Искусство и творчество, воображение и вдохновение – социальная сеть для творческих людей Сталкер. Зона Творчества
СОЦИАЛЬНАЯ СЕТЬ ДЛЯ ТВОРЧЕСКИХ ЛЮДЕЙ
 

Кн. 1. гл. 24. НЕОЖИДАННАЯ ОХОТА.



Кн. 1. гл. 24. НЕОЖИДАННАЯ ОХОТА.

НЕОЖИДАННАЯ ОХОТА.

Эти двое довольно долго сидели молча, глядя на переливающиеся разными цветами угли костра. Улвас усердно занимался воняющим мясом, пытаясь хоть как нибудь, при помощи огня его спасти и сделать съедобным хотя бы ещё на пару дней, пока они не найдут новых продуктов.

Лёсинхо молча сидел рядом, ему очень нравилось, что Улвас не был болтуном. Да и сам Лёсинхо больше любил помолчать. Весь разговор, анализ событий и мысли всегда крутились в его постоянно шумящей многочисленными мыслями и выводами голове, это было его нормальное состояние, что на далёкой Югрос, что здесь.

Досидев до глубокой ночи, до глухого стука высушив мясо, с большой охотой мужчины полезли в своё необычное укрытие. Оно получилось довольно надёжным. Все подходы, со всех сторон, у него были защищены, а плащи скрывали мужчин от нападения на них сверху. Блаженно растянувшись на постеленном плаще, Лёсинхо чувствовал неприятный запах, исходивший от шкуры огромной змеи, но терпеть его было можно и к тому же другого укрытия этот раз у них не было.

Улвас, укладываясь удобней и долго шелестя постеленным под ними плащом, ворочаясь с боку на бок,сказал- мне уже надоело ходить в этой грязи. Я на Югрос мылся чаще, чем здесь.

Потерпи немного друг -ответил ему уходящий в приятный сон Лёсинхо- всё равно воды здесь больше, чем на Югрос- отмоемся ещё, всё у нас с тобой впереди.

Улвас ничего не ответил, он ещё некоторое время крутился в их змеином укрытии, ощущая неприятный дискомфорт от своего грязного тела и одежды.

Постепенно к усталым мужчинам подбирался сон....

… Лёсинхо осторожно открыл глаза. Сквозь застёгнутые между собой плащи, в некоторых местах в их укрытие пробивался яркий свет начавшегося дня. Стены их нынешнего шалаша из бывшей змеиной кожи тоже пропускали во внутрь тусклый свет и в их временном доме были приятные сумерки.

«Похоже, что уже давно рассвело» - подумал он.

Рядом лежал на боку и сопел его друг Улвас, он ещё крепко спал.

Снаружи, что то шелестело и шуршало. Сначала он подумал, что это ветер гоняет по их лагерю опавшую листву, но вспомнив какие деревья находятся вокруг их лагеря -он заволновался, понимая, что этот шум может исходить от чего то другого.

«Хоть бы это было не чудовище!»-мелькнула в его голове страшная мысль и Лёсинхо стал ожидать в любую минуту, что сквозь плащи в их убежище засунет свою вонючую морду какая нибудь гигантская, кровожадная тварь.

Но шорох не прекращался, он то затихал, то усиливался, то приближался то удалялся.

Сквозь мало проницаемою стену змеиной шкуры, Лёсинхо боялся разглядеть огромную тень какого нибудь гигантского монстра. Да и разглядеть его через несколько слоёв змеиной шкуры было невозможно.

Но никакого дикого рёва и даже громкого дыхания или сопения снаружи слышно не было.

Лёсинхо решил аккуратно выглянуть сверху из под плащей. Тихо, чтоб не разбудить Улваса и не привлечь хищников своим шорохом, встав на колени, Лёсинхо поднимаясь к верхнему краю змеиной стены, услышал знакомое тихое урчание и слабый визг.

Медленно, вставая с коленей, он приподнял головой край плаща и стал осторожно оглядывать всё вокруг, жмурясь от сильного перепада освещённости.

Через несколько секунд, как только он опять обрёл полноценное зрение Лёсинхо увидел, как несколько диких кабанов ковыряют грунт вокруг их лагеря, при этом тихо хрюкая и повизгивая. Один кабан возился у потухшего костра, в том месте, где Улвас ел ягоды и набросал много косточек от них.

У Лёсинхо проснулся инстинкт далёких его предков, появилось огромное желание поймать хоть одну свинью. Но копья остались лежать у потухшего костра, а камней внутри их убежища не было.

Он опять опустился на колени и решил разбудить мирно спящего Улваса.

Немного потрусив его за плечо -Улвас открыл глаза, не понимая где он и что с ним происходит.

Лёсинхо приложив палец к губам, показал ему, чтоб он не шумел.

Что случилось?-облокачиваясь на локти спросил заспанный Улвас.

Опять свиньи пришли и копошатся вокруг нашего лагеря-ответил Лёсинхо.

Сев на плащи, постепенно просыпаясь и растирая грязное лицо руками, Улвас пытался собраться с мыслями.

Через несколько минут он спросил-они что чувствуют аромат этих ягод и сбегаются на него.

Похоже, что да- согласился Лёсинхо- я даже сразу и не подумал об этом.

Давай на них взглянем -сказал Улвас.

Между плащами и вонючей змеиной кожей появились два грязных лба и четыре внимательных глаза охотников.

Немного посмотрев на мирно пасущихся диких свиней, они опустились тихо на колени.

Поймать не возможно-начал мыслить в слух Улвас- убить не чем. Что ты предлагаешь?-спросил он у Лёсинхо.

Не знаю-ответил Лёсинхо. Надо придумать ловушку. Пока рядом запах ягод, который они как то улавливают на большом расстоянии -они будут крутится вокруг нас-закончил он.

А давай используем наш дом как ловушку-с детской какой то радостью выкрикнул Улвас.

Как?-спросил непонимающий Лёсинхо.

Раскидаем ягоды здесь, а один бок нашего жилища приподнимем и облокотим на палку. А к палке привяжем лиану, и будем ждать, когда они зайдут по запаху за змеиную шкуру, и выдернем палку-ловушка и захлопнется- Улвас тихо рассказывая это, переживал эмоции как ребёнок.

Мы с тобой бросили лиану в той канаве, как только выбрались из пустыни к лесу. Там она на нашем спуске так и осталась лежать -начал разочаровывать Улваса Лёсинхо.

Тот замолчал, но через несколько секунд раздумий сказал-свяжем ремни наших плащей и сумок и затаимся за грудой камней-радостно парировал возражения своего друга Улвас.

Давай попробуем-не имея больше возражений, согласился Лёсинхо.

Надо выбираться от сюда и стараться как можно меньше напугать этих зверей-сказал воодушевлённый охотой Улвас.

Давай-согласился Лёсинхо.

Они тихо откинули плащ и по одному, потихоньку стали перелазить через змеиную шкуру. Она естественно зашуршала. Свиньи подняв свои рыла, увидав возникшую перед ними реальную опасность в лице непонятных, высоких и тёмных существ, дёрнули прочь, в сторону леса, мелкие особи догоняя взрослых, при этом слегка повизгивали.

Ну и что теперь? -расстроенно спросил Лёсинхо, слыша как затихают где то далеко торопливые ноги диких животных.

Далеко не уйдут, запах ягод их вернёт, они ведь голодные-ответил Улвас- давай заниматься делом связывай пояса плащей и лямки сумок.

Говоря это, Улвас взял сумку со спелыми ягодами из их укрытия и пошёл с ней в сторону леса . Тихо двигаясь там среди деревьев, он оставлял за собой дорожку из ягод, которые сыпал по не много на сухой мох и оголённые части тёплой скалы.

Улвас из ягод сделал таких четыре дорожки из леса в лагерь. Все они вели в их убежище, где он взяв пару горстей ягод раздавил их в руках для сильного аромата. Сквозь его грязные пальцы потёк тёмно красный, ароматный сок.

Пожилой мужчина ягод не жалел, всё равно, через пару дней, всё, что они не съедят, пропадёт. Среди деревьев появился тонкий аромат ягод, разносимый ветром из солёной пустыни в сторону леса, по крайней мере так думал Улвас, что этот аромат учуют их чуткие носы. Сами же охотники никакого запаха свежих ягод не чувствовали.

Лёсинхо связал все имеющиеся у них пояса и лямки- получился шнур около десяти метров длиной.

Улвас достал с костра не сгоревшую головешку, длиной с ростом взрослого кабана-короткий кусок ствола, подозвав в помощь себе Лёсинхо, они не без труда приподняли змеиную шкуру и подставили этот кусок ствола под неё.

Под своей тяжестью шкура проткнулась этим куском ствола и с шумом опустилась на прежнее место, при этом кусок ствола дерева оказался внутри шкуры.

Не получается-сказал Улвас.

Где то в глубине леса послышался шорох опять приближающихся кабанов.

Я кое что придумал! - тихо сказал Лёсинхо и достал из костра ещё одну не догоревшую ветку.

Надо достать тот ствол!- сказал Лёсинхо показывая рукой не огарок ствола внутри шкуры- помоги приподнять её.

Улвас с огромным усилием приподнял шкуру. Лёсинхо вырвал из её серёдки оказавшийся там ствол, поставил его в другом месте, где шкура была целой и взяв вторую ветку положил её горизонтально на вертикально стоящий ствол. Получившаяся перекладина не давала шкуре протыкаться, так как её тяжесть распределилась по всей длине подставленной перекладины.

Получилось!-радостно вскрикнул Улвас.

Лёсинхо прочно привязал к вертикальному бревну лямку от сумки.

Расстояние между грунтом и нижней частью приподнятой шкуры змеи было достаточно, что туда пролезла взрослая, дикая свинья.

Где то уже ближе за деревьями, начали слышаться шорохи и похрюкивания, учуявших ягоды диких животных.

Мужчины осторожно полезли на камни, Лёсинхо пятясь назад, перебирал руками связанный шнур. Его длины к сожалению для Лёсинхо хватило, лишь только чтоб расположиться на вершине большого камня. Шнур отпускать из рук не получалось если его ослабить или выпустить из рук, то он сразу повторяя рельеф местности становился намного короче.

Вдруг Улвас что то вспомнил и начал осторожно спускаться обратно.

Ты куда?- тихо спросил его Лёсинхо.

Мы забыли свои сумки-ответил тихо тот -если они до них доберутся они лишат нас последней еды и наевшись мяса никогда не зайдут в нашу ловушку.

Лёсинхо ничего не ответил, он молча наблюдал как Улвас быстро, тихо и проворно стал спускаться с гладкого камня на поляну их лагеря.

Получилось так, что услышав шорох приближающихся животных, мужчины второпях, совсем забыли за свои вещи.

Улвас аккуратно слез с камня и прячась за ловушкой, подобрался к брошенным двум сумкам с мясом и ягодами, взяв сумки, он тихо начал отходить от ловушки, обходя вокруг груду камней, на которой расположился Лёсинхо. Всё это у Улваса получилось довольно тихо и быстро. Животные, которых пока ещё не было видно из леса, но по звуку можно было понять, что они ничего не услышали и ничем не напугались, они медленно приближались к змеиной шкуре.

Лёсинхо на камне расположился так, что ему было видно место, где было открыта ловушка.

Он лежал на животе, расположившись на камне с протянутой рукой, в которой находился не длинный шнур.

Улвас сидел немного ниже за камнями и из за камней выглядывала только его голова. Мужчины затаились. Единственно, что было плохо, это то, что беспощадно палило дневное светило. У Лёсинхо от перенапряжения пот стекая по грязным его щекам, капал на прогревшийся камень.

По двум ягодным дорожкам из леса двигалось несколько диких свиней. Двигались они медленно, постоянно принюхиваясь, не прекращая на своём пути переворачивать кувырком всю сухую траву и мох. Тактика Улваса сработала. Животные всё ближе и ближе приближались к ловушке.

У Лёсинхо уже болели рёбра от твердой поверхности камня, на которых он лежал, болела и постоянно вытянутая рука, держащая связанные лямки плащей и сумок. Но из за близости животных, он боялся пошевелится и сменить свою уставшую руку на другую.

Четыре крупных кабана объели две ягодные дорожки и у самой ловушки, нашли две других. Поедая ягоды с других дорожек, которые насыпал Улвас, они стали опять постепенно удаляться в лес. Один из четырёх, самый крупный кабан, наверно что то унюхав, развернулся и своим грязным, задранным в верх, сопливым, волосатым рылом водил из стороны в сторону. Он громко сопя, водил своей страшной головой и нюхал лесной воздух. Постепенно перепахивая весь сухой грунт, где это было только возможно, он стал приближаться к ловушке.

У него были огромные, жёлтые клыки, которые выходя из нижней челюсти за солидный возраст животного закрутились так, что их концы при открытой пасти упирались ему в верхнюю часть рыла, почти у самых глаз, а у основания носа из за этого были свежие раны. От удаляющей в лес троицы отбежала маленькая дикая свинья и присоединилась к этому большому кабану. Было видно, что двигаясь по только что объеденной ими дорожке, они оба приближались к ловушке.

Небольшая дикая свинья без раздумий забежала под плащи в ловушку и начала там переворачивать всё вверх дном ища и поедая, брошенные там Улвасом ягоды. Взрослый же кабан наоборот, не торопился туда заходить и постоянно принюхивался.

У Лёсинхо уже дрожала рука от усталости и напряжения. Но он терпел и своим нутром чувствовал крупную удачу.

Улвас подползая к Лёсинхо, растянулся на камне, как только мог, чтоб звери его не увидели. Но его напряжение то же было заметно, он был готов в любую секунду придти на помощь своему другу Лёсинхо.

Маленькая свинья в бывшем ночлеге мужчин навела полный беспорядок. Мужчины видели, как очумевшее от приторного запаха ягод молодое животное, ковыряя там всё своим, приспособленным для этого носом, подымало там большие клубы пыли, которые выходили из ловушки и попадали в нос большому и опытному кабану.

Улвас очень осторожно подполз к Лёсинхо.

Давай поймаем маленького- тихо сказал он-нам хватит, а то он поймёт что там только сок и выдавленные фрукты и скоро выбежит от туда.

Лёсинхо повернув голову тихо ответил-подождём, туда должна зайти и большая, тогда и дёрну.

Ну смотри сам-согласился Улвас- я на тебя надеюсь.

Одурманенный запахом ягодной пыли большой кабан, медленно приближаясь, засунул хрюкая своё страшное рыло в ловушку. Долго обнюхивая и смотря, что здесь творит мелкий его соплеменник, он сделал ещё несколько шагов вовнутрь. Теперь из ловушки выступала только одна треть его задней части тела.

Короткий, грязный, волосатый хвост взрослого животного нервно выписывал пируэты, крутясь в разные стороны. У Лёсинхо нервное напряжение достигло максимума...

Давай!-дёрнув его за плечо тихо сказал Улвас.

Подожди надо ещё хотя бы ещё один шаг- тихо ответил ему Лёсинхо, -а то пока большой будет выбираться из под не захлопнувшейся, полу открытой ловушки, от туда выбежит и маленький.

Животное как будто услышало его и сделало ещё два шага в глубь ловушки. Теперь уже не было видно как нервно крутился из стороны в сторону его грязный хвост.

Улвас сказал-давай тяни!

Лёсинхо как по команде сразу дёрнул, что было силы за связанные лямки от плащей. Но от того, что шкура оказалась на много тяжелее Лёсинхо, ветка не вылетела из под перекладины, а сам Лёсинхо начал соскальзывать с камня к незакрытой ловушке.

Увидев это, Улвас вскочил на свои занемевшие ноги, схватил лямку и своими руками, и по его команде оба охотника одновременно дёрнули за лямку. Ветка моментально вылетела из под перекладины и весь вес шкуры обвалился на заднюю часть тела крупного кабана. Он взвизгнув, автоматически забежал в ловушку, которая сразу, за ним захлопнулась.

Внутри змеиной шкуры сразу поднялся сумасшедший визг. Вся змеиная шкура по периметру ходила ходуном, подпрыгивали сверху натянутые плащи.

Видно было, как взрослое животное прыгало в ловушке. Вот вот мог слететь плащ, служивший крышей бывшего ночлега.

Мужчины с радостными воплями бросились вниз. Взяв в свои руки деревянные копья они остановились в раздумье, как им поступить дальше. Открыв сверху ловушку, крупное животное возможно выпрыгнет и убежит.

Улвас бросил копьё и стал поправлять сползающий от сильных толчков животного, на одну сторону плащ. Увидев это Лёсинхо пока ничего не придумав, сам с другой стороны от Улваса стал держать концы трещащего от ударов мощного животного плаща. Было видно как визжа, крупное животное скакало как бешеное в ловушке, топча при этом испуганную замкнутым пространством маленькую свинью, которая визжала от боли, как будто её там резали.

Неприятный запах змеиной шкуры, что ощущали животные внушал в их головы дикий, животный страх, ведь это был запах опасного хищника, запах смерти.

Оба охотника выглядывали сбоку своей ловушки, глядели друг другу в глаза и оглохшие от постоянного, громкого визга не могли сообразить что им теперь делать дальше.

С каждым прыжком кабана ходуном ходила вся ловушка из змеиной кожи и мужчины в след за ней.

Взрослое животное постепенно начало уставать. Его прыжки становились теперь реже и были они уже не такими высокими.

Шкура змеи держалась стойко и ловушка оказалась очень прочной.

Что будем делать?-крикнул Улвас.

Не знаю пока -ответил Лёсинхо- но долго мы так не продержимся.

Из за стен ловушки слышалось тяжёлое дыхание кабана. Он остановился за стеной рядом с Лёсинхо и стена из змеиной шкуры от напора его тела вздулась. Кабан остановился и тяжело дышал под плащами. Лёсинхо освободив руки от плащей взял в руки своё копьё и решил, что есть силы воткнуть его в бок кабану сквозь несколько слоёв змеиной шкуры.

Как ты думаешь, получится?-спросил он у Улваса, показывая копьём своё намерение.

Не знаю -ответил тот, -несколько слоёв шкуры затормозят силу удара и ты его просто уколешь.

Может попробуем?-спросил Лёсинхо опять.

Нет, стой, я придумал -крикну Улвас. Давай с одного бока приподнимем немного шкуру и попробуем копьём проткнуть его мягкий живот. Но сначала, чтоб он там меньше двигался давай уменьшать объём ловушки-закончил Улвас.

Как это?-спросил Лёсинхо.

Дави понемногу на шкуру, чтоб она вдавливалась во внутрь-крикнул он.

Крупное животное немного отдохнув начало опять предпринимать попытки вырваться наружу. Лёсинхо бросил копьё, стал опять держать свисающие концы плаща, прижимая их руками к почве. Плащ трещал от нападок напуганного животного, но не рвался. Его материал оказался довольно прочным.

Дави аккуратно на стену коленом!-крикнул ему Улвас- давай пробуй!

Одновременно с двух сторон, мужчины стали медленно нажимать на её боковые стены ловушки своими коленьями.

Змеиная шкура внезапно зашуршав, опять пробудило ярость и испуг в запертом в маленьком пространстве у дикого животного. Оно безумно носилось по кругу, в поисках выхода.

Давя с двух сторон шкуру, мужчины квадратную форму ловушки стали превращать её стены, конфигурацией, напоминающую форму двух треугольников, вершинами направленными друг к другу. Мужчины таким образом, пытались разделить двух диких животных, оставив каждое в своём треугольном отделении.

Почуяв увеличивающуюся тесноту, крупный кабан, начал со всей звериной силы таранить сужающиеся стены.

Благодаря тому, что шкура была прочная и имела несколько слоёв, конструкция сделанной из неё ловушки держалась достойно. К тому же, внушительный вес шкуры не давал кабану всё это завалить.

При всём при этом, не переставал литься из под плащей дикий визг обезумевшего кабана. Мужчины оглохнув от шума, не сдавались и держали стены ловушки как только могли, продолжая вдавливать её коленями в серёдку, тем самым постепенно ограничивая её внутреннее пространство. Со стороны Лёсинхо шкура перестала сдвигаться во внутрь, появилось какое то непонятное препятствие.

Он крикнул Улвасу- У меня больше не движется шкура!

Хорошо- ответил тот -просто держи её там на этом уровне.

Улвас начал толкать шкуру только со своей стороны. Лёсинхо заметил, что у него под ногами из под шкуры видна нога маленького кабана. Она не шевелилась и была вся в крови. Он отпустив плащ правой рукой схватил тёплую ногу маленькой свиньи и не почувствовал со стороны животного не каких сопротивлений.

Он крикнул Улвасу- маленький раздавлен большим и у меня в руках нога, может мне его выдернуть?

А сможешь?-спросил Улвас, борящийся с толкающей его стеной. По вискам Улваса ручьями тёк грязный пот.

Попробую-ответил Лёсинхо.

Дёрнув пару раз он понял, что без помощи друга он не осилит одной рукой одновременно поднять тяжёлую, грубую кожу змеи и вытащить из под неё раздавленного, дикого поросёнка, который тоже имел не малый вес.

Увидев тщетность попыток своего помощника, Улвас крикнул ему

-брось! Он уже никуда не денется.

И добавил-выбирай на себя по немного лишний плащ на себя!

По мере сжимания стенок качающейся ловушки, её внутренняя площадь уменьшалась, становилась меньше и её верх, появившиеся излишки плаща Лёсинхо тянул на себя. Улвас стену со своей стороны тоже толкал до мёртвого маленького животного. Большое животное очутилось в запертом пространстве, уменьшенном более чем в два раза.

Дикий кабан, постоянно испытывая животный ужас от постоянно присутствующего запаха змеи , которая в естественных условиях, могло просто проглотить его, из последних сил продолжал свои попытки вырваться от туда. Дикий и громкий рёв животного не прекращался.

Руки Улваса испытывали сильные удары сквозь стены прочной, но гибкой ловушки.

Но теперь из за маленькой, внутренней площади у кабана не было места для разбега и все его попытки вырваться были по силам мужчинам этому противостоять.

Лёсинхо собирая свои излишки плаща, чтоб хоть как то освободить руки и помочь своему другу, стал запихивать их снизу под стоящую, тяжёлую шкуру змеи.

При этом он обнаружил, что плащ обернувший сверху их ловушку и хорошо заткнутый под неё с двух сторон, хоть как то не даёт возможность стенам под напором животного раздвигаться обратно.

По громкому и не прекращающемуся рёву было понятно, что дикий зверь был повёрнут своей головой к Улвасу. Лёсинхо понял, что развернуться там оно уже не сможет, следовательно сильного напора с его стороны от кабана не будет.

Хорошо завернув освободившиеся концы плаща под шкуру он этим самым осторожно высвободил свои две руки. Наблюдая за постоянным содроганием стен прочной ловушки он увидел, что с его стороны всё хорошо держит сам закреплённый под шкурой плащ. Он встал с колен и взял своё копьё. Подойдя к Улвасу, он сквозь выпуклую боком животного змеиную шкуру явно увидел место, где находилось само животное. Он с силой попытался воткнуть своё копьё в выпирающую стену ловушки, он опять попытался проткнуть её копьём- но шкура была достаточно прочной и от Лёсинхо до запертого животного дошёл лишь только его небольшой удар, не принёсший ему какого либо вреда.

За змеиной стенкой ловушки слышалось тяжёлое дыхание дикого кабана.

Давай я его попробую с низу, в живот!-крикнул Лёсинхо Улвасу.

Было видно, что пожилой Улвас держался уже из последних сил. Лёсинхо попробовал в одиночку с одной стороны, поднять шкуру и опять его такая попытка не удалась, свёрнутая в несколько слоёв шкура была очень тяжёлая.

Давай я попробую с верху!-крикнул он Улвасу, постоянно перебирая в своей голове возможные, в данной ситуации способы убить это сильное животное.

Улвас просто молчал и уже со всем молча соглашался, кивая своей головой. Постепенно силы покидали его. Кабан внутри временно затих, тоже отдыхая.

Улвас подполз на коленях к Лёсинхо и сказал, тяжело дыша- давай нашу перекладину и палку подложим под шкуру и у тебя появится пространство и возможность колоть этого буйного зверя куда нибудь снизу, из под шкуры.

Он еле договорил, ему просто от отдышки и чудовищной усталости не хватало воздуха.

Лёсинхо быстро встал на ноги и принёс не догоревший ствол и перекладину, которые валялись совсем рядом. Мужчины осторожно, пока животное затаилось, приподняли тяжёлую шкуру между передними и задними ногами животного. Лёсинхо аккуратно засунул ствол под шкуру. Когда уставшие мужчины опустили шкуру на подложенные им обгорелые брёвна, между ей и грунтом осталось небольшое отверстие. Сразу из под шкуры пошёл неприятный запах, испуганного до полу смерти животного.

Лёсинхо лег на грунт и заглянул в отверстие. Было отчетливо видно дышащее, светло серое пузо животного с еле заметными, маленькими сосками. Лёсинхо лёг немного в сторону, так, чтобы руками можно было с силой тыкать деревянным копьём в образовавшееся отверстие между грунтом и шкурой змеи.

Немного лёжа приспособившись, он повернулся к Улвасу и крикнул ему-продержись ещё немного. Сейчас оно от боли будет просто беситься и биться с тобой!

Улвас приготовился и в ответ только кивнул головой.

Лёсинхо лёжа, ещё несколько раз примериваясь, замедленно руками поводил как будет двигаться копьё заходя в отверстие, чтоб как можно быстрей пробить неизвестно какой прочности брюхо животного.

Он приготовился нанести свой удар. Было очень не удобно, лёжа на боку это делать и конечно сила его удара от этого становилась заметно слабее. Немного восстановив своё дыхание, он прочно держа руками копьё, движением от своих ног к отверстию, что было сил ткнул копьё в брюхо замеревшего на время, уставшего животного.

От внезапного удара в бок и появившейся резкой боли, оно завизжало и начало опять биться внутри, сколько было у неё сил.

Лёсинхо размахнулся ещё раз и при этом увидел, что острый конец его копья был в крови животного. Его это очень обрадовало.

Улвас видел, что Лёсинхо рассматривает кровь на своём копье и не выдержал, заорал,

сквозь дикий визг животного.

Лёсинхо услышал крик Улваса- да бей же ты его без остановки!

Эти слова придали Лёсинхо сил и уверенности в себе и он без остановки стал с силой колоть светлое брюхо животного. Из за того,что дикое животное постоянно за шкурой хоть немного, но двигалось, то все удары копья Лёсинхо наносились совсем в разные места, кровь сочилась с бьющегося животного вовсю.

У Лёсинхо всё лицо было забрызгано кровью. Вскоре движения дикого животного внутри ловушки начали заметно слабеть. Оно ревело на выдохе и рёв становился всё реже и реже. Лёсинхо в этот момент был похож на какую то смертоносную машину, наносящую удары. Животное упало на брюхо показав, свою тяжело дышащую, страшную морду.

Лёсинхо изловчившись воткнул окровавленное копьё в левый глаз кабану. Оно полностью затихло и теперь просто тяжело дышало. На ритмично качающееся копьё, торчащее из под шкуры, из головы кабана, лёг обессиленный Лёсинхо. Он своим телом, при помощи копья прижимал голову животного к грунту.

Увидев наконец то поверженное животное, Улвас с огромной усталостью, оторвал свои руки от змеиной шкуры и повалился на спину, тяжело дыша.

Постепенно наступала полная тишина и внутри ловушки и снаружи. Внутри, вонючее дыхание дикого кабана постепенно исчезало-животное умирало, а снаружи мужчины восстанавливали своё нормальное дыхание и свой нормальный слух, частично потеряв его от громкого визга дикого кабана.

Они лежали долго, не разговаривая. У Лёсинхо в крови было вымазано всё лицо и обе руки по самые локти.

От сильного запаха крови у него появились позывы на рвоту. Из под шкуры с ловушки вытекала небольшая струйка тёмной, багровой и густой крови.

Только теперь, устало лёжа на своих спинах они заметили, что дневное светило оказалось уже где то над солёной пустыней и подбиралось к далёкому горизонту. Приближалась очередная ночь. Только теперь они осознали, что провозились голодными на своей охоте почти целый день...




Голосование:
За - 0 Против - 0
Авторизуйтесь для голосования
Комментарии к работе
Нет комментариев
В Мы ВКонтакте
f Мы в Facebook
Сталкер Зона Творчества

Закрыть окно