Искусство и творчество, воображение и вдохновение – социальная сеть для творческих людей Сталкер. Зона Творчества
СОЦИАЛЬНАЯ СЕТЬ ДЛЯ ТВОРЧЕСКИХ ЛЮДЕЙ
 

Кн. 1. гл. 41. ПЕРЕХОД НА ДРУГУЮ СТОРОНУ ОВРАГА.



Кн. 1. гл. 41. ПЕРЕХОД НА ДРУГУЮ СТОРОНУ ОВРАГА.

ПЕРЕХОД НА ДРУГУЮ СТОРОНУ ОВРАГА.

...Лёсинхо проснулся от яркого света... Улвас лежал в той же позе, в которой Лёсинхо положил его ещё с вечера. Его глаза были закрыты. Но Лёсинхо видел, что он дышит спокойно и ровно.

- «Ему сегодня как и мне должно быть получше»-подумал он.

Светило уже поднялось из за горизонта каменистого склона и приятно грело лицо. Вокруг стояла полная тишина. Ветра не было и день обещал опять быть жарким.

Лёсинхо встал на ноги и немного пошатываясь на них, подумал:

-«хорошо, слабость проходит, скоро всё восстановиться и я уберусь от сюда с Улвасом». Аккуратно спустившись к реке, он там разделся до гола. Затем встал на бревно, посмотрел по сторонам. Опасностей не было.

Он спустился в прохладную воду и начал в ней полоскаться, смывать с волос следы крови и серной пыли, а лицо и грудь от следов вчерашней рвоты. Слегка замёрзнув, он вылез из воды и подошёл к лежащемуУлвасу.

Тот по прежнему лежал с закрытыми глазами.

-«Пусть спит, ему необходимо набираться сил»- глядя на него, подумал Лёсинхо. Взяв моющее средство из сумки и свою грязную одежду, от которой шёл неприятный запах, он пошёл на другой берег оврага, чтоб выбраться из него и пополоскать хорошо свою одежду в горячей и незнакомой ему, парящей воде.

Закинув одежду на плечо, он цепляясь за корни, с небольшим трудом, выбрался из оврага. Слегка болела голова и левая часть лица, но всё равно своё состояние Лёсинхо считал нормальным несмотря и на то, что он всё видел лишь одним, правым глазом.

Немного посидев на краю оврага, отдохнув, он встал и покачиваясь пошёл в сторону парящих, известковых промоин, наполненных тёплой водой разной температуры.

Оставив несколько ям вне своего внимания, так как из воды, из их глубоких недр, в них интенсивно шли пузырьки воздуха и валил густой пар, он остановился возле промоины с водой, над которой пар был лишь над самой кромкой воды и он был еле заметен.

Лёсинхо аккуратно опустил в воду палец. Почувствовав, что вода приятно тёплая, он опустил в неё всю руку, постепенно опуская её до плеча. Температура воды была тёплой и очень приятной.

От неудобной позы его нагнутого тела, ему опять затошнило. Он высунул свою руку и поглядел своим одним глазом на мокрую кожу на ней. Ничего кожу не щипало и тем более не разъедало.

Он взял в руки свою одежду и перед тем как бросить её в воду, остановился. Посидев немного в нерешительности и покрутив своей головой во все стороны, Лёсинхо сел на край известковой ямы и опустил обе ноги в воду. Такого приятного ощущения он не получал никогда.

- «Какое большое количество тёплой воды!»-подумал он улыбаясь.

Он осторожно опустил своё тело в этот тёплый и бездонный бассейн, который был похож на каменную узкую трубу с неровными краями и внутренней поверхностью.

Своими ногами он чувствовал, что там на глубине вода была теплее, чем у плеч. Его ноги до невидимого дна не доставали. Лёсинхо держась руками за края бассейна наслаждался, новыми для него ощущениями.

Постепенно, его лицо, наполовину содранное и имеющее жёлто коричневый оттенок с полностью заплывшим одним глазом, расцвело в яркой улыбке. Он слегка отталкивался руками в воде и выписывал в ней круги, то в одну, то в другую сторону. Это баловство доставляло ему удовольствие. Затем, выбравшись из воды, он взял небольшую порцию моющего средства и натёр им всё тело. С огромным нетерпением он ждал когда он закончит эту процедуру, ему очень хотелось залезть обратно в тёплую воду.

Чуть погодя он как ребёнок прыгнул опять в эту яму, наполненную водой. Со всех сторон вокруг его из глубины от него начала всплывать пена моющего средства и играя в лучах звезды, переливалась разными цветами радуги.

Немного поплавав, Лёсинхо вылез и не вытираясь бросил в эту пенную воду свою одежду. Выполоскав хорошо её со средством, он забросил её на плечо своего голого тела и с хорошим настроением отправился обратно к лежащему Улвасу.

На своём пути на известковой поверхности водяной поляны он оставлял за собой влажный след от своих голых подошв и постоянно капающей его мокрой, но чистой одежды.

Спустившись в овраг и пройдя через холодную и грязную воду реки, взобравшись на бревно, он добрался до лежащего Улваса. Тот уже открыл свои глаза.

-Привет друг!-радостно сказал Лёсинхо, расстилая свою одежду на тёплых и сухих камнях.

-Скоро будем завтракать-проговорил Лёсинхо подходя к нему. Улвас молчал. Только водил своими глазами во все стороны.

Лёсинхо продолжал ему улыбаться.

-Тебе наверное уже жарко-с этими словами Лёсинхо снял с Улваса плащ, которым он его укрывал всю ночь.

Вешать его на ветки для нужной Улвасу тени ещё было рано и Лёсинхо бросил его на сумки, с мыслями:

-«плащи и сумки надо будет тоже прополоскать».

Повернувшись к Улвасу он увидел, что штаны его друга оказались мокрыми.

- «Он под себя справляет нужду!»-подумал Лёсинхо и улыбка с его изуродованного лица моментально исчезла.

- «..А что я думал, он уже сутки терпит» -подумал Лёсинхо и только теперь он полностью осознал, насколько Улвасу плохо.

- «Его парализовало, похоже, что у него инсульт»- с досадой и горем подумал Лёсинхо.

Он глянул в лицо Улваса и увидел, что у него по вискам из глаз текут слёзы.

-Ты что, друг?-наклонился над ним Лёсинхо -всё будет хорошо, не переживай!

В ответ, неподвижно лежащий Улвас только застонал.

Тебе дать воды?-спросил Лёсинхо, он достал из сумки ёмкость, открыл её и приподняв голову мужчины, дал ему сделать несколько глотков.

Улвас осторожно глотал воду, но слёзы не переставали течь с его глаз, которыми он не отрываясь смотрел в лицо Лёсинхо. Лёсинхо убрав от губ мужчины воду, вытер рукой его влажные щёки от воды и седые вески от слёз.

-Не переживай друг, я на том берегу нашёл рай! -стал успокаивать себя и Улваса Лёсинхо- мы переберёмся туда и я тебя там хорошо выкупаю.

Постепенно его слова теряли громкость, уверенность и силу, Лёсинхо понимал, что Улваса ещё необходимо как то туда перенести.

Ладно -немного успокоившись сказал Лёсинхо- буду разжигать костёр и готовить еду. А ты лежи спокойно и ни за что не волнуйся.

Лёсинхо опять оставил мужчину. Он одел обувь и отправился в овраг за хворостом для костра.

Подходя к бревну, чтоб преодолеть мутную речку, он осознал, что теперь всё, буквально всё, зависело только от него одного.

Лёсинхо знал, как медленно люди идут на поправку после паралича. Но никакого выбора у него не было и тяжело вздохнув, пройдя несколько шагов по бревну, он спрыгнул в мелкую, мутную воду и отправился вверх по грязному оврагу за хворостом.

Знакомый и грязный овраг. Теперь он казался ещё более не приветливым.

Хоть начинающийся день был ясным и в овраге кое где была сочная зелень, навалившиеся на Лёсинхо трудности смыли все приятные краски этого дня.

С правой стороны сырого оврага свисали толстые корни деревьев. Неугомонных своей трескотнёй насекомых здесь не было. Все их звуки были справа на верху, за земляным, обрывистым краем оврага. Повсюду стоял запах гнили и прелой листвы.

Набрав охапку хвороста, он быстро вернулся к Улвасу. Бросил ветки у его ног. От шума Улвас открыл глаза и увидев рядом с собой друга, успокоился и опять их закрыл.

Лёсинхо беря из сумки плащ, чтоб создать тень для Улваса, почувствовал вновь появившуюся головную боль. Выпрямив свою спину, он понял, что боль немного отступила, но появилось лёгкое головокружение.

Развернув плащ, он натянул его между обложенных камнями, стоячих веток. Улвас в тени оказался наполовину. Взяв пожилого мужчину за ноги в месте с плащом на котором он лежал, Лёсинхо стянул его немного ниже. Затем свернув заново валик из куска испорченного монстром плаща, он положил его ему под голову.

Всё это время Улвас смотрел Лёсинхо прямо в глаза.

-Вот и всё. Тебе удобно друг?-спросил Лёсинхо.

Улвас наверное в ответ моргнул глазами или по крайней мере так показалось или так захотелось, ставшему в это утро почти полностью одиноким Лёсинхо.

Лёсинхо наломав мелких веток и запалил костёр. Пламя резво объяло сухой хворост.

Лёсинхо немного посидев у костра, открыл ёмкость с водой и пакет с мёдом. Кротким куском ветки, намотал тягучую жидкость из пакета и всунул ветку с мёдом в ёмкость с водой. Медленно и задумчиво размешивая мёд с водой, он молча периодически подкидывал дрова в пылающий огонь.

Вынув ветку из контейнера, он увидел, что она пуста-мёд весь растворился в воде.

Приблизившись к Улвасу и приподняв его голову, он осторожно дал ему немного подслащенной воды. Улвас громко, но осторожно глотал.

Дрова прогорели, Лёсинхо, полез в сумку и достал последнюю пару раковин.

- «Всё.» -подумал он- «еда кончилась, теперь все надежды только на него одного. Теперь всё полностью зависело только от него.!» От этих мыслей у Лёсинхо опускались руки, он предчувствовал свою невозможность выполнять здесь за день, все необходимые работы для нормального существования их обоих на этой коварной планете. Но он решил об этом просто не думать, а постепенно делать всё, что ему положено, а там будет видно.

Мысленная паника в очередной раз немного отошла из головы Лёсинхо на второй план и спряталась за кучу необходимых дел, которые нужно было сделать ему прямо сейчас.

Он бросил раковины в костёр и молча стал ожидать их готовности.

Пока шло время их приготовления, Лёсинхо осторожно решил открыть свой заплывший левый глаз. Он не открывался, приподнималась только бровь. Осторожно пальцами левой руки он ощупал сильно болезненную опухоль над глазом. От его касаний сразу заныла вся левая часть лица. Не обращая внимание на эту ноющую боль, он пальцами приподнял напухшее веко и его глаз немного приоткрылся. Лёсинхо увидел им размытое изображение каменистого склона и сразу успокоился-глаз был цел и он им нормально видит.

- «Ничего, по молодости кто не ходил с синяками»-успокаивал он себя- «скоро буду опять всё нормально видеть.»

Раковины перестали шипеть и теперь они тихо пеклись в жарком костре. Лёсинхо аккуратно выкатил их из костра.

День набирал свои обороты и из тёплого опять превращался в жаркий. Всё так же стояла относительная тишина. В овраге была слегка слышна текущая, мутная речка а на той стороне за оврагом, на полянах, временами вылетающий пар из бездонных, известковых ям, наполненных горячей водой, поднимал быстро затихающий, охающий и булькающий шум.

Из за тёплого дня, высота поднимающегося пара была не большой и временами для удобства Лёсинхо проглядывался весь горизонт.

Каждый раз при сильном выбросе столба воды и пара, напуганные, стрекочащие насекомые в чахлом лесу затихали, прислушиваясь к шуму из вне. То ли они пугались шума, то ли понимали, что с шумом воды из бездонных недр этой планеты им нет смысла бороться и просто затихали, экономя свои силы на это время. Затем немного успокоившись, возобновляли свои громкие трели, слышные на всю округу, забыв об этом непонятном и малозначительном случившемся с ними происшествии.

Лёсинхо почистив остывшую раковину, растолок её содержимое на камне и добавив туда немного сладкой воды. При помощи маленькой рогатины, найденной в хворосте, он стал осторожно кормить своего друга. Это была тяжкая работа. Язык Улваса двигался очень вяло. Он часто давился и кашлял. Но давая ему периодически то воду, то еду, Лёсинхо приспособился и большая часть еды Улвасом была успешно проглочена со сладкой водой.

Обрадованный Лёсинхо, после этой процедуры, очистил свою, уже остывшую раковину и быстро её съел. Он почувствовал, что проголодался к этому времени довольно сильно. Его это обрадовало, он понял, что он выздоравливает и потихоньку восстанавливает свои силы.

Приём пищи он закончил к середине дня. Много времени из этого ушло на кормление своего друга. Отряхнув руки от осколков раковины, Лёсинхо встал и снова сдвинул Улваса в переместившуюся тень плаща.

Запив водой свой то ли завтрак, то ли обед, Лёсинхо встал. Его немного беспокоило, что так много времени уходило на кормление его друга. Так же его беспокоила их полная незащищённость, от светила и разнообразной погоды, которая так часто менялась на этой планете и конечно же и от хищников, которых пока ещё по какому то везению здесь не было. Немного побродив по каменистому склону, Лёсинхо решил попробовать до темноты перенести Улваса на ту сторону обрывистого оврага. В тот чахлый лес, где можно сделать хоть какое то укрытие.

Вернувшись к своему другу, Лёсинхо взглянул на него, Улвас лежал в тени плаща с закрытыми глазами.

-Ну что друг, пойдём на ту сторону?-сказал Лёсинхо, стараясь ему улыбаться.

Улвас молча открыл глаза. Пожилой мужчина ничего не отвечал.

-Сейчас я перенесу наши сумки на тот берег реки, а потом приду и перенесу тебя туда- громко сказал Лёсинхо.

Он взял обе сумки в руки и быстро отнёс их за речку и положил их на противоположном склоне среди торчащих корней деревьев.

Сделав это без особого труда, Лёсинхо почувствовал в себе некую уверенность, хотя он понимал, что всё самое трудное ещё впереди. Вернувшись и не тратя попусту время, он взял Улваса под мышки и развернув его головой к реке, поволок его вниз. Особой трудности Лёсинхо не испытывал, так как он тащил своего друга по склону вниз.

Улвас при этом передвижении держал свои глаза открытыми.

Лёсинхо при перемещении Улваса, будучи немного нагнувшимся почувствовал вернувшуюся от сильного физического напряжения головную боль. Но он старался на неё не обращать внимание.

Руки и ноги Улваса болтались как у мёртвого человека и бились о грунт, волочась и падая с небольших каменных уступов, при этом Улвас не сильно издавал звуки, больше похожие на стон.

- «Ему наверное больно»- подумал Лёсинхо,- «это хорошо, он чувствует удары своих рук о камни, значит возможно, что у него всё восстановиться». С этими мыслями ноги Лёсинхо ступили на бревно. Ловя телом равновесие и борясь с появившимся от нагрузки головокружением, Лёсинхо стал затаскивать Улваса на бревно. Протекающая под бревном река, с постоянно плывущей по воде опавшей листвой и всяким мелким растительным мусором, ещё сильней кружила мужчине голову. Лёсинхо старался на её быстрый и мутный поток не смотреть.

Продвинувшись ещё вперёд ноги Улваса соскочили с каменного берега и оказались в воде по обе стороны бревна. Ощутив приятную прохладу, Улвас застонал.

-Держись друг, всё хорошо! -стал успокаивать его Лёсинхо.

Правую ногу Улваса, течением подгибало под бревно. Из за этого его всё тело поддалось вправо и Лёсинхо от неожиданности не смог удержать себя с ним на бревне. Он теряя равновесие, спрыгнул в воду и потянул за собой Улваса. Ноги Лёсинхо уже стояли в мелкой части реки, а Улвас стал падать в воду, где её поток был ещё сильным. Понимая, что его друга сейчас может унести течением, Лёсинхо сделал сильный рывок назад и падая в воду, выдернул тело своего друга из сильного потока. Лёсинхо сидя плюхнулся в воду, но Улвас был рядом и его голова лежала на животе Лёсинхо.

-«Всё обошлось!»- обрадовался Лёсинхо, тяжело дыша. Притихшие мужчины сидели в воде. Лёсинхо наслаждался прохладной водой, которая обволокла его разогретое от физической нагрузки тело.

Ноги Улваса сильным течением слегка шевелило в воде и пожилой мужчина на них молча смотрел.

Передохнув, Лёсинхо встал и выволок Улваса из воды. Он протащил его по илистому дну оврага и усадил его, уперев спиной к земляному, противоположному склону оврага.

Лёсинхо был очень доволен проделанной им работой.

-Смотри как мы с тобой много прошли!-сказал он радостно своему молчащему другу.

-Не переживай, сейчас я отдохну и вытащу тебя на верх-проговорил Лёсинхо восстанавливая своё тяжёлое дыхание. Лёсинхо сидел и осматривая глиняный склон думал, как ему теперь поднять на верх своего друга. Тянуть его так, как он перетянул его сюда-не получится, ему было необходимо ещё как то держаться за свисающие корни деревьев руками.

Значит, заключил Лёсинхо- «подниматься на верх необходимо со свободными руками, значит Улваса придётся положить на плечо или привязать его как то к своей спине.»

- «Вытяну ли я его на верх после этого отравления, ведь я сильно ослаб?»-задал себе вопрос Лёсинхо.

Улвас сидел, голова его держалась между корнями. Он с грустью неподвижно смотрел на журчащие, мутные воды реки.

Лёсинхо встал и взяв обе сумки и закинув их себе на плечи стал подниматься вверх. Цепляясь за корни деревьев, он вскоре, без проблем преодолел это препятствие и добравшись до края склона, поставил на него сумки и достал из одной из них два пояса от их плащей.

- «Это должно выдержать вес Улваса»- подумал он:- « у нас делают прочные и практичные вещи для заключённых».

Закрыв сумки, он забросил их подальше на чахлую траву.

Его голова немного болела, но он на это не обращал никакого внимания. Обмотав оба пояса вокруг шеи, он осторожно спустился вниз.

-Вот друг чем я тебя привяжу!-спустившись, сказал радостно Лёсинхо и стоя перед Улвасом снял с шеи пояса.

Лёсинхо сел рядом с Улвасом и принялся в руках крутить пояса плащей. Он завязал два прочных узла так, что оба пояса превратились в одно кольцо. Сложив его пополам, Лёсинхо уменьшил это кольцо вдвое. Это двойное кольцо он пропустил под мышками Улваса , а сам отодвинув его спину от земляного склона, за его спиной продел в это кольцо свою правую руку и голову. Осторожно, прочно держась за корни деревьев, он стал, разгибая колени, приподниматься и поднимать таким образом беспомощное тело своего друга.

Лёсинхо почувствовал, как спина Улваса вплотную придвинулась к его спине. Он продолжал выравнивать своё тело и разгибать свои согнутые колени, подтягиваясь руками за корни деревьев. Улвас постепенно приподнялся за его спиной и теперь только его длинные ноги касались почвы.

- «Получилось!»-подумал Лёсинхо- «я смогу его так поднять». Уже собираясь сделать первый свой шаг вверх по подъёму, как с правого бока, одним своим глазом Лёсинхо увидел, что руки Улваса поднялись вверх и он начал выскальзывать из под прочной петли удерживающей его. Улвас при этом застонал. Лёсинхо снова опустился с Улвасом на влажный грунт.

- «Надо что то придумать, чтоб у него не поднимались вверх руки»-подумал Лёсинхо. Он опять высвободился из петли за спиной своего друга и стал думать, чем ему связать его руки, чтоб они не поднимались вверх. Верёвок у него не было, лиан тоже. Лёсинхо уже начал паниковать, как вдруг ему пришла в голову идея. Он расстегнул штаны пожилого мужчины и заправив в них руки Улваса, потом застегнул их обратно. Для уверенности Лёсинхо попытался выдернуть левую руку Улваса из штанов. Тугой и прочный пояс его тюремной одежды не дал ему это сделать.

- «Так пойдёт!»-обрадовался Лёсинхо и вслух сказал своему другу- «ну что, будем подниматься друг! Ты потерпи немного, если тебе будет не удобно.» Лёсинхо улыбнулся Улвасу и вновь зайдя за его спину, стал в петлю опять просовывать своё тело. Он опять осторожно поднялся, помогая себе руками и поняв, что Улвас надёжно закреплён в петле, цепляясь руками за корни деревьев, сделал первый шаг. Ещё при вставании к Лёсинхо вернулась сильная головная боль в его пульсирующих висках.

- «Ничего, потерплю»-успокаивал себя Лёсинхо.

Помогая себе руками, постоянно перебирая ими и подтягиваясь по свисающим корням, Лёсинхо стал медленно подниматься вверх. Его ноги от большой нагрузки и еще не прошедшей слабости начали заметно дрожать.

-«Хоть бы не сломать ногу!»-подумал он. Улвас молча висел за спиной у Лёсинхо и его ноги безучастно болтались в воздухе. Было очень тяжело дышать, пояс проходивший наискось по груди Лёсинхо не давал ему возможности сделать полноценный вздох. Сердце у Лёсинхо колотилось как бешеное. Но он шёл, он медленно поднимался по скользкому, земляному склону.

Все внешние звуки стихли, Лёсинхо слышал только себя своё глубокое дыхание и своё сердце. Сначала он планировал где то на середине подъёма передохнуть, но теперь он понял, что опустив Улваса на почву и не имея под собой необходимой опоры, тот сразу начнёт сползать вниз и тогда ему придётся начинать всё сначала.

Лёсинхо задыхался...Улвас понемногу начал стонать, видимо тугая лямка мешала тоже его полноценному дыханию.

После головной боли у Лёсинхо заныл заплывший глаз и появилась тошнота. Но мужчина лез, делая шаги, полушаги, делая всё, чтоб вытащить своего друга из этого опасного оврага....

...Голова Лёсинхо уже сровнялась с краем оврага.

- «Осталось немного, совсем немного!»-подумал Лёсинхо. Он поднимался по склону, хватаясь за всё, что ему давало возможность это делать. Уже его плечи, поднялись над оврагом..., грудь... Он в изнеможении остановился...

- «Я сейчас сдохну!»-подумал Лёсинхо. Голова у него болела так, что казалось что она сейчас лопнет от давления в пульсирующих висках. Единственный глаз почти ничего не видел из за застеливших его, от чудовищной нагрузки слёз. От этой нагрузки уже дрожало всё его ослабленное тело.

Лёсинхо правым боком наклонился вперёд и протянул правую руку к корню дерева, который торчал уже среди травы на ровной поверхности за краем оврага.

- «Последний рывок!»- подумал он- «тут мне негде останавливаться, надо выбираться от сюда иначе, я с Улвасом скачусь вниз и больше сюда не когда не залезу.»

Уцепившись правой рукой за корень, он поднял свою правую ногу и закинул её за край оврага. Левой рукой, найдя торчащий камень из земли, среди чахлой травы, он уцепился в него грязными, дрожащими пальцами. Теперь подтягиваясь правой и левой руками, помогая себе правой ногой он начал затаскивать своё тело и тело свисающего над обрывом Улваса из оврага на ровную поверхность.

Улвас на лямках со спины Лёсинхо передвинулся вправо и съехавшая лямка на шею Лёсинхо стала его душить... Задыхающийся Лёсинхо, закинул на траву свою левую ногу и перебирая ими среди выступающих из травы корней и камней, всё больше и больше вынимал своё тело и Улваса из оврага. Голова и плечи Улваса уже тоже были уже на траве.

Лёсинхо почти встав на четвереньки, попытался сделать несколько шагов вперёд, чтоб перетащить друга подальше от края оврага, но вместе с первыми такими шагами, тело Улваса соскользнуло с его спины и Улвас своим телом сбив правую руку Лёсинхо с поверхности грунта, повис на лямках перед его лицом. Потеряв равновесие, Лёсинхо стал падать лицом вниз прямо на Улваса. Перед падением Лёсинхо отчётливо увидел слёзы на лице своего друга. Лёсинхо упал так, чтоб Улвас мог дышать.

Он сразу убрал свою грудь, с мокрого от слёз лица Улваса. Оба мужчин лежали на траве, за краем оврага остались только весящие по колени ноги Улваса.

Лёсинхо от перегрузки теперь просто лежал. Его горло пересохло от глубокого дыхания. Сердце начало успокаиваться, ныло и дрожало всё тело...

Улвас лежал на спине и молча и глядел сквозь слёзы, как лёгкий, тёплый ветерок качает невысокие, кривые деревья и клубы отрывающегося белого пара, иногда закрывают бездонное голубое небо над их головами...

...Лёсинхо долго лежал неподвижно. Первое что он сделал ещё лёжа, это высвободился из поясов плащей. Теперь, освободившись он развернулся и лёг на спину.

Одним своим открытым глазом он наблюдал, как чужеродная голубизна неба этой жестокой планеты временами сменялась белым туманом, исходящим из адских недр этого им чуждого и безжалостного мира.

Лёсинхо не смотря на своё ужасное состояние был очень доволен, что он смог это сделать и поднять сюда на верх своего друга.

Встав на свои колени Лёсинхо почувствовал пульсирующую головную боль, сильную тошноту и слабость. Через несколько секунд у него опять открылась рвота. Весь его сегодняшний завтрак с сильной болью в надорванном ещё с ночи горле, теперь оказался на полусухой траве. Он дополз до сумки и достав от туда контейнер, выпил немного речной воды. Ему стало немного полегче, он подполз к Улвасу и подняв его голову, дал попить и ему.




Голосование:
За - 1 Против - 0
Авторизуйтесь для голосования
Комментарии к работе
Нет комментариев
В Мы ВКонтакте
f Мы в Facebook
Сталкер Зона Творчества

Закрыть окно