Искусство и творчество, воображение и вдохновение – социальная сеть для творческих людей Сталкер. Зона Творчества
СОЦИАЛЬНАЯ СЕТЬ ДЛЯ ТВОРЧЕСКИХ ЛЮДЕЙ
 

Кн. 2. гл 8. ОХОТА ( Долгожданный рёв).



Кн. 2. гл 8. ОХОТА ( Долгожданный рёв).

ОХОТА (долгожданный рёв).

...Уже второй день, как Ник мне снял повязку с пальцев моей правой руки. Теперь я был полностью здоров и с полной силой помогал ему с огородом. Больше дел не было никаких.

В пещере, половины ранее высушенной им рыбы уже не было. Мы её постепенно съели. Ник хоть ещё и держался, но был из за этого сильно раздражён. На мне он не срывался, а для меня это было самое главное.

Я, как и он, таскал плодородный грунт из оврага на огород, Ник вдобавок рыхлил в огороде почву и поливал свои насаждения.

Уже к концу дня, когда мы хотели закончить свои работы в огороде, внезапно за моей спиной раздался дикий и сильный рёв. Я от неожиданности вздрогнул. Ник же наоборот моментально вылез из огорода, преодолев трёхметровую, почти вертикальную стену, и поровнявшись со мной, стал рядом, внимательно вслушиваясь.

Тварь ревела от нас на дальней поляне, правильней сказать на той поляне, где я провёл последние дни со своим другом Улвасом.

-Молодая тварь провалилась-сказал Ник, прервав мои мысли.

-Но что то она там не гибнет-заключил он, постояв довольно долго и слушая её бесконечный и не слабеющий рёв.

Громкий рёв на самом деле не прекращался, не ослабевал и не менял своего места. Он был то сильный то слабый, видать в зависимости от того, в какую сторону в этот момент у животного была повёрнута голова.

-Надо идти смотреть- тихо сказал Ник, вглядываясь в далёкий и непроглядный пар кипящих полян.

Бросив плащ, я направился за Ником к полянам на не утихающий, громкий звук дикого животного.

Светило хоть и медленно подбиралось к далёкому горизонту, но ещё было достаточно высоко и хорошо прогревало тело сквозь тюремную одежду.

По звуку было понятно, что мне и Нику придётся оказаться на той поляне, где погиб мой друг Улвас. С момента его смерти, я там больше не был и вообще я очень не хотел там показываться. Я боялся увидеть это место снова.

Да, после того, как мы вдоль пересекли ближнюю поляну, так и оказалось, она была пуста. Зато с дальней поляны раздавался сильный рёв, сопение и шлёпанье чем то тяжёлым по воде. Постепенно, по мере приближения к источнику звука, пар перед нами расступался и вскоре я увидел громадного, растительноядного монстра, который лежал на пузе среди поднимающегося пара. Это было не очень крупное животное.

Ник был прав-это животное было ещё молодое. Оно постоянно пыталось встать на ноги, но его задние ноги застряли в яме с кипятком. При чём сразу две ноги этот монстр умудрился засунуть в одну из этих многочисленных бездонных ям.

Своим длинным хвостом он махал в разные стороны и бил им по воде и камням. Его голова на длинной шее, постоянно двигалась в разные стороны.

Животное искало любой способ выбраться из обжигающего его кипятка. Все его попытки высвободить из ямы задние ноги не имело успеха. Было видно, что монстр испытывает сильную, жгучую боль в своих задних ногах и опущенном в горячую воду брюхе...

Ник первое, что сделал это осмотрел окрестности поляны, чтоб убедится, что по близости нет взрослых животных с его стаи.

Я смотрел на мучающуюся, молодое животное и мне его стало жалко. Оно громко сопело и своей маленькой головкой на длинной шее пыталось зацепиться подбородком за любые каменные неровности поляны. С его подбородка уже слабо текла тёмная кровь. Его задние ноги были сильно обварены и зажаты узкими и шершавыми стенками водяной ямы. Его передние ноги безуспешно скользили по скользкому, мокрому известняку в попытках за что нибудь зацепиться и выбраться из горячей воды..

Ник, удостоверившись, что поблизости нет других животных, подошёл ко мне и крикнул почти в самое ухо:

-его надо убивать и до темноты набрать как можно больше мяса, иначе к утру тут может ничего не остаться.

Я, видя перед собой, такого громадного исполина и зная возможности его длинного хвоста и сильной шеи, спросил:

-как мы это сделаем?

-Я уже это делал!-сказал Ник-пошли за камнями.

С этими словами он отправился в чахлый лес, разделяющий между собой эти две парящих поляны.

Я молча пошёл следом за ним. Оказалось, что здесь, в лесу у него уже была приготовлена куча увесистых, обтёсанных океаном, удобных для наших рук крупных валунов.

Он взял два камня и сказал:

-бери тоже два. Теперь слушай меня внимательно. Если не хочешь быть трупом не подходи на радиус его вытянутой шеи с головой или хвоста. Увидев тебя в своей близости, он захочет тебя убить и сделает это одним, лёгким движением. Сейчас станем у его головы и будем ловить момент, чтоб его ударить или оглушить- Ник с очень серьёзным видом закончив меня инструктировать, взял свои два валуна и пошёл в сторону, громко сопящего и иногда ещё ревущего монстра.

Я взяв пару камней, последовал за Ником.

Подходя к животному, я увидел появившуюся рядом с ним, огромную кучу навоза. Она, разбиваемая двигающимся хвостом животного, растекалась по всем ближайшим, водяным ямам. В месте с поднимающимся паром по поляне распространилась сильная и невыносимая вонь.

Ник увидев, что я замедлил свой шаг, сказал:

- пошли, не обращай на это внимание, они всегда так поступают.

Он подошёл к животному спереди и положил свои камни, примерно в метре от его головы. В том самом месте, где на этом расстоянии от головы животного, на мокром известняке, виднелись крупные капли крови с его разодранного подбородка.

Животное почуяв опасность и глядя на Ника, вытянуло свою шею и в его сторону злобно заревело.

Я с опаской подошёл и остановился рядом с Ником. Так близко я ещё никогда не подходил к этим животным.

Животное максимально вытянув свою шею, теперь ревело прямо на Ника.

Ник, используя это, поднял один камень и со всей силы бросил его на голову ревущему животному. Сильный удар пришёлся между его глаз. Монстр от неожиданности уронил голову на камни, при этом клацнула его закрывающаяся челюсть. Но подняв голову, монстр заревел с новой силой. При этом своим длинным хвостом он колотил по камням, поднимая фонтаны горячих брызг вместе с навозом. Он опять попробовал пошевелить своими задними ногами, но вместо ног ходуном ходила лишь только задняя часть его огромного туловища. Его ноги надёжно для нас застряли в водяной яме без всякого шанса на освобождение.

Ник глядя на стоящего меня заорал:

-чего стоишь смотришь! Иди сюда и колоти его по голове!

Он взял свой второй камень и подняв его над головой кинул в голову монстра. Но тот увидел бросок Ника и увернулся. Камень с грохотом ударился о каменный грунт, покатился по поляне и упав в одну из ближних водяных ям и безвозвратно в ней утонул.

Ник громко выругался. К этому моменту я ещё ближе подошёл к Нику. Он выхватил у меня верхний мой камень и опять прицелился животному в голову.

Чего стоишь? -заорал он опять на меня- кидай!

Он бросил свой камень и попал животному в левый глаз, который располагался сверху и немного сбоку головы. Животное заревело и часто моргая закрыла, моментально отёкший кровью глаз.

-Кидай в голову! орал Ник, пытаясь перекричать рёв животного.

Я размахнулся и со всей силы запустил камень в двигающуюся голову животного и промазал. Ник этого не видел, он в этот момент пошёл подбирать свой укатившийся от броска камень. Я пошёл за своим.

Он, двигаясь ко мне навстречу, крикнул:

-не переживай, с первого раза всегда трудно попасть.

Я опять взял свой валун и подошёл к Нику. Тот запустил свой камень и своим попаданием, рассёк монстру на голове кожу. Но камень к сожалению, отскочил от головы животного и остановился у его передних ног.

У нас теперь осталось лишь два камня.

-Кидай постоянно или подноси мне камни! -сказал Ник и взял мною принесённый камень.

Он начал постоянно бросать в голову несчастному животному валуны, а я стал постоянно подносить ему их.

Сквозь рёв, плеск воды, шорох шевелящихся передних ног громадного животного о каменный грунт, я отчётливо слышал, когда Ник попадал в его голову нашим единственным оружием, а когда промахивался. По звуку определять это было не сложно.

После очередного удара утонул ещё один камень. Остался один или нужно было идти в лес за другими приготовленными там камнями.

Ник выглядел как настоящий охотник. Он без всякой опаски ходил перед самой мотающейся из стороны в сторону головой гигантского животного, которое грозно ревело или сопело на Ника.

От его вонючего и сильного дыхания рубаха Ника колыхалась как от сильного ветра. Застрявшее животное постепенно теряло силы. Подбитый глаз и битая голова не давали животному быстро реагировать на удары Ника. Всё чаще и чаще я слышал глухие удары камня о голову животного и его медленно ослабевающий рёв.

Когда я в очередной раз поднёс Нику камень, он тяжело дыша опустил камень на голову монстра, в тот момент, когда его голова лежала на камнях ещё после прошлого удара по ней. Монстр от удара не заревел, а затих. По его вздымающимся бокам было видно, что оно ещё дышит. С каждым выдохом животного, из его раздробленных ноздрей и пасти с вонючим воздухом вылетали капельки тёмной крови и попадали Нику на его одежду.

Теперь Ник сам быстро подобрал камень и подойдя в плотную к неподвижно лежащей голове животного и снова ударил его.

У монстра заплыл второй глаз. Ник поднял окровавленный валун и поставив ноги рядом с дышащей и кровоточащей головой монстра, стал колотить её постоянно не выпуская камень из своих рук.

Когда он поднимал камень над своей головой, кровь с камня, с верху капала Нику на голову и плечи. Он на это не обращал никакого внимания.

Животное продолжало дышать, но своей огромной головы уже не поднимало.

Сделав несколько, точных ударов по голове, Ник обессилив, положил своё оружие и устало опустился на мокрый известняк, который был окрашен кровью, потерявшего сознание животного.

Я подошёл к нему и решил ему немного помочь. Решил сам бросить пару раз валун в неподвижную голову животного. Я поднял камень над головой и запустил его на большую серую голову животного между его глаз. Скользкий от крови камень выскользнул у меня из рук и отскочив от головы животного, чуть не ударил меня по моим ногам.

Ник заорал: - осторожней!

Немного отдохнув, Ник встал и взяв отскочивший камень, ещё несколько раз, не выпуская его из рук, со всей своей силы опускал его на голову монстру. Вся голова животного была превращена Ником в кровавое месиво. Смотреть на это я уже не мог. Зрелище это было не для слабонервных.

После этого, Ник устало опустился на грунт и тяжело дыша сказал мне:

-иди в пещеру и принеси две пустые сумки и два ножа. Я тебя тут буду ждать -он замолчал, от усталости опустил голову, продолжая при этом тяжело дышать.

Я отправился в пещеру. Только теперь я увидел, что дневное светило уже зашло за горизонт и приближалась полная темнота.

Ночное же светило стояло достаточно высоко в небе и постепенно из дня в день наполняло светом свой круглый, правый бок.

- «Надо поторопиться!»-подумал я и прибавил шагу...

...Прошло некоторое время, прежде чем я вернулся к Нику. Среди сумерек, среди клубов светлого пара, темнела огромная гора неподвижного тела животного.

Оно очень редко дышало. Каждый её выдох сопровождался каким то бульканьем. Сначала я не мог понять, что происходит, но когда подошёл ближе, я всё понял. Ник топил животное пока оно было без сознания.

Я бы да такого никогда не додумался и наверное в этот раз остался бы голодным.

Ник сдвинул длинную шею и голову животного в ближайшую, водяную яму и опустил в неё голову полностью. Пока животное было без сознания оно тонуло, вдыхая в лёгкие не воздух, а воду.

Честно говоря, такие кровавые сцены мне были чужды. Конечно к этому необходимо было привыкнуть или проголодаться до звериного инстинкта.

Но Ник при этом чувствовал и вёл себя достаточно спокойно. По нему уже было видно, что он сильно устал. Я практически в этой охоте не принимал никакого участия. Всё Ник сделал сам.

Увидев меня, он улыбнулся и сказал:

-ну что Лёсинхо мы с мясом- сказал он и похлопал своей рукой по неподвижной, тёмно серой шее полумёртвого животного.

-Да-ответил я -это очень хорошо, и добавил-по моему у нас его теперь слишком много.

-Сейчас нам надо как можно больше отрезать себе мяса и утащить его в пещеру -сказал Ник. -Скоро прилетят хищники и если их будет много мы их не от сюда прогоним. А к утру тут вообще может ничего не остаться если ещё сюда придут и хищники, которые тут потом могут остаться на несколько дней и постепенно съедать эту тушу.

-Давай работать-вставая сказал он.

Хлюпанье неподвижной головы животного в воде становилось всё реже и реже и вскоре полностью прекратилось. Наступила полная тишина, означающая смерть этого беспомощного, крупного животного. Оно при помощи Ника утонуло.

Я никогда, даже представить себе не мог в своей жизни, что буду заниматься такими кровавыми делами. Моё состояние или правильней сказать самообладание как то уменьшилось и спряталось из за этой жуткой сцены убийства, ни в чём, не виноватого молодого животного, которое и так мучилось, находясь своим телом в кипятке.

Я был как то подавлен от этого жестокого убийства, в которой я принимал активное участие. Возможно, что к этому я когда нибудь привыкну, но сейчас мне было не по себе, как то грустно и не понятно. Таких эмоций я ещё никогда не переживал. Я никогда не думал, что такой маленький человек как я или как Ник, сможет убить многотонное, молодое и сильное животное.

Но передо мной оно лежало, тёплое, мёртвое и доступное. Передо мной лежало доказательство силы и ума человеческого перед животным. Хотя...особенно восхищаться не стоит. В этот раз всё произошло так, всё произошло удачно. Но сколько я видел других, плачевных вариантов, где побеждали эти дикие животные, а не разумные люди.

Надо просто приспособиться тут жить и выживать и не принимать всё так близко к сердцу... - «И может быть я тут с Ником, а потом и с Мисой проживу до самой старости? Время покажет!»-подумал я.

Отдохнувший Ник, взял пластиковый нож и вынув голову животного из воды, стал надрезать кожу кольцом, вдоль шеи животного. Я пока просто стоял и смотрел.

Затем Ник позвал меня ближе к себе и сказал:

- я с этой стороны, ты с другой. Загибай кожу в месте надреза и отделяй её от мяса как будто снимаешь штаны и тяни шкуру синхронно, в месте со мной к его туловищу.

-Я понял-сказал я Нику.

Ник конечно был шустрее меня и он без всякой брезгливости ловко орудовал ножом. Отделение грубой кожи от тёплого мяса мы делали при тусклом свете ночного светила. Мои руки были в крови, они скользили. Скользил нож в руках и выскальзывала тёплая шкура из моих трясущихся рук.

Руками чувствовалось оголившееся, тёплое и мягкое мясо длинной шеи животного. Мы дотянув и сняв шкуру с длинной шеи животного до его туловища, там её и бросили.

Ник быстрыми движениями теперь распорол мясо вдоль, по всей, длиной шее животного. Как он до этого стягивал кожу, теперь стал так в месте со мной, надрезать и стягивать с позвоночника свежее, тёплое мясо в направлении к туловищу.

Теперь тёплой, тёмной крови стало ещё больше. Я и Ник вымазались в этой скользкой, липкой жидкости, пахнущей железом полностью. Этот тошнотворный запах тёплой крови, поднимающейся вместе с окружающем нас тёплым паром, доводил меня до рвоты. Ник в такие моменты смеялся над моими позывами на рвоту, когда я отходил в сторону и судорожно наклонял своё тело.

Ник торопился и у него получалось достаточно быстро. Он был выносливее меня в этом плане.

Вдруг, где то в верху раздался визг летающей твари. Ник на миг остановился.

Он дальше начал орудовать ножом и сказал:

-она пока там одна. Надо торопиться.

Не везде легко мясо отделялось от оголившегося позвоночника. Но Ник не старался обрезать мясо полностью. Он спешил и теперь резал как получалось.

Где то далеко слева от меня в верху отозвалась вторая птица. Теперь твари в тёмном небе переговаривались постоянно, предвкушая сегодня свой славный ужин.

-«Вот наконец и туловище!»- с радостью подумал я, увидев справа от себя огромную неподвижную гору.

Ник поперёк шеи перерезал мясо. У нас получился широкий кусок мяса длиной метров семь.

Моё настроение поднялось. Столько натурального, свежего мяса, которое я здесь буду есть на пару с Ником, я ещё не видел.

...Ник прервал мои приятные мысли и сказал:

-Перерезай мясо на куски, которые поместятся в сумки и укладывай их туда. А я сейчас подойду.

Я стал резать широкую, тёплую мясную полосу на полуметровые куски и укладывать их в наши, походные сумки. В каждую сумку влезло по три полоски. На камнях осталось лежать ещё три метра свежего мяса, которое никуда не помещалось.

Скоро из темноты, где была голова животного показался Ник ещё с одним полуметровым куском мяса.

Он увидел мою озабоченность и показывая на оставшийся лежать кусок мяса, сказал:

-быстро это режь пополам. Пора от сюда уходить.

Я оставшиеся три метра перерезал приблизительно пополам.

-Прячь нож в сумку!- сказал он мне.

Летающие твари кричали уже очень низко и их уже было четверо или даже больше судя по раздающимся со всех концов звуков.

Не успел я положить нож в сумку и выпрямиться, как Ник мне на мою шею одел или повесил полутораметровый кусок тёплого, кровоточащего мяса.

-Бери сумку-сказал он.

Я взял одну из двух сумок и почувствовал как мой позвоночник и мышцы спины напряглись на полную.

Ник спокойно накинул себе на шею такой же кусок мяса. В одну руку взял другую сумку, в другой руке у него был ещё один кусок мяса, который он отделил где то от головы животного...

-Пошли, но только осторожно и за мной!-сказал он и двинулся прямо во всё скрывающий светлый и тёплый пар.

Я прогибаясь под тяжестью мяса, пошёл за Ником вслед, вслед.

Еще никогда мне не казалась дорога к скале такой длиной и бесконечной. Более легко преодолели первую поляну, уже с трудом я пробирался через редкий, полусухой лес. Но двигаясь по последней, водяной поляне, я уже думал, что моё сердце выпрыгнет через открытый рот, который жадно хватал воздух.

Естественно очень хотелось пить. Но надо было терпеть и я с нетерпением ждал, когда же покажется наконец то край обрыва. Ник шёл молча и довольно ловко. Он был моложе меня и более уже за год приспособленным к таким нагрузкам. От перегрузки у меня заболела опять голова и кровь стала больно пульсировать в моих висках.

Мясо издавало неприятный, тошнотворный запах крови.

Вскоре впереди себя я увидел, что Ник скидывает мясо с шеи и кидает сумку.

Я обрадовался-наконец то, я дошёл!

Он развернулся и подойдя ко мне снял с моей шеи длинный и тёплый шмат мяса. Мне моментально стало легче.

-Какой ты молодец Лёсинхо!-сказал он.

-Стараюсь быть похожим на тебя-сказал я, тяжело дыша.

Вот теперь можно сказать, что мы с мясом!-сказал обрадованно Ник -сейчас спустим мясо, порежем его и сходим вниз и помоемся в океане, тут сейчас нельзя, опасно мыться, от нас сильно несёт кровью.

А потом у нас будет солидный ужин! Лёсинхооооо!

Ник неожиданно для меня так громко от радости закричал, что я слегка вздрогнул, а на его крик отозвались летающие монстры, которые уже сели возле тёплой туши животного и клацали наверное там своими мерзкими, огромными клювами.

Ник на их возню и голоса на поляне никак не реагировал.

-Иди в низ, я тебе буду спускать сумки-сказал Ник-только осторожно там.

-Хорошо-сказал я и пошатываясь, совсем пустой, пошёл к спуску в пещеру, к краю скалы.

-Осторожней!-крикнул он, видя как меня шатает во все стороны от усталости.

Я, вымазанный полностью кровью, держась окровавленными руками за скалы, стал спускаться вниз.

Когда я подошёл ко входу в пещеру, передо мной уже крутился на лиане первый кусок мяса. Я его легко снял и Ник почувствовав освобождённую лиану стал поднимать её вверх. Я же взяв длинный кусок мяса в руки, поднял его вверх и спотыкаясь об его весящую до моих ног болтающуюся часть, затащил его в тёмную пещеру, ориентируясь в ней по памяти.

Но от сильной нагрузки у меня кружилась голова и сделав пару шагов вперёд, я его бросил прямо на каменный пол. Я снова вышел на слабо освещённый, ночным светилом край обрыва. Через несколько секунд, с небольшим шорохом и маленькими, падающими камнями и песком с верху, передо мной оказалась вторая полоска мяса.

Так постепенно я принял от Ника ещё две тяжеленные сумки с мясом и ещё пол метровый кусок. После я сел не надолго отдыхать.

Пока не было Ника, я решил попробовать разжечь костёр. Ник всегда с утра заботливо готовил костёр к разжиганию. И в этот раз всё как всегда было готово. Я чиркнул зажигалкой и через несколько минут, пещера была освещена приятным и тёплым огнём.

Я посмотрел на себя в свете костра и ахнул.. я знал, что был весь в крови животного, но не знал, что настолько. Было такое ощущение, что я просто выкупался в большой, кровяной луже. Мне стало противно и меня от этого передёрнуло. Чтоб чем то себя отвлечь, я стал раскладывать мясо и ждать Ника.

Но он всё не шёл. Я стал волноваться. За стенами пещеры стояла полная тишина...

-«Где он?»-стал переживать я.

Уже взволнованный, я собираясь выходить на его поиски и встретил его у входа. Он оказывается в темноте ходил на огород и притащил от туда наш фильтр и плащ, которые мы там бросили ещё днём. Ник стоял и отвязывал фильтр от лианы.

-Ну как ты?-спросил он.

-Ты напугал меня!-сказал я.

-О, ты уже костёр разжёг!- сказал он как будто не слыша меня.

-Сейчас разрежем мясо и в океан мыться-сказал он и блеснул зубами улыбаясь.

Одежда Ника и его лицо и руки были тоже в тёмной крови животного. Он поставил ёмкость под свой родничок и принялся за делёжку мяса на более мелкие куски.

-Как же нам не хватает ёмкостей для воды-сказал с сожалением Ник. Не тащить же теперь всё это на вверх, чтоб помыть -он будучи подавленным нехваткой воды замолчал.

-А это наш сегодняшний ужин-сказал Ник и показал длинный кусок мяса.

Я посмотрел на этот кусок, он был какой то необычный и со всех сторон был ровный и какой то шершавый. Только на его толстом и не ровном конце текла кровь.

-Что это?- спросил я.

-Это язык-сказал Ник улыбаясь-попробуешь, вкус необыкновенный- с этими словами он бросил его на каменный пол.

Подбросив в костёр дубину по толще он сказал, беря в сумку моющее и два плаща:

-пошли мыться.

Я вышел из светлой пещеры и сразу ослеп попав в полную темноту. Я просто ничего не видел перед собой. Нам с Ником пришлось немного постоять, чтоб наши глаза адаптировались к ночной темноте.

Ник аккуратно обошёл меня на небольшой площадке перед пещерой и сказал:

-ну пошли. Иди за мной осторожно.

Мы осторожно и медленно спускались.

Ночное светило, двигаясь вдогонку за дневным, стало опускаться к горизонту. Оно бледно освещало спину Ника, за которой я шёл.

Ник великолепно ориентировался на этом склоне, я же еще постоянно пригибался, боясь удариться о каменные выступы своей головой.

Вскоре мы спрыгнули на каменистый пляж и двинулись к воде. Обдуваемая всё это время наша одежда, пропитанная кровью подсохла и стала не приятно грубой. Ник первый, ещё не дойдя до воды, остановился и стал снимать с себя рубаху.

Я не останавливаясь и прибавив шагу направился к белеющему и шумящему в темноте берегу. Ник, сняв рубаху и увидев куда я иду крикнул мне:

-ты куда Лёсинхо?

Я остановился и повернулся к нему.

-Там нельзя купаться-вдруг сказал мне Ник.

-Как нельзя? Ты же сам тут купаешься?-возразил я.

-Пошли туда где ловушки-ответил Ник и пошёл в ту сторону.

-Я не знаю что там в темноте сейчас плавает-начал говорить он-может ничего, а может какой нибудь зверь с огромным ртом. Лёсинхо, нам нельзя так рисковать, от нас вовсю несёт кровью, пошли к ловушкам, там мелко и безопасно.

В принципе он был прав. Днём вода прозрачная и любую плавающую опасность можно было разглядеть за раннее.

Ник-обратился я к нему- но мы ведь испортим там воду.

Ник засмеялся и шелестя гравием под ногами сказал:

- завтра я в наши ловушки брошу голову животного и вода там в миг исправиться. Не переживай.

Мы зашли за каменный мыс и остановились перед ловушками. Тут было тихо. Здесь не было прибоя. Вода здесь медленно поднималась и опускалась, кое где шлёпая в каменных пустотах не находя себе прохода. Ветра не было и было достаточно тепло.

Ник разделся и бросив свою одежду в воду, залез туда с лёгкими воплями от прохладной, океанической воды. Я разделся и последовал за ним.

Немного полежав в воде, доведя себя до лёгкого озноба, я встал и вышел из воды. Прохлада воды сняла часть моей усталости, полученной от насыщенной второй половины сегодняшнего дня.

Обдав мокрую одежду моющим средством, которая моментально стала пениться тёмной, скорей всего красной от крови пеной, мы погодя натёрлись средством сами и полезли опять в прохладную воду отмываться. Мне вода теперь показалась ещё чуть холодней.

Выбравшись из воды и я, и Ник натянули на свои голые и белые от света ночного спутника тела, сухие плащи.

Поболтав свою одежду в воде и выжав из неё воду, насколько позволяли нам наши силы, мы отправились обратно с капающей одеждой в руках. Ник на плече нёс пустые, отмытые от крови, наши походные сумки.

Двигаясь вверх по каменным жилам, я почувствовал, что уже очень захотел есть, но зная, что у нас теперь много еды, моё настроение поднялось и голод слегка успокоился.

В пещере было тихо, тепло и светло от догорающего костра.

Ник бросив сумки и подбросив в костёр дров, развесил нашу мокрую одежду на висящую под сводом пещеры лиану. Затем он взял из под родника фильтр и поставил его на костёр. Открыв три контейнера с водой он добавил их содержимое в эту, единственную нашу кастрюлю.

-Полей мне-сказал Ник, беря в руки длинный и шершавый язык животного он кивнул мне головой в сторону полного контейнера.

Я взял воду и помог Нику отмыть кровоточащий конец языка. Пустой контейнер я подставил под слабую струйку текущего родника.

Ник бросив чистый язык в фильтр, помыл руки в небольшой лужице под стекающим сверху родником.

-Скоро будем ужинать-сказал он и улыбнулся.

Он, в парящую ёмкость с языком, бросил горсть морской соли и несколько листиков с сухого пучка веток, весящих на лиане.

С закипанием воды в чане, приятные запахи варенного мяса распространились по всей пещере.

Бедный мой желудок скрипел и урчал от голода и этого завораживающего своей вкуснятиной запаха.

Прошёл где то час и Ник своими деревянными щипцами достал и кипящей воды, сваренный язык. После варки язык укоротился в длине, стал толще и изогнулся.

Ник бросил парящий язык на камень и взяв нож и снял с языка потрескавшуюся, шершавую шкуру. Затем взяв свой плоский камень, служивший ему единственной в пещере тарелкой, положил её на стол и нарезал на ней язык тонкими кружками.

-Всё! Садись Лёсинхо, будем есть!- радостно сказал Ник.

Меня долго уговаривать не пришлось, я быстро сел и взял двумя пальцами горячий кружок проваренного мяса. Подув на него хорошо, я засунул его себе в рот и стал разжёвывать. У этого языка на самом деле оказался очень приятный и насыщенный вкус.

-Да Ник, это очень вкусно- сказал я-прямо настоящий деликатес.

Ник в ответ только улыбнулся, он ел и был этим полностью занят.

Хоть мы и были очень голодные, осилить за один раз мы смогли лишь только половину языка.

Ник убирая всё со стола сказал:

-завтра съедим его вторую часть холодной, поверь мне хуже не будет! -он встал.

-Лёсинхо, ты ложись спать -сказал мне Ник-я буду возиться с мясом, а завтра я за день высплюсь. Дров до утра у меня хватит. Мясо необходимо высушить, чтоб оно не испортилось-закончил Ник.

-Я точно тебе не нужен?-спросил я.

Ник улыбнувшись сказал:

-теперь уже точно -нет. Ложись спать.

Мы выпили с ним по половине контейнера сладкой воды и я после этого завернув своё голое тело в плащ, улёгся на каменный пол чуть дальше от костра, чтоб не мешать Нику.

От костра приятно грело мою уставшую спину. Я лежал и постепенно уходил в сон.

Ник где то за моей спиной тихо возился с мясом. Сквозь закрывшиеся веки я видел отблески огня на противоположной стене пещеры и это были мои последние видения уходящего дня, который давно превратился в глубокую ночь...




Голосование:
За - 0 Против - 0
Авторизуйтесь для голосования
Комментарии к работе
Нет комментариев
В Мы ВКонтакте
f Мы в Facebook
Сталкер Зона Творчества

Закрыть окно