Искусство и творчество, воображение и вдохновение – социальная сеть для творческих людей Сталкер. Зона Творчества
СОЦИАЛЬНАЯ СЕТЬ ДЛЯ ТВОРЧЕСКИХ ЛЮДЕЙ
 

Кн. 2. гл 14. ПРИЯТНЫЕ ХЛОПОТЫ.



Кн. 2. гл 14. ПРИЯТНЫЕ ХЛОПОТЫ.

ПРИЯТНЫЕ ХЛОПОТЫ.

То Ник таскал камни с берега, а я ковырял глину, то наоборот, периодически мы менялись местами и тогда кидал на верх камни с берега я, а Ник ковырял из скалы глину.

Быстро росла груда камней и куча глины.

Благодаря добычи глины, для этой инопланетной твари, у нас стало получаться одновременно что то вроде норы для неё. В скале постепенно образовывалась небольшая пещера. Одним делом, у нас делалось сразу два, это было очень приятно.

Этот день, который возможно в будущем изменит нашу жизнь постепенно заканчивался. Мы не знали, что нам делать. Может получиться так, что мы придём завтра, а эта тварь куда нибудь убежит или свалиться на берег сломает себе шею и там сдохнет. А может за ночь испоганит и перекопает своим рылом весь наш огород.

-Может поясом плаща свяжем ей ноги?-спросил Ник -или привяжем её к чему нибудь?

-Не знаю Ник-ответил я.

-Что значит-не знаю-возмутился он. Ты это затеял, давай придумывай.

Я стал лихорадочно, продумывать всевозможные варианты первой ночёвки этой дикой свиньи в нашем, ничем не защищённом огороде...

...Я немного подумал и сказал:

-Ник, давай сделаем вот что-начал я. За сегодня забор мы не поставим. Я сейчас пойду в овраг и принесу от туда пару плащей опавших листьев, затем наломаю веток с зеленью и брошу тут на камни. Эта тварь захочет есть и сползёт с огорода, поближе, к своему будущему вальеру. А завтра мы её обложим камнем.

Ник не дослушав, возразил:

-да нужны ей твои ветки, у неё за спиной весь наш огород с сочными, вкусными растениями.

-Ник, подожди, дослушай-остановил я его недовольство.

-Ты обложи весь огород, поднятым сюда камнем на сухую, сделай из него небольшое препятствие для неё. Она с поломанной ногой через наваленную груду камней думаю что не переберётся.

-Ладно, я понял- опять нехотя, но согласился Ник.

-Я за листьями-сказал я Нику и выбравшись из огорода, пошёл быстрым ходом в овраг.

Светило коснулось горизонта и жарко освещало мне спину. Всё небо начало делиться на два цвета; алый и голубой.

Я оглядываясь по сторонам в целях безопасности, спустился в овраг и с большим шорохом, набрал там огромную кучу полусухих листьев. Утрамбовав их на расстеленном мной плаще и свернув его в большой тюк, я потащил листья обратно к огороду.

Дневная жара потихоньку спадала. Ветра не было. Светило ушло за горизонт, но ещё было достаточно светло. Стояла полная тишина. Бескрайний океан, который синел справа, тихо спал, покрытый тёплым, темнеющим от сумерок воздухом.

Подойдя к краю скалы перед огородом, я увидел быструю работу Ника. Обойдя каменной кладкой, вокруг спины дикой свиньи, Ник выкладывал не высокую стенку, которая вела в то место огорода, куда ещё мы не натаскали почвы. Таким образом он оградил весь, высаженный огород с растениями от нашествия этого бесцеремонного животного. А там, на скалистой, ровной поверхности мы завтра запланировали сделать загон для свиньи и её будущего потомства.

Я позвал Ника и передал ему тюк с листьями.

-Ник, ты хорошо и быстро работаешь-сказал я, решив его похвалить, до сих пор чувствуя в себе вину за наш, как мне казалось пока бесполезный и тяжёлый труд.

-Где вываливать листья-спросил у меня он, как будто не слыша мои похвальные слова.

-Туда Ник-сказал я ему и показал рукой на место между кучей глины и небольшой образованной от добывания глины пещерки.

Ник молча вывалил листву и скомкав плащ в клубок, кинул мне его на верх со словами:

-ты там поосторожней.

Теперь ему в ответ, я ничего не ответил и я опять пошёл в овраг ещё за листвой.

Так с ним мы общались довольно часто. Это был его стиль общения и хоть он мне очень не нравился, мне периодически приходилось с этим мириться.

Через некоторое время я притащил ещё листьев и вывалил их рядом с первой кучей.

Свинья лежала на боку и временами тихо хрюкала.

Глядя, на это животное со страшным рылом, трудно было понять, что оно сейчас чувствует и переживает. Может терпит сильную боль от вывернутой в сторону передней ноги, может боится каждого, нашего движения вокруг неё. Но запах, полу прелой листвы ей явно нравился. Она постоянно водила своим плоским, мокрым и грязным носом, и иногда тихо хрюкала.

Ник заканчивал, своё сооружение. Таким количеством поднятых сюда камней, он только смог огородить от неё часть огорода с зелёными насаждениями. Края же, трёх метрового обрыва над каменистым берегом океана были не огорожены.

Ник отряхивая свои руки, сказал:

- если эта дикая свинья за одно своё падение не набралось ума, значит, что за эту ночь оно свалиться ещё раз, ниже на берег и окончательно свернёт себе шею и тогда мы его точно прибьём.

Нику я ничего не ответил, я был с ним полностью согласен.

Я уже в наступающих сумерках отправился к оврагу, за зелёными ветками для этой твари. Чтоб ей было, что есть ночью и она не имела желания залезть в огород или спрыгнуть вниз на берег.

Мне очень не хотелось потерять такую возможность, развести тут этих диких животных....

Почти в полной темноте, я принёс гору зелёных веток и скинул их сверху на ранее принесённые мною листья. Затем я спустился и налил ещё воды этой твари на ночь в глиняный таз.

Ник молча, натаскав ещё с низу не малую гору камней, теперь поднимал ими высоту каменной изгороди.

Я прервал молчание и сказал:

-всё Ник! Хватит на сегодня. Завтра быстро порыбачим и сюда работать.

Ник молча сплюнул и собирая вещи стал подниматься на верх. Забравшись на край скалы он сказал:

-пошли купаться и ужинать. Если судьба уготовила нам развести этих животных, значит за ночь эта тварь никуда от сюда не денется.

Я посмотрел не лежащую неподвижно свинью.

- «Очень не хочется видеть её последний раз»-подумал я.

От серой спины животного в разные стороны расходилась белеющая, каменная дорожка, наспех построенного Ником ограждения. Она тянулась поперёк огорода, от начала скалы, на которой мы сейчас стояли, до обрывистого края этого камня, на котором размещался весь огород Ника, который обрывался резко вниз к океанскому берегу.

-Если она не дура, то не свалится вниз -сказал Ник.

Мы шли молча. Мы отдыхали. Ночное светило бледным своим светом молча освещало наши лица. Сегодня с ужином и своим сном мы немного припозднились.

-Что то я устал сегодня-сказал Ник спускаясь по каменным жилам скалы к берегу притихшего океана.

-Да Ник, сегодня мы неплохо потрудились-согласился я.

-Лишь бы всё это было не зря! Завтра работы будет не меньше, если эта тварь не сбежит. А если сбежит мне опять завтра сваливать все камни вниз на берег -сказал Ник и спрыгнул на каменистое побережье.

Дойдя до рыбных ловушек, мы приятно искупались и освежились после жаркого, трудового и насыщенного дня. После купания, голыми, в полной темноте отправились обратно. Перед подъёмом в пещеру молча оделись и устало побрели в такое родное и уютное своё жилище.

Ник разжёг костёр и при помощи его мерцающего света разделал крабов, пойманную сегодня рыбу почистил, а так же и помыл в воде принесённые нами с огорода четыре клубня, которые своими ногами выдрала из почвы дикая свинья.

Дров нам на эту ночь у нас было достаточно. Так же было достаточно и вяленой рыбы и засушенного мяса, висевшего на вбитых в скалу кольях и протянутых между ними лиан.

Ужин готовил Ник и опять он был великолепен. Мне понравился вкус этих варёных клубней. Их сердцевина была слегка желтоватой и рассыпалась при нажатии. Эти клубни по вкусу хорошо сочетались с варенной рыбой и были приятны на вкус, особенно когда Ник их слегка посолил, толчённой на плоском камне солью.

После еды я убирал всё со стола, а Ник уже лежал на своём месте и о чём то думая, смотрел молча то на меня, то на прокопченный потолок пещеры.

Повозившись с нашей не хитрой утварью, я тоже растянулся на плаще. Усталость чувствовалась во всём теле. Постепенно одолевал сон. Настроение у меня было хорошее. В голову лезли разные, хозяйские мысли, как развести тут этих свиней и чем их кормить. Как это будет и как что теперь нужно делать...

Я постоянно ловил себя на мысли, что лучше ничего не думать и ничего не загадывать. Уже раз так было, когда я лёг с Улвасом в той, ядовитой пещере... и чем это потом всё кончилось...

Надо спать. Завтра очень много дел. Последнее, что я слышал этим, уходящим днём, это невозмутимый сап моего уснувшего друга Ника...

...Я проснулся от прикосновения к моему плечу. На до мной наклонился Ник.

Из дымовых дырок в стене пещеры струился свет, начавшегося нового дня.

-Вставай Лёсинхо! Твоя свинья не дура!-сказал Ник и продолжил-и даже умница, переползла и легла на листья, которые мы ей насыпали.

Такие хорошие новости от Ника моментально из меня выгнали весь сон. Я вскочил протирая свои глаза.

-Давай быстро завтракать, рыбачить и наверх-сказал Ник показывая головой направление на наш огород.

На завтрак у нас была холодная, варенная рыба, Ник приготовил её вчера и запили мы это подслащенной водой. Выпили сразу на двоих целый контейнер воды. Пили сразу и как бы впрок.

Пока я спал, Ник не только ходил проведывать нашу свинью, он уже собрал сумку, для рыбалки и сбора новой порции морской соли.

Выйдя из пещеры, мы отправились вниз. Океан сегодня был чист и спокоен. Уже давно мутные воды, втекающей в него речки не портили его прозрачной и манящей голубизны. Речка в овраге давно пересохла. Сегодня с самого утра опять стояла сильная жара.

-Лёсинхо, ты там не переживай. Я налил нашей свинье воду-сказал Ник идя по каменистому берегу.

-Да, это хорошо-обрадовался я.

Мне было очень приятно, что Нику моя затея с дикой свиньёй понравилась и он стал проявлять в этом деле свою инициативу. Двигаясь за Ником, за его спиной, я от этого известия радостно улыбнулся.

-Ты представляешь какая зараза- начал эмоционально повествовать Ник- не успел я отойти, как она опустила в воду своё рыло и начала с удовольствием чавкать эту воду. Вообще ведёт себя как своя!

Ник это рассказывал с удовольствием и я решил его поддержать разговором:

-Ник, а чья же она? Как не своя.

И чуть позже пошутил:

- она даже воду пьёт как мы, из глиняной посуды.

Тот только покачал головой.

Мы подошли к ловушкам. Всё было доведено до автоматизма. Ник и я разделись. Он перекрыл камнями выходы из ловушек и мы начали оглядывать огороженные камнями участки мелководья.

Рыба была. Мы набили камнями четыре штуки. Были и крабы но Ник из шести четырёх отпустил, они оказались с икрой, которая полностью облепляла их жёсткое брюхо.

-Пусть здесь разводятся- говорил Ник каждый раз, когда попадался ему такой краб.

Я конечно тоже выполнял полностью и качественно свою работу, но я торопился на верх к нашей свинье.

Она своим неожиданным появлением в нашей с Ником жизни, заполнила все мои мозги, все мои мысли. Мне хотелось как можно скорей её увидеть, покормить её и обустроить вокруг неё всю территорию. В голову постоянно лезли разные мысли, вдруг проголодается и захочет спрыгнуть вниз и ли развалит ограждение с голоду и перепортит весь наш огород. Нику бы это явно не понравиться.

Пока Ник охотился на крабов, я набрал соли и намочив плащ в воде, постелил его обратно на камень.

Ник за соль постоянно переживал и следил за её количеством. Без неё у нас пропала бы не просоленная рыба и еда была бы не очень вкусная.

А ещё Ник сказал, что как начнутся дожди, соль перестанет выпариваться из плаща и её добыча у нас временно прекратится.

Ну вот и всё. На берегу работы закончились и мы пошли на верх. Я шёл первый, тащил сумку с рыбой и идя первым, очень торопился.

Ник увидел это и сказал:

-что, торопишься к своей, той страшной заразе?

-Да Ник.-ответил я-ты её сегодня уже видел, а я ещё нет.

-Спать надо было меньше, и увиделся бы-громко и с юмором сказал он.

Бросив в пещере сумку с рыбой и взяв контейнер с водой, плащ и фильтр мы отправились на верх. Меня поедало нетерпение поскорей увидать нашу дикую свинью.

Мы как всегда набрали воду в фильтр и двинулись к огороду.

Подойдя к краю скалы и поставив фильтр, я посмотрел вниз. Дикая свинья лежала на правом боку, на куче принесённых мною листьев.

Правда кучей листьев это назвать было трудно. Тут было всё перепахано и перемешано. Листья и глину она смешала вместе со своим навозом и всё это разгребла и раскидала по всей своей территории.

Ник увидел это и заорал возмущённо:

-вот зараза! Ты посмотри, что она натворила!

Свинья лёжа на правом боку, она подняла голову и посмотрела на нас.

-Ничего Ник-стал успокаивать его я. Наш огород цел, а стену можно будет выложить и с этой каши мусора. Да и глины я сейчас ещё наковыряю.

-Ладно-остыл Ник-на то она и свинья, чтоб такое устраивать. Он смачно и громко сплюнул и начал спускаться вниз.

Наша свинья теперь часто и негромко хрюкала, при этом у неё смешно в этот момент дёргалась, весящая в воздухе правая, задняя нога. Дикая свинья стала лёжа, на куче листьев за нами молча наблюдать.

Ветки за ночь она хорошо объела, оставив только их толстые концы.

Я налил ей воды и опустил глиняную ёмкость на её территорию, поближе к её носу. Немного понюхав, она начала шумно пить.

Ник стоял, смотрел на эту картину и потом улыбался.

-Ник, я пойду наломаю ей ещё веток и начнём работать-сказал я и пошёл к выходу из огорода.

-Хорошо-ответил Ник-я сейчас отберу глину из этого мусора разведу её водой, а сам спущусь вниз на берег и ещё натаскаю сюда камней.

Мы с Ником разошлись по своим делам. Я опять сходил в овраг. Сломал там несколько веток и без особого труда приволок их на огород.

Внизу у Ника спорилась работа. Во первых куча глины вперемешку с листьями была замочена и готова к кладке, и к тому же Ник накидал ещё большую груду камней с берега. Я удивлялся тому, как он хорошо и быстро работает.

Сбросив свежие ветки животному, я заметил, что свинья не обращая на нас никакого внимания и лёжа на боку, объедала принесённые мной ветки. А мы с Ником, раздевшись по пояс, начали класть невысокий забор, чуть выше колена, для будущего загона нашего зверинца.

Работа шла быстро. Уже все сухие, наваленные на скорую руку каменные сооружения, мы убрали с плодородной почвы огорода и красивая круговая стена обходила полукругом лежащую, дикую свинью, которая невозмутимо ела глядя на нас работающих вокруг неё. Наше ограждение с обоих концов упиралось в стену скалы, в центре которой мы добывали глину, которая периодически кончалась и я снова ковырял её в скале. Ник в это время не прохлаждался. Он таскал камни с каменистого пляжа внизу.

Дикая свинья теперь лёжа в середине каменного ограждения на своей территории, наблюдала за мной, как половина моего тела в месте с головой всё глубже и глубже внедрялось в скалу при добыче глины.

Конечно, мне можно было ковырять глину и вдоль всей скалы, но мне хотелось для будущих, молодых свиней сделать там, что то вроде норы или убежища. Эта нора была как раз в уровень с каменной поверхностью не засыпанной части этого огорода и молодым свиньям будет удобно туда заходить.

Ник уже поднялся с пляжа, и рядом со мной размачивал свежую глину. Свинья передвинулась немного в сторону и лежала теперь под скалой, в её тени.

-Лёсинхо, мне кажется, что мы её не прокормим-вдруг сказал Ник.

Я пятясь назад вылез из глиняной норы.

-Я не знаю Ник-ответил я.

-Может она ещё жрёт и мелких животных?-спросил он вытирая со лба пот.

-Не знаю -ответил я и добавил-дура она конечно здоровая, может ей зелени и хватает. Лежит же скелет на поляне многотонного монстра, который жрал только траву-сказал я и рукой показал на верх.

Ник почесал голову и сплюнув сказал:

-ладно, что нибудь мелкое сдохнет на верху, я ей брошу, посмотрим-он закончил говорить и стал ближе подбрасывать камни к строящемуся забору.

Когда светило коснулось горизонта, мы закончили выкладывать с Ником этот каменный забор. Осталось много влажной глины и камня. Камень Ник быстро выложил ещё одним слоем сверху, тем самым поднял ещё высоту каменной ограды, а остатки глины я вмазал в щели между камнями, выравнивая тем самым забор и делая его прочнее.

Чуть погодя Ник уже отмывал руки от глины в фильтре. Я стоял рядом и радовался, глядя на наше новое хозяйство.

-Ник, пойду ей ещё нарву веток, а ты налей ей воды-я полез на верх.

Вскоре я вернулся с охапкой свежих, зелёных веток, когда светило уже зашло за горизонт. Прохлады пока не наступило, возможно от того, что ломать и тащить сюда с оврага ветки, тоже было не легко.

Мне очень не хотелось, чтоб наша свинья голодала. Когда я подошёл к спуску в огород, Ник стоял уже на верху. Он сверху смотрел на нашу, сегодняшнюю работу.

Я подойдя к нему, сбросил в низ ветки. Свинья учуяв приятный запах свежей зелени, и то, что мы находимся от неё далеко, встала на три ноги и в при прыжку подошла к корму. Несильно хрюкая, он дёргала своей энергичной головой, молодые побеги с веток. При этом её короткий, тонкий и грязный хвост крутился во все стороны.

Ник наслаждался видом своей работы. Внизу красиво выложенный полукругом в сумерках белел новенький, каменный забор.

Мне тоже нравилась наша сегодняшняя работа. Она имела хороший заключительный результат.

Вопреки обычному поведению, Ник не сказал сегодня пошли в пещеру, а сел на край скалы и свесив ноги вниз, наблюдал за нашей свиньёй.

Мне это понравилось и я сел рядом с ним и с отмытым от глины фильтром.

Мне было приятно, тоже наблюдать за нашей послушной свиньёй. Я даже подумать не мог, что мы с этим животным так быстро наладим отношения. Ведь всё таки оно было полностью диким животным и никогда ещё в своей жизни не видела людей.

Ник молча болтал ногами. Мы хоть сегодня и устали, но закончили работу с заходом светила и время до ужина у нас ещё было много.

-Хорошая работа Ник!-сказал я и кивнул в сторону каменной кладки.

-Да-ответил Ник-никогда не думал, что в своей жизни буду ещё класть камни.

-А то что будешь держать свиней и есть настоящее и чистое мясо, знал?-спросил я.

-Да Лёсинхо, жизнь нам здесь преподносит интересные сюрпризы-отозвался он.

Вокруг быстро темнело. В окружающем нас пространстве не было ни одного огонька света. Эта темнота сильно подчёркивала пустынность этой планеты и наше огромное одиночество в этом бесконечном тёмном мире.

У меня в голове медленно стала появляться тоска.

Дома, на Югрос всё было в огнях, бегущих, стоячих, мигающих и летающих, а тут вообще ничего. Только опустившийся мрак. Правда за спинами мужчин горело, сквозь лёгкую дымку бледным своим светом ночное светило. Оно имело полную круглую форму.

Я посмотрел на него. Его бледный свет тихо струился сверху и слабо освещал поверхность планеты, порождая длинные, неясные тени от далёких деревьев за нашими спинами и скалы под нашими, весящими ногами.

-Ник-прервал я тишину.

Что?-отозвался он, почёсывая свою уставшую спину.

-А давай как нибудь назовём этот ночной фонарь.

-Да тебе что, это надо?-спросил удивлённо он.

-Ну а что мы его то светило, то ночной фонарь, то спутник -возразил я.

-Мне всё равно, называй как хочешь-сказал Ник, показывая всякое отсутствие что либо менять в этом, установившемся положении вещей.

-Ник, ну мы же говорим на него, светит не светит, вышел или не вышел, то вышло то не вышло- не унимался я и пытался вызвать у Ника интерес.

-Ну и какое ты хочешь дать ему имя-спросил Ник улыбнувшись.

Сейчас он вёл себя несерьёзно, как будто он разговаривает не со мной, а с каким то ребёнком или своим учеником.

-Ну вот смотри Ник-я начал рассуждать в слух-он спутник этой планеты, это значит, что он относиться к мужской части вещей и предметов. Значит и имя у него должно быть мужское.

-Ну и какое- тихо и не доверчиво спросил Ник.

-Давай его назовём первыми буквами наших имён-сказал я.

Ник выжидательно молчал.

-Давай его называть Лун, это твоё имя, моё и Улваса — и сразу я поправился,- хочешь вместо моего имени подразумевай имя своего друга Лентина.

Ник продолжал молчать.

-Лун вышел, Лун зашёл, Лун светит. Разве плохо?-спросил я.

Ник улыбнулся и болтая ногами сказал:

-ещё тут будет один мужик, такой же одинокий как и мы с тобой на этой дикой планете. Да и имя какое то не красивое.

-Посмотри внимательно на этот фонарь-сказал Ник и поднял в сторону спутника свою руку. -Не ужели ты не видишь там женское лицо в профиль, которое смотрит влево и немного вниз? Пусть это будет она. Пусть это будет женщина.

Я глянул на ночное светило чуть по другому, пытаясь там что то разглядеть, на подобии лица.

-Справа в верху тёмное, это волосы, щека и лицо светлей. Увидел?- помогая мне что либо там разглядеть, спросил Ник.

Я силился, что то распознать в этих сочетаниях тёмных и светлых пятен ночного спутника, но безрезультатно.

-Пусть это будет женщина! -сказал Ник и назовём её как ты хочешь, но только это будет у нас Луна.

-Луна?-переспросил я.

-Да, Луна. Разве плохо-ответил Ник.-Луна вышла, Луна светит, Луна зашла. Пусть будет Луна-сказал утвердительно Ник- Лёсинхо это Луна!-Ник встал со скалы, собираясь идти в пещеру.

Своим этим движением, он дал мне понять, что обсуждение этой темы полностью закончено и возражения от меня им больше не принимаются.

-Пусть будет Луна-согласился я и под последней буквой этого названия, вспомнил хорошего, молодого парня Авона, который тоже глупо погиб на этой планете. Меня полностью устроило это название.

Внизу раздавалось мирное чавканье и хруст ломающихся веток. Мы медленно пошли в свою пещеру...

...Ник разжёг костёр и начал чистить рыбу и крабов.

-Ник, ты не выбрасывай рыбьи потроха-сказал я-давай завтра попробуем их дать нашей свинье.

-Хорошо попробуем-сказал он-только туловище краба надо или разбить или раскрошить, чтоб она не подавилась этой гадостью.

-Хорошо Ник-ответил я-утром я раскрошу прочное тело краба камнем и всё отнесу нашей дикой свинье на пробу-закончил я.




Голосование:
За - 0 Против - 0
Авторизуйтесь для голосования
Комментарии к работе
Нет комментариев
В Мы ВКонтакте
f Мы в Facebook
Сталкер Зона Творчества

Закрыть окно