Искусство и творчество, воображение и вдохновение – социальная сеть для творческих людей Сталкер. Зона Творчества
СОЦИАЛЬНАЯ СЕТЬ ДЛЯ ТВОРЧЕСКИХ ЛЮДЕЙ
 

Кн. 1. гл. 18. ПОСЛЕДСТВИЯ КОЛОНИЗАЦИИ.



Кн. 1. гл. 18. ПОСЛЕДСТВИЯ КОЛОНИЗАЦИИ.

ПОСЛЕДСТВИЯ КОЛОНИЗАЦИИ.

Лёсинхо проснулся первый. Снаружи было тихо, тепло и ясно. Он осторожно, чтоб не разбудить спящего Улваса вылез из шалаша. Разминая своё ноющее тело, он бросил в костёр несколько сучьев. Заснувший к утру костёр стал нехотя «просыпаться», заявив об этом еле заметным, сизым дымком.

Лёсинхо глотнув из контейнера прохладной воды, сел на мокрое от росы бревно. Почесав не мытую несколько дней голову, уставился взглядом в костёр. Дул тёплый ветерок, лес давно проснувшись, слегка шумел своей листвой.
«Необходимо найти воду» -подумал он- «это цель сегодняшнего дня.»

Мужчина достал из сумки два куска мяса, наколол их на деревянные прутья и приспособив их у разгорающегося костра, окунул их в ароматный дым. Несильный, тёплый ветерок разносил приятный запах по всему лагерю, где двое людей провели эту ночь.

Лёсинхо тихо и осторожно подошёл к шалашу и откинул один плащ на лиану, чтоб шалаш продувался ветерком и там было для спящего Улваса попрохладней.

Вскоре пожилой Улвас зашевелился. Через некоторое время он вылезая из ночного протирал не выспавшиеся глаза.

Привет-не весело сказал он.

Привет-ответил Лёсинхо.

Давно не спишь?-спросил Улвас.

Да нет, тоже только проснулся-ответил Лёсинхо.

Улвас вылез и сел на ствол поваленного дерева. Лёсинхо дал ему контейнер с водой. Сделав пару глотков Улвас вернул ёмкость.

У меня сегодня хорошее желание-начал он разговор-пройти как можно больше.

Да-ответил Лёсинхо- нам это необходимо, у нас кончается вода.

Возьми-сказал Лёсинхо и протянул Улвасу палку с наколотым на ней шипящим, горячим мясом.

Кушай и пойдём-проговорил Лёсинхо..

Улвас взял свой завтрак из рук друга. Кушали не долго и молча.

Закончив завтракать и собирая вещи Улвас сказал- у нас уже одна сумка свободная-можно начинать искать пищу, то есть охотится.

Я не против-ответил Лёсинхо- было бы на что.

Не переживай-сказал Улвас- мы просто серьёзно этим ещё не занимались.

Лёсинхо удивлённо посмотрел на своего друга, не веря в положительные результаты их охоты, их неприспособленных на тех, кто здесь давно приспособлен.

Бросив слегка дымящийся, ещё толком не проснувшийся с прошлого вечера костёр, мужчины тронулись в свой трудный путь.

Лес был таким же как и все двое суток путешествия по нему.

Пройдя недолго несколько сот метров вперёд, перед мужчинами вдруг резко открылся весь горизонт. Лес резко заканчивался обрывом в несколько десятков метров. На сколько могли видеть их глаза, с лева на право под обрывом располагался громадный карьер, оголивший разнообразие грунтов этой планеты.

Горячий ветер сильно обдувал путников, остановившихся на обрывом и оглядывающих скудный, безжизненный пейзаж. Порывы горячего ветра покачивали мужчин своими воздушными потоками. Карьер был не глубокий, вдалеке слева возвышалась громадная гора верхнего плодородного грунта, на котором кое где виднелись зеленеющие чахлые кусты. Посреди карьера, достаточно на приличном расстоянии чуть правее блистало голубизной громадное озеро. Больше красот тут не было никаких. Наоборот вид этого гигантского нагромождения пород и песчаных дюн, нагромождение камней говорило о полной безжизненности данного места.

Улвас сказал-удручающий вид.

Это наши что то здесь добывали-ответил Лёсинхо.

Такое впечатление -продолжил Улвас, что с этой половины планеты сняли кожу, а мясо и кости вынули.

Да- согласился Лёсинхо- но из всего этого, нас с тобой интересует только озеро с водой.

Согласен-поддержал Улвас- больше нам там делать нечего.

Интересно сколько мы потратим времени, чтоб до него добраться?-спросил Лёсинхо, глядя на озеро и оценивая расстояние до него.

Не знаю,-задумчиво сказал Улвас - может день, но сначала нам необходимо найти нормальный спуск туда. Может на этот поиск у нас уйдёт ещё день или два.

Под ногами у стоящих была практическая вертикальная каменная стена и куда не глянь и слева, и справа её вид не менялся. Единственное, что слева высота обрыва с расстоянием постепенно уменьшалась. Но идя в эту сторону, они удалялись тем самым от синеющего озера, расположенного на этой пустынной, открытой территории.

Пойдём туда-кивнув головой влево, сказал Лёсинхо.

Пожилой Улвас не возражал.

Взяв вещи, мужчины отдохнув, разглядывая огромную открывшуюся им территорию, тронулись в путь. Можно даже сказать в обратный путь их движению с плато, где их когда то высадили и в противоположную сторону от далёкого, голубого озера. Это им обоим не нравилось, с каждым шагом их путь к озеру удлинялся, а не уменьшался.

Вылетающий из карьера горячий воздух иногда, своим резким напором, заставлял идущих мужчин шататься. Проблем продвигаться вдоль этого обрыва не было, так как многочисленное количество животных, оказавшихся здесь, на краю карьера, так же как и мужчины двигались вдоль него и протоптали здесь довольно широкую и удобную тропу. Единственное, что при движении в этом направлении звезда своими горячими и яркими лучами била путникам прямо в глаза.

Смотри внимательней-сказал Лёсинхо своему спутнику, который шёл первым, чтоб не встретится нам с какой нибудь тварью на этой звериной дороге.

Хорошо-ответил Улвас и продолжил-это же надо как наши испоганили эту планету. Просто лишили эти места элементарной жизни.

Да,согласен. Наверное здесь они такое натворили, будучи уверенны, что эта планета никогда не будет заселена -ответил Лёсинхо, двигаясь по широкой, натоптанной тропе, разглядывая великую пустошь с громадным голубым озером посередине.

Мы ссыльные и уголовники в этом заселении не в счёт. Мы для них уже не люди, а только устаревшие данные в их картотеках, которые через некоторое время тоже уничтожат — сказал с сожалением Улвас.

Лёсинхо ничего не ответил.

На этой пустой и безжизненной равнине не было видно ни одного животного. Только небольшие, непонятного происхождения воронки в пустынном грунте между озером и скалой, по которой они двигались имелись опять как и везде. Местами равнину разрезали небольшие канавы, которые во время дождей доставляли воду к голубому озеру. Озеро было полностью без растительности и не только озеро, растительности не было на всей территории этого уходящего за горизонт сухого карьера.

Как ты думаешь-спросил Лёсинхо- почему озеро по берегам не имеет никакой растительности?

Не знаю-сразу ответил Улвас- может оно образовалось после этой бури и они не успели вырасти или берега там каменные, а может оно опять скоро полностью пересохнет -закончил Улвас.

Возможно и так-согласился Лёсинхо, но такой ответ его устраивал не полностью. Он продолжал думать об этом чудном, голубом озере. По блуждающим в его голове тревожным мыслям, Лёсинхо понимал, что что то в этом озере было не так...

Кое где звериная тропа по которой они двигались проходила над самым обрывом, а порой углублялась в лес, так как на пути возникали промоины, которые в целях безопасности необходимо было обходить, углубляясь при этом немного в лес.

Мужчины осматривали каждую из возникающих на их пути такую канаву, в надежде по ней спуститься вниз, в этот безжизненный котлован. Но так как края обрыва были каменными-пологого спуска вниз пока не было. Вода здесь во время дождей, в некоторых местах падала водопадом вниз, что не подходило для своего спуска путникам. В поисках спуска они уже потратили пол дня и пока безрезультатно. Они остановились над обрывом отдохнуть. Теперь высота обрыва уменьшилась почти в двое.

Лёсинхо молча, осторожно наклонившись вниз, оглядывал край карьера, кое где он был полностью вертикален. Сильный горячий ветер с разогретой светилом пустоши, трепал его растёгнутую от жары одежду.

Камень стенок обрыва имел оттенки от белого до красноватого. Кое где часть обрыва была засыпана обвалом камней и грунта. Но всё равно расстояние между краем обрыва и началом насыпи на дне пустыни было большим и пока неприступным.

Тут не спрыгнешь, слишком высоко-думал Лёсинхо, оценивая высоту обрыва.

Может спустимся на лианах-предложил Лёсинхо молча сидящему Улвасу.

Я это умею, я немного этим занимался дома- Улвас показал указательным пальцем вверх, в небо, подразумевая планету Югрос.

А ты?-спросил он

Не знаю-ответил Лёсинхо.

Я не советую -сказал Улвас- наши тела тут стали намного тяжелей-боюсь что мы не сможем, сорвёмся под тяжестью собственных тел, руки наши неприспособленные не выдержат.

Ладно, пройдём ещё немного-согласился расстроенный громадной потерей времени в пустую Лёсинхо.

Тёмная, тюремная одежда на сидящих под палящими лучами светила мужчинах быстро намокла от их пота, от окружающей их жары. Этим двоим несчастным очень хотелось пить. Сделав по небольшому глотку и не более, они опять тронулись в путь.

Двигаться приходилось всё так же лицом к безжалостным лучам дневного светила. Они постоянно прикрывали свои лица от ярких лучей звезды свободными от сумок руками или просто наклоняли свои головы и смотрели себе под ноги.

Пройдя ещё около часа, их одежда на горячем, порывистом ветру опять полностью высохла от их пота.

Ещё пройдя некоторое время, чуть впереди себя они наконец то обнаружили удобную промоину. Спуск в пустыню был постепенным, потому что эта канава размытая водой, начиналась в глубине леса, куда свернула и звериная тропа. Эта канава имела небольшую растительность за которую можно было держаться при спуске. Лёсинхо, а особенно Улвас внимательно сверху осмотрели весь предстоящий им спуск.

Тут получиться-сказал обрадованно Улвас- но нарежем немного лиан для своей страховки.

Как знаешь-с радостью согласился Лёсинхо- ты в этом спец, тебе и командовать.

Двигаясь к началу промоины, в лесу Улвас мимоходом подбирал подходящие, растущие там лианы. Выбрав подходящую, он с огромным шумом стягивал её с высоких деревьев. Некоторые лианы с первого раза не поддавались, ухватившись своими ветками и разнообразными усиками за разветвлённые макушки деревьев и тогда Улвасу помогал Лёсинхо.

Улвас срезал четыре многометровые лианы и убрал с них все боковые ростки, ветки и засохшие скрученные усы. Он сплёл лианы между собой и скрутил их в кольцо большого диаметра.

Мы готовы- с небольшим волнением сказал Улвас- пошли. Лианы довольно прочные -продолжил он-но желательно их не брать на излом, могут сломаться.

Хорошо -сказал Лёсинхо и взял обе сумки, чтоб Улвас нёс неудобные кольца из свёрнутых лиан.

Начало канавы было легко доступным для спуска. Мужчины быстро передвигались вниз.

Надо беречь ноги- остановил своей рукой Улвас, торопящегося вниз Лёсинхо- вспомни несчастного толстяка-напомнил он -лучше не торопись.

Постепенно канава расширялась и грунт из мягкой почвы превратился в каменный. Камни были розоватого оттенка как и все стены этого бесконечного в длину обрыва. Кое где ещё росли кусы и при помощи их можно было осуществлять спуск, цепляясь за ними руками. Но некоторые кусты были с шипами и не пригодны для такой помощи. Оставалось полтора десятка метров до мягкой насыпи, которая горой возвышалась у основания промоины. Гора этого осыпавшегося вниз грунта имела небольшие канавки от стекающей по ней во время дождей воды.

Улвас остановился. Взяв лианы за концы, он с силой пустил кольцо вниз разматываться по спуску. Лиана послушно покатившись вниз, разворачивалась вдоль дна каменной канавы. Сплетя замысловатую косичку, Улвас накинул её на небольшое, последнее дерево на их пути вниз, мощные корни которого глубоко уходили в твёрдый грунт между светлых камней.

Взяв одну сумку у Лёсинхо, он начал медленно спускаться спиной вперёд, имея лиану между своих ног, постепенно перебирая её руками. Лёсинхо глянув как это делает Улвас, закинул себе сумку на плечо и тоже осторожно начал спуск.

По мере спуска сила горячего ветра постепенно утихала, мужчины опускались в сильно прогретую светилом безжизненную равнину.

Лиана ещё не успела закончиться как ноги Улваса начали немного тонуть в начавшейся мягкой насыпи грунта уже на дне пустыни.

Перебирая ногами он первый спустился на твёрдую горячую поверхность дна пустыни. Лёсинхо спустился немного позже. Им удалось спуститься в этот безжизненный карьер без каких либо приключений.

Надо будет запомнить это место-прервав тишину Улвас- тут же и обратно будем подниматься.

Лёсинхо как только достиг твёрдого грунта сел на мягкую насыпь, отдыхая. Его ноги слегка тряслись от перенесённого напряжения. Взглянув на грунт под своими ногами он понял, что грунт твёрдый от того, что он был полностью сухим, потому что на том месте где он стоял с Улвасом оказалась другая звериная тропа, состоящая из застывших в сухой грязи следов ног разных тварей. Эта тропа шла вдоль под обрывом и терялась далеко за горизонтом, что спереди, что сзади.

Интересно, а что здесь за тропа?-спросил отдышавшийся Лёсинхо .
Улвас немного подумал и сказал- а это тропа наверное других животных, которые видели наверху растительность и искали подъём наверх и бесконечно блуждали вдоль этих неприступных для них стен этого обрыва.

Улвас продолжил-нам хорошо, что двигаться придётся прямо, пересекая эту пустыню-показав рукой в направлении озера, которое скрылось за близким горизонтом-а то тут мы бы с тобой заблудились бы без ориентиров, надо двигаться к озеру и постоянно оглядываясь запомнить вид этого подъёма, чтоб мы с тобой его не потеряли из вида и не начали потом блуждать вдоль этой каменной вертикальной стены как эти несчастные животные-закончил он, показывая рукой на затвердевшие в грунте бесчисленные и разнообразные следы.

Пошли быстрее-тут очень жарко и безветренно-сказал Улвас.

Мужчины взяв в руки по сумке, быстро двинулись по пустыне, пересекая её поперёк в сторону пока ещё невидимого, голубого озера..

Им было очень жарко идти. Звезда за целый день очень сильно раскалила поверхностную породу этой пустыни до высокой температуры, которая чувствовалась через подошвы их тюремной обуви.

Улвас периодически оглядывался назад-запоминая обратную дорогу.

Голубое озеро скрывалось за горизонтом, который от тепла не имел чётких очертаний и колыхался как жидкий мираж, поднимая в воздух небольшие, неясного очертания колыхающиеся лужицы голубой воды, пока ещё скрывающегося от их глаз озера.


Описание работы:
 


Голосование:
За - 0 Против - 0
Авторизуйтесь для голосования
Комментарии к работе
Нет комментариев
В Мы ВКонтакте
f Мы в Facebook
Сталкер Зона Творчества

Закрыть окно