Искусство и творчество, воображение и вдохновение – социальная сеть для творческих людей Сталкер. Зона Творчества
СОЦИАЛЬНАЯ СЕТЬ ДЛЯ ТВОРЧЕСКИХ ЛЮДЕЙ
 

Кн. 2. гл 10. ГЛИНЯННАЯ ПОСУДА.



Кн. 2. гл 10. ГЛИНЯННАЯ ПОСУДА.

ГЛИНЯННАЯ ПОСУДА.

Заспанный Ник сидел на камне и уплетал последние куски холодного языка. Увидев меня не переставая жевать и улыбнувшись, он мне показал рукой на моё место за столом. Я улыбнулся ему в ответ и сел.

-Привет Ник! Ну ты как выспался?-спросил я.

-Да, всё замечательно!-сказал жуя Ник.

-Ты отволок голову? Получилось?-спросил он.

-Да Ник, я всё сделал-ответил я.

-Ну тогда я тебя похвалю-молодец!-сказал Ник и продолжил-ты уже как настоящий здесь хозяин.

-Да Ник. На тебя насмотрелся и вот стараюсь, хотя мне до тебя ещё очень далеко-пошутил я.

-Ну тогда отдыхай. На сегодня хватит дел-сказал он.

-Да нет-сказал я-хочу перещеголять своего учителя и попробовать кое что сделать ещё.

Ник удивлённо посмотрел на меня и сказал:

-давай, давай. Попробуй, не буду тебе мешать.

Он встал и беря из сумки нож сказал:

-пойду на верх добуду еще если повезёт мяса в наши ловушки. Завтра уже пойдём утром на рыбалку, которая думаю будет обязательно удачной. А ты делай, что хочешь сказал он мне.

-Ник, я тоже буду на верху и если будет нужна моя помощь, ты меня зови-сказал я.

-Идёт-отозвался он и вышел из пещеры.

Я доел холодные куски языка, убрал камень, служивший нам единственной тарелкой со стола и бросил в костёр объедки.

Бросая их, я увидел, что Ник уже приготовил новый костёр к растопке. В нём лежал свежий, сухой мох и мелкий хворост.

Открыв пустые, четыре контейнера, я наполнил их водой из фильтра, который всё это время стоял под источником и слегка звенел, наполняясь чистой и прозрачной водой. Теперь мы были полностью обеспеченны чистой, питьевой водой.

Я имея хорошее настроение, ну во первых, что я всё сделал, во вторых у меня всё получилось, в третьих меня похвалил Ник и последнее, что у меня наконец то появилась возможность попробовать сделать посуду из глины.

Я взяв свой плащ, расстелил его под самой стеной пещеры и острой палкой, которой Ник выковыривал тут глину для расширения площади пещеры, стал её тоже ковырять.

Глина легко отслаивалась. Она была слегка влажная. Работа спорилась и я быстро наковырял её целую гору. Связав концы плаща в узлы, я взвалил её себе на плечо и побрёл на верх, к парящим полянам.

Немного пройдя с такой ношей, я понял, что перестарался. Легко отделявшаяся от пещерной стены глина заставила меня войти во вкус и набрать её слишком много. Но я терпел и тащил её наверх, нагибаясь над каменными выступами и ругая себя за жадность.

Потратив много время и сил, я всё таки выволок её на верх, и воодушевившись этим, поволок свою гору глины к водяной поляне, подальше от того места где периодически, по хозяйству ходил Ник. Оглянувшись по сторонам, я его нигде не увидел. В зоне поднимающегося, белого пара стояла тишина, там только недовольно рычали чёрные птицы, потревоженные Ником.

За безопасность Ника можно было не волноваться и я уверенно двинулся в противоположную сторону, вдоль обрыва.

Перешагнул наш источник и пройдя еще с десяток шагов, я расположился на каменном плато, где в нескольких метрах от меня была яма с тёплой водой.

Дневное светило хорошо грело и чтоб сильно не вымазать свою одежду, я снял рубаху и обувь, и остался только в одних, тюремных штанах.

Подойдя поближе к воде, я высыпал содержимое плаща на каменную поверхность и стал горстями рук поливать свою глину тёплой водой. Залив её основательно водой, так, что во все стороны от моей кучи потекли жёлтые ручейки, я немного помял её и помыв руки, отправился в лесок за ровным куском круглого бревна. Он мог мне понадобиться если у меня, всё получится.

Идя сквозь пар мне на встречу шёл улыбающийся Ник.

-Как дела дружище?-спросил он меня.

-Всё хорошо-ответил я-тебе нужна моя помощь?-спросил я.

-Нет, ты же видишь, что я тебя не зову-ответил он и не останавливаясь пошёл в сторону скалы над ловушками. На его плече лежал увесистый кусок, отрезанного им мясистого хвоста животного.

Я долго бродил среди скудного леса и наконец то отыскал округлый, не толстый и короткий ствол. Он был грубо обломлен с двух сторон. Сняв с него кору, я увидел, что под ней была гладкая древесина. Мне это как раз очень подходило. Положив его себе на плечо, я отправился обратно.

Мне на встречу опять шёл Ник.

Он улыбнулся и увидев у меня на плече короткий кусок бревна, улыбнувшись сказал:

-ну, ну.

Мы разошлись с ним опять по своим делам.

Я дошёл до своей глиняной кучи. Положив дубину, я начал ногами тщательно месить размокшую глину.

Она хорошо впитала воду, не содержала мелких камней и прекрасно мялась моими босыми ногами. Глина было достаточно вязкая.

Я оторвал кусочек влажной глины и засунув его себе в рот, стал осторожно разжёвывать. Не помню, но когда то я читал, что так проверялась пригодность глины к изготовлению глиняной посуды в далёкой древности, доморощенными мастерами самоучками. Кривясь от этой полной безвкусицы во рту, я ощутил, что на моих зубах не скрипит песок. Это был хороший знак. Эта глина была не песчаная а илистая, что обещало мне и Нику здесь иметь в будущем хорошую и более прочную и надёжную посуду.

Выплюнув, всю эту грязную жижу из своего рта и пополоскав его водой из рядом расположенной ямы, я замешав всю её кучу, отделил небольшой её кусок и скатав его в шар, положил на каменную ровную поверхность.

Я его ровно раскатал своим, принесённым куском бревна. У меня быстро получился ровный и округлый блин-будущая тарелка. Я обрадовался, но пока я его раскатывал, глина полностью прилипла к известковой поверхности и никак не отставала. Пришлось оторвать глину с каменной поверхности скалы и при этом полностью разломать свой раскатанный блин. Я опять облил каменную поверхность хорошо водой и начать раскатывать глину заново. Первый блин сделал опять, легко сняв его с мокрого камня, я слегка задрал ему края и у меня вышла первая тарелка. Я её аккуратно положил на горячую, каменную поверхность высыхать. Я сделал ещё одну такую же тарелку по размеру и две по меньше.

Хоть и моя посуда и выглядела грубо, но это была посуда, а не камень, с которого мы до этого с Ником ели.

Затем я сделав блины поменьше, разорвал их с одной стороны на длину их радиуса, и сделав из блинов конус, сплющил острую вершину и сделал, что то на подобии четырёх кубков, расширяющихся к верху.

Меня переполняла огромная радость, хоть я это делал первый раз в своей жизни, мне казалось, что я сейчас занимаюсь любимым делом. Я вношу свой вклад в наше общее с Ником дело. Я вылепил ещё два больших блина и сделал ещё две ёмкости большего размера. - «Если получиться то в них можно будет хранить воду!»-подумал я.

Когда светило уже коснулось горизонта, я всё закончил. Хоть я был весь вымазан в глине, передо мной лежала и высыхала только что сделанная мной посуда. Обмывшись в воде, я пошёл обратно в пещеру, оставил своё изобретение высыхать на тёплых камнях.

Двигаясь вдоль обрыва, я увидел внизу Ника, двигающегося вдоль берега к пещере.

Я ему крикнул и помахал рукой. Он махнул мне в ответ. Я с ним встретился на скале в том месте, где сходились две тропы, одна с верху, с полян, другая с берега.

-Ну как у тебя дела?спросил он у меня.

-Всё хорошо, думаю, что всё получиться-ответил я.

Ник, увидев забрызганные глиной мои брюки, лукаво улыбнулся. Зайдя в пещеру он опять улыбнулся и глянул на меня, когда увидел, что стена пещеры имеет свежие углубления в глинистом слое.

-Ну что, мы сегодня хорошо потрудились. Будем ужинать и спать-сказал он.-Завтра у нас новая рыбалка и огород надо будет полить.

-Всё сделаем-ответил я Нику.

Он разжёг костёр и мы усталые но довольные уселись возле своего, обеденного камня, на который Ник положил громадный кусок готового мяса.

Сегодня у нас получился спокойный день. Мы всё сделали до темноты и после ужина, расстелив свои плащи, растянулись по обе стороны от приятно потрескивающего костра.

Мы молча лежали довольно долго. Я мало, что знал о Нике и он обо мне практически ничего. Но если его это совсем не беспокоило, мне было интересно узнать что нибудь ещё о Нём. Сегодня вроде, предоставилась такая возможность. Он хорошо выспался, да и мне спать ещё было рано.

-Ник, как ты тут за год, будучи совсем одним, не сошёл с ума? Ведь ты, как я понял не очень хотел тут встречать своих сосланных соотечественников?-спросил я.

Ник молчал, но чуть позже заявил:

-у меня была здесь лишь одна цель жить! Жить здесь нормально! Ты наверное думал, что мы учёные, оторванные от реальности люди, которые не способны даже себя обслуживать. Да, первое время мне здесь было очень тяжело. Меня кусали крабы, рыбы, пытались накинуться и хищники. Но человеческий разум как минимум на порядок выше разума животного, хоть и мы давно уже забыли, что такое животный страх в своей голове или в своём сознании. -Просто у нас это давно вывелось из мозга на генетическом уровне. Но ведь когда то человек уже жил в пещерах, и бил этих опасных громадин дубинами и камнями. Такой первобытный человек проложил нам безопасную дорогу в нашем мозгу, для теперь нашего спокойного существования здесь. И ведь где то его опыт, собранный по крупицам из поколения в поколения, откладывался в глубинах нашего мозга. Возможно я у себя его где то из глубины откопал, а может мне просто повезло и тебе тоже Лёсинхо.

-Ты же как то можешь объяснить, как ты умудрился выжить один из трёхсот сосланных сюда людей, а?-Ник замолчал, задав мне вопрос и ожидая от меня ответа.

-Не знаю Ник что тебе сказать, наверное удача и умение приспосабливаться...-я остановился и немного подумал. Вопрос Ника застал меня врасплох.

-В слух я сказал-если бы та ночь у серной пещеры была бы холодней, то и я и Улвас точно были бы трупами к утру. Из этого можно сделать вывод, что случайность и удача тоже имеет свой процент успеха здесь нам выживать-закончил я.

Ник сказал:

- вот ты сам и ответил на свой вопрос — и добавил-ладно дружище давай спать не будем воровать у себя со сном так нужные нам здесь силы и здоровье.

-Ладно, давай-согласился я.

Костёр уже не мерцал. В нём прогорели все дрова и только яркие угли показывали его присутствие посреди тёмной и длинной пещеры.

Уже засыпая, я подумал, что необходимо попробовать сделать какой нибудь светильник. Завтра походить вокруг мёртвого животного и если он в своём брюхе имеет жир, попробовать перетопить его и использовать для медленного горения!

-«Надо только это не забыть...!»-подумал я, медленно засыпая.

Мне было сытно, тепло, комфортно и безопасно....

...Пришло утро и Ник осторожно, без слов, тронул меня за плечо.

-Вставай-сказал он -завтракаем и за работу-он улыбнулся.

-Что будешь есть?-спросил он-мясо или рыбу?

-Мясо -коротко ответил я вставая и разминая свои ноги.

Ник положил на камень вчерашний кусок мяса. Орудуя ножом он нарезал им небольшие, плоские куски мяса, которые без проблем помещались во рту и легко там жевались.

Мясо было не жёсткое и подсоленное. В общем было вкусное.

Ник уже видно поел, так как пока я завтракал, он в костёр складывал кучку из мелкого хвороста на будущую, вечернюю растопку. Я быстро перекусил и вставая, отряхнул свои руки.

Ник увидев это сказал:

-ну что? Пошли?

-Пошли-согласился я.

Ник взял на плечо сумку и выйдя из пещеры, мы отправились вниз, на берег.

День был тёплый и спокойный. Огромный, голубой океан почти не шевелился. Слабый ветерок слегка шевелил волосы на моей голове, когда мы двигались к мысу по широкому берегу.

Вскоре мы пришли к ловушкам. Первое, что сделал Ник, это закрыл камнями проходы, сообщающие ловушки с океаном, чтоб зашедшая в ловушки рыба, не могла уйти обратно. Мы сняли брюки и рубахи и взяв в руки камни, зашли молча в воду и стали обследовать мелководье.

Рядом с белеющим скелетом животного я увидел голову монстра, которую я вчера приволок сюда. Рядом с ней я увидел ещё три громадных, вонючих, мясных куска хвоста животного. Похоже, что Ник вчера сюда притащил почти весь хвост животного, пока я возился со своей глиной...

Ник неожиданно бросил камень вводу и из воды показалось серебряное пузо крупной, подраненной рыбы.

-Есть одна!-сказал он. Давай Лёсинхо смотри внимательно и бей её-крикнул он мне, относя свою добычу на берег к сумке.

К своему великому сожалению, я пока рыбы в воде не видел. Или она мне не попадалась или хорошо маскировалась.

Ник рыбача в соседней ячейке, крикнул мне и показал рукой-смотри вон она у тебя почти под ногами.

Только после его слов я понял, что узкая, тёмная полоса на фоне желтоватого, светлого дна -это рыба.

Да, возле меня неподвижно замерла рыба, подставив свой бок у заросшего морской растительностью камня. Я поднял руку вверх и прицеливаясь бросил небольшой камень в неё. Конечно я не попал, и пока расходилась в разные стороны пена и пузырьки воздуха, рыба незаметно для меня ушла в другое место.

Ник засмеялся, но чтоб я не обиделся сказал:

-всё нормально, не переживай, я тоже первое время мазал. Главное не развали ограждения ловушек, а то...- он резко бросил камень и опять восторженно крикнул-есть!

Этот раз своим броском он повредил голову рыбы. И она трепеща своим хвостом, моментально всплыла. Её плоская голова немного кровоточила.

Мне очень хотелось отыскать свою рыбину, которая переместилась куда то в другое место и там затаилась. Я ходил и заглядывал на каждый отрезок дна своей ловушки.

Ник всё колотил и колотил камнями по воде. Иногда он промахивался, иногда его бросок достигал цели.

Наконец то я нашёл свою рыбину. Она дала мне возможность подойти к ней довольно близко.

Ник увидел, что я готов к броску, предупредил меня-близко не подходи, камень может отскочить и ударить по ногам.

Я не поднимая головы бросил свой камень в воду. Брызги и пена разошлись и я увидел свою рыбу, плавающую на боку.

Радость меня переполнила.:

- Ура! Я попал! Я поймал Ник!-закричал я доставая её.

Но она оказалась настолько скользкой, что выскользнув из моих рук опять упала в воду.

Ник видя это заулыбался.

- Бери за голову- сказал он мне.

Увидев блестящий, рыбий бок в воде, я подошёл к ней и взял её за голову. У меня это получилось!

Я радостный, поволок свою рыбину на берег. Пока я искал свою, одну рыбину и охотился на неё, Ник за это время уже проверил все ловушки. Сегодня у нас было три рыбины. После рыбалки Ник опять открыл створки ловушек, для захода в них новой рыбы.

-Ну что? Надо крабов ловить-сказал Ник и позвал меня поближе к груде неприятно пахнущих костей.

-Крабы медлительней рыб-начал объяснять мне Ник. С ними надо по другому. Сначала я обхожу всё вокруг плавающего здесь мяса. Некоторые крабы даже ленятся прятаться.

-Ты пока ходи рядом, я покажу как это делается-сказал Ник не разгибая спины и не смотря на меня.

Ник ходил по воде вокруг смердящей кучи разлагающегося в воде мяса, наклонив свою голову и спину. Он вглядывался в прозрачную толщу воды. Через некоторое время держась за торчащее из воды ребро, разложившегося ранее животного, он позвал меня. Я подошёл к нему и он ткнул пальцем в воду:

-смотри, видишь-спросил он.

Я глядел на слабо качающийся от воды, утопленный обрубок хвоста и увидел две тёмные,. длинные лапы этих вкусных животных.

-Это лёгкая добыча- тихо сказал Ник - краб спрятался под кусок мяса, который я легко могу сдвинуть.

-Смотри как это делается, учись и запоминай- Ник резким движением левой руки, перевернул кусок плавающего мяса, а правой рукой моментально схватил краба за круглое туловище и извлёк его из воды.

Это мерзкое создание в руке Ника неприятно шевелило своими длинными ногами.

-Я не хочу его убивать-сказал мужчина, -я хочу, чтоб ты научился с ними обращаться. -Видишь как я его держу-Ник поднял руку с крабом и я увидел, что шевелящийся краб никак не мог своими конечностями сбросить пальцы Ника, а тем более укусить его.

-Возьми его сейчас так же у меня-сказал Ник-только держи крепче, оно сильное.

Я, волнуясь перехватил правой рукой у Ника это животное. Первое, что я почувствовал, что оно достаточно сильное и реально борется с моими цепкими и сильными от страха пальцами.

-Ну как ощущение?-спросил Ник.

-Сильное животное- сказал я ему в ответ.

-Иди на берег и на ровном месте отпусти его и попробуй опять сам поймать. А я пока тут пока ещё поохочусь-сказал он наклоняясь.

Я держа правую руку немного на расстоянии от своих ног, направился к сумке с рыбой. Подойдя к берегу, я сел и стал рассматривать это животное пока не выпуская его из руки.

Вид у него был неприятный. Кое где, на медленно шевелящихся ногах были короткие волоски. Два глаза торчали над прочным и круглым туловищем из его рта шла белая пена.

Я опустил его на грунт и сразу почувствовал силу его ног. Он упираясь в камни всеми ногами, достойно боролся с силой моей руки. Своими клешнями он пытался сбросить мои пальцы со своего каменного туловища.

Я из сумки левой рукой достал плащ на всякий случай и отпустил краба на камни. Тот моментально угрожающе поднял на меня свои клешни и боком, довольно быстро двинулся к воде.

Я оторопел от такой его скорости и ловкости. Как только я подносил к нему свою руку, чтоб остановить его, он угрожающе поднимал на меня свои клешни. Я растерялся.

-Ник!-крикнул я.

Ник подняв голову, засмеялся и крикнул:

-убей его камнем или кинь на него сверху плащ и придави его руками.

Я бросил на убегающего краба валик из плаща и тот моментально сжал свои клешни, ухватил ими грубый материал плаща.-

-«Вот ловкое животное!»-подумал я.

Ко мне шёл Ник в каждой руке у него было по большому крабу.

-Ну как тут у тебя?-спросил он меня, протыкая своих крабов острой веткой.

-Борюсь вот тут с ним-ответил я, пытаясь вырвать из его мёртвой хватки плащ.

-Учись, учись-сказал Ник и пошёл обратно в воду.

- «Думаю, что для первого раза мне общения с этим крабом хватит!»-подумал я и придавив его плащом проткнул его брюхо тоже.

Освободив плащ из его объятий, я бросил его в сумку.

Выпив немного воды, я взял плащ и отправился на камень за морской солью.

Ник мне без проблем доверял эту каждодневную процедуру. Соль конечно была больше горькая чем солёная, но другой у нас не было и она была в любом случае нам необходима.

Я взобрался на камень и расстелив плащ, стал на нём мять сухой, до этого расстеленный тут побелевший от соляных разводов и загрубевший от впитавшейся в материал соли плащ. Он искрился в лучах светила, мелкими кристаллами выпарившейся из него соли.

Добыв соль, я намочил плащ снова и расстелил его обратно на камне.

Ник поймал ещё одного краба, а я уже шёл к нему со своим плащом, в кармане которого было небольшое количество соли.

-Какие мы молодцы!-радостно сказал Ник. Всё у нас с тобой быстро получается-Ник широко улыбался, блестя своими белыми зубами.

-Да Ник-поддержал его я -мы на самом деле молодцы.

-Ну, что пошли окунёмся в океане и на верх. Бросим добычу, возьмём фильтр и на огород-сказал он.

Я взял увесистую нашу сумку с добычей, Ник нашу одежду и плащ и мы пошли обратно к берегу океана.

Быстро там искупались и оделись. Солёная, прохладная вода хорошо нас взбодрила и пребывая в хорошем настроении, мы пошли на верх, в свою пещеру.

Я бросил сумку в пещере и взяв новый контейнер с водой и закопченный фильтр, вышел из пещеры и мы с Ником побрели на верх.

По дороге Ник забрал у меня нашу прокопченную ёмкость со словами:

-лучше держись одной рукой за скалы.

Я ему ничего не ответил. Мы поднялись на верх и двинулись к нашему огороду. По дороге к нему, Ник набрал фильтр водой и уцепившись за его зазубренные края, мы вдвоём поволокли его к нашему огороду.

Ник аккуратно спустился вниз. Я передал ему воду, полив растения, он опять отдал фильтр мне, я пошёл снова за водой.

По дороге я решил посмотреть на свою глиняную посуду. Подойдя к ней, я увидел что она почти полностью высохла. Положив ёмкость для воды, я перевернул всю посуду, подставив тем самым, жарким лучам светила её другую сторону. Прочность посуды меня порадовала. Посуда, высохнув не потрескалась и была достаточно гладкой.

Я набрал фильтр водой из водяной, тёплой ямы и довольный своим результатом потащил её к ковыряющемуся в огороде Нику.

-Где ты пропал?- спросил меня Ник, ожидая воду.

-Всё нормально-ответил я.

Ник расплескал воду и сказал:

-давай ещё парочку и хватит поливать.

Я побрёл опять за водой. Мои ладоши, так же как и ладоши Ника были вымазаны чёрной, жирной сажей.

Через некоторое время весь огород был хорошо полит.

Затем взяв из сумки по плащу, мы отправились за плодородной, илистой почвой в овраг. Эта работа отнимала больше времени, так как за почвой приходилось ходить намного дальше. Но видя сколько Ник сам натаскал туда грунта и ила в огород до моего появления здесь, я молча и терпеливо делал эту работу.

Под таким, довольно тяжким трудом, вторая половина дня шла гораздо медленней. Но зато благодаря этому, мы ещё достаточно большую, каменную поверхность нашего будущего огорода засыпали плодородным грунтом.

Когда светило стало подбираться к горизонту, далёкой не видимой, безжизненной пустыни, -Ник сказал-всё хватит на сегодня. Всё равно пока сажать больше нечего. Пошли готовить ужин.

Мы вылезли из огорода на скалу и по пояс голыми, отправились в свою пещеру.

Перешагнув через наш источник питьевой воды, я сказал Нику, что мне нужно сходить к мёртвому животному.

-Ну что, иди -сказал Ник-я с рыбой и ужином справлюсь сам.

Ник начал спускаться вниз с фильтром в руке, а я взяв у него один плащ, направился на парящие поляны к трупу животного.

Первый раз Ник не предупредил меня об осторожности. Но это самое его молчание и выглядело как напоминание, как предупреждение мне.

Я беспрепятственно преодолел ближнюю, водяную поляну и небольшой лесок. Разогнав небольшую стаю рычащих, мелких, чёрных птиц, которые своим присутствием всегда показывал отсутствие опасности, я подошёл к туше животного.

Она изрядно была потрёпана и погрызана всеми видами хищников, которые появлялись на этих полянах. Мясо животного начало портится и уже издавало неприятный запах.

Горячие источники и поднимающийся пар усиливали распространение этого мерзкого запаха. Почти добрая половина всех тёплых источников этой поляны были испорченны разлагающимся мясом.

Я подошёл ближе и задержав своё дыхание, заглянул во внутрь животного через повреждённый хищниками его бок. Мне нужен был жир и желательно, чтоб он был плотный, то есть не таял от температуры окружающего воздуха. Но в брюхе этого животного я увидел лишь грозди блестящего, тающего и разлагающегося жира.

- «Это было не то» - с сожалением подумал я. Мне нужен жир с высокой температурой плавления. А такой скорей всего откладывается в телах не растительноядных животных, а хищников.

- «Пока со светом у меня ничего не получится»-подумал я и отойдя от животного, возобновил своё дыхание.

Тут больше мне делать было нечего. Я слегка ополоснув свои руки в ближайшей яме с чистой и тёплой водой, стал возвращаться обратно и зайдя в лес, я сломал несколько стволов с плотной древесиной.

Мне было известно, чем плотнее древесина, тем с большей температурой она сгорает. Мне необходимо была высокая температура костра, чтоб обжечь в нём свою глиняную посуду. Я одел плащ на себя и нагрузив себя дровами, пошёл к краю скалы, где висела лиана. Выгрузив и спустив вниз дрова и уже в наступающих, первых сумерках я отправился за своей посудой.

Подойдя к своему глиняному изобретению, я обрадовался, передо мной лежал кухонный набор из сухой, светлой, жёлтой посуды. Вся посуда за жаркий день хорошо высохла.

Я аккуратно всё сложил в плащ, ставя на более толстую посуду более тонкую.

Перед движением обратно, я решил посмотреть по сторонам. А то как то за своей работой мне стало этим некогда заниматься.

На западе догорал горизонт после зашедшего за него светила. Красивые краски от жёлтых до красноватых окружали здесь половину неба. Ночное светило горело своим, белым светом и имело уже освещённой большую половину своего круглого тела.

Повсюду стояла полная тишина и безветрие. Я взглянул на тёмный восток, там уже начали появляться первые звёзды.

Они молча смотрели на меня, не задавая никаких вопросов. А что я им мог сказать или ответить? Ведь они знают гораздо больше, чем знаю я...

Я аккуратно поднял плащ с посудой и отправился в пещеру к Нику. Проходя над пещерой я учуял дымок костра с приятной примесью запаха варенной рыбы. Сразу, где то внутри меня проснулся голод.

Я перепрыгнув через источник воды, пошёл дальше, вдоль обрыва к спуску в пещеру. Потемневший, засыпающий океан почти молчал. Вокруг было тихо и тепло.

Подойдя ко входу в пещеру, я положил плащ с посудой, отвязал дрова и затащил их в пещеру.

Ник, увидев меня сказал:

-молодец, дрова лишними не будут! Но увидев. Что я принёс на хворост, стволы не поддающиеся ломке, спросил:

- Лёсинхо, зачем ты их набрал?

-Ник, они мне нужны-ответил я.

-Тогда вопросов нет-ответил он. У меня всё готово, давай кушать-сказал он и положил на стол камень с двумя варенными рыбинами и крабовыми конечностями.

Ужин как всегда был вкусным. Ник хорошо готовил.

Поев рыбы и крабов и запив сладкой водой, Ник отодвинулся от стола и сев на плащ стал ковыряться в зубах грязными ногтями своих толстых и сильных пальцев.

Я тоже поел и бросив объедки еды в костёр, спросил у Ника:

-Ник, мне нужен костёр и фильтр, ты не возражаешь?

Бери и делай, что хочешь-сказал он-но смотри, только не испорти нашу единственную ёмкость для воды!

-Хорошо Ник, не беспокойся-ответил я ему.

-Когда закончишь-продолжил он подставишь его под родник, чтоб набиралась вода-говорил он укладываясь спать.

-Я буду спать, если что буди-сказал он и лёг на бок, отвернувшись от костра.

Первое, что я сделал, это положил в костёр, принесённые мной дрова. Затем, выйдя из пещеры, взял плащ с посудой и осторожно занёс её в пещеру. Я аккуратно поставил и развернул плащ. Всё было цело, я всю свою посуду донёс сюда в целости.

Поставив рядом с костром верх дном фильтр, я выложил на нём всю посуду, кроме самых крупных двух ёмкостей. Их я разместил рядом с костром на полу. Мне было нужно постепенно нагреть глину в посуде, чтоб из неё вышла оставшаяся влага и при этом она не лопнула от резкого температурного перепада.

Костёр хорошо горел. В пещере от него было очень тепло.

Когда в костре перегорели мои брёвна, я сложил их концы опять в костре и развернул всю свою посуду другим боком.

У меня было хорошее настроение. Я очень хотел, чтоб у меня всё получилось, и не смотря на то, что была уже глубокая ночь и я хотел спать, я терпеливо ждал, когда полностью прогорит костёр.

Уже во второй половине ночи, в моём костре остались только яркие, алые угли. Углей в костре было очень много и от костра шёл очень сильный жар.

Костровой палкой я раскидал угли в костре так, что поверхность жаркого костра стала практически ровной. Взяв двое деревянных щипцов, я почувствовал кожей лица и рук нестерпимый жар, когда на середину костра я аккуратно заволок горячую, самую широкую, глиняную ёмкость. В неё я поставил ёмкость поуже, затем опустил в неё все четыре тарелки и на тарелки поставил четыре глиняных кубка.

Приподняв с пола фильтр, я аккуратно надел его на всю эту глиняную пирамиду. Вся моя глиняная посуда оказалась внутри фильтра. Фильтр должен был держать высокую температуру внутри себя и хорошо прогреть всю глину.

Вокруг фильтра я сложил оставшийся хворост, который быстро воспламенился и вокруг фильтра создалась дополнительная, высокая температура.

Я встал и помыл руки от сажи в лужице под родником.

Глянув наружу, в маленькое отверстие в стене, я увидел, что ночное небо начинало понемногу светлеть.

- «Скоро рассвет!»-подумал я.

Я был довольный своей работой. Осталось дождаться, когда прогорит костёр и посуда по фильтром остынет вместе с ним. А на данный момент, высокое и жаркое пламя костра бушевало вокруг фильтра и поднимая тем самым температуру внутри его.

Усталый, я расстелил свой плащ и улёгся на него. Но через несколько минут пришлось встать и отодвинуться от костра, из за его сильного жара. Я лёг немного дальше от него и от своего обычного места для сна.

Меня переполняли эмоции, но усталость и сон постепенно вытесняли их из меня, я начал дремать, слушая, как трещат дрова вокруг фильтра, боясь в этом треске услышать незнакомый звук, треснувшей моей глиняной посуды. Но скоро моё прислушивание к треску потеряло свою силу и значимость, я терял связь с внешним миром и вскоре я заснул...

...Услышав недовольное бормотание Ника, я проснулся. Ник был не доволен, что фильтр не собирает воду, а валяется в костре.

Я сонными глазами глянул на торчащий из ещё пышащего жаром костра, почти побелевший от обгоревшей сажи с боков фильтр и попросил недовольного Ника пока ничего не трогать.

Тот молча согласился, но при этом сказал, что если я хотел очистить от сажи фильтр, можно было бы его просто помыть.

-Я на рыбалку, а ты спи-буркнул мне Ник и вышел из пещеры.

Я с удовольствием растянулся на плаще и опять крепко заснул...

...Услышав шорох я проснулся. Ник пришёл с рыбалки. Его сумка была полная и тяжёлая.

Я сел на плащ, растирая свои глаза.

-Ну что выспался?-спросил он меня.

-Да Ник-ответил я.

-Ну и жару ты устроил в пещере-сказал он-спалось плохо от такого огня.

Я молчал.

Чуть позже он добавил:

-давай завтракать и на огород и воду надо набирать, разбирай свою ночную печку-Ник ткнул пальцем, на торчащий из костра верх дном, побелевший фильтр.

Окончательно проснувшись, я подошёл к костру и осторожно пальцем потрогал фильтр, костёр прогорел и фильтр был ещё слегка тёплым.

Ник со своей свежей рыбой отправился в дальний угол пещеры, чтоб её там помыть, выпотрошить, посолить и повесить, пока я буду завтракать.

Я был весь в нетерпении, мне хотелось как можно скорей поднять фильтр.

Нагнувшись над костром, я двумя руками осторожно приподнял фильтр и увидел, что вся моя посуда цела и при этом она приобрела немного коричневатый цвет. Я улыбнулся. Меня переполняла радость, но я пока молчал.

Молчал и Ник, он сидел ко мне спиной и тихо возился с пойманной рыбой. Положив фильтр, я потрогал посуду. Она была чуть тёплая. Я разложил её перед собой и взяв с пола маленький камень постучал по самой большой посудине. Я услышал довольно звонкий звук.

- « Ухты! Она закалилась!» -подумал я.

Ник всё это время не поворачивался. Я понял, что его расстроило то, что у нас не было воды и ему сейчас руки придётся мыть питьевой водой, собранной ранее в наши контейнеы.

Я радовался, я готов был прыгать и кричать, но я терпел и сдерживая себя, очень тихо и без эмоций сказал:

-Ник, посмотри, что у нас есть. Я взял в руки широкую тарелку и Ник повернулся в этот момент. Я больше не мог сдерживать своих эмоций и улыбался во весь рот.

Ник из расстроенного человека постепенно превращался в радостного. Я подошёл к нему и кулаком перед его ухом постучал по тёплой тарелке.

Ник спросил:

-у нас что, есть посуда? Ты что это сделал?-спросил он, беря у меня тарелку своими грязными руками и разглядывая её.

-Да Ник, я это смог!-сказал я улыбаясь.

Ник встал и своими грязными руками стал перебирать, всю расставленную мной на полу ещё тёплую посуду.

-Почему же тогда не вышло у меня?-спросил он.

-Я не знаю Ник, что и как ты делал. Но это не важно. Мы наделаем себе посуды ещё и сможем хранить в ней воду-ответил я.

Ник продолжал в руках крутить и рассматривать тарелки и чашки.

-Так мы теперь вообще как люди!-закричал он.

-Лёсинхо ты молодец!-крикнул он и обнял меня руками, вымазанными в рыбе...

Сегодня на ужин наш стол был красиво сервирован: посреди камня лежала большая тарелка, в которой находилось две варёные рыбины и конечности крабов. Возле каждого стояла пустая небольшая тарелка и по кубку с подслащенной водой.

Мы положили каждый в свою тарелку по рыбине и наслаждались правильным и красивым ужином, забытым за столько времени.

Я не мог спокойно есть, эмоции меня переполняли и я почти всё время улыбался.

Улыбался и Ник, он остался тоже очень доволен и иногда удивлённо дёргал своей головой.

После ужина, слегка ополоснув посуду, я заметил, что в местах соприкосновения глины с рыбой, посуда потемнела. Это говорило о том, что температуры для обжига глины было не достаточно. Но другого варианта у нас не было. Посуда была достаточно прочной и в случае её утраты, её всегда можно было восполнить необходимым количеством в течении трёх суток, необходимых на её изготовление здесь, в этих кустарных условиях.

Когда я мыл тарелки водой, Ник пошутил на до мной:

-ну вот теперь жизнь усложнилась! Появилась необходимость мыть посуду-он улыбнулся.

А я ему ответил:

-Ник я согласен на этой планете не только мыть посуду, но чистить оружие от монстров или даже прибирать в салоне своего личного транспорта для перемещений по планете.

Мы дружно как по команде засмеялись...

...За несколько дней мы с Ником сделали и обожгли ещё несколько видов глиняной посуды. У нас появились различные ёмкости для разных нужд.

Ник понял свою ошибку. Он оказывается здесь тоже пытался сделать посуду, но он не досушивая её, засовывал в огонь и влага в глине, превращаясь в пар, увеличивалась в объёме и разрывала частицы влажной глины.

Так в нашем хозяйстве завелась нормальная посуда. И каждый раз усаживаясь кушать за стол, Ник восхищался их умением и превосходством над диким миром, который был за территорией этой пещеры. Ведь мы постепенно обретали вид нормальных, правда ещё далёких от цивилизации людей.




Голосование:
За - 0 Против - 0
Авторизуйтесь для голосования
Комментарии к работе
Нет комментариев
В Мы ВКонтакте
f Мы в Facebook
Сталкер Зона Творчества

Закрыть окно