Искусство и творчество, воображение и вдохновение – социальная сеть для творческих людей Сталкер. Зона Творчества
СОЦИАЛЬНАЯ СЕТЬ ДЛЯ ТВОРЧЕСКИХ ЛЮДЕЙ
 

Кн. 1. гл. 35. ОПЯТЬ ОСТОРОЖНОСТЬ И СОБРАННОСТЬ.



Кн. 1. гл. 35. ОПЯТЬ ОСТОРОЖНОСТЬ И СОБРАННОСТЬ.

ОПЯТЬ ОСТОРОЖНОСТЬ И СОБРАННОСТЬ.

...Лёсинхо резко вздрогнул и проснулся. Не вставая открыл глаза. Пасмурный день заканчивался, наступали вечерние сумерки.

Улвас молча сидел у костра, его спина сгорбилась над примятой под его ногами травой.

Лёсинхо сел и сообщил о своём пробуждении вопросом- Улвас как дела?

Всё хорошо! Хорошо же ты поспал!-сказал он с улыбкой на лице.

Да, отдохнул я очень хорошо! У меня так иногда бывает, если есть такая возможность поспать днём, я её всегда использовал. Так я хорошо отдыхаю и хорошо набираюсь сил -сказал вставая Лёсинхо.

Я немного поохотился- Улвас своим копьём показал на раздутую, походную сумку.

Что там у нас?- спросил Лёсинхо.

А ты не догадываешься, конечно раковины-ответил Улвас.

Хорошо, теперь с голоду долго не пропадём-сказал Лёсинхо , подходя к костру, он вспомнил за мёд и глянул под висячий плащ с разрушенным в нём ульем. Лёсинхо не поверил своим глазам. Весь прозрачный, непромокаемый пакет из под его полотенца, был наполнен светло жёлтым, прозрачным и густым мёдом. Рядом с пакетом лежала небольшая кучка вымазанных в мёде мёртвых насекомых, листьев а так же кусочков глины.

Вот это да!-воскликнул Лёсинхо, подойдя к мёду-какой ты молодец! -сказал он и присел под плащом. Лёсинхо окунул свой палец в тягучую жидкость и засунул его после этого себе в рот.

Вкусно! Есть можно, хоть и немного горчит. Я бы никогда до такого не додумался.

Додумался бы- ответил ему улыбаясь Улвас.

Ты уже кушал?-спросил Лёсинхо- а то я проголодался.

Да, я ел, поешь и ты- Улвас кивком головы показал на тёплых, печёных раковин, лежащих возле костра.

Скоро буду готовить ужин-договорил Улвас.

Хорошо я сейчас перекушу и схожу за хворостом на ночь. Если ночь будет прохладной, чтоб нам было потеплее с тобой под одним плащом-сказал Лёсинхо и наклонившись над костром взял тёплую раковину хорошо запечённого моллюска.

Ты так крепко спал, что я даже не хотел тебя будить-сказал Улвас.

А что, что то случилось-насторожился Лёсинхо.

Вон туда посмотри-сказал Улвас и показал вверх рукой в направлении куда мужчины держали свой путь.

Лёсинхо по небу долго своими зоркими глазами не блуждал, он сразу увидел два знакомых силуэта летающих монстров. Они парили где то далеко справа и не обращали на отдыхающих людей никакого внимания.

К чему бы это?- спросил Лёсинхо.

Что тут думать-ответил Улвас. В лесу эти твари не нападают, им мешают деревья, значит там уже начинается голая местность. Скорей всего скоро закончится этот лес-заключил он.

Лёсинхо теперь это тоже понял.

С окончанием этой густой, лесной растительности, у них опять появятся всевозможные опасности при передвижении. При таком долгом перемещении по лесу, как то всё потихоньку забылось, притупилось это чувство страха, которого никогда и не было даже в их генах у этих двух вынужденных жителей этой планеты.

Дааа -немного помолчав выговорил Лёсинхо- как не хочется от сюда выходить. Но нам необходимо нормально устроиться здесь, чтоб обрести полную безопасность на этой планете и хоть какой нибудь мало-мальский комфорт. Ничего не сделаешь, надо двигаться дальше-закончил он свой монолог.

Пожилой Улвас сидел молча. Лёсинхо расправлялся с печёной раковиной и потянулся за второй. Улвас заботливо подал её своему другу.

Спасибо друг-сказал Лёсинхо и продолжил-ты хорошо позаботился о нас. Выйдем на открытую территорию, не известно как скоро мы что нибудь там поймаем. А тут у нас целая сумка с раковинами-Молодец!

Да-ответил Улвас- только эту сумку теперь еле поднять.

Ничего донесём как нибудь-продолжил Лёсинхо- благодаря этим раковинам моллюски в них не дохнут, не портятся и могут долго храниться свежими-а это очень важно для нас -закончил он.

Полностью согласен с тобой -согласился Улвас и чуть погодя добавил-у нас с тобой снова начинаются опасности.

Что делать друг, что делать-выдыхая воздух с сожалением проговорил Лёсинхо- когда нибудь это кончится и у нас с тобой всё наладится.

Закончив есть, Лёсинхо бросил осколки раковины в костёр, отряхнул руки и удалился в темнеющий лес за хворостом.

Сухих веток было не так много. Вокруг бушевала зелёная растительность, питавшаяся обильной, подпочвенной влагой. Лёсинхо долго ходил по замолкающему лесу и собирал ветки. Уже в густых сумерках он вернулся обратно в лагерь чуть усталым но с большой охапкой хвороста.

Думаю, что нам на ночь хватит-сказал он и с шумом высыпал ветки у костра.

Где то справа, в небе они услышали знакомый, мерзкий визг летающих тварей. Они между собой о чём то переговаривались. Периодически их перекличка повторялась. С наступлением темноты она участилась, что как то незаметно навело на мужчин неприятную тоску.

Всё как в первый день высадки-прервав тишину, сказал Лёсинхо.

Ты о чём?- вынырнув из своих раздумий, спросил Улвас.

Да о тварях этих, орут как в нашу первую здесь ночь-ответил Лёсинхо.

Да, так оно и было-тихо сказал Улвас, вновь погружаясь в свои мысли.

Тебе необходимо хорошо отдохнуть-сказал Лёсинхо своему другу-у нас завтра будет трудный день.

Я высплюсь, не переживай-мягко сказал Улвас- выспаться я успею, поужинаем и сразу лягу. Улвас встал, достал из сумки четыре раковины и бросил их в костёр со словами-приготовлю сразу и завтрак.

Лёсинхо не возражал. Он немного нервничал перед завтрашним переходом. Нервничал как когда то в ночь перед высадкой на эту планету. Уж очень ему не хотелось опять окунаться в чужеродный мир, полный смертельных опасностей.

Раковины в костре начали шуметь, отдавая в потемневшую атмосферу свою воду.

На лес надвинулась темнота, которая сузила видимый мужчинами мир. Только голоса летающих монстров где то вверху расширяли границы этого чужого и опасного окружения. Раковины уже перестали шипеть и слегка и еле заметно парили из своих отверстий.

Я есть не буду-сказал Лёсинхо, когда увидел, что Улвас двигает копьём горячие раковины из костра к его ногам.

Как хочешь-тихо ответил Улвас.

Стояла практически полная тишина, если не считать периодически повторяющиеся мерзкие крики в небе. Наступала тёмная, дикая ночь. В лесу было не холодно.

Путники сидели у костра напротив друг друга. Их лица освещали небольшие, прыгающие языки пламени. А за их спинами на густой и тёмной растительности дрожали их сгорбленные над костром тени. Костёр мирно потрескивал.

Я наверное и спать теперь не захочу-прервал тишину Лёсинхо- вроде уже выспался.

Ложись попозже отозвался Улвас, и продолжил-а я попробую заснуть.

Он не долго думая лёг на бок прямо у костра, подставив ему свою сильную спину.

Лёсинхо залез в сумку с вещами, достал от туда лоскут от разорванного монстром плаща. Свернув из него валик, он положил его под голову Улваса. Взяв единственный, оставшийся плащ, накрыл им пожилого мужчину. Тот, не открывая своих глаз поблагодарил его за заботу.

Лёсинхо опять уселся у костра.

Далёкий визг летающих тварей набросил на Лёсинхо ещё более тяжёлую тоску.

«Устал я, как я устал» -подумал он.

«Зачем я живу? Я похож на букашку, на местное насекомое, которое хочет жить, трещит из травы до времени, пока не наступает опасность. Потом прячется в зарослях, переживает свой маленький животный страх и опять начинает жить...»

- «Как там моя Миса? Как она там? Мне уже кажется, что я начинаю забывать её лицо, голос и запах её волос. Я по прежнему люблю её, люблю её дочку и нашу общую девочку. Люблю всех своих детей, которых я уже не увижу никогда. Но Мису я могу увидеть, если научусь жить на этой планете огромных чудовищ. Учится мне надо у этих насекомых выживать. Учиться жить у любых здешних тварей, которые умудряются здесь жить годами и даже наверное и умирать своей смертью....»

- «Я очень люблю свою молодую и нежную женщину Мису... Она моя жизнь. Мой жизненный стимул....»

У Лёсинхо навернулись на глаза горькие слёзы.

Его пожилой друг спал и можно было хоть на время стать полностью опять самим собой, полностью и при этом никого не стесняясь. Стать опять мягким и ранимым человеком. Эти его качества на Югрос Лёсинхо доставляли лишь только неприятности и сожаления о том, что он такой и безнадёжно не исправимый человек...

-«Я сделаю всё чтоб увидеть здесь свою любовь, буду бороться как зверь и обязательно встречу её через триста с лишним дней на этой дикой, и кровавой планете обязательно....»

От такой своеобразной клятвы у Лёсинхо, в его голове и теле прибывали силы и огромное желание обязательно выжить в этом, теперь бесконечном на всю его жизнь кошмаре...

...Лёсинхо очнулся от своих переживаний. Костёр заметно прогорел, лишь кое где краснели одинокие угольки.

Он подбросив в него хвороста, лёг на спину, прямо на траву и под голову положил свои руки. Понемногу самообладание возвращалось к нему.

- «Нельзя сильно расстраиваться, а то завтра будет неприятно болеть голова» -подумал он- «надо попробовать уснуть.»

Он закрыл глаза. Воспламенившейся в проснувшимся костре хворост, сквозь закрытые веки Лёсинхо приятно мерцал в его ещё влажных от тоски глазах. Ему было тепло. Сон понемногу подкрадывался и окружал Лёсинхо. Он постепенно засыпал...

... Лёсинхо проснулся от треска хвороста в костре. Ему было тепло, теперь он оказался укрытый плащом. О нём позаботился его друг Улвас. Лёсинхо открыл глаза и увидел Улваса с приятной улыбкой.

Молодец-сказал тот -хорошо спишь!

Да я выспался- Лёсинхо сел и почувствовал лёгкую головную боль.

«Опять, как всегда. После небольшого моего вечернего переживания она у меня начинает утром болеть».

«Ничего»-подумал Лёсинхо- «к середине дня головная боль обычно у меня проходит.»

-Ты как, готов много сегодня двигаться?-спросил Лёсинхо.

Да, я выспался тоже и мне очень хорошо!-ответил Улвас и продолжил-мы ведь с тобой благодаря этому мёду хорошо отдохнули.

Да, я с тобой согласен-сказал Лёсинхо- но от этой сладости очень хочется пить.

Ничего ответил Улвас- настанет момент когда с водой у нас не будет проблем-успокоил он своего друга.

А сколько у нас её осталось?-спросил Лёсинхо.

Полтора контейнера. Думаю, что благодаря такой погоде, нам её хватит надолго-закончил Улвас.

Лёсинхо посмотрел вверх и опять увидел на небе плотную облачность. Серые не крупные облака располагались на небе довольно густо. Ветра не было.

Кушать будешь?-спросил Улвас.

Нет, не буду. Только попью воды, соберём свои вещи и в путь-сказал Лёсинхо.

На, пей! -Улвас протянул контейнер с водой и стал быстро собирать все вещи.

Он разобрал приспособление для сбора мёда. Плотно закрыл пакет от полотенца специальным для этого само закрывающимся швом и положил его в походную сумку. Сняв с дерева плащ, он аккуратно развязал узлы и вытрусил всё его липкое содержимое на лесную подстилку.

На всё это время, пока не постираем этот липкий плащ он у нас испорчен и не пригоден к использованию-сказал Улвас, аккуратно его сворачивая, липкой поверхностью вовнутрь.

Лёсинхо молча сидел и наблюдал за сборами Улваса. Позже и он встал, бросив контейнер с водой в сумку, он оглядел их лагерь. Улвас уже собрал всё. Можно было выдвигаться.

Ну, что пошли?-спросил Лёсинхо.

Пошли- согласился Улвас.

Два человека взяли в руки по копью, Лёсинхо взял сумку с плащами и водой и вдвоём они взяли вторую, тяжёлую сумку, наполненную раковинами. Они двинулись в свой, опасный путь.

Лес не пестрел своим разнообразием растительности. Всё те же, однородные деревья и кусты. Понемногу он начал расступаться перед путниками и редеть, облегчая тем самым путь через себя этим двум, разумным существам, вместе тянувшим тяжёлую сумку.

Кое где стали появляться ветки деревьев и кусты, поломанные телами крупных животных. Так же начали попадаться и большие кучи навоза разных по типу питания животных.

Мужчины чувствовали, как опасность опять к ним приближается с каждым их шагом, потому, что они идут к ней прямо на встречу.

Высота встреченных на их пути деревьев начала уменьшаться. Густая и высокая трава сменилась низкорослой и сухой. Пройдя несколько десятков метров эти двое оказались на границе леса и огромной равнины, покрытой сухой травой. Они переглянулись и остановились. Положив сумки они с опаской оглядывали открывшейся перед ними ландшафт.

Повсюду стояла тишина, если не считать треска глупых насекомых.

Мы оказались намного ниже того места, где зашли в этот лес-прервав тишину тихо сказал Лёсинхо.

Не удивительно, мы ведь сколько дней шли вдоль пустыни по обрыву-отозвался Улвас и продолжил- наше озеро с чистой водой где то очень далеко и справа.

Там не только озеро-продолжил мысль Лёсинхо- там ещё мелкие ящерицы, которые сожрали громадного, травоядного монстра живьём за очень короткое время, если помнишь?

Помню- тихо ответил Улвас и опустил вниз свой испуганный взгляд.

Лёсинхо продолжил-мы двигались с места своей высадки по открытой территории без особого страха. Это теперь мы знаем, что есть такая быстро бегающая стая мелких хищников, которая всё может сожрать на своём пути не зависимо от размера животного и его возможности защищаться.

Будем с тобой очень осторожны-сказал Улвас- нам больше ничего не остаётся.

Да,-согласился Лёсинхо. Где то там, за этой равниной в лесу наш овраг с водой и возможно и едой. Нам необходимо её быстро пересечь.

Мы это сделаем-сказал Улвас.

Мужчины решили немного передохнуть и двинуться далее по открытой территории, ночью на которой можно было ожидать нападение с верху, а днём нападение стаи мелких, кровожадных ящеров.

Днём передвигаться всё равно безопаснее, вся эта открытая территория нами хорошо просматривается-заключил Лёсинхо.

Я согласен с тобой-ответил Улвас- двигаться будем днём, а ночью прятаться-закончил он.

Идём в ту сторону-сказал Лёсинхо, увидев где то на горизонте, за равниной тёмную, состоящую из крупной растительности, полоску густого леса. Он ткнул туда пальцем и Улвас внимательно посмотрел туда.

Немного рассмотрев направление их движения Улвас спросил у своего спутника:

-туман там, что ли? Или дымка какая то? Вон там посмотри Лёсинхо!- сказал Улвас и показал в ту сторону приподнятой рукой.

Наверное туман-не желая гадать и думать над этим, быстро ответил Лёсинхо.

Отдыхая на кромке леса, Лёсинхо съел свой завтрак, состоящий сегодня из двух раковин и глотнул немного воды.

Чуть отдохнув, мужчины взяв свои сумки, быстро двинулись вперёд, пересекая голую равнину с низкой, сухой травой.

Они со страхом периодически вертели своими головами в разные стороны. Серое небо и высушенная поверхность равнины этой планеты на данный момент были без хищников. Это двум, быстро двигающимся людям, придавало немного уверенности при их опасном передвижении по оголённой поверхности этой огромной равнины.

Постепенно из за горизонта вырастал темнеющий лес, где должен был скрываться их овраг с ужасной славой, нужной им водой и необходимым для них укрытием.

Левая и далёкая половина этой тёмной растительной полосы была в какой то не понятной для них светлой дымке.

На равнине кое где попадались заросшие скудной травой воронки, каких на планете были тысячи. Цвет грунта здесь поменялся, если в лесу он был практически чёрным и влажным, то здесь был светло коричневым и сухим. Каждый их шаг поднимал над сухой травой небольшое облако пыли.

Хоть и светило скрывалось за плотной облачностью, двигаться с тяжёлой сумкой мужчинам было жарко. На лбах у обоих проступил пот, по их вискам иногда стекали прозрачные капли, а их рубахи на спинах и груди тоже отсырели от пота.

На равнине кое где торчали чахлые кусты с малым количеством листвы. На всех них были следы пастей и зубов растительноядных животных. Ветки их были изрядно поломаны и листвы на них явно не хватало. Все эти кусты имели крону интересной формы. Бесконечные зубы животных, постоянно обгладывая на них молодую поросль превратили ветки этих кустов в зелёного цвета грубые колючие шары.

Постепенно день перешёл на свою вторую половину. Хорошо отдохнувшие путешественники двигались довольно быстро.

Постепенно из за горизонта всё вырастала и вырастала полоса густой, тёмной растительности. Это был практически такой же лес, из которого сегодня утром вышли Улвас и Лёсинхо. Что то непонятное происходило с лесом далеко слева. Вся его поверхность была окутана в какой то загадочной дымке.

Лёсинхо кивнув в ту сторону головой, спросил-интересно что там такое?

Улвас сам неоднократно туда уже смотрел и тоже понять происхождение этого тумана никак не мог.

Не знаю-ответил он -может лесной пожар.

Пройдя ещё несколько шагов Лёсинхо сказал-если пожар, то хорошо, там могут быть обгоревшие или задохнувшиеся животные, мы пополним там свои запасы еды нормальным мясом.

Было бы очень хорошо-тяжело дыша, выговорил Улвас.

Ну что доберёмся за сегодня до леса?-спросил Лёсинхо у Улваса.

Думаю, что-да!-ответил пожилой мужчина и добавил- надеюсь что нам ничто не помешает этого сделать.

Всё отчётливей вырисовывался лес перед усталыми, торопящимися путниками. Они с большим нетерпением приближались к нему. В нём было всё-укрытие, хворост и возможно еда...

Подойдя к очередному чахлому кустарнику два запыхавшихся человека остановились. Они бросили свои походные сумки и растянулись на сухой траве.

Куст имел всего лишь две ветки, которые стелились по грунту, сквозь траву. Возможно, что когда на этом открытом участке после дождей бушевала зелёная трава, это спасало несчастное растение от зубов растительноядных животных. Но сейчас, в период засухи, оно было всё сильно повреждено и эти две ветки, имели интересный и причудливый вид какого то некрупного, колючего гнезда с пустующим от листвы углублением посередине.

Слегка прогретая сквозь плотную облачность почва, приятно прогревала натруженные и влажные спины мужчин.

Лёсинхо положив свои руки под голову, лежал и слушал как успокаивается его колотящее от быстрой и трудной ходьбы сердце.

На фоне серого, ненастного неба не было ничего.

Этот переход через равнину для ссыльных оказался тихим и спокойным. Улвас лежал рядом с открытыми глазами и просто молчал.

Пролежав не очень много, Лёсинхо сел на траву. Улвас увидел встающего друга и без его команды встал на ноги, готовясь к дальнейшему переходу.

Лёсинхо увидев такое сильное желание своего друга двигаться вперёд- обрадовался. Он не хотел тяжёлыми переходами измотать пожилого мужчину. Но тот на удивление пока держался очень достойно.

Ты сильный и выносливый человек! -похвалил Лёсинхо Улваса.

-Просто я дома вёл правильный образ жизни и не портил всякой гадостью, которой и так там хватало своё здоровье.

Улвас говоря это, поднял свой указательный палец в дневную серость, имея ввиду далёкую Югрос.

- Я в своё время занимался различными тренировками своего тела и не пил алкоголь, не говоря уже о старой и вечной непонятно с какого тысячелетия, средневековой привычке нашего народа курить...-закончил Улвас.

Молодец-похвалил его Лёсинхо и продолжил мне до тебя далеко.

Чуть погодя, взяв сумки, уже слегка уставшие мужчины, двинулись в путь в направлении леса.

Долгожданный лес всё заметнее вырастал и приближался к ним. Уже можно было различить по разности зелёных оттенков, отдельные деревья на фоне его всеобщей, зелёной массы растений. Настроение у уставших людей по мере приближения к лесу, постепенно поднималось. Их план на сегодняшний день осуществлялся полностью и без опасностей.

Успеем, дойдём! -радостно с улыбкой проговорил Улвас.

Ещё немного приблизившись к лесу, вдруг они с верху услышали знакомый и неприятный визг. Лёсинхо поднял голову и увидел в сером небе, на не большой высоте трёх летающих монстров. Не было никаких сомнений, они выписывали круги высоко в небе именно над Лёсинхо и Улвасом.

Пожилой человек тоже поднял голову и увидев их сказал- не переживай если помнишь, они достаточно трусливы, мы до темноты доберёмся до леса и успеем скрыться в его густых зарослях.

Да я помню-ответил Лёсинхо- но дело в том что их трусость зависит от их сытости и их количества.

Ничего-ответил он-они должны быть очень голодными, чтоб вот так напасть, мы ведь по размеру больше их, думаю, что они сначала подумают прежде чем это сделают. А пока они будут думать, мы доберёмся до леса-закончил Улвас.

При передвижении путники для своей страховки постоянно поднимали головы и следили за летающими хищниками.

Те твари хоть и кружили над идущими по равнине мужчинами, но высоты своего полёта не меняли. Через некоторое время к ним, с криками подлетела ещё одна тварь.

От ритма их быстрой ходьбы сердце у Лёсинхо опять колотилось как бешеное.

Ощущая стук своего пульса в голове, он подумал:

-«как там держится мой друг? Ему наверное намного тяжелей!»

Останавливаться было нельзя, эти твари могли это расценить, что существа, на которых они охотятся сверху, выбиваются из сил, слабые или больны. Это могло стать толчком к их атаке и могло плохо кончится для идущих по открытой местности мужчин.

Улвас уже тоже еле волочил свои уставшие ноги. Заплетающиеся от усталости ноги мужчин поднимали больше пыли и на её светлом фоне они хорошо выделялись сверху на фоне полусухой равнины.

Световой день подходил к концу. Начинало темнеть. До такого, нужного им леса было рукой подать.

Держись друг!-сказал Лёсинхо, морально поддерживая своего друга.

Держусь- тихо ответил Улвас.

Лёсинхо кроме шума своего сердца в пульсирующих висках головы, ничего больше не слышал. Сердце было готово выпрыгнуть из его груди. Пот струился по его шее. Открытый и пересохший рот жадно глотал воздух.

С приближением темноты, свой полёт снижали и осмелевшие, летающие твари. Они не визжали, а лишь слегка попискивали, и в стоящей повсеместно тишине это было слышно даже сквозь шум сильных толчков, выпрыгивающего из груди сердца. Уже всё чаще перед мужчинами стал появляться мелкий кустарник, который где то впереди уже постепенно перерастал в густой и высокий лес.

Улвас, мы дошли!-превозмогая чудовищную отдышку от быстрой ходьбы, проговорил Лёсинхо.

Улвас ничего не ответил. Вот и первые кусты, невысокие деревья.... Вот и небольшая группа деревьев...

Всё, я больше не могу-сказал между тяжёлыми вздохами Улвас. Он бросил копьё и ручку сумки с раковинами, которую они несли вместе. Он просто упал и растянулся на траве между мелкими колючими, невывсокоми зарослями.

Лёсинхо постояв минуту, оглядевшись по сторонам, тоже опустился на мягкую сухую траву. Лежа на спине, он видел как над ними кружат недовольные, летающие монстры, возможно потерявшие сегодня свой лёгкий ужин. Лениво кружась над измученными мужчинами, было видно, что они теперь постепенно, с каждым, новым оборотом набирают высоту.

На открытое лицо, лежащего на траве Лёсинхо, изредка капали мелкие, прохладные капли. Сначала он подумал, что ему показалось, но теперь он ясно понял, что начинается мелкий дождь.

Улвас лежал неподвижно и с трудом восстанавливал своё дыхание. Казалось, что дико уставшему пожилому мужчине сейчас уже было всё равно снижаются над ним пернатые хищники или они набирают высоту. Он лежал с закрытыми глазами и восстанавливал свои полностью потраченные тяжёлым переходом силы.

Лёсинхо сел и достав из сумки воду, открыв контейнер, протянул его своему другу. Он слегка ткнул Улваса в плечо и тот открыв глаза и увидев перед собой воду, взял дрожащими руками контейнер из рук Лёсинхо. Улвас с жадностью сделал несколько глотков и протянул его обратно. Лёсинхо сделав глоток, закрыл контейнер и спрятал его в походную сумку. Плотная облачность очень сильно сократила световой день, и сумерки быстро начинали превращаться в тёмную и ненастную ночь.

Нам необходимо как можно быстрей устроится, уже темнеет -проговорил Лёсинхо и продолжил. Ты полежи ещё немного, я пойду искать место для ночлега и хворост.

Иди, я скоро-согласился Улвас.

Он всё так же лежал на спине закрыв свои глаза и не шевелился.

Лёсинхо встал и взвалив на плечо тяжёлую сумку с раковинами, направился в сторону сумрачного, притихшего леса.

Только сейчас, когда ушёл страх и миновала опасность с верху он ощутил, как он чудовищно устал. Всё тело ныло и не слушалось его команд, поступающих с мозга. Он покачиваясь от усталости углублялся в незнакомый лес.

Найдя свободное пространство между растительностью, Лёсинхо бросил сумку. Нарвав охапку уже слегка мокрой, от моросящего дождя травы, он разжёг её для ориентира для себя и Улваса. После Лёсинхо начал ходить кругами вокруг костра, ища подходящий для костра хворост. Как назло, поблизости брошенной им сумки ничего не было. Трава быстро прогорела и на месте костра было лишь чёрное пятно с десятком мелких жёлтых, еле заметных искр.

Улвас, мне нужна твоя помощь!-крикнул Лёсинхо.

Через недолгий промежуток времени он услышал шорох травы и из наступающей темноты показалась фигура измученного Улваса.

Только теперь Лёсинхо обратил внимание, что вокруг их стоит полная тишина. Оказалось, что ни одно ночное насекомое не стрекочет в дождь.

Нам нужно поторопиться-проговорил Лёсинхо- посиди тут я схожу подальше в лес за дровами.

Еле живой Улвас тяжело сел рядом с сумкой и устало положил два копья и сумку с водой, мёдом и плащами.

Хорошо, иди я здесь рядом, зови если что... - Улвас опустив голову замолчал.

Лёсинхо понял, что его другу от такого ритма при передвижении по равнине стало не по себе. Да и сам Лёсинхо себя не очень хорошо чувствовал, ему слегка подташнивало.

Мелкий, прохладный дождь не переставал капать. Уже почти в кромешной темноте, наступающей очередной ночи, среди плохо различимых деревьев и кустов Лёсинхо ничего не мог разглядеть. Хвороста просто не было или он его совсем не видел. Поблуждав по темноте, расцарапав себе лицо о невидимые ветки и спотыкаясь о мелкий кустарник, оказавшийся под его ногами, он окликнул Улваса и когда тот отозвался, вышел к нему на голос, на мокрую и тёмную поляну.

Я ничего не нашёл-подходя к Улвасу сказал Лёсинхо.

Ничего, не переживай-ответил тот всё ещё тяжело дыша.

Мы остались без тепла и ужина-продолжил разочарованный Лёсинхо.

Ничего, потерпим, иди садись рядом и давай плащи, а то намокнем и замёрзнем-успокаивая своего друга, сказал Улвас.

Лёсинхо достал из сумки чистый плащ, укрыл им Улваса. Затем, развернув плащ, вымазанный в мёде, разлепил слипшийся в некоторых местах материал и накрыл им ещё раз своего друга. Вытерев липкие руки о влажную от дождя траву, он забрался к сидящему Улвасу под плащи.

Ему стало сразу тепло. Тепло идущее от разгорячённых, мужских тел хорошо держал плотный материал плащей.

Улвас всё ещё молчал.

«Хорошо, что не холодно»- подумал Лёсинхо.

Ночного ветра не было вообще. Стояла глубокая тишина. Иногда, где то далеко слева, визжали голодные, летающие твари.

Им сегодня предстояла полуголодная и тяжёлая ночь.

Мужчины молча сидели на траве, прислонившись друг к другу тёплыми натруженными спинами, положив свои головы на колени и пытались хоть как то задремать в таких неудобных для них позах.

Каждая капелька дождя, падающая на плащ, слегка стучала о материал и этот лёгкий и единственный шум убаюкивал уставшего Лёсинхо. Под плащами им обоим было тепло и сухо. Было конечно немного неудобно, но это не мешало двум уставшим и единственным разумным существам на весь этот лес, а может уже даже и на всю эту дикую планету, в таких позах вскоре задремать....

...Ночь прошла ужасно. Спина у Лёсинхо болела, ноги затекли из за этого он несколько раз просыпался ночью. И как только чуть посветлело на востоке небо, он осторожно выбрался из под мокрого плаща. Улвас спал не меняя своей позы-он сидел опустив голову на точащие колени, которые он обнял своими длинными и сильными руками. Он был как и только что Лёсинхо с головой скрытый под влажными плащами.

Утро было сырым и прохладным. В сыром и неприветливом лесу стояла полная тишина и безветрие.

Вся окружающая мужчин природа была мокрой. Застывшие от безветрия мокрые деревья и кусты держали на своей листве долгожданные и такие желанные, прозрачные капли воды. На ворсистых листьях растений эти капли дождя казались серебряными. Капли увеличивая мелкий, еле заметный пушок на зелени, становились блестящими и не прозрачными.

Лёсинхо разминая свои болящие ноги, оглядывался по сторонам. Здесь они оказались с Улвасом, когда уже было почти совсем темно.

Немного постояв,Лёсинхо отправился в окружающие их лагерь заросли за хворостом. Хоть и в лесу были ещё глубокие сумерки, различить хворост среди травы не составляло труда. За короткий промежуток времени Лёсинхо собрал хорошую охапку дров. Он вернулся на место ночёвки и осторожно положил собранные им ветки на мокрую траву.

Он поднял свою голову и посмотрел в серое и беспросветное небо. Капать вода с небесной серости не переставала. Всё было обложено единой серой тучей, которая не имела заметных контуров и границ.

Лёсинхо осторожно отодвинул лежащий на траве конец плаща, которым укрывались мужчины и выдернул из под него, из почвы пучок сухой травы. Уложив сверху мелкие ветки и достав из кармана зажигалку, он чиркнул ей и через мгновение трава слегка треща воспламенилась. Понемногу занялись и мелкие, влажные от дождя ветки. Костёр постепенно набирал свою силу.

Лёсинхо решил позже в образовавшиеся угли бросить раковины для завтрака. Есть ему уже хотелось очень сильно.

Вскоре зашевелилась гора из мокрых плащей и из под них показалось лицо не выспавшегося Улваса. Он зевая, оглядывал всё по сторонам.

Привет, ты как?-спросил его Лёсинхо.

Не спрашивай, ужасно, всё болит-ответил он и начал вылазить из плащей. Сухой внутренний плащ он завернул и положил в походную сумку, а наружный, мокрый и грязный в мёде, ровно расстелил на мокрой траве.

Такой ужасной ночи у нас с тобой ещё не было-тихо сказал Улвас.

Скоро будем завтракать-сказал Лёсинхо и забросил в костёр шесть раковин.

Улвас ничего не ответил. Он достал из сумки контейнер и сделал несколько громких глотков. После этого он протянул его Лёсинхо. Лёсинхо понял, что воды там осталось немного, только для него и то на один раз. Значит у нас воды остался теперь только один контейнер, который был повреждён огромным монстром.

Ничего, воду скоро найдём-сказал на опережение Лёсинхо- она вон даже с неба падает-и улыбнулся.

Я не переживаю-отозвался Улвас- вода где то здесь совсем рядом в овраге. Не пропадём.

Улвас покачиваясь подошёл к костру. От полыхающего костра шло приятное тепло и немного дыма. Раковины аппетитно шипели на краю костра.

Пожилой человек вытянул в перёд перед огнём свои, слегка озябшие руки.

Плохо, что всё вокруг мокрое-сказал с сожалением Улвас- сейчас бы с огромным удовольствием растянулся у костра и поспал бы после еды ещё.

Мы никуда не торопимся-сказал Лёсинхо, понимая, что Улвасу намного тяжелей даются переходы чем ему.

Можем сегодня никуда и не двигаться-продолжил Лёсинхо- построим здесь шалаш и хорошенько отдохнём и отоспимся.

Ладно, поглядим-почти согласился Улвас- а ты как? Тоже кости болят?- Улвас попытался улыбнуться.

Да-ответил Лёсинхо- что то мне тоже тяжко.

Готовь завтрак, есть очень хочется-сказал Улвас, продолжая улыбаться и почесал свой упругий живот.

Вскоре от жара панцири моллюсков побелели и потеряли свою прочность. Лёсинхо своим копьём выкатил их из костра. Улвас сел рядом с Лёсинхо. Сухой плащ опять пришлось достать из сумки и накрыться им сидящим и завтракающим людям. Никто не хотел промокнуть и простыть.

Лёсинхо своим копьём подкатил к ногам своего пожилого друга три испечённых раковины.

Кушай-сказал он.

Улвас осторожно, пальцами взял одну, ещё парящую и горячую раковину.

Спасибо тебе-сказал он.

Хоть мы и с едой, но это однообразие быстро надоедает-сказал Лёсинхо очищая, обжигающую пальцы раковину.

Ничего-ответил Улвас и поднял раковину на уровень своих глаз, продолжил- мы едим с тобой настоящую, натуральную еду. У нас на Югрос это стоило бы в раза четыре дороже, чем какой нибудь пищевой, белковый заменитель-закончил он.

Да, согласен с тобой -ответил Лёсинхо.- Мы едим с тобой настоящее мясо и пьём натуральную воду, а не выделенную химическим путём из загаженного водоёма или конденсированную незаконным методом из воздуха.

Будет время, мы с тобой найдём тут хорошие натуральные плоды, как те красные ягоды, что мы ели-предался приятным мечтам Улвас.

Да, было бы не плохо всё это иметь рядом со своим укрытием-вздохнул Лёсинхо.

Ничего, устроимся со временем как нибудь-сказал Улвас вставая.

Он подошёл к сумке с вещами, достал от туда пакет с диким мёдом и поднёс его к Лёсинхо.

Давай попробуем макать кусочки улиток в этот мёд. Ведь мы его для чего то собирали-сказал Улвас, открыл пакет и свой кусок печёной, безвкусной улитки окунул в прозрачную, тягучую жидкость.

Вынув кусок еды с небольшой желтоватой каплей мёда он засунул его себе в рот. Немного помолчав, он прикрыл глаза и сказал-макай, так хоть вкусней немного.

Лёсинхо попробовал это тоже и приятная сладость распространилась по его рту.

Да, ты прав, раковины обрели новый вкус-сказал Лёсинхо, причмокивая.

Считай, что у нас появилась первая специя на этой планете -сказал Улвас улыбаясь.

Изменившийся вкус раковин, вернее сказать обретённый, заставил мужчин с удовольствием съесть все шесть раковин сразу.

Ненастная погода никак не менялась. Было полное безветрие и мелкие капли не переставали капать на их плащ.

Тишина была полная, если не считать этого шума капель о плащ, его шуршания от движения ссыльных под ним и приятного потрескивания дров в жарком костре.

Я согрелся- сказал Улвас- надо дров набрать побольше- сказал он вставая.

Сейчас наберём-согласился Лёсинхо и начал вылазить из под плаща.

Одевай этот плащ, чтоб не промокнуть-сказал Лёсинхо Улвасу- а я одену тот, грязный.

Улвас накинул тёплый плащ,а Лёсинхо пошёл за расстеленным на траве. Подойдя к нему он увидел, что плащ, лежащий на траве в некоторых местах прогнулся от скопившейся на нём дождевой воды и в этих углублениях стояли небольшие её лужицы.

Он позвал Улваса- смотри, у нас есть вода!

Улвас подошёл и увидел, что воды на плаще собралось на целый контейнер.

Надо её собрать- сказал он.

Как?-спросил Лёсинхо.

Пока не знаю, но подумаю-ответил Улвас опускаясь над плащом на колени.

Как ты думаешь, эта вода не кислотная?-спросил Лёсинхо.

Вряд ли-ответил тот-она стерильна, как и вся эта планета, в отличии от нашей.

Тогда я её попью, а в контейнере воду сэкономим- сказал Лёсинхо и встав на мокрую траву на колени, затем наклонившись он осторожно сделал несколько глотков из лужицы плаща. Через мгновение он оторвался от этой процедуры со словами- Улвас попробуй, она сладкая и вкусная, это настоящий напиток!

Улвас решил попробовать воду со своей стороны. Лёсинхо наклонился опять. Хоть пить было и не удобно, но это была нормальная вода, да ещё и подслащенная остатками мёда на плаще.

Довольные мужчины постепенно осушили все лужи на расстеленном на траве плаще.

Мёд оказался универсальным-проговорил Лёсинхо, вытирая свой мокрый нос и подбородок. Он был очень довольным. Разогнулся с улыбчивым лицом и Улвас. Вытирая руками своё лицо, он встал с колен.

Да, по не много разбавляя мёд в воде, мы будем иметь теперь приятный напиток, ты молодец Лёсинхо- проговорил радостный Улвас.

Ладно, пошли за дровами-сказал Лёсинхо.

Пошли -согласился Улвас и в знак солидарности стал снимать свой плащ.

Лёсинхо увидев это, сказал-не надо друг, будь в плаще, а мне и так не холодно.

С этими словами Лёсинхо отправился в лес, а Улвас за ним.

В лесу было тихо, прохладно и неприятно сыро. Лес, где остановились эти люди, ещё только начинался и здесь ещё не был достаточно густым. И из за этого, хвороста было не так много. Им приходилось много ходить, чтоб хоть что то насобирать. От густой мокрой травы, их ноги по самые колени постепенно начали промокать. Вдруг Лёсинхо среди почти полной тишины услышал окрик Улваса.

Подойди сюда, глянь, что я нашёл!-сказал тот.

Лёсинхо с небольшой охапкой хвороста, пошёл на голос друга. Сделав несколько десятков шагов, выйдя из за кустов, он увидел Улваса, стоящего возле дерева, с серой гладкой корой, блестящей от сырости. Улвас на что то очень внимательно смотрел.

Увидев подошедшего своего друга, он сказал-смотри какие они!

Лёсинхо бросил свой хворост рядом с кучей веток Улваса и повернул голову, чтоб посмотреть на что смотрит Улвас.

На стволе оказалась обычная раковина моллюска, которых они ели уже несколько дней. Но эта раковина медленно двигалась по мокрому стволу дерева вверх. Подойдя поближе к дереву, Лёсинхо смог разглядеть полностью это медлительное и съедобное животное. Впереди раковины было влажное, длинное тел




Голосование:
За - 0 Против - 0
Авторизуйтесь для голосования
Комментарии к работе
Нет комментариев
В Мы ВКонтакте
f Мы в Facebook
Сталкер Зона Творчества

Закрыть окно