Искусство и творчество, воображение и вдохновение – социальная сеть для творческих людей Сталкер. Зона Творчества
СОЦИАЛЬНАЯ СЕТЬ ДЛЯ ТВОРЧЕСКИХ ЛЮДЕЙ
 

Кн. 2. гл 5. УЖИН.



Кн. 2. гл 5. УЖИН.

УЖИН.

Светило ещё было достаточно высоко, когда мы достигли своей пещеры.

Ник, нёсший на верх все вещи и добычу, сразу бросил это войдя в пещеру. В пещере стоял приятный полумрак.

-Сейчас я разожгу костёр и займусь нашим ужином и остальной добычей. Сегодня на ужин крабы и одна рыба. Думаю, что наедимся-сказал он и только теперь посмотрел на меня оторвавшись от своей суеты.

-Ты пока ничего не делаешь. Так что садись и наблюдай! -Ник замолчал и начал ловко хлопотать по хозяйству.

Я сел на то своё место, на каменный пол пещеры, где уже проспал две ночи.

Он быстро разжёг костёр и пещера после этого стала выглядеть намного уютней.

Дым костра, поднявшись до закопчённого, каменного свода, менял своё направление и лёгким сквозняком вытягивался через небольшой, каменный проём, через который я вчера с любопытством разглядывал океан.

Он достал из кармана сумки соль и аккуратно пересыпал её в светлый известняк, который имел форму широкой и не глубокой чаши. Затем он достал самую большую рыбину и двух крабов и бросил их на камень в дальнем конце пещеры.

Он у крабов оторвал все ноги и клешни, округлое, прочное туловище отложил отдельно со словами: - это выкинем завтра обратно в ловушки. Эти потроха есть не будем. Тут у них в кишках та вонючая мертвечина! На которую я их ловлю-закончил объяснение Ник.

Подойдя к своему маленькому роднику, он вынул из под него корпус фильтра, который за наше долгое отсутствие почти на половину наполнился водой.

Достав мои три контейнера и свои два он поочерёдно наполнил их водой. Оставшуюся воду, вместе с фильтром он поставил на большие камни, которыми был обложен костёр.

Фильтр удобно и надёжно стал на них, не качаясь, так, что без проблем под него ещё можно было подкладывать и дрова в костёр.

-Закипит вода, брошу туда крабов-сказал он, прервав тишину и при этом не поворачиваясь ко мне.

Сам он начал чистить рыбу, оставленную нам на ужин. В его сильных руках была короткая щепка от отрезка ствола, тех деревьев, которые гнулись и не ломались. Те гладкоствольные деревья, которые довольно часто попадались мне с другими ссыльными при движении сюда, после нашей высадки.

Он проводя от хвоста рыбы к голове плоской стороной этого обрывка древесины, заставлял всё защитные, прозрачные пластины на рыбине отходить от её бока и отслаиваясь, отскакивать во все стороны. Чистка рыбы у него получалась довольно быстро и проворно. На его руках, рубахе и под его ногами, вокруг камня, на котором он разделывал рыбу, повсюду валялись эти сухие пластинки от рыб и всякие от них сухие, мелкие косточки.

-Ну как? Понял как нужно её чистить?- спросил он меня.

-Понял-ответил я.

-Главное это делать от хвоста к голове, а не наоборот, иначе ничего не получится-объяснял мне Ник.

-Да, я понял-сказал я.

После чистки рыбы снаружи, Ник вскрыл ей живот и вытащил от туда все кишки. Затем взяв не большой, острый камень, лежащий рядом, отрубил ей им голову.

-Вот так! Ужин готов к приготовлению.

Ник встал со своего места.

К этому моменту в металлической ёмкости закипела вода. Ник бросил туда жменю морской соли и следом сразу все оторванные конечности крабов.

Крабовые лапы упав на дно фильтра, заставили его издать негромкий металлический звук.

-Немного времени и они будут готовы-сказал он.

После этого, он встал, взял сумку и подойдя к своему плоскому, разделочному камню, вывалил на него две оставшиеся рыбы.

-Эти я почищу засолю и высушу, как те-сказал он и кивнул головой за свою спину, за которой располагалась естественная стена пещеры с небольшим углублением в ней, сделанной Ником.

Я сидел и наблюдая за ним, слушал его.

Но Нику скорей всего захотелось немного похвастаться и он видя, что я сижу и не двигаюсь ещё раз с лукавой улыбкой на лице, показал своим большим и грязным пальцем правой руки, территорию своей пещеры, в которую я ещё не разу не заходил.

Я, глядя за его работой, оторвался от пола пещеры, встал и сделав несколько шагов, заглянул туда, куда указывал его грязный палец...

Я был поражён увиденным. В мягкую прослойку стены пещеры, были натыканы многочисленные ровные, очищенные, прочные куски не толстых стволов, больше похожих на колья. И на каждом, таком коле была нанизана рыба разного размера и вида. В нижней половине пещеры, уже на толстых дубинах, тоже вбитых в мягкую, глиняную прослойку стены, висели массивные куски мяса на кости и рёбрах.

Всё это было умело приготовлено и высушено! Такого большого количества натуральной еды я не видел никогда за всю свою жизнь!

Я не выдержал и сказал:

-вот это да, ты такой запасливый! Я не когда не видел столько настоящей еды!-Я сказал это громко и с большим восхищением.

Ник поднял голову и продолжая возится с рыбой сказал:

-Ты знаешь, первое время я тут тоже сильно голодал. Перебивался всякой гадостью и мерзостью. Но постепенно я приспособился и у меня стало получаться даже запасать еду в прок.

Он почесал голову изгибом руки в локте, так как его руки были вымазаны отходами от рыбы. Он встал и палкой-рогаткой орудуя как щипцами, быстро из кипящей воды достал покрасневшие, сваренные конечности краба. Затем опустил в воду помытую свежей водой из родника тушку крупной рыбы.

Он продолжил:

-ты не думай, что у меня всё время тут такое изобилие. Сам понимаешь, то ловиться рыба то нет, то гибнет живность в кипятке то нет. Иногда у меня вообще всё здесь кончается и моя пустая кладовка бросает меня в некоторое уныние. Поэтому я считаю, что всегда необходимо иметь хороший запас еды. Тем более теперь, когда нас стало двое. Но ещё, что я хочу сказать-он поднял голову, что такое изобилие у меня стало появляться перед твоим появлением здесь.

Он улыбнулся и сказал:

-ты явно фартовый и мне с тобой повезло!

Ник закончив говорить, встал и собрав все потроха от рыбы и крабов, бросил их в мою сумку со словами:

-завтра утром это отнесу и обратно брошу в ловушки.

-Лёсинхо, оторви от того пучка три листика и брось их к рыбе в кипяток-сказал Ник и грязным пальцем указал на пучок сухих веток, висящих у меня над самой головой.

Я легко, пальцами левой руки отломал три не крупных, сухих листа и бросил их в кипящий чан. Наклонившись в этот момент над кипящей рыбой в этой ёмкости, я почувствовал приятный аромат варёной рыбы.

Затем я подошёл к каменному столу и взяв левой рукой большую варенную клешню краба, понюхал её. Запах мяса у неё тоже был нежным и приятным.

-Вкусно пахнут крабы- сказал я вслух.

-Да, попробуешь их, а потом будешь рядом со мной лазить у тухлой мертвечины без всякой неприязни и ловить их. Но с ними надо осторожно. Они очень больно кусаются этими, своими клешнями -продолжил Ник.

-Мне один так вцепился в палец, что мне пришлось его сплющить камнем и то, эта мерзость, будучи мёртвой, продолжала жать мне его. Я тогда так орал на всю эту планету, что наверное разбежались многие твари всех размеров на верху и уплыла вся рыба от сюда далеко в океан- Ник замолчал.

-Полей мне на руки-сказал он мне чуть позже и взяв каплю моющего, указал мне на один из стоящих контейнеров для воды.

Я открыл один контейнер и стал поливать ему водой на руки. Вся рыбная грязь легко смывалась и грязная вода самотёком по полу пещеры вытекала сквозь отверстие в искуственной стене вниз, на берег, падая туда очень маленьким водопадом.

Моя руки Ник сказал:

-вот беда у меня не хватает ёмкостей для воды.

И указывая ногой на свою единственную кастрюлю сказал- я в ней и напитки завариваю и мясо и рыбу варю. В общем ты понял, всё моё питьё пахнет то рыбой то мясом, всё моё мясо пахнет то рыбой,то питьём.

Ник это говорил просто, без всяких эмоций, как будто он всё это рассказывал себе самому, без всякого стеснения и по деловому.

Ник закончил говорить. Он небрежно вытер свои чистые и мокрые руки о свои штаны и отодвинул коротким куском ветки, кипящую ёмкость с рыбой, за единственную имеющуюся петлю на корпусе фильтра.

Я видел, что цвет мягких слоёв в стене пещеры был похож на глину.

Увидев это я подумал:

- «мои руки станут нормальными попробую что нибудь слепить с этой глины, может что получиться какая нибудь глиняная посуда или ёмкости. Но Нику, пока говорить ничего не буду, не буду его пока обнадёживать, чтоб потом, со своим не удачными попытками сделать глиняную посуду, не опозориться перед ним...»

-Ну что, сейчас будем есть!-сказал Ник.

Он взял другой контейнер с водой и ополоснул им камень, на котором только что разделывал сырую рыбу. Пустой контейнер, водой которого он мыл руки, он поставил под маленькую струйку своего источника.

Зайдя к самой дальней стене своей пещеры, он там взял с пола довольно широкий и плоский камень. Положив его на помытый, мокрый, каменный стол, он взяв фильтр с варенной рыбой и наклонив её, тонкой рогатиной поддев рыбу, выволок её на этот плоский камень.

От горячей, сваренной рыбы шёл пар и очень приятный запах.

Три распаренных в бульоне листа от сухого, висящего на лиане пучка и при варке брошенных мною в фильтр, прилипли к её варенному боку.

-Ну, что садись!-сказал Ник и показал рукой моё место на каменном полу пещеры-сначала едим рыбу, потом крабов-сказал он и достал из за этого камня, служившим ему столом две длинные и тонкие рогатины.

Как я понял, они служили ему столовыми приборами. Мне левой рукой было есть не удобно. Но легко сжимая и разжимая тонкие веточки на рогатине, кусочки варёной рыбы брались очень легко и для ловкого человека это было достаточно удобно.

Ник ел молча, постоянно двигая в мою сторону хорошие куски проваренной рыбы. Я тоже ел молча...

Рыба имела приятный вкус и запах, была хорошо посолена и имела тонкий аромат и очень мягкое мясо. От рыбы исходил приятный аромат от брошенных мной в фильтр при её готовки сухих листьев.

Съев верхний бок рыбы, Ник взял и своими руками перевернул рыбу, оголившимся хребтом вниз. После этого он шумно облизал свои пальцы, при этом громко причмокивая.

Еда было просто невообразимо вкусной. Такого я ещё никогда не ел. Мой желудок приятно насыщался.

-«Моя любимая Миса прилетит сюда, я её приведу сюда и она всё здесь это попробует»-подумал я.

Но а в слух я не выдержал и сказал:

-очень вкусно. Очень вкусно Ник!

-Согласен!- сказал жующий Ник, не поднимая головы-такую рыбу ничем не испортить.

С рыбой мы разделались быстро. Ник убрал каменную тарелку с костями от рыбы и поднёс к столу конечности краба. Он положил их на камень и стал на меня смотреть с лукавой улыбкой.

По его озорному взгляду я понял, что мужчина сейчас шутит надо мной и где то скрыт подвох. Но где? Пока понять не мог.

Я взял толстую ногу краба и понял, что она всё так же достаточно твёрдая, чтоб просто брать и отправлять её себе в рот. С ней сначала надо что то сделать и Ник знал что. Я бесполезно покрутил ногу краба в руке и положил обратно на стол.

Ник засмеялся и достал из под каменного стола небольшой, ровный, округлый камень и принялся им без предупреждения колотить по лежащим передо мной конечностям краба.

От этих ударов они хрустели и ломались. От этого, его неожиданного поступка и хруста я вздрогнул и зажмурился.

-Ну вот теперь бери чисти и ешь!-сказал он после того, как убрал в сторону свою колотушку. Но увидев, что на данный момент у меня имеется всего четыре здоровых пальца из десяти, перестал улыбаться и сказал:

-ладно Лёсинхо, сиди я почищу сам.

Он довольно проворно очищал мясо краба от твёрдого, наружного скелета. Я сидел в ожидании, когда он всё очистит.

Иногда ему приходилось ещё постукивать своим камнем помощником над неподдающимися, прочными ногами краба.

Через некоторое время он закончил и сказал:

-ну пробуй.

Я взял кусок белого мяса, мясо было светлей рыбьего и отправил его себе в рот. Да, оно оказалось очень вкусным, мягким и ароматным. Я такого не ел никогда...

-«Чем же мы там питались на своей планете Югрос?»-подумал я.

Можно было вот так прожить всю свою жизнь и не попробовать такого вкусного мяса.

-Очень вкусно Ник!-сказал я.

-Бери, бери больше! -улыбался он. Отъедайся и крепни быстрей. Ты мне тут очень нужен!-сказал он и добавил-конечно вкусно. О чём я и говорил, что крабы это что то! Доедай!-сказал он вставая и вытирая при этом об свои, выгоревшие, тюремные штаны руки.

Он взял контейнер с водой, добавил туда мёда, который уже заботливо у него хранился в его пищевой кладовке и немного поболтав емкость, выпил за один раз половину всего содержимого сосуда. Ахнув от удовольствия, он поставил контейнер на стол передо мной. Он вытер свой мокрый рот рукавом рубахи, бросил в костёр перегоревшее, толстое бревно. Затем Ник лёг на постеленный плащ и положив руки под голову, закрыл свои глаза и просто лежал и молчал.

Я доел всё, что оставил Ник и был очень сыт. Выпил подслащённую воду, я встал и хотел убрать огрызки от краба и навести на столе небольшой порядок.

Но как только я встал и хотел это сделать услышал слова Ника:

- не трогай! Я сам уберу.

Я повернулся к нему и увидел, что он смотрит на меня своими открытыми глазами. Он молча достал свою руку из под головы и пальцем показал мне на моё спальное место в этой пещере. Я понял, что он хочет, чтоб я тоже лёг. Я взял свой плащ и постелив его на каменный пол, очень приятно растянулся и расслабился. Так хорошо и безопасно мне ещё никогда на этой полной опасностей планете не было.




Голосование:
За - 0 Против - 0
Авторизуйтесь для голосования
Комментарии к работе
Нет комментариев
В Мы ВКонтакте
f Мы в Facebook
Сталкер Зона Творчества

Закрыть окно