки, пальцу было ещё больней, так как его сильно сомкнутая клешня, ёрзала у меня между фалангами пальца.

Мало того, когда я переставал трусить рукой, он пытался подтянуться на одной клешне и вцепиться мне в руку второй клешнёй. Я побежал на берег воя этой боли. Брызги морской воды разлетались от меня в разные стороны, попадая мне в лицо, открытый от боли рот и глаза.

Положив руку с крабом на каменистую поверхность возле сумки, я глазами стал лихорадочно искать подходящий камень, чтоб убить его и поскорей остановить эту невыносимую боль.

Как назло вокруг меня были только большие камни, так как мелкие, мы тут постоянно брали с Ником, чтоб бить ими рыбу. Я уже просто начал не сдерживая себя, орать от плавно нарастающей боли. Вскоре я увидел камень чуть дальше от себя. Я встал и взяв его в левую руку, хотел как можно быстрей убить краба и остановить эту нестерпимую боль. Но в этот момент краб отпустил мой палец и боком бросился, перебирая своими быстрыми лапами, по камням бежать к воде. Я не знал, что они бегают по суше и даже на много успешнее чем по дну. Во мне проснулась месть и я с огромным удовольствием, опустил камень на краба у самой воды.

Я сел на мокрые, прибрежные камни и не глядя на своего, мёртвого обидчика, посмотрел на свой посиневший палец. Я дул на него со всех сторон. Он сильно посинел и с двух сторон имел красные следы от резцов его сильной и опасной клешни.

Боль медленно уменьшалась, но вскоре она остановилась и я понял, что теперь мне строить, таскать камни и ветки придётся с пальцем, ноющим от боли.

-«Вот зараза!»-подумал я.

С ними нужно быть очень осторожными. Ник мне и говорил, что если схватит клешнёй, мало не покажется.

Я сидел и глядя на обломки краба, думал:

-«там на мясе в воде ещё один краб идти его ловить или бросить это опасное занятие?»

Я двигал большим пальцем правой руки и понимал, что варёных конечностей от троих крабов мне будет мало и надо ловить последнего. К тому же так бы поступил Ник. Надеется мне тут больше не на кого.

Я встал и пошёл искать последнего краба. Хоть и сильно ныл мой палец от боли, я нашёл четвёртого краба, сильно и решительно продавив его к камню, я не оставил ему ни единого шанса укусить меня своими клешнями. Я достал его из воды и с чувством полной удовлетворённости, убил его на берегу и бросил в сумку.

- «Наверное, чтоб хорошо научиться ловить краба необходимо пройти через эту боль»-подумал я.

Я бросил всё в свою сумку и всё таки довольный потащил тяжёлую ношу на верх, в пещеру.

Пока я тащил на верх в пещеру сумку с крабами и рыбой, мне стало очень жарко.

Теперь я готовился преступить к самой главной и трудной работе. Необходимо спасать наш с Ником источник. Зайдя в пещеру, я снял рубаху и мокрый плащ одел прямо на голое тело.




Голосование:
За - 0 Против - 0
Авторизуйтесь для голосования
Комментарии к работе
Нет комментариев
В Мы ВКонтакте
f Мы в Facebook
Сталкер Зона Творчества

Закрыть окно