Искусство и творчество, воображение и вдохновение – социальная сеть для творческих людей Сталкер. Зона Творчества
СОЦИАЛЬНАЯ СЕТЬ ДЛЯ ТВОРЧЕСКИХ ЛЮДЕЙ
 

Кн. 1. гл. 19. ОПАСНЫЙ ОБМАН ПЛАНЕТЫ.



Кн. 1. гл. 19. ОПАСНЫЙ ОБМАН ПЛАНЕТЫ.

ОПАСНЫЙ ОБМАН ПЛАНЕТЫ

Обернувшись, Лёсинхо визуально оценил огромные размеры карьера и полную свою ничтожность в нём. Повсюду, куда только не направлялся его взгляд, были неприступные, каменные края карьера, которые постепенно от них, двоих идущих удалялись и становились ниже. Голые камни торчали из крутых, безжизненных стен. Кое где стены обрыва были каменными полностью и гладкими, как ровные стены бетонных зданий. Только в одном месте, немного слева от той промоины, где путники спустились вниз, вертикальная стена поросла какой то зеленью и под ней имелась небольшая зелёная растительность.

Как ты думаешь Улвас, почему там обрыв порос зеленью?- Лёсинхо, показал в том направлении своей рукой.

Не знаю- Улвас обернулся и несколько секунд смотрел назад,-скорей всего там просачивается вода, вытекая из леса и течёт там по стенке обрыва.

Может вернёмся и там наберём воду? -спросил Лёсинхо.

Мы проходили то место сверху- возразил Улвас своему другу- и там, как помнишь, под нашими ногами был лишь слегка сыроватый грунт. Возможно, что там тоже всего лишь просто сыро и воды мы под той стеной не наберём.

Переведя дыхание он продолжил- да ладно уже, дойдём до озера, оно не далеко и воды в нём больше и она, как я понял почище этой будет и покупаемся там.

Путешественники замолчали и продолжили своё движение к огромной массе воды, такого количества которой они никогда не видели за всю свою прожитую жизнь.

Постепенно удаляясь от края карьера, вновь стал появляться небольшой, горячий ветерок. Некоторые его порывы, поднимали по пустоши светлую пыль, которая попадая в глаза ссыльных, больно им щипала их. Из за этого им приходилось постоянно жмурится или вообще закрывать глаза при порывах ветра и идти несколько шагов в слепую.

Дневное светило, сделав высокую дугу по голубому, прозрачному небу, опять своими безжалостными лучами мужчинам било прямо в лицо.

Эти двое шли очень быстро, ровно настолько, насколько им их силы позволяли это делать под этими выжигающими лучами дневного светила, которое постепенно уже клонилось к обезображенному горизонту этого бескрайнего карьера.

От сильной жары губы у Лёсинхо и Улваса пересохли. Они решили немного передохнуть и попить воды, тем более озеро было уже совсем рядом и свои запасы скоро они планировали пополнить и напиться из озера вдоволь.

Сделав несколько глотков Лёсинхо показалось, что вода в контейнере стала слегка солоноватой. Но он не придал этому значения, подумав, что это от не терпимой жажды.

Немного отдохнув и не разговаривая, чтоб экономить свои силы, усталые путники двинулись дальше. Двигаясь по этой ветреной и выжженной пустыни, Лёсинхо периодически облизывал свои губы смачивая их слюной. При этом у него постоянно возникало ощущение, что его губы солёные.

Послушай, обратился Лёсинхо к Улвасу- у меня такое ощущение, что мы пили солёную воду и сейчас мои губы солёные.

Лёсинхо не договорил, его прервал пожилой Улвас, который тоже это почувствовал -может вода в контейнере согрелась и испортилась, ничего сейчас её поменяем, наберём в озере свежей-закончил он.

Уже начинало вечереть, появилась приятная прохлада.

И когда дневное светило коснулось горизонта, наконец то им открылся вид на долгожданное громадное озеро в глубине огромной равнины. Заходящие лучи светила уже слабо его освещали и завораживающая голубизна озера потемнела.

Обрадованный Лёсинхо спросил у Улваса- сколько нам ещё до него?

Ещё часа два, не переживай дойдём-ответил тот, тоже уставший от этого путешествия по невыносимой жаре.

Прошли гораздо больше-продолжил он. Вон оглянись- Улвас, обернувшись махнул рукой.

Долго не оборачивающийся Лёсинхо обернулся и ахнул. Все обрывистые стены оказались очень далеко и визуально возвышались лишь где то на пол метра на пустыней. Горячий воздух, поднимающийся от грунта колыхал изображение неприступных стен, которые казались живыми и полупрозрачными, хоть и были ещё полностью освещены лучами заходящей за горизонт звезды.

Ветер постепенно утихал, разогретый за день грунт торопился всю свою высокую температуру отдать обратно в воздух.

От быстрой ходьбы мужчинам было очень жарко. До манящей, голубой воды осталось лишь несколько сот метров. Измождённые мужчины ускорили свой шаг как только могли.

Им очень хотелось пить. На последних десятках метров, они побросав свои сумки бросились к манящей их влаге, к никак не шевелившейся воде красивого голубого озера.

Наконец то, Лёсинхо забежав по колено в спокойную воду, несколькими горстями облил себе голову, прохладная вода приятно стекла с головы и просочилась под его тюремную одежду. Он почувствовав приятно текущую прохладу по своей мокрой от пота спине.

Забежавший в воду Улвас упал на колени и набрав в ладоши воду начал её жадно пить. Но через мгновение, он начал сильно кашлять и у него открылась рвота. Встав с колен Улвас сгорбленный, еле волоча свои ноги начал выходить из озера. Рвота прекратилась и он лёг на берегу, тяжело переводя дыхание.

Не пей!- сквозь сильный кашель и охрипшее горло еле проговорил Улвас -Не пей!

Лёсинхо непонимающе разжал пальцы поднесённых к губам соединённых ладош с водой. Лизнув ладонь, он всё понял-вода оказалась очень солёной, можно даже сказать горькой и никак не пригодной для питья.

Выйдя из воды и дойдя до стонущего и лежащего Улваса он спросил- Ты как?

Нормально- с хрипотой в голосе ответил тот.

Лёсинхо пошёл за сумками, брошенными по дороге. Вернувшись с ними обратно, он заставил Улваса пополоскать рот и допить остаток их питьевой воды. Тот долго не соглашался. И лишь после того, как Лёсинхо сам сделал небольшой глоток, он допил оставшуюся там воду.

Немного придя в себя Улвас сказал-нам необходимо за ночь уйти от сюда, иначе с нами будет тоже самое -он рукой указал вправо, на недалеко лежащую груду, полу утонувших, белых костей скелета какого то крупного давно вымершего животного. Белые кости животного в сумерках слегка искрились маленькими кристаллами соли, которые покрывали всю их поверхность.

Хорошо-согласился Лёсинхо. Немного отдохнём и вернёмся. Мы найдём воду в лесу-начал он успокаивать себя и Улваса.

Найдём-отдышавшись и постепенно приходя в себя пробормотал Улвас.

Они решили часик отдохнуть и по ночной прохладе вернуться к тому месту, где они спустились сюда.

Быстро надвигались сумерки после давно зашедшего за горизонт светила. Появилась долгожданная, такая необходимая прохлада, дающая возможность им двигаться на много легче по этой выжженной палящими лучами звезды, поверхности солёной пустыни.

Лишь бы не заблудиться -тихо сказал Улвас

Пока отдыхали, оба сняли мокрые комбинезоны и свою обувь, которая должна была быстро высохнуть за час на горячем грунте и небольшом тёплом ветерке.

На небе появились первые звёзды, приближалась ночь.

Где то наверху раздались голоса, двух перекликающихся между собой тварей, их крик ни с чем невозможно было перепутать.

Ещё этого не хватало-сказал Лёсинхо, задрав вверх свою голову и пытаясь разглядеть в непроглядной темноте кровожадных, летающих монстров.

Нас двое они нас не тронут -стал успокаивать Улвас.

Это их пока двое-возразил Лёсинхо- сейчас своим криком соберут своих собратьев. Мы вообще то на открытой территории-это очень опасно для наших жизней-закончил он.

Интересно-сказал Улвас- они, что видят в темноте?

Не знаю я этого- глазея с опаской вверх и по сторонам ответил Лёсинхо.

Чуть позже он спросил у Улваса- Ты как себя чувствуешь?

Нормально-ответил тот.

Идти сможешь?-спросил Лёсинхо.

Конечно- вставая ответил Улвас.

Светлых следов на небе, предвестников встающего ночного светила ещё не было видно. Даже не каких признаков появления этого громадного спутника на ночном небе не наблюдалось. Оба путника опять мысленно пожалели, что этот ночной спутник этой планеты не помогает им в их опасном пути.

Съев по небольшому кусочку холодного мяса, отдохнув ещё немного, под непрекращающийся визг в ночной темноте летающих тварей, мужчины стали собираться в обратный путь.

Обувь и их штаны высохли и стали очень грубыми, как будто им их подменили на вещи из другого, очень грубого материала. Высохшая часть штанов шуршала и еле гнулась. Обувь стала жёсткой и не удобной. Надев на себя высохшие вещи, они тронулись в путь. Но пройдя несколько десятков метров мужчины поняли, что двигаться дальше стало не легко. Соль пропитавшая обувь вступала в реакцию с потом ног и делала её скользкой внутри. К тому же, внутри обуви мужчин, выпавшая в кристаллы высохшая соль озера, больно колола и вгрызалась в распаренную от влаги кожу ступней их ног. А в образовавшиеся ранки попавшая соль приносила нестерпимую боль и жжение. Этим двоим пришлось остановится и разуться. Улвас и Лёсинхо поняли, что теперь всё расстояние, пока они не найдут воду и не отмоют в ней обувь, им придётся преодолевать босиком.

Кинув, ставшую не удобной обувь в сумку, путники, подгоняемые ночными, хищными голосами в небе, побрели по просоленному пустырю, временами испытывая острую боль под ногами, наступая на мелкие, острые не видимые в наступившей темноте камни.

Ссыльные шли в полной темноте, потеряв всякий ориентир, для своего движения. Путь мужчинам освещали только звёзды, от которых не было никакого толка.

Твари в небе по какой то причине постепенно затихли. Двигаясь босиком по пустырю, иногда ощущая периодическую боль в ступнях, мужчины о летающих тварях постепенно забыли. Вокруг них стояла полная тишина. В этой мёртвой, обезображенной и просоленной зоне не было даже трели ночных насекомых. Эта часть планеты была полностью уничтожена колонизаторской деятельностью представителями далёкой и родной для этих, двух идущих мужчин, планеты Югрос.

Как ты?-спросил Лёсинхо Улваса- прервав их долгое молчание.

Нормально, только очень пить хочу -отозвался Улвас- Мало того, что напился рассола ещё и со рвотой потерял часть влаги из своего обезвоженного желудка.

Потерпи немного-пытался поддержат его Лёсинхо. -Я найду сегодня воду.

Конечно найдём- Улвас пытался погасить волнение своего друга.

Вдруг Лёсинхо сквозь полную тишину и непроглядную темноту услышал какой то нарастающий шум с верху и его обдало напором тёплого воздуха. Через несколько секунд этот воздух принёс неприятный запах.

Лёсинхо молча схватил Улваса за плечо и повалил на твёрдый грунт.

Ты чего? Я аж напугался -сказал Улвас, опешив от такого неординарного поведения своего друга.

За нами охотятся эти твари- тихо сказал Лёсинхо бесполезно, во все стороны ворочая своей головой.

И в этот момент, как бы в подтверждение этому, совсем рядом, сверху завизжала одна из тварей и совсем где то близко и очень низко в темноте ей ответила другая, наверно сидящая где то по близости на грунте.

Мужчины от испуга как можно ниже опустившись на тёплый грунт, своими лежащими телами ощутили небольшую воронку, которых было полно на этой планете и сползая в неё, они залегли в ней, взяв в руки свои копья и пытаясь хоть что нибудь разглядеть в этой непроглядной темноте ночи.

Нам нельзя двигаться дальше-тихо сказал Лёсинхо- они просто сейчас поотрывают нам головы.

Улвас молчал, держа своё копьё наготове и беспомощно крутил своей головой, ожидая нападения в любую секунду и с любого направления.

Было слышно, как ещё одна тварь села где то поблизости на грунт. Её огромные, безобразные, кожаные крылья шаркали по сухой породе и она тяжело, со свистом дышала.

Положение мужчин было просто кошмарным, ночные, хищные твари их видели, а они их нет.

- «Скорее бы уже вышло ночное светило» -подумал Лёсинхо.

Лёсинхо сказал Улвасу- я сейчас попробую напугать этих тварей, может что с этого и получится.

Совсем рядом с двух сторон от сидящих путников, было слышно их попискивающее дыхание и от этих гигантских птиц шёл очень неприятный запах.

Вдруг Лёсинхо резко вскочил и заорал, что было сил, да так, что даже предупреждённый об этом Улвас, всё равно от неожиданности вздрогнул. Лёсинхо орал и крутил над собой копьём, так, что оно завыло, разрезая ночной воздух.

Через мгновение он услышал с двух сторон от себя, сильный шорох и приготовился к нападению этих тварей. Но через некоторое время услышав их мерзкий крик в небе, Лёсинхо понял, что он их напугал. Он обрадовался и опустился в воронку, тяжело дыша.

Всё это время лежащий в воронке пожилой Улвас, показал вверх рукой и сказал-смотри! Вон они.

Лёсинхо поднял свою голову и отчётливо увидал двух огромных пернатых. Они поднялись достаточно высоко в ночное небо, испугавшись его криков и попали в лучи ночного светила, которого еще не было видно со дна этой пустыни, а горизонт на востоке, где оно начинало выходить, лишь посерело в том месте где располагался тот бесконечный лес, по которому сутки назад двигались мужчины.

Дождёмся выхода светила и будем пытаться двигаться дальше-сказал Улвас.

Согласен-ответил Лёсинхо- но один из нас всё время будет смотреть наверх, чтоб эти твари на нас не напали. Необходимо постоянно будет за ними следить-закончил он.

Оба несчастных замолчали, набираясь сил перед скорым и опасным походом в темноте. Каждый из них обдумывал своё шаткое положение и высчитывал шансы на выживание в этой пустыне, при движении на виду у этих безобразных, крупных, пернатых хищников.

Через некоторое время из за горизонта появилось долгожданное светило. Но оно было немного меньше того, которое они видели несколько ночей назад. Это заметил Лёсинхо. Вернее оно было то же, но почему то уже не круглое. Небольшая его часть оставалось тёмной. Но его освещения для передвижения мужчин было достаточно.

Потеряв уйму времени на свою защиту, эти двое опять тронулись в путь.

Лёсинхо при движении постоянно держал Улваса за руку, который большее время смотрел не вперёд, по ходу их движения, а вверх, следя за летающими в вышине монстрами.

Присмотревшись в даль, Лёсинхо заметил тёмную, узкую и протянувшуюся далеко в обе стороны полоску. Это была граница вертикальных и обрывистых стенок карьера. Но судя по её высоте, до неё было ещё очень далеко.

От быстрого передвижения у них пересохло во рту, им обоим очень хотелось пить. Ныло без отдыха всё тело, болели не только мышцы, но и суставы ног.

«Бедный Улвас» -подумал Лёсинхо, «он старше меня лет на пятнадцать для него это просто изматывающее испытание».

Напуганные, летающие твари больше не предпринимали попыток нападения и немного покружив на путниками и оценив их для себя как опасную добычу, начали удаляться в сторону далёкого леса.

Мужчины осторожно ступали босыми ногами по жёсткому грунту. То один, то другой из них вдруг начинал хромать, наступив на маленький, острый камень, который больно колол не приспособленные к хождению босиком ступни.

Очень медленно, но всё же, тёмная полоска далёких, вертикальных скал росла из за посеревшего горизонта.

Свои ноги мужчины разбили в кровь, но ничего другого им не оставалось. Им было необходимо до восхода дневного светила найти воду или хотя бы тень.

Лёсинхо стал замечать, что Улвас выдохся из сил и стал постепенно замедлять темп своего хода. Лёсинхо забрал у него сумку, чтоб пожилому мужчине стало немного полегче.

Ночное светило поднявшись над горизонтом, сдвинулось вправо и тёмная полоса далёких скал стала светлеть, так, как начала попадать под освещение его серебряных лучей.

Но это освещение не позволяло уставшим путникам найти их расщелину, по которой они спускались вниз сюда и тем более не было видно стену обрыва, покрытую зеленью, по которой они думали, что сочится вода. Высокие скалы ещё были очень далеки, хоть и медленно всё таки росли из за посветлевшего горизонта.

Улвас в темноте подскользнулся на краю небольшой воронки, ударившись спиной о твёрдый грунт, с громким стоном, он медленно, корчась от боли сполз в неё.

Лёсинхо побросав сумки, наклонился над охающим Улвасом.

Ты как?- обеспокоенно спросил Лёсинхо.

Нормально- тяжело дыша, ответил тот.

Ты цел? Ничего не сломал? -спросил взволнованный Лёсинхо.

Цел, дай немного отдохнуть- тихо ответил Улвас.

Отдыхай сколько нужно друг-сказал Лёсинхо- устраиваясь поудобней рядом с ним в воронке.

Давай до рассвета отдохнём, а там будет ещё не жарко, дойдём до нашего подъёма и укроемся в лесу-предложил Лёсинхо понимая, что Улвас очень устал и ему идти вторые сутки без сна очень тяжело.

У Лёсинхо была ещё одна причина так поступить. Двигаясь практически в слепую, он боялся потерять из виду место подъёма из этой солёной пустыни.

Можно было в определённый момент оказаться у вертикальной стены карьера и не иметь возможности понять, где находится подъём из этой пустыни слева или справа. Такая возникшая сложность, могла им стоить их жизней.

Улвас молча кивнул в знак согласия.

Тело ныло так, что не было возможности даже задремать. Лёсинхо просто лежал на спине, ногами упёршись в дно воронки и смотрел на незнакомые ему звёзды, прислушиваясь к тяжелому дыханию своего уставшего, старшего друга.

Постепенно, вслед за ночным светилом зажелтел горизонт, оповещая приближающийся, скорый рассвет.

Оба мужчин от усталости немного забылись в дремоте в спасительных, предрассветных сумерках....

...Вроде совсем не дремал, как показалось Лёсинхо, он открыл глаза и увидел уже достаточно высоко, вставшее над горизонтом дневное светило.

Улвас ещё спал, лёжа на спине и тяжело дышал, губы его от безводья заметно потрескались. Оглянувшись, Лёсинхо к своей радости увидел край карьера, на расстоянии примерно одного часа пути.

«Вроде шли ровно»-, подумал Лёсинхо, потому, что впереди была видна их расщелина, по которой они ошибочно, в поисках воды, спустились сюда, на эту безжизненную поверхность планеты. Чуть левее от неё, Лёсинхо увидел поросшую зелёной растительностью, вертикальную стену обрыва.

«Надо двигаться туда»-подумал он.

«За ночь мы всё таки прошли достаточно много»- обрадовался Лёсинхо, «до жары должны успеть добраться до влажной стенки этого высокого обрыва».

Лёсинхо слегка потормошил Улваса- тот проснулся и немного застонал.

Но на удивление Лёсинхо, Улвас энергично встал и стал громко кряхтя, разминать своё уставшее тело. Ступни ног, что у одного, что у другого были в многочисленных ссадинах и порезах.

Надо двигаться!-сказал Улвас- давай поедим по пути.

Лёсинхо согласился. Двинулись в путь и пошли довольно быстрой походкой.

Теперь глядя себе под ноги, путники не наступали на мелкие камни, а легко перешагивали их. К тому же теперь не было необходимости смотреть наверх и опасаться нападения пернатых тварей сверху.

Улвас достав на ходу кусок холодного мяса, отломил от него половину и дал Лёсинхо. Оба мужчин молча на ходу завтракали.

Вон наша расщелина -протянув жирную руку с мясом вперёд, сказал Улвас.

Да это она-согласился Лёсинхо.

Скалы быстро «поднимались из земли» и приближались.

Слева Лёсинхо опять увидел каменную стену, окаймляющую карьер и позеленевшую от мелкой растительности.

Пошли туда- Лёсинхо показал рукой.

Там похоже что есть влага и она наверное не солёная-проговорил тяжело дыша Лёсинхо.

Улвас посмотрел в ту сторону и молча изменил своё направление движения, двинувшись к предполагаемой воде.

Пожилой мужчина после завтрака больше молчал, стараясь экономить свои силы.

Путники всё ближе и ближе подбирались к влажной, зелёной стене. Осталось пройти совсем немного- несколько десятков метров.

Дневное светило уже набрав всю свою выжигающую мощь, палило во всю силу, при этом направляя свои жестокие, палящие лучи прямо в лица измученных путников. Но благодаря тому, что поверхность просоленной равнины ещё прогрелась не сильно, переносить этим двоим жару было не очень тяжело и голым их ступням было ещё не горячо наступать на мёртвую почву солёной пустыни.

Лёсинхо обогнав Улваса, медленного идущего к границе карьера, пошёл сам быстрым шагом, желая быстрей набрать хоть немного воды в пустой контейнер и дать её своему измождённому долгим путешествием другу.

Подойдя к стене он отгадал, что та была влажная от воды и из за повсеместной сырости была вся в мелком, зелёном мху.

Но нигде не было видно текущей или капающей по обрывистой стене воды, хотя вся каменная вертикальная стена была мокрой. Только в одном месте, от него высоко наверху он увидел слабо капающую воду с зелёной косы состоящей из свисающего мха. Но падая до уровня человека поймать эту каплю было не возможно, слабый ветерок постоянно менял место её падения.

Лёсинхо стоял в полном замешательстве. Он оглянулся и увидел подходящего и уставшего Улваса. Тот молча подошёл к зелёной стене сорвал лоскут мха и собрав его в ладони и сдавив в кулаке, выдавил несколько капель грязной воды себе в открытый, пересохший и дрожащий рот.

Лёсинхо увидев положительный пример, начал на пару с Улвасом срывать мох с каменной стены и пить долгожданную тёплую и грязную с небольшим привкусом почвы воду. Вода оказалась пресной, но слегка подсоленной и пить её было можно.

Около получаса стояли молча, насыщая таким образом свои организмы влагой. Вокруг мужчин повсюду комками валялся выдавленный руками зеленоватый мох, содранный со стен вертикальной мокрой стены вертикальной скалы.

Позже, Улвас тут же сел прямо в раскисшую грязь, под влажной, каменной стеной, прислонившись спиной к мокрой и прохладной скале.

Проникнувшая сквозь одежду влага и прохлада, постепенно приводили Улваса в нормальное состояние. Лёсинхо молча сел рядом с Улвасом под стенкой карьера. Он отвернул лежачий камень, который торчал рядом из грязи. Под ним оказалось немного мутной воды, которая стала понемногу собираться в этом образованном от камня углублении. Лёсинхо стал руками и копьём раздвигать камни и грязь, делая небольшую естественную ёмкость для сбора в неё воды. Но пока в этой, сделанной Лёсинхо канаве, вдоль мокрой стены, была только вязкая, коричневого цвета жижа из местного раскисшего грунта.

Немного придя в себя Улвас сказал-тут проведём немного времени, наберёмся сил, а потом поднимемся в лес.

Да-согласился Лёсинхо- я не против, и продолжил- а если ещё наберём здесь хоть немного этой мутной воды, будет просто замечательно.

Наберём-сказал Улвас- нам спешить не куда.

Лёсинхо встал и начал повторно обследовать всю досягаемою до его роста влажную поверхность скалы в поисках хоть немного текущей или удобно с верху капающей воды. Но все его попытки были безрезультатны.

Увидев его безуспешные попытки, Улвас встал из лужи и сказал-сейчас что нибудь придумаю.

Доставай контейнеры-договорил он и начал осторожно ломать ветки у не большого колючего куста, который рос рядом, закрепившись корнями в расщелине скалы.

Лёсинхо не веря в положительный результат попыток Улваса, достал один контейнер и недоверчиво протянул его Улвасу, наблюдая за его действиями.

Улвас сделав из отломанной ветки маленькую рогатину аккуратно завёл её рогатиной под растущий на стене мох. Веточка растущим на стене мхом держалась достаточно прочно и сразу на её конце появилась маленькая капелька воды, которая через несколько секунд капнула на мокрый грунт.

Улвас с улыбкой повернулся к Лёсинхо и спросил-Ну что, понял?

Понял!-ответил обрадованный Лёсинхо.

Только втыкай их пониже, чтоб не держать контейнеры в руках-договорил Улвас.

Хорошо-сказал улыбающийся Лёсинхо. Расставив три ловушки для воды в скале и закрепив в грязи под ними контейнеры, мужчины опять уселись на влажную и тёплую грязь отдыхать.

Вода медленно, капля за каплей стала наполнять расставленные под ними, металлические ёмкости для воды.

Лёсинхо, глядя на постепенно уменьшающуюся тень от каменной стены, нависающей над ними сказал- скоро дневное светило должно будет переместиться и тень от скалы под которой мы сидим- исчезнет. Начнётся настоящая жара-закончил он.

Ничего-ответил Улвас.

Он ещё сидя продолжал что то колдовать над своим изобретением.

Лёсинхо увидел, что Улвас, наломав рогатин подлиннее, перенаправил влагу в контейнеры с более отдалённых мест, на сколько позволяла длина этих отломанных, от куста веток. Теперь в каждый контейнер стекала влага с трёх торчащих веточек. Закончив своё тонкое и мудрёное дело, пожилой мужчина сел довольный опять прямо в грязь, которая находилась ещё пока в зоне медленно исчезающей тени от скалы.

Протянутые вперёд грязные и босые ноги мужчин уже были освещены безжалостной, горячей, дневной звездой.

Улвас глядя на прогревающиеся ноги сказал- не пропадём, будем купаться по очереди в этой грязи -Улвас рукой указал на канаву с грязью, которая медленно наполнялась влагой со стены.

Используя два куста, растущих из мокрой стены, мужчины кое как натянули два плаща и после они оба улеглись на сырую поверхность в образовавшейся от плащей тени.

Повсюду стояла полная тишина.

Нагретая почва пустыни колыхала прогретый воздух над собой и постепенно подняла миражом голубое озеро из впадины, где оно скрывалось от глаз мужчин всё это время. Озеро выглядело нечётким мерцающим обманом в серебряном, зеркальном цвете.

Чтоб я бы без тебя делал? -сказал восхищённый Лёсинхо, немного расслабившись и наблюдая отсутствующим взглядом за пустынным горизонтом.

Думаю тоже самое-ответил Улвас, повернув к Лёсинхо своё грязное и улыбающееся лицо.

Давай отдыхать и набираться сил-сказал Улвас.

Я не против-согласился Лёсинхо приятно растягиваясь в тени натянутых плащей.

Вокруг сидящих в раскисшей грязи ссыльных стояла полная тишина. Ничего здесь, на выжженном светилом грунте не стрекотало даже днём. Ни одна тварь или насекомое не жили здесь, в таких кошмарных условиях.

Но несколько десятков мотыльков, где то вверху постоянно подлетали к влажному мху, садились на него и выпускали свои тонкие хоботки во влажную зелень.

Иногда, когда не дул в уши ветерок и не качал шелестящую ткань натянутых над головами плащей, было слышно, как капает вода в ближайший, металлический контейнер.

Мужчины, практически не спавшие всю ночь, быстро задремали в приятной прохладе...

….Лёсинхо вздрогнул и проснулся от жары. Тень от плащей уменьшилась, она сдвинулась в сторону вертикальной каменной стены так, что лежащие тела мужчин на половину оказались под лучами дневного светила.

Он разбудил Улваса.

Сильно гудела голова, возможно от перегрева-подумал Лёсинхо.

Улвас тоже пробудился «разбитым», долго не понимая где он находится.

Пойдём остывать-сказал Улвас.

Он встал и слегка покачиваясь, снял свою верхнюю, тюремную одежду и с воплями сел в выкопанную канаву с грязной прохладной водой и стал в ней поливать себя этой жижей с головой. Чуть погодя, выбравшись от туда и оставляя на своём пути грязные капли воды и лепёшки грязи на сухом грунте, Улвас направил туда и перегревшегося Лёсинхо.

Давай, давай-сказал он -тебе сразу полегчает, а потом как нибудь отмоемся. Иди ныряй!- настойчиво командовал посвежевший от прохлады и улыбающийся Улвас.

Лёсинхо тоже разделся и сел в грязную жижу. Влажная прохлада, приятно обволокла его нижнюю часть тела. Затем высунув из грязи свои ноги, он лег прямо на спину в грязь. Позже сев обратно, несколько раз облил себя жидкой грязью руками. Тело заметно охладилось и почувствовался прилив новых, свежих сил.

Выбираясь из грязной лужи Лёсинхо, смахивая с лица грязь и отряхивая от неё свои руки сказал- мне есть захотелось.

Видя своего друга грязным, Улвас громко засмеялся.

Понимая с чего смеётся его друг, Лёсинхо стал смеяться с внешнего вида смеющегося Улваса.
Мне тоже есть захотелось- смеясь проговорил Улвас.

Так давай — весело крикнул Лёсинхо, полный сил и энергии.

Улвас стал возится с их походными сумками, а Лёсинхо пошёл проверить воткнутые в грязь контейнеры с водой.

Один контейнер был уже почти полон, а два других наполненные более, чем на половину.

Набирается!-радостно крикнул Лёсинхо Улвасу.

Хорошо!-ответил Улвас.

Мужчины немного переместили плащи и опять таким образом сделали себе небольшую тень.

Кушали как всегда молча.

Иногда горячий ветер, обдавал мужчин своей солёной жарой.

Теперь мне понятно-прервав тишину сказал Лёсинхо- почему мне последние капли воды из контейнера показались солёными. Это ветер гоняет соль высыхающего солёного озера по всей этой пустыне.

А мне тоже чувствовалась солёность, тогда перед подходом к самому озеру-вспомнил жующий мясо Улвас.

Здесь тоже солёная вода-продолжил Лёсинхо, показав рукой на влажную стену- видно, что на мох оседает солёная пыль, разносимая ветром, а вода растворяет эту соль.

А ты смелый- вдруг сказал Улвас.

Почему?-спросил Лёсинхо.

Как ты боролся с теми ночными птицами-сказал Улвас улыбаясь.

Да какой там смелый -возразил Лёсинхо- когда они зашуршали своими крыльями по засохшей корке пустыни, я подумал, что они сейчас нападут на меня. Я думал, что умру от страха. Я ведь не знал тогда, испугал я их или они сейчас нападут на нас. Страшно было в полной темноте крутить палкой и не известно с какой стороны ожидать,что мне вот вот оторвут голову.

Вот я и говорю-смелый-повторил Улвас.

А ты почувствовал какие они вонючие?-спросил Лёсинхо.

Да, было немного, ощутил-согласился Улвас.

Жаркий день постепенно перевалил на вторую половину.

После еды попили воды ещё, выжимая её с сорванного мха, ещё раз хорошо при этом отдыхая повалялись в грязи, получая от этого приятное наслаждение.

Один, наполненный контейнер убрали в сумку, два других уже почти наполнились.

Обувь окончательно высохшая на жаре и теперь вся сверкала мелкими кристаллами соли, отмыть её здесь не получилось, так как воды было очень мало, в основном была жидкая грязь.

После нескольких, неудачных попыток отмыть их обувь, Улвас плюнув от безисходности. Он закинул две пары просоленных ботинок,теперь ещё в добавок и грязных в их походную сумку, понимая, что им предстоит опять идти босиком.

Было решено через некоторое время начать движение и подъём в лес. Ночевать на открытой территории они побоялись.

Вид у мужчин был страшный. Вымазанные по уши в грязи, разговаривая между собой они едва сдерживали улыбки. Из чистых вещей, что у них было это только их сумки и плащи. Правда позже при движении мужчин вымазались жидкой грязью и их сумки.

Собрав свои вещи, двое путников двинулись вдоль скалистой стены к промоине. Было жарко, горячий и солёный ветер временами обдувал мужчин, совсем при этом не давая им облегчения.

Где то примерно через час их движения они дошли до своей расщелины, где посреди, всё так же лежала вытянувшаяся по её дну никем нетронутая лиана. Новых, чужих следов на мягкой насыпи не появилось, да и кто их бы мог тут, в этой мёртвой зоне оставить?

Улвас взяв лиану в руки несколько раз сильно дёрнул её, проверив прочность её крепления. У Улваса при подёргивании лианы с рукавов и плеч его рубахи слетали засохшие серые небольшие куски грязи и от этих резких движений от него срывалась светлая пыль..

Осторожный подъём, при помощи лианы трудным для этих двоих не был. Единственное, что доставляло неудобство это босые, в садинах ноги и высокая температура окружающего их воздуха. Постепенно поднимаясь, мужчины приближались к влажному и тенистому лесу.

Осторожно переступали с камня на камень, в трудных местах они передавали друг другу сумки или протягивали друг другу руки в помощь. Несколько раз при подъёме вверх мужчины останавливались отдохнуть. Кое как сидя в этой канаве, упёршись голыми ногами в тёплый, сыпучий грунт, они смотрели на опять появившееся из за горизонта мёртвое, голубое озеро, которое манило своей красотой и спокойствием.

Вот наконец то и показался долгожданный лес с травянистой и лиственной подстилкой и хоть какой то, но всё таки защитой от летающих, ночных тварей с верху.




Голосование:
За - 0 Против - 0
Авторизуйтесь для голосования
Комментарии к работе
Нет комментариев
В Мы ВКонтакте
f Мы в Facebook
Сталкер Зона Творчества

Закрыть окно