Искусство и творчество, воображение и вдохновение – социальная сеть для творческих людей Сталкер. Зона Творчества
СОЦИАЛЬНАЯ СЕТЬ ДЛЯ ТВОРЧЕСКИХ ЛЮДЕЙ
 

Кн. 2. гл 3. МЕСТНЫЙ КАЛЕНДАРЬ.



Кн. 2. гл 3. МЕСТНЫЙ КАЛЕНДАРЬ.

МЕСТНЫЙ КАЛЕНДАРЬ.

Ник, как я опять заметил, имел хорошую фигуру. Наверное на этой планете все становятся стройными. Я уже не раз об этом думал. Что касается его характера, то за эти сутки я понял, что он был прямым и простым мужчиной, надеющимся только на себя и не любящим всякие нежности и условности. Больше пока мне сказать было не чего. Возможно, что чуть позже я узнаю о нём больше.

Он выбрался первый со стены пещеры на верх и сразу его тело оказалось во власти сильного ветра и палящих лучей светила. Он зажмурившись, встал над обрывом и ждал, когда выберусь на верх я.

Подъём с берега к пещере и с пещеры сюда на верх были нормальными и не опасными для ловкого человека.

Я поднялся на верх, встал и зажмурился от яркого света. Он подойдя ко мне почти в плотную, чтоб перекричать ветер, который шумел в моих ушах, сказал-ты хотел видеть мой огород, пошли покажу.

Мы направились вдоль обрыва. Справа синел и шевелился могучий океан, а слева, подальше, чем расстояние до океана, булькала и парила вода на известковой и уже знакомой мне поляне. Он остановился, пройдя пару десятков шагов и ткнул вниз пальцем в стоячую, тёмную водяную яму.

Это моя питьевая вода!-сказал он -видишь, я в камне выдолбил канавку и её часть стекает вниз. Показав пальцем вниз, он сказал- сейчас под нами пещера, где я живу. В этом источнике вода всегда холодная и с неё никогда не идут пузыри. Она совсем не греется.

Глядя на светлую полосу известковой, каменной поверхности, я отчётливо различал на тёмном фоне обветренного камня, длинную и не глубокую канавку, выдолбленную Ником.

А ещё я набрался наглости и на этом самом месте, вырвал твоё лежачее тело из пасти кровожадного гиганта и проволок его до спуска в пещеру несколько метров-Ник сказал это и посмотрел на меня.

-Гигантской твари это явно не понравилось- он замолчал.

Спасибо тебе Ник-ответил я.

Ник помотал головой и сказал-не надо меня благодарить, может я это сделал, чтоб ты, будучи перекушенным пополам не выпачкал своими вывалившимися потрохами мою питьевую воду. Он улыбнулся.

Ладно, шучу-через некоторое время добавил он.

Пошли дальше-сказал он и пройдя несколько шагов, показал рукой вперёд-вон ваш плащ висит. Он уже высох. Обратно пойдём возьмёшь его.

Я поднял голову и жмурясь от света, увидел на чахлой, колыхающейся от ветра ёлке, растущей над самым обрывом, развивающийся на ветру плащ Улваса. Он был чистый и сухой.

Ник равнодушно прошёл мимо его и направился к торчащей с берега, небольшой скале. Скала представляла собой огромный её обломок, который по какой то причине стоял на берегу вертикально. Ник остановился возле него и махнул мне рукой чтоб я подошёл.

Я оторвал свой печальный взгляд от висящего плаща моего друга и подошёл к Нику.

Подойдя к нему я услышал-вот мой сад-и он улыбнулся.

Я заглянул вниз и увидел в трёх метрах ниже своих ног, ровно высаженные какие то растения. Это была каменная площадка довольно большого размера, которая наполовину была засыпанная плодородным грунтом. Она была не сверху не снизу не досягаема для животных, и она была достаточно ухоженна.

Ты о нём меня спрашивал? Ты что уже видел мой сад?-спросил Ник и не дожидаясь от меня ответа, продолжил моё знакомство с его растительным хозяйством.

Я натаскал сюда с оврага грунт и до сих пор таскаю. Узнаю растения, которые съедобны, выкапываю их маленькие экземпляры и высаживаю здесь.

Вот это-он пальцем показал на травянистые растение с одним широким листом на стебле-показали мне кабаны, что оно съедобно. Вернее съедобен его клубень-поправился Ник.

Я видел как кабаны жрут их выкапывая своими рылами. Я тоже выкопал и испёк в костре его клубень-есть можно. И довольно сытно-сказал он.

По краям росли ещё всякие мелкие кусты и травы. Эти листья я завариваю для холодного напитка-он ткнул пальцем в небольшой, зелёный куст. А у этого вкусные ягоды, только оно ещё маленькое и не плодоносит и приживается плохо, у меня уже два их тут засохло, хоть и поливаю хорошо.

Я узнал знакомые листья ягодного куста и спросил-у него ягоды красные?

Да ответил Ник-кисловатые, а чуть позже становятся мягкими и сладкими-прокричал он мне почти в ухо, перекрикивая набежавший на нас ветер, сильно зашумевший в ушах.

Может ты уже есть хочешь?-спросил Ник и посмотрел на меня.

Нет, я пока сыт. Спасибо-ответил я.

Ник глянул на меня и закачал головой- ты не исправимый-сказал он сожалея.

Ладно. Пошли покажу самое главное своё изобретение-сказал мужчина и двинулся дальше, навстречу уходящему к горизонту светилу.

Я пошёл за ним следом, гонимый любопытством. Ник и так меня достаточно удивил и что он мог показать ещё, я не имел никакого представления.

...Шли достаточно долго. Я уже стал волноваться, не задумал ли Ник что нибудь плохое?

А он довольный и уверенный молча шёл впереди. Далеко позади остались две парящие, водяные поляны и его сад.

Светило назойливо било в лицо своими яркими лучами и вскоре прикоснулось к краю горизонта...

Мы пришли -сказал Ник.

Я подошёл к нему и остановился. Он стоял над пропастью. Впереди расстилалась та, безжизненная, изуродованная нашими колонизаторами пустыня, которая граничила с живым океаном. Высота скал тут была огромная и они обрывались резко и начинались сразу за ровным участком поверхности, на которой стоял я и Ник.

Ну как тебе? Красиво?-спросил Ник жмурясь от яркого света.

Да-ответил я-тут я бродил со своим другом и рукой показал далеко влево. Сюда мы не дошли.

Я тоже тут всё облазил с Лентином. Вон смотри туда Лёсинхо- сказал он мне и показал на тёмную точку, чернеющую на горизонте. Это тот рудосборочный комбайн, с которого я скрутил тот масляный фильтр.

Я долго искал этот механизм с нашей родной планеты, почти ослепший от яркости заходящего светила, рыская одним глазом по ровному горизонту пустыни.

Ник понял, что я ничего не вижу. Он стал за моей спиной и в этот момент я напугался, что он меня просто сейчас возьмёт и сбросит в пропасть. Ведь я совсем не знал кто он такой на самом деле. Ведь он тоже был уголовником и был сослан сюда. Но он вытянул руку у моего здорового глаза и направлением руки указал, где искать комбайн. У меня отлегло от сердца. Я успокоился и увидел какую то маленькую, квадратную чёрную точку слева от заходящего светила.

Ну что, теперь увидел?-спросил он отходя и заулыбался.

Да вон он-сказал я и поднял в том направлении свою руку.

А теперь Лёсинхо самое главное чего я тебя сюда привёл-сказал интригующе Ник. Вон видишь там два валуна иди туда и сядь на маленький и смотри на меня.

Странный какой то человек-подумал я и опять заволновался, не зная, что от него ожидать. Пока я шёл к камням Ник за это время переместился дальше вдоль обрыва влево. Я подошёл к двум валунам и повернувшись к Нику, облокотился на небольшой, на один из них.

-Не так не пойдёт!- услышал я его крик и теперь увидел, что Ник сместился влево и стоит у зазубренного края пропасти.

Сядь на этот камень, а не облокачивайся на него-крикнул он мне.

- «Вот пристал!»-подумал я- «странный какой то».

Я залез на валун и удобно прислонил своё левое плечо на тёплую поверхность другого шершавого валуна, который был раза в три больше этого и торчал рядом с маленьким.

Опять что то кричит Ник. Ветер мешает услышать его речь. Но со второго или третьего раза я понял, что необходимо к камню прислонить не плечо, а своё ухо.

Я прислонил к тёплому камню ухо и стал прислушиваться и ожидать от монолитной глыбы каких то звуков. Хотя понимаю, что издавать звуки сами по себе камни не могут. Но может на этой планете я ещё чего то не знаю.

В этот момент разочаровавшись что либо услышать от камня и жмурясь от заходящего за горизонт светила, я услышал крик Ника.

Смотри сюда, не отрывая головы от камня- в этот момент он свой указательный палец опустил вниз и я увидел, как дневное светило медленно зашло за горизонт между каменными зазубринами, на которые пальцем указал Ник.

Светило скрылось, за горизонтом безжизненной пустыни и только теперь я понял, что я увидел событие, которое было как то слегка предсказанное Ником.

-Лёсинхо иди сюда!-позвал он меня.

Я через некоторое время подошёл к Нику и увидел , что на плоской, каменной поверхности, перед самым обрывом, вертикально стоят плоские камни с одинаковым расстоянием между ними.

Я подошёл, но толком понять, что это и зачем оно Нику, пока не мог.

Но он, видя моё изумлённое лицо, попытался помочь мне и сказал-это мой календарь. Ты же понимаешь, что нужно жить по календарю и на каждой планете он свой и неповторимый -сказал он улыбаясь.

Интересно!-только это пока смог сказать я.

Ты ничего не понял-сказал Ник утвердительно.

Я боялся выглядеть глупцом и свести весь поход Ника сода со мной, на нет. Ведь потрачено было на это почти пол дня.

Ник понял, что я не понимаю важности этого сооружения и сказал-садись и слушай. Будут вопросы, сразу спрашивай, чтоб всё понял сразу.

Он взял меня за плечи и насильно посадил перед собой и своими стоящими камнями на тёплый грунт.

-Скоро стемнеет я хочу успеть тебе всё рассказать. Нам ещё дров надо набрать на ночь в пещеру. Завтра уже будет некогда. Завтра начнём новую жизнь здесь и уже вместе.

И так слушай- начал он и как важный, учёный муж, начал важно ходить передо мной как перед своим учеником и размахивать руками.

Наверное он так себя вёл в своём учебном заведении, объясняя молодым студентам сложные азы своей непростой науки- подумал я.

Когда я нашёл этот обрыв, я ничего и не думал тут делать. Я сидел на том камне-он рукой показал, на то место, где только что сидел я наблюдая за закатом. Я просто сидел и от скуки смотрел, как заходит эта звезда и она села здесь-он ткнул палец в низ и продолжил-и я подумал, что можно попробовать тут соорудить календарь. Я взял и поставил в это место первый камень. Затем я по возможности стал приходить сюда каждый день к заходу звезды и наблюдать за ним.

-Я увидел-Ник многозначительно поднял палец вверх -что заход светила происходит каждый раз в разном месте. Тогда я взял другой камень и сидя на том валуне, наблюдая за заходом, стал этот второй камень ставить на место, где светило уходило за горизонт. С каждым днём я замечал, что мне этот, второй камень приходилось двигать всё правее и правее относительно первого камня. Я готов был сделать открытие, что здесь эта звезда садится каждый раз правее своего прошлого раза, как вдруг в один из вечеров я увидел, что оно остановилось и село в том месте, где садилось вчера и поза вчера.

Ура, вскрикнул я-сказал Ник. Я нашёл место самого правого захода светила. И я на нём оставил стоять этот камень сказал Ник, присев и показав мне самый правый камень в этой системе стоячих камней.

...Честно говоря я пока не понимал зачем он мне всё так подробно рассказывает. Но я старался слушать всё внимательно, чтоб понять ход мыслей этого учёного человека.

Он как неугомонный продолжал -вскоре светило начало двигаться обратно и садиться за горизонтом всё левее и левее. Потом оно село опять тут на месте моего первого поставленного, левого камня, потом оно зашло левее и стало постоянно там садится, всё левее и левее и мне пришлось постоянно передвигать свой первый, левый камень влево. Пока в определённый момент я не увидел, что светило опять остановилось. И я на этом месте оставил самый левый, свой самый первый камень.

У меня получилось между этими двумя камнями: самым левым и самым правым, расстояние почти в три метра. Это место ограждённое камнями было местом, где заходит местное, дневное светило. Я это расстояние поделил на шесть одинаковых отрезков и каждый отрезок поделил ещё пополам и получил двенадцать частей одного года на этой планете!-он прямо закричал эти слова воодушевлённый своим открытием.

Ты понимаешь, что я сделал?-спросил он меня, глядя мне в единственный открытый глаз и он продолжил- я ведь не дикий человек и посчитал, что календарь мне будет необходим.

Честно говоря мне было не удобно в этот момент спросить у него- а зачем это всё? Но уважая его труд и не желая выглядеть перед ним диким человеком, я сказал -конечно понимаю.

И так я увидел двенадцать, стоящих на ребре камней и почему то между ними в трёх из двенадцати секторов, лежало ещё по одному, небольшому камню, которые имели разный цвет.

Я понял-ещё раз сказал я. А зачем тут вот этот маленький камень?-спросил я, силясь понять секрет всего этого сооружения и показал на небольшой, округлый камень белого цвета.

-Вот ты не внимательный!-сказал он мне-этот камень показывает настоящий день тут село сегодня светило и ты это видел. Это четвёртая ячейка. Я этот камень постепенно передвигаю с ячейки в ячейку за движением светила. Это сегодняшний день! Понял?-спросил он.

-Это камень сегодняшнего дня!

Я понял-сказал я-в какой ячейке заходит светило, в той он и лежит.

Я этот что тут делает?-спросил я указывая на серый камень во второй ячейке.

Ник улыбнулся и сказал-это время, когда сюда ссылают заключённых и прилетает взлётно- посадочный модуль с ними. В этот период времени сюда высадили и тебя и за год до этого меня-сказал он. В этот момент, светило заходит за горизонт в этой ячейке. И этот камень тут лежит постоянно, как напоминание об этом важном событии в моей жизни-Ник замолчал и улыбаясь смотрел на меня.

И только теперь я понял, насколько это важно и как это нужно.

Ну ты даёшь, я бы до такого не додумался. Это очень нужная вещь! -громко сказал я и понял, что благодаря Нику, я могу теперь точно знать, когда сюда прилетит моя любимая Миса.

От радости волнения я встал с грунта. Теперь он увидел, что я точно понял нужность этого каменного сооружения и Ник обрадовался тоже.

-Я знал, что ты быстро всё поймёшь!-сказал он, похлопав меня по плечу.

Уже наступили сумерки и Ник сказал-пошли нам ещё дрова надо набрать.

Но я, поняв всю его каменную систему, увидел в девятой ячейке тоже небольшой камень по середине и он был красного цвета.

А этот что обозначает?-спросил я, тыкая пальцем в девятую ячейку и радостно при этом улыбаясь.

Ник перестал улыбаться и сказал-честно я пока не знаю, происходит это каждый год или нет.

Я видел, что Ник медлит с ответом. Ну что? Говори!-попросил его я и перестал как он улыбаться.

В общем в эти дни начинается здесь камнепад-он замолчал. Немного помолчав он сказал-но это пока не точно, может у этой планеты какая нибудь пляшущая орбита и тогда камнепада не будет- сказал он.

Тут в это время с неба падают метеориты?-спросил я.

Да-сухо ответил он.

Чуть позже он сказал-пошли за дровами и иди бери свой чистый плащ.

Меня этот ответ напугал, хоть до этого события ещё было очень далеко. Ещё целых пять пустых ячеек.

И чтоб себя ещё немного успокоить, я спросил-Ник, а сколько дней в одной ячейке, держится светило?

Пока точно не знаю-сказал он. Во первых у меня эти камни разной толщины и тут вообще желательно воткнуть что то тонкое для полной точности слежения. Но приблизительно пятнадцать суток.

Я умножил на количество ячеек и понял, что падение метеоритов на планету будет примерно через девяносто дней...

Обратно дальше мы шли молча...

Ветер к ночи утихал, но океан продолжал шуметь и белеть прибрежной полосой пенного прибоя.

Одевай плащ и пошли за дровами! -сказал он мне не поворачиваясь, когда мы поровнялись с полусухим кустом, на котором он висел.

Я с лёгким волнением одел плащ своего друга Улваса и пошёл за Ником через каменные ямы, наполненные булькающей водой.

Ник тут очень просто ориентировался, даже в сумерках.

Ночное светило набирало с каждым вечером толщину своего серпа, но пока нормального освещения от него не было. Оно просто бесполезно смотрело идущим мужчинам в их спины.

Уже ступая на край лесной поляны, Ник сказал-смотри, вон ваши те ядовитые пещеры!

Я поднял голову и увидел далеко, слева от себя, серый от сумерек, каменистый склон ущелья, где на фоне лёгкой желтизны чернели в ряд три ядовитые пещеры.

Мы тоже с Лентином там чуть не заночевали-сказал Ник. Но нам повезло, когда мы туда зашли из стен пещеры струился лёгкий, жёлтый туман. Лентин был слаб на свои лёгкие и сразу там начал кашлять. И мы поэтому сразу от туда убрались, не успев даже разжечь там костёр.

Бери дров, сколько унесёшь-сказал Ник.

Он легко свалил два четырёхметровых, сухих ствола нажимом своих рук и ног, и стал ждать, когда что либо возьму я.

Я не хотел выглядеть перед Ником слабым и решил сломать сухое дерево не меньшей величины. Я подошёл к засохшей ёлке и нагнул её. Но она не поддалась. Я надавил на неё ещё раз но бесполезно. В этот момент у меня очень сильно запекли мои обгорелые пальцы и ладони.

Ник заулыбался и сказал- брось, ломай потоньше.

Я себя слегка почувствовал униженным и улыбнулся. Чуть позже я нашёл два ствола потоньше и сломав их у корня, посмотрел на Ника. Я был готов двигаться обратно в пещеру.

Ник увидел моё смущение и сказал:

-не переживай, тот ствол, который ты хотел сломать, мне тоже не поддаётся уже несколько дней- и как он закончил это говорить, то сразу громко засмеялся.

Я поняв, что я не один такой неприспособленный, на этой планете тоже засмеялся.

Взяв свои сухие стволы в руки, мы с ним пошли обратно. Ник шёл первым, а я за ним, следя куда он наступает своими опытными ногами.

У меня очень горели пальцы на руках и мои обожжённые ладони . Скорей всего я содрал напухшую на них кожу, когда боролся со стволом сухого дерева, которое в итоге так и не повалил.

Он дошёл до своего источника воды и немного правее его положил стволы на край обрыва.

Неси свои сюда-сказал он мне не поворачиваясь.

Пока я подходил к нему, он наклонился и с края обрыва достал весящую там скрученную лиану. Он привязал к ней наши брёвна и осторожно, чтоб не оборвать лиану под тяжестью стволов, стал медленно опускать вниз наш хворост.

Привязанная к камням лиана вскоре кончилась и он присев, аккуратно выпустил её из рук. Она натянулась, держа привязанные к ней дрова.

Всё, пошли вниз-сказал он и пошёл дальше вдоль обрыва, к тропе ведущей вниз. Я последовал за ним. Он осторожно спустился с края обрыва и стал на торчащую каменную жилу. Уже в глубоких сумерках на фоне камней тёмного берега, я увидел, что Ник мне подал руку.

Давай помогу-сказал он-пока ты тут мало что знаешь.

Я молча, почти автоматически подал ему свою правую руку. Он с силой и по незнанию схватил меня за обожжённую кисть и я с его помощью опустившись на площадку, на которой стоял Ник, от боли в руке сделал сильный и громкий вздох.

Что с тобой?-спросил он.

У меня обожжены руки-сказал я, теперь уже прямо перед Ником дуя на болящую ладонь.

Ник не выражая никакого сочувствия сказал- сейчас придём в пещеру я посмотрю.

Пошли, только осторожно-буркнул он и пошёл первым.

Молча спустились ко входу в пещеру. У пещеры перед входом висело наших, сломанных четыре бревна.

Я хотел помочь ему с хворостом, но Ник меня отодвинул одной рукой и сказал:- не мешай.

Я прижался к каменной стене и пропустил его с двумя стволами вперёд себя. Два других ствола лежали отвязанные на каменной площадке перед входом в пещеру.

Из пещеры я услышал голос Ника- подожди, пока не заходи. Я здесь всё знаю, а ты последний свой глаз набьёшь себе о какую нибудь стену. Сейчас станет светло, зайдёшь.

Я слышал как в тёмной пещере трещит ломающийся хворост.

Я посмотрел вперёд. Впереди чернел океан. Он уже затих и его волны были не большие. Хорошо выделялся берег, где пенилась вода, разбиваясь о небольшие камни. Через некоторое время я увидел мерцающий свет в пещере.

Иди сюда! -сказал Ник.

И как только я наклонился, чтоб взять и занести в пещеру два оставшихся бревна, услышал от него:- только без дров.

Я разгибаясь, улыбнулся и зашёл в пещеру и стал в нерешительности на пол пути к горящему костру.

Ник глянул на меня и сказал-ну что ты как не родной? Проходи и садись рядом. Сейчас прилажу рядом с костром ужин и посмотрю на твои руки. Он встал и пошёл в дальний конец пещеры.

Я снял плащ и бросив его на занесённые Ником дрова, сел у костра.

Огонь приятно разгорался и грел моё лицо. От его тепла пришла усталость ко всему телу и голод...

Через несколько минут появился Ник. Он как то бесцеремонно нёс большой кусок мяса, расположенное на шести длинных рёбрах.

У мясных рёбер размер был больше, чем мои рёбра. Я слегка от этого сравнения улыбнулся.

Он поймал мою улыбку и спросил-что, думаешь не съедим?-Он улыбнулся.

И сам ответил:- съедим, не переживай, а что останется прикончим утром.

Он взял этот кусок мяса на костях и подвесил его над костром, на торчащие из мягкой части стены скалы, две дубины с лианами.

Прикрепив лианы к торчащим рёбрам, он сказал:

-Вот и всё- он уселся рядом со мной, вытирая свои жирные пальцы о свою выцвевшую, тюремную рубаху.

Показывай свои руки!-сказал он.

Я протянул ему свои руки ладонями к верху.

Ого- сказал он.

Он своими руками развернул мои руки ладонями вниз удивился и спросил- как ты так умудрился ошпарить свои руки в кипятке, что пострадали только ладони?

Это не кипяток Ник- ответил я.

-Это костёр.

Он теперь уже молча снова перевернул мои ладони. Сильных ожогов не было. Только по четыре пальца на каждой руке, получили лёгкие повреждения и кожа на них вспухла, а пустота заполнилась прозрачной жидкостью. На правой руке отставшая от мяса кожа была содрана на трёх пальцах.

Все мои восемь пальцев сейчас жгло сильной болью. Даже горевший в стороне костёр, казалось своим излучением достаёт до повреждённых тканей и жжёт их своим горячим, невидимым пламенем.

У тебя, что есть в сумке- спросил Ник после долгого лицезрения моих ожогов.

Там у меня есть дезсалфетки -сказал я.

Хорошо-ответил Ник. Ты не против если я сам их достану?

Нет- ответил я и добавил-сейчас я всё разберу и ты без всяких мыслей можешь всем пользоваться.

Хорошо-ответил он вставая.

Немного покопавшись, он из плотного пакета достал в одноразовых упаковках две салфетки. Одну положил себе на колено, а другую стал рвать по кругу, делая из неё неширокую полоску. По его пальцам потёк дезраствор и пещера наполнилась знакомым, очень далёким, но неприятным запахом. Через некоторое время у него получилась влажная завязка почти пол метровой длины.

-Давай сюда свои руки.

Я протянул ладони. Он одной стороной салфетки вытер до видимой чистоты мне левую ладонь. Затем перевернув салфетку, протёр ей мне правую ладонь. После приложил мне салфетку к облезлой коже правой ладони.

Приятно прохладная салфетка на секунду успокоила боль, а потом защипала кожу с новой силой от попавшего дизраствора на повреждённые температурой ткани моих рук.

Обмотав правую ладонь салфеткой он начал скручивать её полоской от другой салфетки. Он ею обматывал каждый мой палец.

Очень жгло всю правую ладонь, но я как мог терпел.

Оставшейся полоской от порванной салфетки, он мне забинтовал четыре пальца левой руки. Теперь мне сильно щипало обе руки. Боль была просто невыносимая...

Он посмотрел на меня и спросил-что не больно?

Больно-ответил я.

Так кричи тогда, чего терпишь?-сказал он мне, удивив меня этим.

Конечно мне хотелось кричать стонать и охать, но я удержался и вытерпел всю эту процедуру.

Ник вставая и вытирая об себя влажные руки сказал-а ты выносливый! Молодец!

Да ладно тебе-ответил я -терпеть можно.

Завтра ты ничего не будешь делать правой рукой-сказал Ник и левой почти ничего. Ты понял?-спросил он меня.

Я тебя понял-ответил я слегка улыбаясь.

Ничего, дня через три всё заживёт -сказал он.

Ник встал и снял с лиан капающее, прогретое над костром мясо на кости.

-Ну что? Будем ужинать-сказал он и взяв пластиковый нож без проблем отделит два ребра вместе с мясом от общего куска.

-Держи-сказал он, затем немного подумав, положил эти два ребра с мясом на каменный стол и пластиковым ножом ещё раз их разделил.

Так тебе будет удобно-сказал он протягивая мне ребро с мясом.

Я по привычке протянул правую руку и спохватившись взял тёплую кость левой рукой.

Мясо было вкусное и не жёсткое.

Ели молча, предавшись своим мыслям и приятному на вкус мясу.

-Мне нравиться, что ты не обжора — уже после сытного ужина сказал Ник. Мы с тобой не ели целый день и ты как я, съел всего лишь два ребра.

-Мясо сытное, мне хватило- ответил я.

-Будешь воду сказал Ник и развернувшись взял мой контейнер с водой.

-Буду-ответил я-но только подожди немного. Я встал и решил его удивить нашим с Улвасом напитком из мёда и воды.

Он увидел, что я встал и засуетился, спросил у меня- Лёсинхо, что нужно сделать?

Я сел на место и сказал-брось в ёмкость с водой немного мёда и поболтай хорошо сосуд.

-Аа, понятно- сказал Ник и заулыбался.

Он развернулся и достав из сумки пакет с мёдом, бросил пару крупных капель мёда в открытую ёмкость с водой. Он закрыл контейнер и с улыбкой на лице, стал сидя трясти металлический сосуд.

-А долго трусить?-спросил он.

-Да хватит уже-сказал я - теперь открывай и пробуй.

Ник открыл контейнер и закинув голову, присосался к сладкой воде. Он оторвался от сосуда. Когда была выпита из него добрая половина напитка. Он улыбался.

-Ну как?-спросил я.

Я давно такого сладкого ничего не пил-ответил он.

А можно не только пить но и есть-ответил я. Завтра эти подогретые на костре рёбра намажем мёдом. Попробуешь как вкусно-сказал я улыбаясь.

Пришла сытость и в месте с ней и желание лечь спать.

Ник увидев мой закрывающийся от сна глаз, сказал-ну что давай спать.

Я с удовольствием-ответил я и стал глазами искать себе место для ночлега.

Но Ник уже встал и начал стелить мой плащ.

Он сказал- ложись тут у костра. Тут всегда тепло и это теперь будет твоё место.

Я не сопротивлялся и сразу лёг на бок. Затухающий костёр приятно грел мою спину.

У меня сегодня был день насыщенный информацией. Теперь перед сном я начал всё вспоминать и анализировать. Я так делал всегда, ещё с молодости, на далёкой от сюда планете Югрос.

Ник лёг рядом и тихо лежал на спине. Его руки были за головой. Я так лечь пока не мог- мои ладони горели от сильной боли.

Я вспомнил за чудесное изобретение Ника-календарь. Зрительно вспоминая камни, я тихо спросил у Ника. Не спишь?

-Пока нет-ответил он.

Скажи пожалуйста, а что такое пляшущая орбита?-спросил я, совсем не понимая этого термина.

-А можно без пожалуйста-ответил он.

-Хорошо- сразу поправился я- извини.

Да хватит тебе любезничать!- громко сказал он.

Я просто замолчал боясь опять сказать что нибудь не то.

Но Ник от меня не ждал слов.

Он сказал- эта планета имеет такой гигантский спутник и чем меньше сама планета и чем больше сам спутник, тем больше шансов, что она вместе с этим спутником крутятся вокруг общего центра их масс. Из этого следует, что при следующим камнепаде, весь удар может обрушиться на спутник, а не на планету или вообще все камни могут пролететь мимо, между планетой и спутником. Понял?-спросил он.

Это было мне понятно и я сказал- понял. И последний вопрос, сказал я-а эта планета большая или маленькая?

Не знаю-ответил Ник. Но раз в десять больше своего спутника, это точно...

Ладно, давай спать- сказал я, не в силах уже больше бороться со своим сном.

Ник замолчал Мне было тепло, комфортно и безопасно. Я закрыв свой глаз и первый раз за всё это время осознанно чувствуя себя в полной безопасности, сразу уснул...




Голосование:
За - 0 Против - 0
Авторизуйтесь для голосования
Комментарии к работе
Нет комментариев
В Мы ВКонтакте
f Мы в Facebook
Сталкер Зона Творчества

Закрыть окно