Искусство и творчество, воображение и вдохновение – социальная сеть для творческих людей Сталкер. Зона Творчества
СОЦИАЛЬНАЯ СЕТЬ ДЛЯ ТВОРЧЕСКИХ ЛЮДЕЙ
 

Кн. 1. гл. 30. ДОЛГОЖДАННАЯ ВЛАГА.



Кн. 1. гл. 30. ДОЛГОЖДАННАЯ ВЛАГА.

ДОЛГОЖДАННАЯ ВЛАГА.

...Они спускались молча и осторожно, но всё равно, мелкие камешки срывались под их ногами и с шумом скатываясь вниз, занимали своё новое место на дне пустыни в куче насыпанного здесь грунта.

Этот спуск мужчины уже выучили как свои пять пальцев, они в нём знали каждый уступ и каждую впадину, на которую можно было при спуске использовать для надёжной постановки своих ног..

Давай передохнём- резко остановил друга Улвас.

Лёсинхо молча остановился на спуске и подыскав удобный выступ прислонился к нему. Улвас сел на торчащий из промоины камень и тяжело дышал, на нём не было лица, он прямо как то постарел за этот день, губы его заметно потрескались. Но он ещё хорошо держался или умело скрывал от своего друга свои трудно переносимые его организмом трудности.

Увидев такое Лёсинхо сказал ему-держись, уже немного осталось. Скоро напьёмся воды. Ты извини, что я подверг тебя такому испытанию, я сразу просто не догадался, что эту тварь можно было просто прогнать камнями, кидая их сверху-закончил свою речь тяжело дышащий Лёсинхо.

Улвас не поднимая головы и не глядя своему верному спутнику в глаза, только молча кивнул и осторожно встав, начал продолжать свой тяжёлый спуск.

День перевалил на вторую половину, когда мужчины ступили своими ногами на мягкую насыпь дна мёртвой и солёной пустыни. Не отдыхая, они двинулись почти бегом к тому месту, где совсем недавно лежало и наслаждалось прохладой влаги крупное животное. Подойдя к влажному месту, они увидели полутораметровую в диаметре яму, выдавленную во влажной грязи тяжёлой массой животного с жидкой грязью на дне и с небольшим количеством мутной воды сверху.

Сторона в которую удалилось прогнанное мужчинами животное, сопровождалась плюшками высыхающей грязи на грунте, падающей при ходьбе с тела грязного животного. Полчища насекомых, успокоившись повсюду расселись и впитывали в себя драгоценную влагу со стен скалы и серой мокрой грязи.

Лёсинхо обогнав Улваса, обошёл яму и подойдя к стене и разогнав часть недовольных его визитом только успокоившихся насекомых, сорвал влажный клочок мха и протянул его подошедшему Улвасу. Улвас молча и без эмоций взяв влажный мох у Лёсинхо, поднял руку и выжал мутную жидкость, сколько позволила сила рук на себя и в жадно открытый, с пересохшими, дрожащими губами рот. Затем Улвас перешагнул через груду выступающей выдавленной вверх грязи, спустился в яму оставшуюся после животного и распластался в жидкой грязи со вздохом наслаждения и радостью на своём лице.

Лёсинхо глядя на блаженство своего друга забрался тоже в эту яму. Стоя, сорвав со стены горсть влажного мха, выдавил его содержимое себе в рот. Мутная жидкость потекла в рот и по его грязной шее.

Немного убив свою жажду солоноватой водой, Лёсинхо, сделав пару шагов, утопил своё тело по самую шею в скользкой прохладной жиже. Улвас и Лёсинхо молча и с блаженством лежали на спинах в огромной, грязной луже, полностью вытянувшись во весь рост.

Мужчинам стало настолько хорошо и прохладно, что они прикрыв свои лица от палящих лучей светила, решили подремать, так же как когда то дремало в этой грязной, влажной каше крупное животное. Они замолчали и даже наверное задремали...

...Первый тишину прервал Улвас. Это когда нибудь закончится?-спросил он.

Что ты имеешь ввиду? - выныривая из забытья, спросил Лёсинхо.

Это-постоянный поиск то воды то пищи, я уже не говорю об укрытии-сказал со вздохом Улвас.

Закончится, не переживай друг-ответил Лёсинхо- мы просто выбрали не то направление и всё.

Вообще у меня здесь на эту планету большие планы-продолжил Лёсинхо.

Улвас повернул голову и сказал-по моему тут может быть только один план-как быть не съеденным или не попасть под удар хвостатого, или чтоб ночью не оторвали голову те пернатые -Улвас замолчал и отвернув голову опять полностью лёг в грязь, подложив под свою отяжелевшую от усталости голову свои мокрые и грязные руки.

Лёсинхо как бы не слыша слов своего друга продолжил-у меня дней через триста здесь будет семья. Сюда прилетит моя Миса. Я должен до этого найти укрытие и устроить ей здесь нормальную жизнь. И к тому же мне будет необходимо встретить её в том котловане, где высадили нас и привести её в нормальное укрытие сразу и не блуждать здесь так, как сейчас это делаем мы-закончил Лёсинхо.

О дружище, у тебя на самом деле грандиозные планы. Нам бы здесь просто- выжить- где нибудь в пещере возле воды и пищи- продолжил Улвас.

Не переживай, всё будет хорошо-ответил Лёсинхо- устроимся.

Ты друг не забывай-сказал с сожалением Улвас мы на этой планете не хищники, как у себя там на Югрос- цари убитой нами жизни и природы! -Мы здесь лёгкий корм!

Я не забываю об этом-тихо ответил Лёсинхо.

День перевалил за вторую половину, и светило осторожно приближалось к безжизненному горизонту необъятной пустыни.

Лёсинхо сказал- надо обсушиться и поесть, что осталось, пристроить контейнеры для набора воды и завтра утром от сюда выдвигаться в сторону оврага, там есть влага и есть еда. Двигаться будем по этой сырой ложбине, может найдём еду раньше, чем придём в тот овраг-договорил Лёсинхо.

Улвас не шевелясь, кивком головы, показывая на облепленную стену крылатыми насекомыми сказал-может они тоже съедобные?

Не знаю-ответил Лёсинхо- но после того как я видел, как они расползались от тела того мёртвого и воняющего монстра, я думаю что есть я их начну в самую последнюю очередь-закончил он.

Улвас ничего не ответил. Он медленно встал и начал вылазить из этой ямы, полной раскисшей грязи. Куски мокрой грязи скатывались с его тела и одежды, и срываясь, шлёпались на грунт, оставляя лепёшки грязи, как после монстра, недавно лежащего здесь. Только лепёшки грязи от Улваса были намного меньшего размера.

Вылез и немного отдохнувший и взбодрившийся Лёсинхо. Мужчины разделись до гола и спрятавшись от лучей светила завернулись только в свои плащи. Они расстелили свою грязную и мокрую одежду на сухой грунт рядом с ямой. Им необходимо было до темноты высушить всю одежду, так как ночи здесь бывают довольно прохладные и можно было легко здесь простудится.

Постепенно выдавленные их телами полости в раскисшей грязи, начали заполняться мутной водой.

Глядя на это, Улвас тихо сказал-может ещё и помыться удастся или даже постираться?

Не знаю-ответил Лёсинхо- пока с этой ямы выберешься, будешь грязный опять по колено.

Но всего лишь по колено, а не весь как сейчас-ответил Улвас и слегка передёрнулся от своего. Неприятно грязного тела.

Он взял из сумки три контейнера для воды, приладил их к стене для её набора при помощи воткнутых под растущий на стенах мох, веточек. Он сделал это так же, как и в прошлый раз.

У мужчин теперь была масса свободного времени, которое ограничивалось лишь небольшим количеством мяса в сумке Лёсинхо. Они просто сидели, завернувшись от лучей дневного светила в свои плащи и каждый думал о чём то своём.

Лёсинхо всё это время, как его разлучили с его любимой женщиной Мисой и их общим и любимым ребёнком, девочкой -Синкой, испытывал огромную тоску, и она была с ним всегда. Иногда тоска немного уходила на второй план, иногда была на первом месте и терзала и без того раненую душу обречённого мужчины.

Одиночество ужасное ощущение. Ты здесь никому не нужен и не видишь даже желания или необходимости жить дальше. Постоянно в глазах, которые Лёсинхо прятал от взгляда Улваса присутствовали скупые мужские слёзы, которые прятались в глубине его век. Сухой климат планеты, моментально высушивал слёзы ещё в его глазах, не давая им преодолеть границу момента, когда потёкшая слеза, поставит его перед взглядом Улваса в неловкое положение.

Улвас сидел рядом, уперев свою спину в огромный валун, когда то упавший сюда от куда то сверху. Пожилой мужчина опустил голову. Он не спал, просто со своими мыслями ушёл в себя и о чём то молча думал.

Лёсинхо встал и пошёл к месту, где собиралась в контейнеры вода. Взяв со своего места погнутый контейнер с небольшим количеством воды, он решил немного из него попить.

Ты будешь воду?-спросил он у Улваса.

Улвас поднял голову и сказал-нет, спасибо-и опять опустил молча голову под плащ.

Лёсинхо отпил немного воды и снова приладил в мягкой грязи контейнер под нависающие с веточек редкие капельки мутной воды.

Есть им не хотелось, день постепенно заканчивался и светило, приближаясь к горизонту, освещало и прогревало вертикальные каменные стены обрыва. Жара по не много уже спадала. Вокруг стояла полная тишина. Лёгкий тёплый ветерок шелестел плащами мужчин, периодически надувая из них матерчатые пузыри неправильной формы.

Прервав долгую тишину Лёсинхо спросил Улваса- ты как себя чувствуешь?

Всё хорошо, уже отдохнул-ответил тот.

Ты наверное есть уже хочешь?-спросил Улвас.

Нет спасибо, пока ещё не хочу-ответил Лёсинхо.

У нас с тобой последний кусок мяса на четырёх рёбрах-продолжил разговор Улвас- предлагаю сегодня поужинать двумя рёбрами и завтра, перед началом движения подкрепиться остатком еды и двинуться в путь и передвигаться там на веху как можно быстро- Улвас закончил.

Да, так и сделаем-согласился Лёсинхо,-завтра у нас сложный переход в поисках еды и укрытия, а через пару-тройку дней уже понадобится и вода. Думаю, что всё найдём, всё будет хорошо.

Оранжевое огромное, безупречно круглое светило, своим нижним краем коснулось колыхающегося в тёплых потоках воздуха, горизонта безжизненной, солёной пустыни.

Давай пока светло поедим и сообразим себе какой нибудь ночлег-проговорил Улвас.

Он залез в сумку и достав от туда последний кусок мяса на костях, пластиковым ножом легко отрезал половину, проведя ножом посредине между рёбер. Половину куска он спрятал обратно в сумку, а оставшийся кусок легко разделил ножом опять же пополам.

Он молча протянул Лёсинхо хороший кусок мяса и сказал-давай кушать.

Улвас впился своими зубами в холодный кусок вкусного мяса и по его грязному подбородку потёк, выдавленный из мякоти мяса жир.

Лёсинхо взяв свой кусок, тоже приступил к трапезе, и проглотив несколько кусков мяса сказал-жаль, что кончились ягоды.

Да-согласился жующий Улвас- хоть какое то разнообразие и приятная сладость.

Дальше мужчины кушали молча. Хоть еда была вкусной и этим она и радовала мужчин, всё равно эта радость не вытесняла из их голов ту тоску и те переживания, которые они испытывали в последнее время. Им обоим становилось понятно, что остальную, отведённую им часть жизни, которую им суждено прожить здесь, постоянно придётся посвящать бесконечным поискам то воды, то еды и при этом высок процент их гибели от какого то крупного животного или другого, какого несчастного случая...

Лёсинхо закончив есть, закопал обглоданную им кость в раскисшую грязь и пополоскал руки в лужице с мутной водой, на поверхности которой сразу появились слабо заметные радужные, жирные разводы. Чуть погодя, он высушив на ветру свои руки, пошёл одевать уже высохшую грязную одежду, готовясь к очередной ночёвке.

Ему ещё необходимо было устроить достойный ночлег, так уж повелось, что на пожилого Улваса легло бремя приготовления пищи, а на Лёсинхо устройство их общего ночлега.

Пока Лёсинхо одевался, с его сухой одежды сыпались мелкие кусочки грязи и летела светлая пыль. Одевшись и слегка поёжившись от огрубевшей и высохшей грязи на одежде, Лёсинхо стал осматривать окружающую их территорию в поисках подходящего места.

Выбрав сухое место под скалой, из которой росли два небольших, корявых куста, он решил, что это будет удобное место для ночлега. На кусты он привязал концы одного плаща, второй плащ постелил под скалу, свисающие концы висячего плаща оттянул и закрепил их края не тяжёлыми камнями. Достав из сумки клок, оставшийся от испорченного монстром плаща, Лёсинхо свернул из него мягкий валик и подложил его на место, где у мужчин будут головы. Отойдя в сторону, Лёсинхо молча рассматривал своё творение.

Улвас, доев свою порцию встал, тоже оделся, подойдя к влажной стене, где наполнялись водой контейнеры, он увидел,что один из них уже полный. Он плотно закрыл его и аккуратно, как какое то сокровище, засунул в пустую походную сумку.

Необходимо было некоторое время, чтоб эта вода стала безопасной для питья. Взяв вторую сумку, Улвас занёс их в изготовленный Лёсинхо шалаш.

Разогнувшись после укладки сумок Улвас спросил-ты как? Спать хочешь?

Лёсинхо немного помолчав и оторвав свой взгляд от шалаша сказал-пока не хочу, но необходимо ложиться. Нам завтра рано вставать и выдвигаться в сторону того, ужасного оврага.

Давай ложиться друг, я сегодня сильно устал-сказал Улвас, залезая в шалаш.

Лёсинхо молча полез за ним следом. Он лёг на спину, подложив под голову руки. Спать пока не хотелось. Постоянно посещали голову какие то неприятные мысли.

Улвас же наоборот, быстро и мирно засопел рядом.

Лёсинхо тихо крутился с боку на бок, ища удобное положения тела, чтоб пришёл наконец то долгожданный сон, но вместо этого пришла дикая тоска и отчаяние.

У лежачего на боку Лёсинхо потекли слёзы, горькие, скупые, мужские.... Он очень устал от этой постоянной борьбы за жизнь, за воду, за пищу. Сильная скука за Мисой, Синкой и Енией не давали ему покоя целыми днями. И только ночами, оставаясь один на один с собой, он мог позволить себе тихо и скрытно от своего друга заплакать.

Эти его слёзы нельзя было показывать своему другу Улвасу. Лёсинхо было бы стыдно перед ним. Тем более, что этому пожилому человеку здесь было намного труднее чем Лёсинхо. И понятно, если они на пару начнут здесь лить свои слёзы, то хорошего от этого будет мало.

За шатким шалашом немного посерело небо. Лёсинхо было непонятно вышло это ночное светило или приближался очередной рассвет очередного, тяжёлого и опасного дня. Медленно, расслабившись и дав волю эмоциям, Лёсинхо начал дремать под полную тишину этой безжизненной, тёмной и солёной пустыни... В голове путались разные мысли, он засыпал....

...Улвас от утренней прохлады проснулся первым. Лёсинхо спал рядом свернувшись в комок, видно, что он тоже борется с утренним холодком.

Улвас осторожно выбравшись из шалаша и разминая ноги, стал всё внимательно оглядывать. Подойдя к контейнерам, он увидел, что они все полные. Он улыбнулся сам себе, осторожно, что не наступать ногами в раскисшую грязь, он по накиданным, мелким камням добрался до них и взяв контейнеры в руки, надёжно закрыл их крышками, которые были прикреплены к горлышкам контейнеров мелкой не ржавеющей цепочкой.

Немного в стороне, от места сбора воды, была огромная яма, образованная после лежачего крупного животного. Она почти до краёв наполнилась слегка мутноватой водой.

- «Надо умыться»- подумал Улвас и двигаясь вокруг этого водоёма, стал собирать небольшие камни и кидать их в грязь пытаясь сделать хоть какую нибудь тропу, чтоб можно было подобраться к воде не выпачкав и не замочив сильно их обувь и ноги.

- «Сегодня двигаться придётся много и наша обувь должна быть сухой»-подумал пожилой мужчина.

За этим трудом его и застал заспанный и такой же грязный как и он -Лёсинхо.

Привет-сказал он вылезая из шалаша и растирая руки и тело от утренней прохлады.

Привет-ответил ему Улвас не переставая выкладывать мозайкой плоские камни в жидкой грязи.

Что ты делаешь?-спросил его Лёсинхо, почёсывая грязной рукой давно не мытую голову.

Хочу подобраться чистым к воде и как следует в ней умыться последний раз-ответил Улвас.

Не говори так!- возразил ему Лёсинхо.

Он приближаясь от шалаша к каменной тропе Улваса, по пути набрал камней и тоже двигаясь по этой тропе, накидал в помощь Улвасу небольшую, узкую дорожку, камней в грязь и чистая тропа к огромной лужи мутной воды таким образом была ими проложена.

Возвращаясь обратно и ловя руками равновесие Лёсинхо сказал-иди мойся первый, это ты придумал.

Улвас ничего не отвечая, пошёл осторожно по камням. Он добрался до края лужи и набрав мутную воду в ладоши своих, дрожащих рук, стал обливать ею себе лицо и шею. При этом он фыркал от удовольствия.

Закончив свою приятную процедуру, он уступил место Лёсинхо, а сам пошёл в шалаш и достав из сумки грязное полотенце, аккуратно им вытерся.

Лёсинхо тоже чуть позже закончил умываться холодной водой и выбравшись на твёрдый и сухой грунт, он заботливо получил от Улваса своё полотенце.

Пока Лёсинхо вытирался Улвас разбирал шалаш.

Надо выдвигаться-прервав молчание, сказал Улвас. Давай попьем воды и начнём движение.

Улвас достал из сумки контейнер, который первым наполнился ещё вчера, открыл его и протянул его Лёсинхо со словами-пей как можно больше.

Лёсинхо взяв в руки прохладную ёмкость запрокинул её горлышко в рот и не отрываясь выпил половину её содержимого. Он сразу почувствовал, как холодная вода приятно наполняла его пустой желудок.

Он молча протянул контейнер Улвасу. Тот взяв молча сосуд, допил остаток воды без остановки. Затем, взяв пустой контейнер, он направился с ним к луже, где только что они умывались и погрузив его в мутную воду начал наполнять его грязной водой.

Дружные, мелкие пузырьки воздуха, выходящие из ёмкости, исполняли знакомую всем свою мелодию. Как только пузырьки перестали появляться из под воды, Улвас встал и закрывая ёмкость сказал-этот контейнер пьём последним, пусть обеззараживается.




Голосование:
За - 0 Против - 0
Авторизуйтесь для голосования
Комментарии к работе
Нет комментариев
В Мы ВКонтакте
f Мы в Facebook
Сталкер Зона Творчества

Закрыть окно